Бертрис Смолл.

Запретные наслаждения

(страница 2 из 21)

скачать книгу бесплатно

   Фелисити сама вышла их встречать и с улыбкой протянула руки Эмили. Эта хорошенькая, рано поседевшая, темноглазая женщина, как и ее официантки, всегда носила цветастые атласные платья, по моде восемнадцатого века с низким вырезом и широкими юбками. К этому костюму полагались очаровательные белоснежные маленькие чепчики.
   – Когда Сандра позвонила и попросила зарезервировать столик, я понадеялась, что придете вы, – объявила она, целуя Эмили в обе щеки. – Ваш гость уже за столом. Какой мужчина! Кто он?
   – Новый редактор, – мрачно ответила Эмили. – Рейчел ушла на пенсию.
   – Да ну? Хотелось бы мне поработать с ним. Классный малый.
   Вот только этого ей и не хватало! Стоило любой женщине бросить взгляд на Девлина, и она тут же объявляла его классным малым, который непременно поможет Эмили писать эротичную прозу! Интересно, каким образом он это проделает?
   Но стоило ей заметить Девлина, как она тут же споткнулась, словно глупая школьница. Правда, сумела немедленно выпрямиться, чувствуя, как по щекам ползет краска.
   Майкл Девлин вежливо встал.
   – Эрон, рад снова увидеться с вами! – воскликнул он, чуть улыбаясь. Эмили невольно отметила, как он высок. И еще этот бархатистый голос с мягкими мелодичными переливами ирландского выговора.
   Колени Эмили подогнулись. Все это еще хуже, чем она предполагала!
   Она смутно, как сквозь вату, услышала, что Эрон знакомит их, но все же нашла в себе силы протянуть руку. Разглядывая Майкла, она отчетливо чувствовала, что знает его, действительно знает… и все же видит впервые.
   – Мисс Шанн, я счастлив, что мы наконец встретились, – пробормотал Майкл, глядя на нее сверху вниз. – Рейчел не находит слов, чтобы выразить свое восторженное отношение к вам.
   Он выдвинул стул, усадил ее и только потом уселся сам.
   – Вы прекрасно чувствуете атмосферу Англии восемнадцатого-девятнадцатого веков. И умеете добросовестно подбирать материал.
   Иисусе! Да она просто неотразима! Это облако волос и большие васильковые глаза! Так и хочется ее съесть. Как, черт возьми, он будет работать с этой восхитительной малышкой, когда ему не терпится затащить ее в постель?!
   Майкл поражался собственным мыслям. Он впервые в жизни так сильно реагировал на женщину. Чертовски непрофессиональный подход.
   – Вы читали мои книги? – тихо осведомилась она, смутно отмечая, что ее голос доносится как бы издалека. Действительно потрясающий мужчина! И ростом не менее шести футов трех дюймов, со стройной, складной фигурой. Лицо из тех, что словно вылеплены скульптором: больше углов, чем плоскостей. Черные как смоль волосы и темно-зеленые глаза. Господи, да он похож на одного из героев ее книг!
   – Не все, – признался он, – но к тому времени, как вы закончите следующий роман, обещаю ознакомиться с остальными.
Не расскажете, о чем собираетесь писать? Я еще не видел синопсиса книги, но с нетерпением жду, когда он попадет мне в руки.
   – Эмили не пишет синопсисов, – поспешно вмешался Эрон. – То есть может сказать вам, о чем книга, но никаких деталей. Она не любит следовать заранее заданной сюжетной линии. Отдел продаж уже привык к этой ее манере.
   – Я всегда приблизительно знаю, о чем собираюсь писать, – пояснила Эмили Майклу, немного оправившись от шока, вызванного необычной внешностью нового издателя. – Но стоит только начать, как история складывается сама собой. Знаю, это звучит глупо, но иначе я работать не могу.
   – Кто я такой, чтобы спорить с успехом, мисс Шанн? – пробормотал он, чувствуя, как неумолимо твердеет плоть. Какими духами она пользуется, черт возьми? Пахнут сиренью.
   – Что закажем? – спросил Эрон, завидев подошедшую официантку. – Эм, для тебя – как обычно, или сегодня ты хочешь чего-то другого?
   – Нет, – покачала головой Эмили. – Пожалуйста, Эрон, мне – как всегда.
   Эрон заказал для нее салат и лотарингский квич, [2 - Открытый пирог с яйцами и беконом.] а для себя – мини-пирог с курицей, после чего вопросительно взглянул на компаньона.
   Майкл Девлин заказал филе с чеддером и дижонской горчицей в помидорной заливке.
   – Порция большая? – неожиданно спросил он официантку.
   Оценивающе оглядев его, она ответила:
   – Вам понадобится две.
   Майкл обезоруживающе улыбнулся:
   – Значит, две порции.
   – Уверены? – переспросила официантка.
   – Уверен. И постарайтесь подать его с пылу с жару.
   – Для вас – все на свете, милорд, – хмыкнула официантка и поспешила отойти.
   Последовало долгое неловкое молчание. Эмили не смела поднять глаз на нового редактора. К ее невероятному удивлению, в голове бродили игривые мысли. До этого момента она не замечала за собой ничего подобного. Писательницы, по крайней мере благоразумные писательницы, не заводят романов с красавцами редакторами. Впрочем, она раньше не встречала подобных мужчин. Майкл Девлин поистине единственный в своем роде. И кажется, обладает не только внешностью кинозвезды, но и острым умом.
   Она осторожно взглянула на него из-под полуопущенных ресниц. Да, он действительно красив. И, вероятно, страстный любовник. И откуда вдруг взялось ее чрезмерно повышенное либидо? До сих пор урок, преподанный родителями, крепко держался в памяти.
   Эмили Шански была неизменно осторожна во всем, что касалось мужчин.
   Она постаралась взять себя в руки. К ее облегчению, оказалось, что Эрон и Майкл Девлин были погружены в серьезный разговор.
   Официантка принесла заказ, который и был уничтожен в ближайшие четверть часа.
   – Десерт? – спросила официантка, лукаво блестя глазами. Она не раз обслуживала Эмили и знала вкусы последней. – Как обычно, мисс Шански?
   Эмили, широко улыбнувшись, кивнула:
   – Ни один визит в «Фелиситиз» просто не может завершиться иначе. Боюсь, я не могу отказаться от дурных привычек, по крайней мере там, где речь идет о десерте.
   – Мистер Фишер? Сэр? – обратилась к мужчинам официантка.
   – Хлебный пудинг, – ответил Эрон. – Два творожника с лимонным кремом и одно фруктовое пирожное. Кроме того, я возьму с собой полфунта чая в гранулах.
   – А мне заварной крем, залитый карамелью, – потребовал Майкл Девлин.
   Официантка кивнула и удалилась.
   – Что значит «как обычно»? – полюбопытствовал Майкл.
   – Увидите, – усмехнулась Эмили. – Это сложно объяснить.
   – Я заинтригован, мисс Шанн.
   – Пожалуйста, просто Эмили, ведь нам предстоит работать вместе. Можно и я буду звать вас по имени?
   – Для друзей просто Мик. И я уверен, мы с вами подружимся.
   Протянув руку, он сжал ее маленькую ладошку и улыбнулся в синие глаза. Но тут же, словно обжегшись, отдернул пальцы.
   Господи милостивый!
   Она залилась краской. Подумать только, ведет себя как одна из героинь собственных романов! Нет, вернее, как одна из их подружек. Ее героини не были настолько слабохарактерны.
   Слава Богу, что в этот момент принесли десерты вместе с чайником горячего чая.
   – Что это? – удивился Майкл, глядя на тарелку, которую поставили перед Эмили.
   – Очень тонкий ломтик торта Фелисити «Смерть от шоколада» и еще один – пирога с бойзеновой ягодой. Я обожаю и то и другое, поэтому каждый раз мучаюсь, что взять. Поэтому Фелисити нашла мудрое решение. Правда, здорово?
   – Очевидно, у вас нет проблем с весом, – рассмеялся он, беря ложкой крем. – Очень вкусно. Похоже, она использует яйца, настоящие яйца. Моя бабушка, та, что жила в Баллифергусе, готовила нечто подобное. Но, к несчастью, она уже на небесах.
   – Мне казалось, вы родом из Дублина, – заметила Эмили.
   – Там я учился в школе и университете, – пояснил Майкл. – Мои родители погибли в автокатастрофе, когда мне было двенадцать лет. Бабушка Девлин сказала, что позаботится обо мне. Но не была готова круглый год терпеть присутствие двенадцатилетнего мальчишки. Так что я приезжал в Баллифергус только на каникулы. У нас с ней больше никого не было. Странно для ирландской семьи, разумеется. В основном они довольно большие.
   – Значит, у нас с вами есть кое-что общее, Мик, – вздохнула она. Ей понравилось, с какой любовью он говорил о своей бабушке. В голосе звучали неподдельная симпатия и тепло.
   – Эмили растили сразу две бабушки, – вставил Эрон. – Прямо с рождения. Я знал обеих. Чудесные женщины.
   – Ваши родители тоже скончались? – сочувственно спросил Мик.
   – Нет. Они были слишком молоды, чтобы воспитывать ребенка. Кроме того, у них были другие планы – пояснила Эмили, но тут же засмеялась при виде его изумленной физиономии. – Это длинная история, которую лучше рассказать в другой раз.
   Мик Девлин покачал головой.
   – Похоже, ваша жизнь – тоже сюжет для романа, – улыбнулся он, приканчивая свой крем и откладывая ложку.
   Она все больше интересовала его. Практичная женщина с чувством юмора и, очевидно, безудержно романтической натурой! Редкостный экземпляр!
   – О нет! – покачала головой Эмили. – Это всего лишь моя жизнь, и ничего больше.
   Она слизнула шоколадную крошку с уголка губ, думая, что Майкл прекрасно умеет слушать.
   – Итак, – начал Эрон, не дожидаясь очередной длинной паузы, – вам обоим следует обсудить, как придать твоей работе слегка иное направление, дорогая Эмили.
   – Это не называется «слегка», – возразила она. – Я известна лирической, а не эротической прозой. Не уверена, что старого пса можно научить новым трюкам.
   – Вы хорошая писательница, Эмили, и мы не станем торопиться, – заметил Мик. – Ваши преданные читатели будут шокированы, если мы будем действовать слишком поспешно. Но, судя по тому, что продается сегодня, шокированы будут далеко не все. Прежние поклонники непременно купят книгу с вашим именем на обложке, и, кроме того, вы приобретете новых, после того как будут опубликованы рецензии.
   – Вы заранее предполагаете, что рецензии будут положительными? – хмыкнула Эмили.
   – Обязательно будут, – уверил он. – Я уже сказал, вы прекрасный автор и читатели вас любят.
   – Пригласите редактора в Эгрет-Пойнт на уик-энд, – предложил Эрон. – Там вы узнаете друг друга поближе, и работа пойдет легче.
   Эмили удивленно вскинула брови. Мысль о том, что этот человек будет гостить в ее доме, показалась крайне интригующей.
   Пришлось напомнить себе, что его визит будет чисто деловым.
   – Не хотелось бы злоупотреблять гостеприимством Эмили, – поспешно возразил Мик, произнося слово «гостеприимство» с британским акцентом. Господи, уик-энд наедине с этой женщиной будет настоящим раем!
   Пришлось напомнить себе, что его визит будет чисто деловым.
   – Нет-нет, вы, конечно, должны приехать, – заявила Эмили. – Это идеальный выход. Я еще не начала писать, и ваши замечания будут бесценными. Полагаю, лучше всего начать немедленно.
   Правда, в ее голосе не звучало особенного энтузиазма.
   – Прежде чем вы окончательно перепугаетесь, советую писать как раньше и удалиться в безвестность, – искренне посоветовал Мик. Их взгляды на миг встретились.
   – И тут вы правы, – призналась она, удивляясь, откуда он успел узнать ее так хорошо. – Видимо, иного выхода нет: придется вставать на новые рельсы.
   – Итак, пожалуй, стоит сразу договориться о дате, – вставил Эрон.
   Что происходит? Он чувствовал, что между Эмили и новым редактором что-то есть! Но как такое может быть? Они и знакомы-то меньше двух часов! А у Эмили не было любовника. Да и был ли когда-нибудь? Однако он точно знал, что она не лесби. Значит, что-то тут неладно, только вот что именно?
   Зазвенел мобильный, и Эмили взяла плоскую сумочку, висевшую на спинке стула.
   – Простите, мне придется ответить. Рина! Где ты? Вот как? Хорошо. В «Фелиситиз». Буду готова.
   Она закрыла флип телефона.
   – Это Рина. Собралась домой. Через десять минут заедет за мной сюда, если, конечно, не застрянет в пробке. Эрон, она предупредила, чтобы вы никуда не уходили.
   – Ой-вей! – жалобно взвыл агент и, повернувшись к Девлину, пояснил: – Это моя сестра! Эмили, вы говорили, что она проводит день в салоне Клингера. Разве не так?
   – Она сказала, что, на ее вкус, там слишком много анорексичных матрон с лошадиными лицами и дорогими силиконовыми грудями. Она сделала маникюр, педикюр и чистку лица. Сами знаете, Эрон, теперь Рина не слишком любит город. Стала настоящей сельской девчонкой. Она и Сэм обожают Эгрет-Пойнт.
   – Кто бы мог подумать что девушка с Риверсайд-драйв и Восемьдесят первой стрит может быть счастлива в местечке с названием Эгрет-Пойнт!
   – Да там собрались, можно сказать, сливки общества! – притворно возмутилась Эмили.
   Эрон хмыкнул, но тут же вернулся к делу:
   – Итак, когда Мику приехать? В этот уик-энд? В следующий?
   – Мне все равно. Как решит Мик.
   В этот уик-энд он хотел взглянуть на сдающийся в аренду маленький летний домик в Монтоке, но такие всегда можно найти, особенно если не торговаться слишком рьяно. Кроме того, он хотел узнать больше об Эмили Шански, иначе говоря – Эмили Шанн.
   – Пожалуй, я приеду в ближайший уик-энд, – сказал он глубоким, мелодичным голосом. – Я вернулся полтора месяца назад и не провел ни одного уик-энда в провинции. Мне нравятся маленькие местечки. Где порекомендуете остановиться?
   – Эрон даст вам мой телефон. Позвоните, и я подробно объясню, как ехать. Разумеется, вы остановитесь у меня, – выдохнула Эмили. Высокий красавец с ирландским выговором, разгуливающий по городку, несомненно, привлечет внимание окружающих. Если она удержит его в доме и саду на весь уик-энд, вряд ли кто-то увидит гостя и по городу не поползут сплетни о симпатичном парне и Эмили Шански.
   – Вот и хорошо, – облегченно вздохнул Эрон, радуясь, что все улажено. Он позволил Майклу оплатить счет, захватил коробку с пирожными и мешочек с чаем, попрощался с Фелисити, представив перед уходом Майкла Девлина.
   Едва они успели выйти на Мэдисон-авеню, как подкатил «лексус» Рины. Она погудела и помахала им рукой.
   – До свидания, Эмили, – улыбнулся Мик. – И до встречи. С нетерпением жду уик-энда. Эрон, не волнуйтесь, думаю, дело пойдет. Я вам позвоню.
   Повернувшись, он направился вниз по улице. Рина подобралась ближе к обочине и распахнула дверь:
   – Привет, старший брат! Когда вы с Керком навестите нас, чтобы открыть коттедж?
   – Я спрошу у него, – пробормотал Эрон. – Выглядишь п'госто пьевосходно, Рина. Похудела?
   – Иди в задницу, лапочка! Да, и позвони мне! – крикнула Рина и, подождав, пока Эмили сядет и пристегнется, нажала на газ и влилась в полосу уличного движения.
   – Пока, Эрон! – попрощалась Эмили, прежде чем Рина подняла стекло до самого верха.
   – Что это за милашка был с вами? – затараторила Рина Зелигман, не успела Эмили опомниться. – Боже! Высокий красавец брюнет! Таких нынче почти не осталось! Надеюсь, он не гей? Или все-таки один из дружков Эрона и Керка? И почему вы обедали вместе?
   – Он мой новый редактор, – пояснила Эмили. – Рейчел ушла на пенсию. Это долгая история.
   – И путь у нас тоже долгий! Так что начинай, лапочка!
   Рина Зелигман, урожденная Рина Фишер и младшая сестра Эрона, была женой всеми любимого в Эгрет-Пойнт доктора. Ее муж лечил Кейт Шански и Эмили О'Майли до их последнего часа. Рина знала их внучку Эмили почти всю свою жизнь. По правде говоря, молодая женщина, сидевшая рядом с ней, была ровесницей ее старшего сына.
   Она молча слушала, как Эмили рассказывает об утре, проведенном с Эроном, и ленче с новым редактором.
   – Эрон не хочет предложить твои книги другому издателю? – спросила Рина.
   – Полагаю, это окажется крайней мерой, – медленно произнесла Эмили, – но не будет иметь особого смысла, поэтому лучше избегать подобных шагов. Я связала свою судьбу со «Стратфордом». Даже с моим именем и огромными тиражами начать снова будет трудно.
   – Меня чертовски бесит тот факт, что во всем этом нет твоей вины! – выпалила Рина.
   – Рейчел права: я всего лишь пешка на их шахматной доске. Если я хочу припереть к стенке эту королеву стервоз, придется следовать правилам игры. Джей-Пи Вудз плевать на меня. Она всего лишь добивается, чтобы Мартин сделал ее руководителем издательства. Тогда она может без помех отплатить Мику Девлину за унижение.
   – Думаешь, что сумеешь работать с ним? – озабоченно спросила Рина. – То есть даже не попытаешься немного пофлиртовать? Он просто возмутительно красив. И я рада, что он не голубой. Вот была бы жалость, если такой красавчик пополнит ряды геев! Правда, будь он гей, мы все могли бы подружиться и вызвать кучу сплетен в городке.
   – Мне он показался славным малым, – заметила Эмили. «Славный», конечно, не совсем то слово, которым она хотела бы охарактеризовать Мика, но и оно сойдет. Разве может она признаться Рине, что думает только о том, как бы оказаться на пляже голой рядом с этим человеком, которого только что встретила…
   – Славный? Да он роскошный мужчина! – воскликнула Рина с таким энтузиазмом, что «лексус» слегка вильнул. – Черт, будь я в твоем возрасте!
   Эмили рассмеялась:
   – Да ты не посмотрела ни на одного мужчину с тех пор, как познакомилась с Сэмом. Мало того, когда смотришь «Ченнел», именно он выступает в роли твоего героя.
   – Интересно, откуда ты узнала? – негодующе ахнула Рина.
   – Не помнишь? Ты так и сделала, когда впервые показала мне «Ченнел». И добавила, что при этом вспоминала вашу молодость.
   – Я слишком много болтаю, – пробормотала Рина. – А вот для чего ты пользуешься «Ченнелом»? Правда, это ужасно забавно? – Она лукаво усмехнулась.
   – Я всего лишь наблюдаю, – оправдывалась Эмили. – Представляю персонажей своих книг, проигрываю ситуации. Это дает мне возможность посмотреть, реалистична ли сцена или просто глупа.
   – И ты не ставишь себя на место героини? – изумилась Рина.
   – Господи, конечно, нет! Да и зачем мне это?
   – Хотя бы затем, что у тебя нет мужчины. Неужели у тебя никогда никого не было, Эмили? Не думала, что Кейт и Эмили О'Майли настолько строго тебя воспитали.
   Эмили долго думала, прежде чем ответить:
   – Знаешь, Рина, думаю, у меня никогда не было настоящего парня в полном смысле этого слова. Нет, я ничего не имею против мужчин и в колледже часто встречалась с парнями. Но ни один не затронул сердца. Да и занята была очень, зато перед глазами всегда имелся пример моих родителей. Было такое чувство, что как только я перешла в старшие классы, всем в городе не терпелось удостовериться, не натворю ли я того же, что моя мать и Джо. Тем более что училась я у тех же преподавателей. Поэтому я сдала экстерном, чтобы поскорее убраться из Эгрет-Пойнт. Правда, потом вернулась.
   – Но в школе тебя все любили, – возразила Рина. – И четыре года подряд ты была президентом класса.
   – Просто никто, кроме меня, не хотел этим заниматься, – усмехнулась Эмили. – Кэти и Джо были настоящими королем и королевой школы. Я же – просто симпатичной девчушкой. О, я ходила на все школьные матчи и мероприятия, и даже на танцы, но никогда не подпускала мальчишек близко. Кстати, я и колледж постаралась закончить всего за три года. Уэллесли, как моя мать. В Уэллесли парней не принимают. И как раз перед тем, как я получила диплом, Эрон продал в «Стратфорд» мою первую книгу, а все остальное – уже история. Я стала писательницей. Нужно было делать карьеру, и на мужчин не оставалось времени. Впрочем, когда я вижу некоторых девушек, с которыми училась в школе, неизменно думаю, что ничего такого особенного я не упустила.
   – Нельзя упустить то, о чем понятия не имеешь, лапочка, – категорично заявила Рина, сворачивая на шоссе, ведущее в Эгрет-Пойнт. – Или все-таки имеешь?
   – Я соблюдаю Пятую заповедь, – отмахнулась Эмили. – Кроме того, замкнутая личная жизнь придает мне больше таинственности. Люди гадают, какую тайну я столь тщательно оберегаю. И я не хочу, чтобы ты продала мою историю в «Стар».
   – Можно подумать! – фыркнула Рина. – Хочешь поужинать со мной и Сэмом?
   – Спасибо, предпочитаю отдохнуть. Я очень нервничаю, когда приходится ездить в город, да и сегодняшний день был для меня потрясением. Посижу за бокалом вина и обдумаю все, что сегодня случилось. И мой новый редактор приезжает на уик-энд, но только попробуй обмолвиться хоть одной живой душе!
   – Зачем он приезжает? – немедленно выпалила Рина.
   – Хочет поработать со мной. Направить новую историю в более эротическое русло.
   – И каким образом он собирается это сделать? – осведомилась Рина, многозначительно вскинув только что выщипанные брови.
   – Понятия не имею. Эротическая проза – это совершенно новый жанр для меня.
   – Где он остановится? В «Инн» или в «Мотеле шесть»?
   – У меня в доме, – коротко ответила Эмили.
   – Вот как? – хмыкнула Рина, останавливаясь перед домом Эмили.
   – И что тут такого? – вскинулась Эмили. – Причины чисто практические: не хватало, чтобы в городе пронюхали, что ко мне приехал шикарный мужчина. Злые языки не успокоятся, пока не решат, что между нами роман. Мик Девлин – прекрасный человек и, судя по словам Рейчел, хороший редактор. Мы оба можем потерять работу из-за этой сучки Джейн Патриши Вудз. Не знаю, что нашел в ней Мартин, но тут уж ничего не поделать. Поэтому Мик поможет мне написать сексуальный роман и сохранить мою карьеру, а я, в свою очередь, помогу этим спасти его должность. Вот и все, ничего личного.
   Эмили потянулась к ручке двери.
   – Спасибо, что подвезла. Если бы не ты, я все еще тряслась бы в поезде. – Перегнувшись, она поцеловала Рину в щеку. – Это передай Сэму.
   – Бесстыдница! – фыркнула Рина.
   Эмили ухмыльнулась и, выйдя из машины, захлопнула дверь.
   Рина вновь погудела и, пролетев по Фаундерс-уэй, свернула на Колониел-авеню, к своему дому на Энсли-Корт. Посмотрев ей вслед, Эмили направилась к дому по кирпичной дорожке. Старое красивое здание было выстроено в шестидесятых годах восемнадцатого века. Здесь росла ее мать. Рядом стоял почти такой же, где рос ее отец. Оба дома были выстроены Барнабасом Данемом, потомком одного из первых поселенцев Эгрет-Пойнт, в качестве свадебных подарков для его дочерей-близняшек. Мэри Энн Данем Смит и ее муж погибли в 1912 году на «Титанике». В 1922 году их единственная дочь продала дом Джереку Шански, и в 1923 году тут родилась бабка Эмили. Элизабет, сестра Мэри Энн, тоже родила дочь, которая вышла замуж за Патрика О'Майли. Их внук Майкл родился в этом доме в 1925 году.
   Эмили унаследовала оба дома после смерти своих бабушек и стала сдавать дом Шански, потому что не могла найти в себе силы продать его. Она воспитывалась в этом доме, как ее отец и дед. Но сейчас жила в доме О'Майли. Ее бабка со стороны матери, известная как Эмили О., обладала удивительным вкусом, и вся обстановка очень импонировала ее внучке. Кроме того, она считала, что отчасти из-за Эмили О. и стала писательницей. Бабушка знала много удивительных историй и сама могла бы писать книги.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное