Бертрис Смолл.

Запретные наслаждения

(страница 3 из 21)

скачать книгу бесплатно

   Именно она открыла мир своей тезке. В то лето, когда Эмили Шански исполнилось семь лет, она вместе с Эмили О. отправилась в свое первое путешествие в Англию, где откровением для нее стали беговая дорожка для пони в Уэльсе и посещение города Бат. После этого каждое лето ей открывались новые чудеса: Европа, Турция, Индия, даже Китай. И Эмили О. не забывала, что ее внучка – американка. Одно лето они провели, путешествуя по Соединенным Штатам в элегантно обставленном трейлере с водителем, чтобы обе могли наслаждаться поездкой. Потом был июньский круиз на Аляску, сопровождаемый полетом на Гавайские острова и визитом на Таити.
   Эмили обожала путешествия, но возвращалась в Англию так часто, как только могла. Сама страна, люди, история завораживали ее. Она целыми днями бродила по Бату и местам Лондона эпохи Регентства. Обожала музеи и книжные лавки. И хотя она росла без родителей, у нее было прекрасное детство.
   Ее горячо любили обе бабки, поэтому она никогда не скучала по Джо и Кэти и твердо знала, как ей повезло расти под присмотром Кейт Шански и Эмили О'Майли.
   Когда Эмили исполнилось восемь, Кэти вышла замуж за Картера Фелпса-четвертого. Эмили вместе с бабками прилетела на свадьбу, и Картер захотел сфотографироваться вместе с ними. Только став старше и мудрее, она поняла, что нынешний сенатор Картер Фелпс-четвертый не желал появления на свет никаких скелетов из шкафа своей жены, когда придет время избираться в сенат. Все же, в общем, он был приличным парнем, и в редких случаях, когда она видела своих единокровных сестру и брата, клан Фелпсов принимал ее радушно и вполне гостеприимно.
   Отец женился, когда ей было почти четырнадцать, и его добродушная жена, смешанной американо-ирландской крови, просила Эмили приехать и жить с ними. Но бабушки не желали ничего об этом слышать. Жена Джо за пять лет брака родила троих сыновей. Не было такого праздника или семейного собрания, на который жена Джо не пригласила бы Эмили и ее бабушек. В этой простой семье Эмили чувствовала себя куда уютнее, чем в утонченном мирке матери.
   Переступив порог, она облегченно вздохнула. Нет, никогда она не сможет жить в большом городе! До чего же хорошо вновь оказаться дома! Ей нужно о многом подумать, проветрить гостевую спальню и приготовиться к приезду гостя.
   На кухне лежала записка от ее домоправительницы Эсси: «Мясной хлеб, пюре и кукуруза в микроволновке. Разогревать две минуты. Увидимся завтра».
   Эмили прочла записку, улыбнулась, сбросила изящные туфельки, которые надевала для визита в город, нажала соответствующие кнопки, накрыла на стол и налила себе бокал вина. Ничего не скажешь, интересный день. И, насколько она знала, впереди еще немало таких дней. И она выдержит все испытания и выйдет победительницей! Так оно и будет!


   – Дорогая моя девочка, мне в высшей степени плевать на то, что ты можешь подумать.
Я выгляжу, как мне угодно, – объявил Джастин Траэрн, герцог Малинкорт, своей создательнице – автору любовных романов Эмили Шанн.
   – Но ты не можешь быть похож на Майкла Девлина, – упрямо возразила Эмили.
   – Ты сама представила меня именно таким, – отмахнулся он и, развернувшись, уставился на себя в зеркало. – Прочти все, что написала. Я весьма красив и вполне доволен собой. Твой последний герой и вполовину не был таким мужчиной, как я!
   Он щелчком сбросил воображаемую пылинку с шелкового рукава своего фрака цвета сливы.
   – Да пошел ты к черту! – раздраженно бросила Эмили. – Если настаиваешь на своем, так и быть, согласна. И что плохого ты нашел в графе Троттлсби?
   – Слишком смазлив для мужчины. И подбородок у него самую чуточку вялый, дорогая моя, – пояснил герцог, после чего, глядя ей в глаза, добавил: – Я хочу, чтобы моя строптивая герцогиня была похожа на тебя. Питаю, видишь ли, слабость к красивым женщинам, особенно с рыжеватыми волосами, как у тебя.
   Коварно улыбнувшись, он небрежно прислонился к каминной полке.
   – Успокойся, наконец, – велела Эмили, – и дай мне подумать.
   Она пристально оглядела его, сознавая, что он очень отличается от других ее героев. Более мужествен, чуть грубоват и, несомненно, куда более опасен, если верить выражению его зеленых глаз, а она подозревала, что так оно и есть. И выглядит как человек, любящий безумный секс.
   Эмили неловко заерзала в большом мягком кресле. Ее героини даже отдаленно не напоминали Эмили Шански, но теперь неизвестно отчего, идея стать строптивой герцогиней Джастина Траэрна казалась чрезвычайно привлекательной.
   – Мне придется написать эротический роман, – сообщила она.
   – Ура, ура, ура! – ухмыльнулся он, но, тут же став серьезным, осведомился: – Насколько вы опытны для подобных произведений, дорогая? Я хочу подарить вам наслаждение, а не шокировать. Видите ли, необходимо принимать в расчет дамскую чувствительность.
   – Какое отношение имеет к этому мой опыт? – рассердилась Эмили. Вот уже несколько лет она пользовалась «Ченнелом» для создания своих книг, чтобы наблюдать сюжетные линии в действии. Это позволяло работать быстрее, но до сегодняшней ночи она всегда была невидимой и немой наблюдательницей – наблюдала за персонажами, созданными ее пером. Сегодня она впервые вступила в беседу с одним из них.
   – Моя дорогая, вы, конечно, понимаете, что хотя «Ченнел» позволяет вам воплотить ваши фантазии, все же не может заменить… скажем, некоторых реальностей истинной жизни, – заметил герцог.
   – А именно? – запальчиво бросила Эмили.
   – Ваши романы из истории Англии, как георгианской, так и эпохи Регентства, всегда были романтическими семейными драмами. Героини оставались целомудренными, герои – отважными. А после свадьбы дверь в спальню новобрачных неизменно закрывалась. Да, поцелуи и ласки были, но вы никогда не позволяли герою положить руку ниже талии одной из ваших дев. И до этой поры супружеские пары никогда не бывали главными персонажами ваших книг. Вы достаточно часто сталкивались с таковыми, но испытывали ли когда-нибудь страсть или хотя бы откровенное желание, чтобы писать о чем-то подобном?!
   – Благодарю вас, но у меня есть немало книг по этому вопросу, – резко ответила Эмили.
   Герцог беззастенчиво расхохотался:
   – Всего этого недостаточно, дорогая моя. Если вы не валялись на смятых простынях, потная и обнаженная, с мужчиной, который хотя бы не противен вам, картинок в одной из этих ваших книг явно недостаточно. На каком личном опыте будет основано описание столь страстной встречи, дорогая? На каких знаниях? Нет, нет, ваша девственность – только помеха. Огромная помеха.
   – Я не говорила, что девственна! – отрезала Эмили, густо при этом краснея.
   – Но ведь так оно и есть? – парировал он. – Тут нет ничего постыдного, дорогая. Мало того, на мой взгляд, это обстоятельство совершенно очаровательно.
   – Но если вы займетесь со мной любовью, – вздохнула Эмили, – я сумею написать то, чего от меня хотят.
   Господи! Она никогда не думала, что придется использовать «Ченнел» для сексуального удовлетворения, подобно многим ее знакомым женщинам. Какой позор!
   – Не могу, – тихо признался он. – О, я вполне способен проделать все необходимые телодвижения, дорогая, но вы ничего не почувствуете, поскольку в реальности так и останетесь невинной. Боюсь, вам придется потерять эту надоедливую девственность в вашей собственной реальности, прежде чем мы сможем насладиться друг другом здесь, в «Ченнеле».
   – И как, черт возьми, мне это удастся?! – взорвалась Эмили. – Поместить объявление в «Эгрет-Пойнт таймс»? «Требуется крепкий джентльмен, готовый лишить меня девственности, чтобы я без помех могла писать эротические книги»?
   Она гневно вскочила и потянулась к ближайшему предмету обстановки, собираясь швырнуть его в голову герцога. Вся эта ситуация невыносима!
   Но герцог ловко перехватил ее руку.
   – Нет-нет, дорогая, эта ваза – один из последних шедевров Джозайи Веджвуда, и мне вовсе не хочется, чтобы вы из-за глупой прихоти его уничтожили. Ответ на вашу проблему крайне прост: вы представили меня в образе кого-то из ваших знакомых мужчин. Очевидно, вас влечет к нему. Соблазните его, дорогая, и все будут довольны. Не понимаю, почему вы сами до этого не додумались! А после, когда дело будет сделано, мы с вами отправимся в восхитительное и, даю слово, безудержно грешное путешествие.
   – Я не знаю, как соблазнять мужчин, – почти печально призналась Эмили.
   – В каждой женщине, моя прелестная герцогиня, кроется знание и умение обольстить любого мужчину, которого она только пожелает, – заверил герцог Малинкорт. – Признайтесь, дорогая, вам никогда не хотелось насладиться «Ченнелом» в полной мере, вместо того чтобы выступать в роли стороннего наблюдателя? Завлеките мужчину, который вам нравится, и получите все, чего когда-либо добивались.
   – Но я всего лишь хочу писать хорошие книги и этим зарабатывать себе на жизнь, – упорствовала Эмили, снова садясь в кресло.
   – Пока в ваших романах не будет эротических сцен, дорогая, вам ничего не добиться. Имеете ли вы хоть крошечное представление о том, как отчаянно молит о поцелуе ваше грустное и тоскливое личико? Вас ведь целовали, верно?
   Эмили кивнула, и герцог легонько коснулся губами ее губ.
   – Вы так милы, дорогая, но мне пока хватает и этого целомудренного поцелуя. Соблазните вышеуказанного джентльмена, чтобы мы смогли пуститься в наше приключение.
   – Но вы не упомянули о любви, – отметила Эмили.
   – Как и вы, – усмехнулся он. – А на свете существует нечто подобное?
   – Не знаю, – честно ответила Эмили, устало прикрывая глаза. – А пока прощайте, Траэрн.
   Она глубже забралась в кресло, а когда открыла глаза, оказалась в собственной постели. Потянувшись к пульту, Эмили выключила телевизор. Но уснуть не смогла, несмотря на то, что часы показывали четыре утра. Небо за окном уже начало светлеть. В большой сосне, росшей на углу дома, нежно ворковала горлинка.
   Траэрн посоветовал соблазнить мужчину. Хорошо ему говорить! Но каким способом можно заманить Мика Девлина в постель? Только он сможет сделать из нее женщину. Но начать хотя бы с того, что неприлично автору сексуально домогаться своего редактора. Все же, если верить сплетням, Девлин из тех, кто может поддаться обольщению. Вчера днем Эмили звонила своей старой подруге, Саванне Баннинг. Саванна также работала на «Стратфорд» и вместе с мужем жила в лондонском предместье. Саванна всегда была в курсе последних событий и слухов. Ее любопытство, как и либидо, было ненасытным. Если у Мика Девлина имеется определенная репутация, Саванна наверняка знает каждую деталь и подробнейшим образом просветит Эмили.
   – Эм! – взвизгнула Саванна, со своим преувеличенным английским выговором, сильно сдобренным акцентом уроженки Южной Каролины. – Как ты там? Какие новости из Нью-Йорка?
   И Эмили начала рассказывать.
   – Значит, старушку Рейчел отпустили на вольные хлеба? Что ж, дорогая, давно пора. Конечно, она очень славная, но сильно отстала от жизни.
   – Рейчел – прекрасный редактор! – мигом ощетинилась Эмили.
   – Но Мик Девлин! Дорогая, ты не представляешь, какая это удача! Он несколько лет был моим редактором. Не люби я так сильно своего старичка Реджи, наверняка затащила бы Мика в постель! Черт! Если он вернулся в Нью-Йорк, кто позаботится обо мне? Кончится тем, что меня прикрепят к старой Прунелле Бейнс-Харрингтон. Нет, она довольно порядочна, но та-а-а-акая зануда!
   – Расскажи мне о Девлине, Саванна, – тихо попросила Эмили.
   – Что именно? – лукаво осведомилась подруга, но тут же хихикнула: – Женщины летят на него, как мухи – на мед, дорогая, но он весьма разборчив. И никого не подпускает к себе достаточно близко, так что ни одной не удалось накинуть на него узду. Правда, обнаружилась такая, которая уже решила, будто протоптала дорожку к его сердцу, пока он не явился на ее день рождения под ручку с какой-то сногсшибательной моделью. Именинница с горя напилась и затеяла драку с вышеупомянутой моделью. К несчастью, та оказалась сильнее, и бедняжка влетела носом прямо в собственный именинный торт. – Саванна ехидно фыркнула. – А почему ты спрашиваешь?
   – Мне с этим человеком работать, а Рейчел рассказала историю о Джей-Пи и Девлине. Я никогда не работала с этим человеком. Какая жалость, ведь мы с Рейчел так хорошо ладили!
   – История насчет Джей-Пи и Девлина – чистая правда, – подтвердила Саванна. – Что еще?
   – «Стратфорд» не возобновит со мной контракта, если я не вставлю в книгу пару эротических сцен, – пожаловалась Эмили. – Ходят слухи, что Мартин решил частично удалиться от дел, но не знает, в чьих руках оставить компанию: Джей-Пи или Девлина. – Она тяжело вздохнула: – Саванна, я пропала. Не умею я писать эротику! Особенно для редактора-мужчины. Я прекрасно работала с Рейчел. Что мне теперь делать?!
   – Дорогая, хотела бы я быть на твоем месте! – с неподдельной завистью призналась Саванна. – Что тебе делать, говоришь? Сдаться на его милость, вот что тебе делать! Ты, кстати, вполне в его вкусе. Умна, остроумна и настоящая красавица. А он как раз находится в том уязвимом возрасте, когда мужчина подумывает остепениться и завести семью.
   – О чем это ты? – удивилась Эмили.
   – Послушай, дорогая, если Мику поручено превратить твою прозу из сентиментальной в эротическую и он потерпит неудачу, мерзкая Джей-Пи получит от Мартина компанию на блюдечке. Но если у вас все получится, Мик будет на коне и вы оба будете жить долго и счастливо. На карте стоит не только его, но и твое будущее. Постарайся извлечь из этого обстоятельства все возможное, – посоветовала Саванна.
   – О чем ты? – повторила Эмили.
   Саванна рассмеялась низким, хрипловатым смехом.
   – Ты сама все прекрасно понимаешь. Заведи роман с Девлином. Соблазни его! Кто знает, вдруг ты выиграешь золотое колечко!
   – Соблазнить своего редактора? Но я не знаю, с чего начать!
   Саванна рассмеялась еще громче.
   – Конечно, знаешь! – заверила она.
   – Но это неприлично! – запротестовала Эмили.
   – Пфф! Наоборот, очень забавно, особенно когда столкнешься с Джей-Пи. При этом от тебя будет исходить типичное сияние на совесть оттраханной женщины, и она поймет, что Мик гоняется за тобой, как мастифф в охоте! Но ты не из тех девушек, кто рассказывает о своих связях! А Джей-Пи в голову не придет спрашивать, но это все равно ее убьет. О, месть так сладка!
   Саванна поперхнулась смехом.
   – О, ты просто ужасна, – упрекнула Эмили, правда, без особого пыла.
   – Он чудесный человек, дорогая. Желаю удачи. Кстати, если подумать хорошенько… я никогда не слышала о твоих любовниках. Вообще ни о едином. Либо ты самая скрытная женщина в мире, либо… – И тут Саванна громко ахнула.
   – Мне нужно идти, Сава, – поспешно попрощалась Эмили, которой вовсе не хотелось вступать в обсуждение своей девственности с Саванной Баннинг, чьи романы, если верить слухам, печатались на огнеупорной бумагe. – Передай привет сэру Реджинальду. До встречи! – добавила она, прежде чем отключиться.
   После этого разговора Эмили долго ворочалась в постели и в который раз задавалась вопросом, как она, с ее полным отсутствием опыта, собирается обольстить умудренного жизнью и утонченного мужчину, каким, похоже, является Майкл Девлин. А ведь всего через несколько дней он приедет к ней на уик-энд!
   И тут откуда-то отчетливо послышался голос бабушки О'Майли:
   – Путь к сердцу мужчины, Эмили, лежит через его желудок.
   Эмили едва не вскрикнула, вспомнив, как он уминал еду в «Фелиситиз». Ничего не скажешь, аппетит у него неплохой.
   – Бьюсь об заклад, ни одна женщина не додумалась готовить для вас, Майкл Девлин, – громко объявила она.
   За ее окном запела птица кардинал, воробьи на сосне хлопотливо чирикали. Часы на каминной полке пробили пять раз. Пожалуй, сегодня ей не суждено заснуть.
   Эмили села и свесила ноги с кровати. Нужно составить меню на уик-энд. Запастись продуктами. И пригласить Рину и доктора Сэма на пятничный ужин, чтобы помочь ей преодолеть застенчивость в общении с Девлином. Подумать только, к ней приедет мужчина, которого Эмили увидит второй раз в жизни! И она задумала соблазнить его! Во всяком случае, попытается. С его репутацией… это, вероятнее всего, будет легко. Говяжьи ребрышки, хорошее красное вино. Шоколадный мусс или трюфели. Он будет мягок, как воск, в ее руках. Потому что Эмили Шански умела не только писать хорошие книги, но и прекрасно готовить.
 //-- * * * --// 
   Следуя указаниям Эмили, Майкл Девлин свернул на шоссе, ведущее в Эгрет-Пойнт. Подумать только, когда он услышал ее голос в трубке, его «дружок» тут же запульсировал и восстал, и Мик снова удивился воздействию, которое производила на него эта женщина. В августе ему исполнится сорок. Далеко не зеленый юнец.
   Вскоре он увидел табличку: «Добро пожаловать в Эгрет-Пойнт. Основан в 1723 году».
   Мик был очарован. От таблички повеяло духом деревеньки в Новой Англии, и все же это не Новая Англия. До города оставалось всего семьдесят пять миль.
   Мэйн-стрит была обсажена древними кленами, только начинавшими зеленеть. На площади красовалась прелестная беседка. Пруд с плавающими утками мирно голубел в тени цветущих вишен. Городок изобиловал маленькими очаровательными магазинчиками. Над некоторыми находились офисы, он даже успел прочесть вывеску, гласившую: «Джонсон и Пьетро д'Анджело, адвокаты». Уличными фонарями служили настоящие антикварные газовые лампы, не те современные подделки, которые так часто встречались ему в других местах.
   Девлин едва не пропустил поворота на Колониел-авеню в дальнем конце городка и мысленно велел себе быть внимательнее, чтобы вовремя оказаться на Фаундерс-уэй.
   – На моей улице всего пять домов, – объясняла Эмили. – Первые два – в подлинно колониальном стиле. Следующие два – в стиле ампир, и только один – в стиле модерн. Я живу в большом ампирном доме. Это не совсем тупик, но что-то вроде. Можете припарковать машину в конце подъездной дорожки. Я буду стоять у окна.
   Он добрался до конца маленькой улочки, заглушил мотор и затаил дыхание, когда она вышла из дома, чтобы встретить его. Черт, какая же она хорошенькая!
   Сегодня на ней были слаксы цвета хаки, ловко подхватывающие круглую упругую попку, и кремовая шелковая блузка. И ни следа помады на губах, и это еще больше возбудило его. Очевидно, Эмили Шански не из тех женщин, кто трепетно относится к собственной внешности. Значит, она достаточно уверена в себе, чтобы не волноваться из-за подобных вещей. В отличие от многих знакомых ему женщин.
   – У вас «хили»! – первое, что воскликнула она, подбегая ближе, чтобы разглядеть его машину. – Шестидесятого года?
   Она осторожно провела рукой по кремовому бамперу.
   – Шестьдесят первого. Я привез его с собой из Ирландии в Нью-Йорк, потом в Англию и снова в Нью-Йорк. Мне сказали, что теперь они большая редкость.
   – В моем гараже стоит такая же, шестьдесят третьего года. Я нашла ее лет пять назад и отдала на реставрацию. Моя – спортивная, но стекла в ней поднимаются.
   – Определенное преимущество на случай дождя, – согласился он.
   – О, как я невежлива, – покраснев, пролепетала Эмили. – Добро пожаловать в Эгрет-Пойнт, мистер Девлин. Заберите вещи из машины, и я провожу вас в спальню. Надеюсь, вы не возражаете пройти через кухню, но, согласитесь, глупо обходить дом, чтобы внести сумку.
   – Мик, – напомнил он. – Друзья называют меня Миком. И я предпочитаю кухонную дверь. – Он взял с заднего сиденья элегантную сумку и пошел на крыльцо кухни. Нос его смешно дернулся. – Кажется, пахнет ростбифом!
   – Я надеялась, что вы не поститесь по пятницам! – выпалила Эмили. – Но если все же поститесь, в морозилке есть лососина, которую я могу быстро приготовить.
   Выражение его лица вполне можно было назвать блаженным.
   – Нет, я не пощусь по пятницам, и ростбиф с кровью – моя любимая еда. Вы, случайно, не догадались запечь несколько картофелин? – с надеждой осведомился Мик. В эту минуту он походил на проголодавшегося мальчишку-школьника.
   – Сэр, что бы я была за ирландка, если бы не подала картофель к говядине? – поддразнила она.
   – Значит, ваша настоящая фамилия О'Шански? – отшутился он.
   Эмили рассмеялась.
   – Моя мать была О'Майли, – объяснила она, – и я живу в доме моей бабушки. Она и бабушка Кейт научили меня готовить. Я могу даже сделать колбасу и испечь пироги.
   – Да вы просто идеальная женщина, Эмили, – польстил он. – Пишете чудесные романы, да еще и готовите.
   «И, бьюсь об заклад, божественно трахаешься», – подумал он, скользя взглядом по холмикам, приподнимавшим шелк блузки.
   Его в жизни так не искушали, и ему придется призвать на помощь все свои силы, чтобы не дать воли рукам.
   Последнее соображение немало удивило его. Он всегда умел сдержаться там, где дело касалось женщин. Недаром его девизом было: «Наслаждайся тем, что они предлагают, но пусть твое сердце остается спокойным».
   – Приберегите свои суждения, пока не сядете ужинать, – посоветовала Эмили. – Пойдемте. Я обещала показать вашу комнату.
   Она поспешила к выходу, и он послушно шагнул за ней.
   В доме оказался большой холл с изящной лестницей. Не успели они подняться, как звякнул звонок и на пороге возникла пожилая парочка.
   – Рина, доктор Сэм! – обрадовалась Эмили и, повернувшись к Мику, пояснила: – Наверху, вторая дверь слева, и спускайтесь поскорее, познакомитесь с моими друзьями.
   Он взбежал по лестнице, но не успел найти комнату, как до него донесся голос Рины:
   – Боже, Эмили, при ближайшем рассмотрении он еще более роскошен! Уверена, что желаешь нашего присутствия за ужином? Будь я на твоем месте, не потерпела бы посторонних.
   Девлин широко улыбнулся.
   – Рина, он все слышит, – прошипела Эмили, краснея.
   – Лично я с места не двинусь, – твердо объявил доктор Зелигман. – Здесь пахнет ростбифом!
   – Можно подумать, я никогда не готовлю, – обиделась Рина, входя в красиво обставленную гостиную и усаживаясь в удобное кресло.
   – Нет, готовишь, конечно, но тебе далеко до нашей Эмили. – без обиняков ответствовал Сэм. – Что будем пить?
   – Если можно, приготовьте коктейли для себя, Рины и Мика, – попросила Эмили. – Я собираюсь подать вино, а вы меня знаете: два бокала, – мой предел.
   Доктор Сэм смешал мартини и только успел налить по стакану себе и жене, как в комнату вошел Майкл.
   Поймав его взгляд, доктор Сэм высоко поднял шейкер и вопросительно склонил голову набок.
   – Мартини? – догадался Девлин.
   – Угу.
   – За ужином будем пить вино, – поспешно вставила Эмили.
   – В таком случае с меня хватит хереса, если он у вас есть.
   – Один херес! – объявил Сэм, отставляя шейкер. – Сейчас будет подано! Я Сэм Зелигман, городской доктор. Моя жена, Рина.
   – Вы подвозили Эмили в город, верно? – спросил Девлин, вспомнив, где видел Рину Зелигман. – Вы сестра Эрона Фишера. Я прав?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное