Бертрис Смолл.

Запретные наслаждения

(страница 19 из 21)

скачать книгу бесплатно

   – Саванна Баннинг вызвалась написать хвалебную рецензию, – объявила она наконец.
   – Великолепно! Я сама думала попросить ее. Вы ведь подруги, не так ли?
   – Совершенно верно.
   – И это она дала вам несколько полезных советов относительно эротических сцен? – жеманно хихикнула Джей-Пи.
   – Честно говоря, так и было.
   «Она предложила соблазнить редактора, и я так и сделала. Пусть все видят, до чего же здорово все обернулось».
   – Но вы вряд ли поделитесь ее секретами со мной? – не унималась Джей-Пи.
   Эмили выдавила смешок.
   – Ну что вы, Джей-Пи. Необходимо хранить в тайне секреты ремесла!
   – Разумеется, и, кроме того, для меня важнее всего результат, – деловито ответила Джей-Пи. – А теперь вот что: рождественская вечеринка в «Стратфорде» назначена на двадцать третье декабря, и мы вас приглашаем. Там будут главы всех больших дистрибьюторских фирм. Мартин посылает за вами машину. Салли или моя секретарь пришлет подробности электронной почтой.
   Эмили вовсе не хотелось ехать в Нью-Йорк, особенно за два дня до Рождества. Пробки будут кошмарные! Но приглашение больше походило на приказ, так что отказаться невозможно.
   – Жду с нетерпением, – ответила она. – И спасибо за то, что позвонили. Я рада, что вам понравилась книга.
   – Это чистая правда, Эмили. Желаю удачной работы. С нетерпением предвкушаю чтение вашей новой книги. До свидания.
   Очередной щелчок, и голос Джей-Пи стих.
   Эмили поставила телефон на зарядное устройство.
   Черт и еще раз черт!
   Теперь придется приготовить все до двадцать третьего! И при этом вертеться как белка в колесе. Но это ее первое Рождество с Девлином, и Эмили хотела, чтобы все было идеально. Про себя она решила, что если он не скажет ей о своей любви, она нарушит основное правило женщин и признается ему сама. Чем это кончится? Он может попросту сбежать. Такое вполне вероятно, но вдруг Рина права и ее исповедь придаст ему храбрости открыть собственные чувства? И тогда у них тоже есть будущее! А Эмили Шански хотела этого будущего сердцем и душой. На подготовку у нее есть две недели.
   К девятому она сумела написать все рождественские открытки, а десятого – отдать на почту.
   – Как раз вовремя, Эм, – сказал почтмейстер Бад Крэнстон, когда она протянула ему пластиковый пакет, набитый открытками. – Работаешь как часы: каждый год десятого декабря открытки уходят по адресам. Пат велела спросить, когда выйдет новая книга. Будет что почитать долгими зимними месяцами.
   – Передайте, что книга выйдет не раньше апреля. Мне очень жаль, – улыбнулась Эмили. – Счастливого Рождества тебе и семье. Дети здоровы?
   – Ждут не дождутся Санты, – ухмыльнулся Бад, помахав ей на прощание.
Эмили поспешно отступила от окошка, давая пройти следующему посетителю.
   Бад и Эмили вместе ходили в школу. Кто бы мог подумать, что она станет знаменитой писательницей? Правда, слава ничуть ее не испортила. Эмили по-прежнему осталась славной девушкой из маленького городка, у которой всегда находилось приветливое слово для знакомых.
   Наступила пора покупок, и Эмили в основном предпочитала местные магазины, а то, что не могла приобрести здесь, заказывала по каталогам. Теперь, когда горы подарков громоздились в гостиной, оставалось только завернуть их в яркую бумагу и перевязать лентами. В субботу приехали Рина и доктор Сэм, и они отправились на елочную ферму, чтобы выбрать рождественские елки, из тех, что уже были срезаны. Даже в детстве у Эмили не хватало духу выйти в посадки, показать на растущее дерево и попросить срубить его. Другое дело, если оно уже срублено. Бабушки всегда смеялись над ней, утверждая, что внучка чересчур добросердечна, и Эмили неизменно соглашалась с ними. Сэм не зло ворчал, когда вместе с рабочим увязывал на крышах машин три дерева. Эмили всегда покупала два: одно, высокое, для гостиной и маленькое – для столика в столовой.
   Привезенные деревья поставили в ведра с водой и сахаром. Двадцать первого декабря Эмили и Эсси закрепили их в стойках. Следующие несколько дней уйдут на то, чтобы украсить ели. Но в тот день Эмили слегла с простудой. День выдался холодным и сырым, моросил дождь, но, слава Богу, хоть снега не было!
   Несмотря на романтическую песню, белое Рождество было весьма редким явлением в Эгрет-Пойнт. Но красивая блондинка, читающая прогноз погоды по телевизору, обещала семидесятипроцентную вероятность снегопада двадцать второго числа, пропади все пропадом!
   – Хорошо, что утром я уезжаю, – заметила Эсси. – Но мне не хочется оставлять вас в таком состоянии, мисс Эмили, особенно на Рождество!
   – Но вы планировали поездку во Флориду с сыном и семьей чуть ли не за год, – возразила Эмили. – Ничего со мной не случится, тем более что мистер Девлин обещал приехать.
   – Ну… если вы так уверены… – нерешительно пробормотала Эсси, хотя знала, что Эмили в любом случае никогда не попросила бы ее отказаться от долгожданной поездки. – Тогда я пойду. Такси должно заехать за нами в шесть утра. Подумать только, завтра к этому времени я буду лежать у бассейна отеля!
   – Поплавайте там за меня, – попросила Эмили, обнимая ее. – Веселого Рождества. Увидимся второго января.
   – Спасибо за рождественский подарок, мисс Эмили, – поблагодарила Эсси, натягивая перчатки.
   – Я подумала, что немного наличных пригодятся больше, чем фланелевая ночнушка, особенно в свете вашей поездки, – широко улыбнулась Эмили.
   – Так и есть, – согласилась Эсси. – Веселого Рождества, мисс Эмили. Надеюсь, все ваши заветные желания исполнятся. И передайте от меня привет вашему красавчику мистеру Девлину.
   Подмигнув, она поспешила к выходу.
   Эмили закрыла за ней дверь с большим венком из сосновых веток. В комнате пронзительно зазвонил мобильник.
   Эмили поспешно открыла флип.
   – Алло?
   – Привет, ангелочек, – промурлыкал в ухо голос Майкла.
   – Майкл! Где ты? Уже дома?
   – Все еще в Лондоне. Возникли кое-какие обстоятельства. Расскажу подробно, когда приеду домой, но поверь, ангелочек, мы будем вместе во что бы то ни стало! Вернусь как раз к пятничной вечеринке в «Стратфорде». Снег уже пошел?
   – Слава Богу, нет. Я мечтаю о солнечном зеленом Рождестве, но на завтра и в четверг предсказан снег. Будем надеяться, что синоптики, как всегда, ошибаются и мы отделаемся дождем.
   – Настоящая мадам Скрудж, – поддел он.
   – Ты нашел рождественский пудинг? – забеспокоилась она.
   – В маленьком магазинчике, где его делают сами хозяева. Пудинг уже лежит в чемодане.
   – Только не позволяй таможенникам его конфисковать, – предупредила она.
   – Я попросил положить его в коробку, завернуть в яркую подарочную бумагу и перевязать огромным бантом, – объяснил он. – Скажу, что это подарок для моей тетушки, засушенной старой девы.
   – Прекрасно! – обрадовалась Эмили. – У каждого таможенника имеется по крайней мере одна такая тетушка.
   – Эмили! Я истосковался по тебе. Последние недели были такими одинокими! И я хочу в Эгрет-Пойнт. Там по-прежнему все окна открыты? – с легкой тоской спросил он.
   – Их не закрывают до самого Нового года.
   Он скучает по ней! Ему одиноко без нее! Почему же, черт возьми, он молчит об остальном?
   – Я тоже соскучилась по тебе. Правда, у меня минуты свободной не было. Дом украшен снаружи и изнутри. Гирлянды и венки повешены. Две ели. Одна, в столовой, уже украшена. Я работаю над той, что в гостиной. В сочельник у меня открытый дом, Девлин. Ты еще будешь со мной или предпочитаешь праздновать в городе?
   – Издательство закрыто на рождественские каникулы. Можно, я проведу всю неделю с тобой? Или хочешь приехать в город и пожить у меня?
   – Останься со мной, – попросила она мягко, многозначительно. – Кроме того, у тебя однокомнатная квартира. Ты сам говорил, что места не хватает, даже чтобы держать кошку, а я куда больше кошки.
   – Но что подумают соседи? – засмеялся он.
   – Пропади пропадом все соседи! – отрезала Эмили. Он тихо рассмеялся.
   – Можешь продержаться и быть хорошей девочкой, пока я не вернусь?
   – Если мне будет позволено стать скверной девчонкой, когда мы будем вместе, – лукаво объявила она.
   – У меня для тебя огромный подарок.
   – А у меня – идеальное место для его хранения.
   – Ты меня заводишь, – признался он.
   – У меня рука в трусиках. О! Я уже мокрая! Вот что делается со мной при звуках твоего голоса.
   – А я в постели, – ответил Девлин. – И глажу своего «дружка». Он уже твердый. Вот что делается со мной при звуках твоего голоса.
   – Заставь себя кончить, – призывно пробормотала она. – Я и сама сейчас кончу. Мне так приятно, Девлин! Жаль только, что это всего лишь мой палец. А не твой язык!
   – Мой «петушок» стоит как часовой! Но как жаль, что ты далеко! Погоди. Дай добраться до дома, и я затрахаю тебя до умопомрачения!
   Он услышал, как ее дыхание участилось.
   – Ооооо! – застонала Эмили. – Это было здорово, но не так, как с тобой, милый!
   – Иисусе! – простонал он. – Что за зряшная трата доброго семени! Пришлось испортить два платка! Черт возьми, я хочу тебя, ангелочек! Больше не желаю секса по телефону, даже с тобой, но через океан!
   – Тогда тащи сюда свою красивую ирландскую задницу, Девлин! – воскликнула Эмили.
   – Как только смогу, – со смешком заверил Девлин. – Еще несколько дней – и я дома. Спокойной ночи, милая.
   – Спокойной ночи. Постарайся увидеть меня во сне.
   Она чмокнула трубку и, к своему восторгу, услышала такие же звуки в ответ.
   Эмили закрыла телефон и зажмурилась от счастья. Дом. Он назвал Эгрет-Пойнт домом.
   Она улыбнулась, но тут же чихнула. Черт! Ей стало хуже, а ведь нужно еще украсить большую елку в гостиной! Завтра. Она все закончит завтра. А сегодня поужинает куриным супом Рины и ляжет в постель.
   На следующий день Эмили собралась с силами и довершила работу над большой елью. Хорошо, что они вместе с Эсси начали украшать дерево еще вчера и верх уже увешан игрушками. Сейчас у нее просто не хватило бы сил залезть на стремянку, но, к счастью, осталась лишь нижняя половина.
   Она стала осторожно вынимать игрушки из оберток. Большинство были старинными, просуществовавшими в ее семье свыше ста лет. Ее любимой игрушкой был тощий Санта-Клаус, о котором всегда говорили, что он страдает от морской болезни.
   Но ей по-прежнему было плохо.
   К полудню работа была закончена, и, учитывая, что завтра нужно ехать в город, Эмили решила отдохнуть. К тому же она начала кашлять, но, как ее ни страшила поездка, ничего не поделать: это бизнес и нужно непременно быть на вечеринке. Туда собираются и Эрон, и Девлин. Труднее всего будет притворяться, что они всего лишь работают вместе.
   Аппетита не было совсем, но она доела суп Рины, сделала себе сандвич с арахисовым маслом и желе, который запила стаканом теплого молока. Поев, она поднялась наверх и проглотила таблетки от простуды.
   Выглянув в окно, она увидела, что идет снег. Может, его навалит столько, что она не сможет пробраться в город.
   Эмили забралась в постель и мгновенно заснула, хотя не было еще и восьми вечера.
   А когда проснулась наутро, снег еще шел. Эмили чувствовала себя немного лучше и поэтому снова приняла лекарство от простуды, действующее двадцать четыре часа.
   Глядя в зеркало, она подумала, что всего через двенадцать часов будет дома, и эта мысль придала ей бодрости.
   Эмили приняла душ, вымыла голову, вытерлась и высушила волосы, прежде чем вернуться в спальню. И все равно ее било в ознобе. Часы пробили девять. Времени еще много.
   Эмили завернулась в розовый флисовый халат, спустилась вниз, приготовила овсянку с яблоками и корицей и полила густыми сливками, отчего каша стала еще вкуснее. Она запила овсянку горячим чаем и снова легла в постель. Ничего, не так уж ей плохо.
   Эрон позвонил и напомнил, что машина приедет в полдень. У нее два с половиной часа, прежде чем начинать одеваться.
   Она поставила будильник на одиннадцать пятнадцать и мирно заснула. Когда она открыла глаза, в окно светило солнце. Метель улеглась, и с мостовой уже убрали снег. Не повезло!
   Эмили со вздохом натянула кремовые шелковые трусики и такой же лифчик. Она не собирается ехать на вечеринку без нижнего белья, и Девлину придется с этим примириться.
   Она никак не могла решить, что надеть: платье-саронг или кремовые слаксы и того же цвета кашемировую водолазку, но вспомнила про снег и остановилась на втором варианте. Натянула на ноги тонкие кашемировые носки и надела полусапожки от Феррагамо, из кожи цвета шоколада. Простой макияж: синие тени, тушь, румяна и помада. Элегантные дорогие украшения, золотая с серебром брошь на левой груди, серьги того же дизайна, прекрасный чеканный серебряный браслет Эмили О. на правом запястье и золотые часы «Сейко» на левом.
   Она выбрала маленькую сумочку-папку из кремовой кожи, где помещались маленькая щеточка, губная помада, крошечный пробник ее любимых духов, темные очки, бумажные салфетки, кредитка, пакетик карамели с витамином С и сотовый. Еще раз посмотрелась в зеркало и взбила волосы. Обычно они выглядели лучше, но что поделать, если она больна? Как-нибудь переживет день!
   Поспешив вниз, Эмили вынула из шкафа длинное пальто из верблюжьей шерсти, положила в карман перчатки и взяла с полки ирландский шерстяной берет. Она простужена! И в такую погоду лучше не снимать шапочку, иначе ей станет хуже!
   Тут в дверь позвонили. На пороге стоял водитель.
   – Добрый день, – поздоровалась Эмили. – Надеюсь, дорога была не слишком тяжелой?
   – Нет. Подъездная аллея чистая, и дороги тоже. Вижу, у вас хорошая дорожная служба. Я Фрэнки. Готовы, мисс Шански?
   – Они прислали ленч или мне придется захватить сандвич?
   – Должно быть, вас очень ценят. На заднем сиденье есть маленькая корзинка. Только скажите, когда собираетесь остановиться и поесть.
   – Я привыкла есть на ходу, – отмахнулась Эмили. – Не стоит останавливаться ради меня, но все равно спасибо.
   Она надела пальто и потуже стянула его поясом.
   Водитель помог ей сесть в машину, накинул на колени толстую флисовую полсть, уселся сам и выехал на дорогу. Эмили окатило волной внезапной усталости. Закрыв глаза, она задремала, а когда проснулась, увидела, что они подъезжают к городу. На часах уже половина второго. Она проспала полтора часа! Но сон оказался лучшим лекарством.
   Она потянулась за корзинкой. Там оказался термос с куриным супом. Эмили налила его в крышку, пригубила и зажмурилась от удовольствия. Вкусный и еще горячий!
   К термосу прилагался пакетик с двумя круассанами, начиненными тонкими ломтиками сыра и ветчины. Она с аппетитом съела все, гадая, почему, когда ты болен, чужая еда кажется вкуснее, чем на самом деле.
   Закрыв корзинку, она посмотрелась в зеркало и накрасила губы.
   Движение было кошмарным: еще бы, два дня до Рождества. Только идиот поедет в город в такие дни! Но, очевидно, мир полон идиотов!
   Кругом выли автомобильные клаксоны.
   – Кретины! – возмутился водитель. – Можно подумать, от их гудков остальные машины исчезнут как по волшебству!
   Не выдержав, он выругался, когда черный лимузин с тонированными окнами попытался их подрезать. Фрэнки едва удержал машину от столкновения.
   – У меня приказ заехать за мистером Фишером, – сообщил он. – Вы его знаете?
   – Он мой агент, – пояснила Эмили. Вот и хорошо! Будет время поговорить до того, как они остановятся перед зданием «Стратфорда».
   Эрон уже ждал на тротуаре и, усевшись в машину, попытался поцеловать Эмили в щеку, но та поспешно отстранилась и предостерегающе подняла руку.
   – У меня кошмарная простуда, – пояснила она.
   – Вам не следовало приезжать! – расстроился Эрон и, приложив руку ко лбу Эмили, окончательно всполошился: – По-моему, у вас жар. Что сказал Сэм?
   – Я не звонила ему, и не нужно зря волноваться. Позвоню, когда приеду домой. Но вы не хуже меня знаете, что мое присутствие обязательно. Прошлой ночью и сегодня утром я приняла таблетки от простуды, так что, думаю, сумею продержаться. Сама Джей-Пи позвонила мне, чтобы пригласить на вечеринку. Она в восторге от книги, а это прекрасные новости.
   – Знаю, – кивнул Эрон, немного успокаиваясь. – Она хочет, чтобы вы сегодня же подписали контракты.
   – Только не сегодня. После Нового года. После того как Мартин объявит о своем уходе и я буду уверена, что Девлин остается. Он хочет сохранить прежнюю должность главного редактора, и поэтому Джей-Пи будет названа преемницей Мартина. Мне нужно точно знать, что она ничего не замышляет против Девлина. Я знаю всех редакторов в «Стратфорде», но спокойно смогу работать только с Девлином.
   – Значит, это любовь, – сухо констатировал Эрон.
   – Нет. Это чистый бизнес, – возразила Эмили.
   – Но вы любите его.
   – Люблю. Только одно не имеет никакого отношения к другому, – настаивала Эмили.
   – Что ж, если вы так утверждаете, – усмехнулся Эрон. – Кстати, не могли бы мы с Керком поехать с вами в Эгрет-Пойнт сегодня вечером? Мы хотели несколько дней пожить в коттедже. Я звонил вашей Эсси и оставил на автоответчике сообщение, в котором просил приготовить дом к нашему появлению, но она не перезвонила. С ней все в порядке?
   – Она во Флориде вместе с сыном и его семьей, – пояснила Эмили. – Лучше позвонить Рине, пока мы еще не приехали. Она все устроит.
   Эмили откинулась на спинку сиденья и снова закрыла глаза. Эрон позвонил сестре. Можно только представить, как отчитает брата Рина за то, что ждал до последней минуты!
   – Знаешь, что Эмили больна? – сообщил Эрон. Эмили распахнула глаза и погрозила агенту пальцем.
   – То есть как это больна?! – взвилась Рина.
   – Похоже, она сильно простужена, – продолжал Эрон. – Не мешало бы Сэму взглянуть на нее завтра утром. Она позвонит ему.
   – Если она так больна, нечего было ехать в город, – проворчала Рина.
   Эмили, хорошо знавшая острый язык Рины, выхватила телефон у Эрона.
   – Мне пришлось поехать. Я приняла лекарство от простуды. Доела твой суп, а через несколько часов вернусь домой и лягу в постель. Договорились? Не ругай Эрона. Он ничего не знал.
   Она отдала телефон агенту.
   – Она выглядит совсем неплохо для умирающей, – смеясь, заверил Эрон.
   – Вы оба просто невозможны! – фыркнула Рина. – Сейчас позвоню своей домохозяйке и попрошу добраться до коттеджа. Надеюсь, вам уже доставили топливо? Не важно, я сама все сделаю. Ах, Эрон, вам с Керком необходима постоянная нянька. Ладно, увидимся сегодня вечером.
   Эрон закрыл свой изящный маленький телефон и сунул в карман брюк.
   – Моя сестра Рина вечно строит из себя хозяйку мира, но я действительно забыл заказать топливо, – честно признался он. – Впрочем, на сегодня должно было хватить старых запасов.
   – Все магазины и торговые центры Эгрет-Пойнт, кроме «IGA», закрываются в сочельник не позже полудня, – сообщила Эмили. – О, мы приехали! Улыбку, пожалуйста!
   Машина остановилась. Фрэнки вылез, обошел вокруг машины и открыл дверь. Эрон вышел на тротуар, и водитель протянул руку Эмили.
   – Я буду ждать здесь, пока все не закончится, – пообещал он. – Мистер Стратфорд так велел. Он умеет убеждать.
   – Ничего не скажешь, он человек щедрый, – многозначительно бросил Эрон.
   – Да, – кивнул Фрэнки, – очень щедрый, если позволяет себе такие расходы на Рождество.
   «Стратфорд паблишинг» занимало три этажа административного здания. Мартин Стратфорд платил управляющему дополнительные деньги за то, чтобы один лифт был предоставлен исключительно в распоряжение сотрудников издательства. Он не любил ждать и не хотел, чтобы его сотрудники или авторы стояли в очереди. Кроме того, он платил лифтеру, обслуживавшему лифт.
   – Веселого Рождества, мисс Шанн, мистер Фишер, – пожелал Билл. – Похоже, вы идете на вечеринку.
   Лифтер был ирландцем неопределенного возраста, с лицом мудрого гнома, который даже после пятидесяти лет жизни в Соединенных Штатах умудрился сохранить ирландский акцент. Он знал как сотрудников, так и всех, постоянно работавших на издательство. И хотя был настоящим обломком прошлых времен, Мартин Стратфорд считал, что и отдельный лифт, и лифтер в униформе придают издательству некий шик, без которого невозможно обойтись. И был совершенно прав.
   – Я слышал много похвал вашей новой книге, – заметил Билл, пока лифт поднимался на двадцатый этаж.
   – Спасибо, Билл, – поблагодарила Эмили. Кабина лифта была скромно украшена элегантной, душистой зеленой гирляндой. Над зеркалом висел венок с красным клетчатым бантом.
   Они быстро поднялись наверх, двери открылись, и Эмили с Эроном вышли в фойе этажа, на котором размещалась администрация. Здесь тоже были зеленые гирлянды и венки. Рядом со столом секретаря стояла большая елка, увешанная игрушками, стилизованными под украшения викторианской эпохи, и унизанная нитями поп-корна и клюквы. Наверху красовалась голубая с серебром звезда Давида.
   – Ой-вей, – пробормотал Эрон. Эмили хихикнула:
   – По-моему, они стараются быть экуменистами.
   – Интересно, а другие религии тоже представлены? – спросил Эрон, улыбаясь секретарю. – Привет, Дениза.
   – Счастливых праздников, мистер Фишер, мисс Шанн. Давайте я уберу ваши пальто. – Она вышла из-за стола. – Я не позволила им загородить шкаф елью. О, мисс Шанн, какой чудесный костюм! А свитер! Это кашемир?
   – Да, это подруга связала специально для меня.
   – Хотелось бы мне иметь таких подруг, – заметила Дениза.
   – Вы не пойдете на вечеринку? – спросил Эрон.
   – Пойду, только после четырех. Мисс Вудз велела всем прийти к четырем. Но я не возражаю. У меня тут аннотации новой книги Саванны Баннинг. Столько страсти!
   Все дружно рассмеялись и направились в зал заседаний, расположенный в углу здания, так что сплошная стеклянная стена представляла чудесный вид на панораму города. Джей-Пи сразу же их заметила и, выйдя вперед, широко улыбнулась. Эмили подумала, что за все двенадцать лет знакомства ни разу не видела подобной улыбки на лице Джей-Пи Вудз, выглядевшей, честно говоря, немного пугающе. Джей-Пи отрастила волосы, сейчас уложенные в элегантный узел. На ней было зеленое шелковое платье с запахом, облегавшее все изгибы ее фигуры, которая, нужно признать, все еще оставалась чертовски изящной. Интересно, груди у нее свои или силиконовые? Идеально выглядят для женщины сорока с лишним лет. Должно быть, она не ленится посещать тренажерный зал.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное