Бертрис Смолл.

Запретные наслаждения

(страница 13 из 21)

скачать книгу бесплатно

   – Опаснее всего в Париже, дорогой, – твердила она. – Мы же с Каро отправляемся в Нормандию. Там спокойно. Кроме того, папа дружит с маркизом де Лафайетом и его кругом. Во Франции необходимы перемены, а короля и королеву давно пора образумить. Мне всегда было жаль бедную маленькую австрийскую принцессу, которой пришлось стать женой жирного Людовика. Но всем известно, что мой отец, герцог, и вся его большая семья поддерживают революцию. Так что мы в полной безопасности, сердце мое.
   Итак, они переплыли Ла-Манш на яхте графа Четуина, чтобы провести несколько месяцев с родителями графини. Сначала то лето ничем не отличалось от предыдущих. Леди Кэролайн Торнтон жила в очаровательном маленьком замке деда и бабки. Сестры матери тоже были с ними. Средняя сестра и ее семья жили в области Луары. Младшая была почти ровесницей Кэролайн. Они проводили время, гуляя в саду или катаясь на лошадях. На следующий год Кэролайн предстоял первый лондонский сезон, и Луиза тоже была приглашена в Англию: о балах и развлечениях в столице Франции не могло идти речи. Обе девушки любили болтать о платьях, которые нужно сшить к сезону, о мужьях, которых скоро найдут в обществе.
   Погода была жаркой и солнечной. Все казалось таким чудесным, что девушки и помыслить не могли, что истекают последние минуты их счастливой жизни.
   Однажды у ворот замка появилась толпа оборванцев и потребовала их впустить. Сначала герцог поколебался, но все же разрешил неизвестным войти. Он был добрым сыном революции. Но его арестовали и обвинили в измене республике. Анонимный донос на него был опущен в ящик, установленный Комитетом общественной безопасности. Герцога обвинили в том, что он обобрал и обманул некоего гражданина Аграмана. Обыскав замок, они объявили, что все припасы в кладовой были силой отобраны у вышеуказанного Аграмана.
   Герцог пытался протестовать. В кладовой хранился обычный запас еды для его большой семьи и слуг. Что же до гражданина Аграмана, то он служил у герцога конюхом и был пойман на краже вина из погребов герцога, а также еды из кухни. Ему дали всего десять плетей и уволили со службы. Герцог объяснил, что если гражданин Аграман был голоден, то должен был прийти к хозяину и тот дал бы ему еды из собственных запасов. Но герцогу и раньше докладывали о воровстве конюха и о том, что он продавал украденное в деревне по завышенным ценам.
   Герцога не захотели слушать. Его увели, а домашних заперли в замке. Через несколько дней они получили известие, что герцога судили, признали виновным в преступлениях против Республики и отвезли в Кан на казнь. Его тело так и не вернули родным.
   Услышав страшную правду, герцогиня схватилась за грудь и рухнула на пол. Несколько дней спустя она умерла. Поскольку слугам было запрещено прислуживать хозяевам, женщины сами вырыли могилу на семейном кладбище. Гроб самым таинственным образом появился в спальне. Никто не хотел говорить на эту тему или спрашивать, откуда он взялся.
   Старую герцогиню завернули в саван и положили в гроб.
Ее дочери и внуки попросили, чтобы слугам позволили нести гроб на кладбище. Мужчина, называвший себя капитаном этой шайки, некий Арно, оглядел их, облизнул губы и объявил:
   – За каждое одолжение есть своя цена, мои хорошенькие аристо. Что вы можете предложить?
   Мать Кэролайн немедленно сняла с шеи золотую с жемчугом цепочку, на которой висело распятие, и отдала ему.
   – Достаточно? – спросила она.
   – Пока достаточно, – нагло ухмыльнулся он. Тогда они не поняли, что он имеет в виду, но через несколько дней Кэролайн, ее мать, тетки и молодые служанки стали узницами подвалов замка. И каждую ночь туда заявлялся капитан Арно, вместе со своей правой рукой, гражданином Леоном. Они выбирали двух служанок и возвращали их утром, а иногда – через несколько дней. Время от времени девушки таинственно пропадали.
   – Что они делают с девушками? – спросила как-то Кэролайн у матери.
   – Тебе лучше не знать, – коротко ответила та.
   И оказалась права. Она и не знала… до той ночи, когда капитан Арно ткнул толстым пальцем в Кэролайн и поманил ее к себе.
   – Нет! – воскликнула ее мать, вставая. – Моя дочь – единственное дитя английского лорда. Он заплатит вам огромный выкуп за ее благополучное возвращение.
   Слово «благополучное» графиня многозначительно подчеркнула.
   – Я уже говорила вам это раньше, капитан Арно. Мой муж заплатит за всех этих женщин. Вам только нужно послать человека на яхту, которая теперь стоит в деревенской бухте, ожидая возвращения в Англию. Говорю вам, мой муж, граф Четуин, заплатит. Неужели не хотите стать богатым человеком?
   – Почему вы, проклятые аристо, вечно считаете, что деньги – превыше всего на свете? Мне нужна женщина для развлечений. Если не хочешь отдавать дочь, тогда иди сама. А твоя сестра подойдет Леону.
   Леди Кэролайн Торнтон тогда еще не знала, какую жертву принесли ради нее мать и тетка, ибо в ту ночь и во много следующих капитан Арно и гражданин Леон наслаждались, всячески унижая и бесчестя несчастных. И все же сестры, несмотря ни на что, хранили свое достоинство. Матери удалось написать записку графу, и с помощью кухарки записку передали капитану яхты, который немедленно отплыл в Англию. Граф, получив ужасное известие, тут же отправился спасать свою семью из лап Революции.
   К несчастью, он опоздал. Когда капитану надоело развлекаться с сестрами, он отдал их своим людям. Женщин, в том числе и Каро, заставили смотреть, как самую младшую, Луизу, изнасиловали сначала Арно, потом Леон и, наконец, остальные шестеро членов шайки. Тетка сначала сопротивлялась, взывала к Святой Деве, умоляя спасти ее. Но насильник грубо лишил ее девственности, причинив ужасную боль. Жалобные крики привели одну из сестер Луизы, Жюстину, в безумную ярость. Она так бешено боролась со своими тюремщиками, что, к их удивлению, ухитрилась освободиться и, выхватив кинжал из-за пояса у одного из негодяев, заколола его. Ее тут же схватили и перерезали горло.
   Каро оцепенела от страха, ожидая худшего. Но, как ни странно, ее вновь отвели в подвал. Больше они с матерью не увиделись. Одна из служанок, вернувшихся утром, сообщила, что бедную мадам Клер задушили, но не раньше, чем ей пришлось вытерпеть все унижения, которым ее подвергла извращенная фантазия насильников. Что же до Луизы… несчастная тоже не выдержала издевательств и умерла. Теперь Кэролайн осталась одна. Но капитан Арно больше не тыкал в нее толстым пальцем. Через пару недель ее привели в элегантно обставленный зал замка, где она увидела отца. Тот заплатил капитану выкуп, и теперь она могла свободно покинуть Францию.
   Граф Четуин, безутешный после смерти жены, так и не узнал, как именно она умерла. Ему сказали, что она и ее сестры не выдержали холода и сырости подвала. А Кэролайн побоялась сказать правду. Да и как она могла?! А если она не сумела объясниться с отцом, как теперь признаться мужу? Как открыть, что она исчезает из Малинкорта, чтобы плыть во Францию на старой отцовской яхте, которая теперь принадлежит ей? Поймет ли он, что она и есть знаменитая спасительница Лаванда, о которой говорит весь высший свет, и что по меньшей мере с полдюжины ее близких подруг носят гордое звание Дам Лаванды? Ее миссия – спасать несчастных, стонущих под гнетом террора. И не важно, кто они – аристократы или буржуа. Но больше всего она стремилась отомстить капитану Арно и гражданину Леону. Вот только никак не могла снова их найти. Они исчезли из замка, получив за нее выкуп.
   – Признайся, Каро, куда ты ездишь? – снова спросил герцог.
   Она с отчаянием взглянула на него и покачала головой:
   – Вы должны доверять мне, милорд.
   – Как я могу, когда вы не доверяете мне, любимая? – с тоской пробормотал он.
   …Раздалось звяканье колокольчика, и Эмили проснулась в своей постели. На экране рябил «снег», как всегда, когда «Ченнел» заканчивал работу. Эмили выглянула в окно. Листья уже начинали желтеть. Через несколько дней она улетит в Англию. В четверг Девлин отправился во Франкфурт, и она ужасно по нему тосковала.
   Вздохнув, Эмили закрыла глаза и попыталась заставить себя заснуть. Впереди у нее несколько хлопотливых дней, а утром она перепишет сцену, в которой только что участвовала. Это куда лучше ее первого наброска.
   Казалось, она проспала всего несколько секунд, а Эсси уже будила ее.
   – Нет, честно, Эмили, пора перестать работать по ночам. Уже начало десятого. Телефон в вашем кабинете звонил дважды. Хотите, я приготовлю завтрак? Сегодня я мою окна и снимаю чехлы с мебели в гостиной. Октябрь – время перемен.
   – Принесите мне в кабинет йогурт и булочку, – попросила Эмили, свесив ноги с кровати.
   – А кофе? – уточнила Эсси, поворачиваясь к двери.
   – Господи, конечно!
   Она отправилась в гостевую спальню и включила душ. Эсси права. Она действительно поздно ложится спать. Однако Эсси была бы шокирована, узнав, в чем причина ее полуночных бдений. В отсутствие Майкла Девлина Эмили обнаружила в себе потребность в ежедневном сексе, которой раньше не предполагала. С тех пор как он вернулся в город и приезжал только по уик-эндам, ее ненасытность все росла. Каждую ночь, когда он не был с ней, она включала «Ченнел» и резвилась со своим герцогом. А по утрам переносила ночные фантазии в книгу. Сама она была откровенно поражена своим темпераментом.
   Она встала под тугие струи воды. При одной мысли о сексе она уже разгорячилась. Вода била по ее груди, и соски напряглись, а между бедрами знакомо заныло. Сама того не сознавая, она стала играть со своим клитором. Чертовски хорошо…
   Но тут Эмили опомнилась и поспешно повернула кран влево. И сразу же ойкнула и съежилась, когда из душа ударила ледяная вода. Зато она мгновенно отвлеклась от мыслей о бесконечном сексе. Этому следует положить конец! Ей нужен Девлин: не только по уик-эндам, а навсегда и навечно!
   До отлета в Англию оставалось два дня. Эмили собирала вещи. Осень в Суффолке… Ей понадобятся бриджи для верховой езды, которые она убрала, но знала, где найти. Правда, их нужно немного переделать, но ничего страшного. Далее… сапоги и твидовый жакет, а также две пары слаксов, свитера и маленькое черное платье, которое пригодится для ресторанов… да, и плащ, без которого в Англии не обойтись. Если начнутся дожди, Саманта даст ей резиновые сапожки.
   Она отправилась в «Лейси натингс» и приобрела несколько совершенно возмутительных вещиц: два пояса с резинками – один черный, другой фиолетово-розовый, с чулками в тон, и четыре неприлично коротких шелковых рубашки: ярко-розовую, красную, кремовую и черную. Кроме того, она присмотрела черные туфли на высоченных каблуках-шпильках, усаженных стразами, и не смогла устоять перед боа из розовых перьев.
   Кассирша, подсчитывающая стоимость покупок, искоса поглядывала на нее.
   – Это все для вас, мисс Шански? – не выдержала она, слегка вскинув бровь. Эмили была известна любовью к красивому белью, но на этот раз ее покупки казались положительно вульгарными.
   – Для моей подруги, Саванны Баннинг. Завтра лечу к ней в Англию, – сухо пояснила Эмили. – Ей ужасно понравились те вещи, которые я у вас покупаю, а у нее скоро день рождения.
   – Вот как! – улыбнулась девушка. Что ж, это имеет смысл. Она читала романы Саванны Баннинг. – Да, кое-какие вещицы можно назвать весьма рискованными. Надеюсь, они понравятся мисс Баннинг.
   – Уверена, что так и будет, – солгала Эмили. Почему люди считают, что только кто-то вроде Саванны Баннинг может носить пикантное белье?
   Но она знала ответ на подобные вопросы. Эмили Шанн пишет романтические любовные истории с целомудренными героинями, мужественными героями и лишь намеками на секс. Но больше этому не бывать!
   И она едва не хихикнула вслух.
   Полет прошел прекрасно. Эмили всегда летала первым классом. Это было одной из ее слабостей. Как красивое белье. Она могла себе позволить расходы и радовалась возможности вытянуть ноги. И она всегда покупала билеты на весь ряд кресел, чтобы ни с кем не разговаривать во время полета. Правда, в этот раз ее донимала молодая стюардесса. Она расточала комплименты и буквально лишилась сознания, когда Эмили согласилась надписать ей томик «Ванессы и виконта», случайно оказавшийся у нее в сумке. Старшая стюардесса, несколько раз летавшая с Эмили и знавшая ее привычки, с сочувственной улыбкой кивнула пассажирке. Наконец она что-то прошептала девушке, и остаток полета Эмили провела в полном покое. В аэропорту ее встречала машина лорда Палмера. Поездка в Барроу, графство Суффолк, прошла, как всегда, гладко.
   – Поверить не могу, что ты наконец здесь! – взвизгнула Саванна Баннинг, вылетая из двери, чтобы обнять гостью. Саванна была необыкновенно красивой женщиной, с гривой черных как смоль волос, нежной, как лепестки гардении, кожей и серыми глазами. – Ты уже оставила вещи в гостинице? Девлин звонил из Лондона. Приедет к чаю.
   Отступив, она оглядела Эмили.
   – О Боже! Ты действительно влюблена в него.
   – Так и есть, – рассмеялась Эмили. – Теперь остается только привести его к алтарю, как говорится в моих романах.
   – Я читала все твои е-мейлы, дорогая, – хмыкнула Саванна, улыбаясь своей кошачьей улыбкой. – Твоих читателей ждут потрясения и приятные сюрпризы. Мне понравилась «Строптивая герцогиня».
   – В таком случае пришли пару хвалебных слов. Это должно понравиться Джей-Пи.
   – Провались она, твоя Джей-Пи! Эта женщина – мерзкая сука, но, знай она, что у тебя с Миком, наверняка взорвалась бы и исчезла в облаке собственной злости. Так он хорош? Действительно хорош?
   – Саванна, мы уже обсуждали это раньше, и мне не с чем сравнивать, – покачала головой Эмили.
   Женщины, взявшись за руки, вошли в дом.
   – Неужели он совсем не похож на герцога? – не унималась Саванна. – Думаю, мы подождем с чаем, пока не приедет Девлин.
   – Похож и не похож, – задумчиво произнесла Эмили, садясь на цветастые подушки дивана. – Траэрн, конечно, немного грубее. Но ведь это восемнадцатый век.
   – Мне он кажется мечтателем, – пробормотала Саванна. – И так влюблен в свою строптивую герцогиню. Прекрасная книга, Эм. И принесет тебе кучу денег.
   Эмили недоверчиво покачала головой.
   – Знаю-знаю, – засмеялась Саванна. – На ремесле писателя не разбогатеешь. То ли дело издатели!
   – Если бы не первые книги, я не смогла бы жить с той скромной роскошью, которая мне теперь доступна, – призналась Эмили. – Когда ты в последний раз видела свои авторские отчисления?
   – О, давай не будем затрагивать неприятные темы, – отмахнулась Саванна. – По-моему, я слышала шум машины.
   Она встала и подошла к эркеру.
   – Да, Девлин приехал.
   Сердце Эмили куда-то покатилось. Он здесь. Не остыли ли его чувства за две недели разлуки? А ее?
   Дверь открылась, и Эмили, сама того не ожидая, бросилась к Майклу, красивое лицо которого расплылось в широкой улыбке при виде любовницы.
   – Господи, ангелочек, – шептал он, крепко обнимая ее – я так скучал по тебе!
   Их губы слились в поцелуе.
   – Пойду распоряжусь насчет чая, – тактично сказала Саванна, гадая, слышали ли ее гости.
   – Не могу ждать! – прорычал Мик, расстегивая брюки.
   – Я тоже, – простонала Эмили.
   Он развернул ее спиной к себе, перегнул через подлокотник дивана и задрал юбку.
   – О да, да! – всхлипывала она, когда его истомившаяся плоть проникла в нее. Но его руки крепко держали ее бедра, двигавшиеся в одном ритме с его собственными.
   Он на секунду остановился, и пульсация его плоти почти лишила ее разума.
   – Скорее, Девлин, – молила она. – Заставь меня кончить! Я ужасно истосковалась по тебе. О да! Да!!!
   С ней он превращался в воплощение похоти. Никогда еще его плоть не твердела до такого состояния. Он исследовал ее глубины медленными, почти величественными выпадами своего «дружка». Эмили едва не рыдала, и он ускорял темп, пока не почувствовал приближение ее оргазма. И тогда снова замедлил движения. Эмили запротестовала, а он, смеясь, слегка укусил ее за шею.
   – Потерпи, ангелочек. Я хочу, чтобы этот раз был самым лучшим. – Он стал вонзаться в нее все сильнее и сильнее, пока она снова не взмолилась об освобождении. И он исполнил ее просьбу. Густой фонтан семени ударил в ее лоно. Он со стоном упал вперед, яростно стискивая ее груди.
   Лорд Реджинальд Палмер, барон Тилбери, появился у двери гостиной вскоре после начала сцены и сейчас с улыбкой наблюдал, как Майкл Девлин трахает прелестную Эмили Шански. При этом его собственная плоть с каждой секундой все больше наливалась похотью. Соитие любовников продолжалось целую вечность, и ему невыносимо хотелось продолжить то, что начал ирландец. Но Саванна уже вынимала пенис из его бриджей для верховой езды и, встав на колени, взяла в рот вздыбленную плоть.
   – Хорошая девочка, – пробормотал он, когда она проглотила последнюю каплю солоноватого семени.
   – Я слышала, как ты вошел, – прошептала Саванна. – Ты очень скверный мальчишка, Редж. Шпионить за Эмили и Миком!
   Она встала и одернула платье.
   – Он покрыл ее, как один из моих жеребцов – кобылу, – восхищенно ответил лорд Палмер. – Ни малейшего колебания. И будь я проклят, если она не наслаждалась каждым мгновением! Не знал, что Эмили так трахается! Как по-твоему, Сава, она не захочет стать третьей в нашей постели?
   – Уже спрашивала, дорогой. Но она отказалась. А я думала сделать тебе прекрасный подарок ко дню рождения. К несчастью, ты женат на мне, и поэтому ей неудобно трахать мужа подруги. Прости. Мне очень жаль. Кстати, я велела Робертсу подавать чай минут через десять. Хорошо еще, что он не наткнулся на нас… впрочем, ему не впервой, – вздохнула Саванна и взяла мужа под руку. – По-моему, они кончили. Можно входить. Эмили, Мик, взгляните, кто только сейчас вернулся из конюшни!
   Она потащила мужа в комнату. Эмили, покраснев до корней волос, все же сумела встать с дивана.
   – Редж, как я рада, – пробормотала она, целуя его в щеку.
   – Ты просто неотразима, Эмили, дорогая моя, – ответил лорд Палмер. От нее шел едва уловимый аромат секса, и это показалось ему очень эротичным. Редж повернулся к Девлину: – Мик, как поживаешь?
   Глупый вопрос. У этого парня вид кота, нализавшегося сливок, и почему нет? Он только что насладился прелестной женщиной!
   Они едва успели рассесться, как появился Робертс с большим серебряным подносом в сопровождении маленькой горничной.
   – Прикажете разливать чай, миледи? – спросил он Саванну.
   – Да, но только первые чашки, Робертс. Потом вы и Агнес можете идти.
   Саванна придирчиво оглядывала поднос. Маленькие сандвичи с салатом, огурцом, говядиной и чеддером. Тарелка миниатюрных творожников с лимонным кремом, шедевр миссис Мансон, и тарталетки с рубленым мясом. Еще одна тарелка с тонко нарезанным фруктовым пирогом. Немного скудно, но сойдет. Чай и без того запоздал, а впереди еще ждет ужин.
   – Разве вас не кормили в самолете? – с невинным видом спросил Эмили лорд Палмер.
   – Ваш английский воздух будит во мне невероятный аппетит, – пробормотала Эмили, хватая с тарелки сандвич с говядиной и сыром. – Сава, горчица просто превосходная. Где ты ее берешь? Она французская?
   В этот момент няня, чопорная тощая особа, привела мастера Уильяма и мисс Селену, велев им поздороваться с гостями и пожелать родителям доброй ночи. Детей уже успели выкупать и обрядить в пижаму и ночную рубашку. Селена, миниатюрная копия матери, дичилась, поскольку едва знала Эмили, зато сразу вспомнила Девлина и проворно залезла к нему на колени.
   – Ничего не скажешь, истинная дочь своей матери, – улыбнулась Эмили.
   А вот Уильям сразу вспомнил крестную мать и, обняв, крепко расцеловал ее.
   – Ты привезла мне подарок? – спросил он.
   – Привезла, но оставила в гостинице. Получишь завтра, – пообещала Эмили.
   – А что там? – не выдержал мальчик.
   – Сюрприз!.. – пропела Эмили.
   Минут через пятнадцать няня объявила, что мастеру Уильяму и мисс Селене пора уходить. Ужин уже ждет их в детской.
   Дети без всяких капризов попрощались с родителями и гостями и ушли к себе.
   – У них прекрасные манеры, – заметила Эмили и, глянув на часы, спохватилась: – Думаю, нам пора. Я устала. Видно, сказалась смена часовых поясов.
   – Я думала, вы останетесь на ужин, – запротестовала Саванна.
   – Не сегодня. Мне нужно отдохнуть. Дома уже начало двенадцатого.
   Она встала.
   – Я взял напрокат машину, – заметил Девлин, вставая.
   – Завтра в десять мы поедем кататься верхом. Хотите присоединиться? – спросила Саванна.
   – Я привезла бриджи, – кивнула Эмили. – Вы все еще держите того чудесного серого мерина, которого я обожаю? Он такой лапочка, и с ним я чувствую себя уверенно.
   – Думаю, мы оставим его специально для ваших визитов, дорогая, – пообещал лорд Палмер. – Я прикажу оседлать его для вас. Как насчет тебя, Мик? Тот злющий вороной парнишка, которого ты всегда выбираешь?
   Мик кивнул:
   – Идеально. Саванна, любовь моя, благодарю за чай. Редж, увидимся утром.
   Он взял Эмили за руку и вывел из комнаты.
   – Я взял «ягуар», – сообщил он, помогая ей сесть в машину. – Закажем ужин в номер?
   – Конечно! – согласилась Эмили, предвкушая ночь блаженства в его объятиях. – И шампанское, Девлин.
   – Что празднуем? – спросил он.
   – Приезд в Англию, – весело ответила она. «И мою любовь к тебе…»
   Саванна сняла для них очаровательный небольшой «люкс», состоящий из маленькой гостиной и спальни. В обоих помещениях были камины. Над большой кроватью висели цветастые занавеси. Ванная, правда, была тесной, но вполне уютной. Вещи уже были распакованы горничной. Эмили улыбнулась, представляя, что подумала бедная деревенская девушка о ее непристойном белье.
   Они съели простой ужин и распили бутылку шампанского перед огнем. Потом уснули в большой постели, проснулись, долго, нежно занимались любовью и снова уснули. Утром они немного полежали, наблюдая, как солнце крадется в сад за окнами их спальни.
   – Я очень скучал по тебе, – прошептал Майкл, сжимая ее руку. Без Эмили ему действительно было паршиво, и он потрясенно осознал, что ему вовсе не хочется расставаться с ней. Она нужна ему, как ни трудно это признать, потому что Майкл Девлин никогда ни в ком не нуждался, особенно в женщинах. А эта… без нее он не мог жить. Но хотя Эмили наслаждалась в его объятиях и делила с ним страсть, она ничем не давала понять, что он ей небезразличен. Может, ее не интересует ничего, кроме секса и карьеры? Что ж, если придется, он будет жить с этим, только и всего.
   – И я тоже, – призналась Эмили. – Как чудесно было в августе, когда ты жил в Эгрет-Пойнт! И я ужасно рада, что ты назначил мне свидание в Англии!
   Она крепче прижалась к нему.
   – Рина боится, что ты погубишь мою репутацию.
   – Надеюсь, что погублю, – хмыкнул он. – Портить твою репутацию – мое любимое занятие, ангелочек.
   И, наклонившись, поцеловал ее, медленно и сладко.
   Эмили счастливо вздохнула, когда их губы слились. Но когда его намерения стали более серьезными, она отстранилась.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное