Бертрис Смолл.

Запретные наслаждения

(страница 12 из 21)

скачать книгу бесплатно

   – Это верно, – кивнула Эмили. – Только в Америке католичка ирландско-польского происхождения может получить евреев в качестве суррогатных родителей. Предки Сэма, как и Данемы, были в числе основателей Эгрет-Пойнт. Начиная с первых дней, в городе всегда практиковал доктор Зелигман, так что должность передавалась по наследству.
   – Никогда не рассматривал историю Штатов с этой точки зрения, – покачал головой Майкл. – Прости, что не приглашаю тебя на танец. Боюсь опозорить нас обоих. Не могу держать тебя в объятиях без того, чтобы брюки не стали тесны.
   Эмили залилась краской, но все же тихо засмеялась.
   – Что будет с нами, Мик? Это наставничество выходит из-под контроля, не находишь?
   – Не знаю, – медленно протянул он. – И не считаю, что я несчастен: скорее, наоборот. Как насчет тебя?
   – Со мной то же самое. Давай посмотрим, сумеем ли путешествовать вместе. Когда ты летишь во Франкфурт?
   – В начале октября. Хочешь, десятого встретимся в Англии?
   – Завтра же закажу номера в гостинице Барроу. Ты надолго к Палмерам?
   – На три дня. Четырнадцатого собираюсь вылететь в Штаты, чтобы днем успеть в офис. Не хочу, чтобы Джей-Пи допытывалась, что меня так задержало. Поскольку я собираюсь помирить Пруни и Саванну, будем считать, что в Англии у меня дела, и к тому же я хочу посмотреть, что творится у меня дома.
   – Кто будет знать о твоем отсутствии?
   – Рина и Эсси. Я прилечу шестнадцатого. Хочу немного побыть с Савой. Конечно, стоило бы вернуться и пораньше, но я давно не была в Англии и всегда могу сказать, что собирала материал.
   – А вы почему не танцуете? – задыхаясь, спросила вернувшаяся Рина. – Сегодня играют настоящую музыку.
   – Нам нравится пить вино и болтать, – пояснила Эмили. – Кроме того, мы не хотим, чтобы твои подруги сплетничали.
   – Они все равно будут сплетничать, – с улыбкой заверила Рина. – Этим мы и занимаемся каждый понедельник: едим пончики, пьем кофе и сплетничаем. И так продолжается много лет. Теперь, когда мы снова работаем, приходится встречаться пораньше. И ты должна признать, Эмили, до сих пор тебя ни разу не видели в клубе с красивым молодым мужчиной. Поверьте, Майкл, вы действительно красивы и к тому же завидный жених. Пусть Эмили сидит тихо, как мышка, но я вижу, что она счастлива. Какая была бы жалость, окажись вы геем! Каждый раз, когда я смотрю этот ситком про геев, мне хочется плакать. Взять хотя бы Кайана! Такой сексапильный красавчик! Джей… Джея я охотно бы приютила у себя дома. Он просто лапочка!
   – А мне хотелось бы иметь Карсона лучшим другом, – поддакнула Эмили. – Он вечно смешит меня и очень остроумен. Но и добр тоже.
   Вечер подходил к концу. На танцполе почти никого не осталось. Доктор Сэм настоял на оплате счета, и компания направилась к выходу мимо пустого столика, за которым раньше сидели друзья Рины.
На стоянке они расцеловались и разошлись по машинам. Первым отъехал «лексус» Зелигманов. «Хили» последовал за ним.
   – Он влюблен в нее! – торжествующе провозгласила Рина.
   – Не лезь не в свои дела, – предупредил муж.
   – Я всего лишь хочу, чтобы она была счастлива. Она заслуживает хоть немного счастья.
   – Вот именно. И поэтому ты не вмешивайся. Они взрослые люди и найдут свой путь. Чему быть, того не миновать.
   – Какая прелестная невеста из нее получится! – вздохнула Рина.
   Сэм покачал головой.
   – Моя жена – известная сваха, – объявил он, впрочем, без особого запала. – Дочь, двое сыновей, а тебе все мало, Теперь я знаю, чем занимались твои предки в России.
   – Сваха, говоришь? Ну и пусть! – рассмеялась Рина. – Подай на меня в суд! – Но, тут же став серьезной, тихо спросила: – Как по-твоему, Сэм, он женится на ней?
   – Ты же сама сказала, что он влюблен в Эмили, – урезонивал муж.
   – Но ему сорок лет! Завзятый холостяк!
   – А она? Любит его?
   – Неужели сам не видишь? Разумеется, Сэм! Эмили любит Майкла, – уверенно заявила Рина. – Он ее первая и, подозреваю, последняя любовь. Она не из тех, кто легко дарит свое сердце. О Господи! Что, если ему не нужна жена?
   – Чему быть, того не миновать, – повторил доктор Сэм. – Все уже записано в книге жизни, Рина, дорогая моя. Поэтому оставь их в покое.

   «Хили» свернул на подъездную дорожку Эмили. Они вместе направились в дом.
   – Ты голоден? – спросила Эмили. Майкл рывком притянул ее к груди.
   – Я изголодался по тебе, – прошептал он и завладел ее губами, нежно играя с ее языком. – Почему ты всегда так восхитительна? – пробормотал он в ее короткие светлые волосы. – Я никак не могу тобой насытиться. – Его руки уже поднимали шелковую юбку, ласкали бедра и ягодицы. Он прижал ее к кухонному столу. Зеленые глаза озорно сверкнули. – Сегодня мы сделаем это на столе! – прорычал он ей на ухо. – Прямо сейчас, ангелочек!
   – Девлин! – ахнула она, когда он поднял ее на стол. Но, несмотря на все протесты, Эмили уже дрожала от возбуждения. Завтра он вернется в город, и они увидятся только через неделю!
   Она ощутила голой попкой шершавую дубовую столешницу. Его голова уже была между ее ногами, язык нашел средоточие ее женственности.
   – О да, да, скорее! – лихорадочно зашептала она и, спустив с плеч бретельки платья, высвободила груди.
   Он рывком вошел в нее и стал двигаться. Сначала медленно, потом все быстрее, жадно посасывая при этом ее груди, доводя Эмили до безумия. Она вскрикнула, когда они кончили вместе, в огне раскаленной страсти.
   Майкл Девлин удивленно покачал головой, не понимая, что с ним происходит. Он любит ее. Неужели он действительно хочет завтра вернуться в город и провести день вдали от нее? Но что, если это не продлится долго? Что, если это всего лишь неистовый и чудесный порыв, необходимый Эмили, чтобы побольше узнать о сексе? Ведь таково было ее… их… первоначальное намерение. Может, она одна из тех женщин, которые больше всего на свете ценят свою независимость? Нет, ему нужно больше времени. Он слишком стар, чтобы предложить свое сердце женщине, которая ответит отказом.
   – Тебе обязательно возвращаться завтра? – тоскливо спросила Эмили.
   – Да. Если выеду в полдень, значит, успею до начала пробок. «Хили» не любит ждать на дорогах.
   – Ты мог бы оставить его здесь и уехать поездом во вторник утром, – небрежно предложила она.
   – Я плачу за подземный гараж в своем доме, – пояснил он.
   – Вот как?.. – разочарованно пробормотала Эмили.
   – Зато у нас есть вся ночь и завтрашнее утро, – напомнил он, помогая ей слезть с кухонного стола. – И если хочешь, чтобы я приехал в следующий уик-энд, только скажи.
   Эмили кивнула:
   – Я мечтаю, чтобы ты возвращался каждый уик-энд, пока книга не будет дописана. А после этого… только если сам захочешь.
   Мик взъерошил ее мягкие волосы.
   – Очень хочу, ангелочек.
   Почему она предложила это? Из вежливости? Или действительно хочет продолжать их связь? А вдруг он так же небезразличен ей, как она – ему?
   – Пойдем в постель! – предложила Эмили, счастливо улыбаясь. Мужчины так несообразительны! Неужели Девлин искренне считает, что теперь, когда она наконец нашла его, может распрощаться как ни в чем не бывало и отпустить с миром? Если Рина права и он любит ее, значит, сам не пожелает уйти.
   Наутро они так долго валялись в постели, что Эмили едва успела накормить Мика. Но она все же приготовила завтрак, а потом сунула в «хили» пакет с сандвичами и спелыми персиками.
   – Позвони, когда доберешься, не то я буду волноваться, – прошептала она, целуя его на заднем крыльце, где их никто не видел.
   Мик кивнул, впился в ее губы долгим страстным поцелуем и погладил попку.
   – Будь хорошей девочкой, ангелочек, – сказал он на прощание, прежде чем спуститься к машине.
   – Когда мы вместе, я хочу быть скверной девчонкой, – заявила она и, помахав вслед удалявшейся машине, вошла в дом. И неожиданно подумала, что только сейчас была не совсем искренна. Она любила быть скверной девчонкой со своим герцогом. Но ведь герцога не существует на самом деле. Он плод ее фантазии. Любовник, созданный мечтой. Может, теперь, когда ее книги стали более откровенными, у нее появятся другие воображаемые любовники. «Ченнел» предлагал такой безопасный секс. Никаких нежеланных беременностей. Никаких венерических заболеваний. Только безграничное, невероятное блаженство. И хотя это не подлинная жизнь, все переживания женщин достаточно реальны.
   Вернувшись в дом, она совсем было решила включить «Ченнел», но тут же передумала: это было похоже на измену Девлину, с которым она только что рассталась. Неужели она хотя бы одну ночь не может обойтись без секса?
   Эмили широко улыбнулась. Теперь, после всего, что она узнала, ночь без секса покажется ей вечностью.
   Девлин позвонил около четырех вечера сказать, что уже успел добраться до дома и поставить «хили» в гараж.
   – Но он предпочитает твою подъездную аллею своему законному месту.
   – Мой «хили» скучает по твоему, – хихикнула она. – Он любит стоять на дорожке нос к носу с твоим «хили». Как движение?
   – Нормальное, но на подъездах к городу поток значительно увеличился.
   Они немного поговорили, после чего Мик строго сказал:
   – Все, ангелочек, каникулы закончились. Возвращайся к работе. Позвоню через несколько дней.
   – Хорошо, – послушно согласилась она. – Увидимся в следующий уик-энд.
   – Обязательно, – пообещал он.
   Эмили повесила трубку и, сверившись с часами, набрала номер мобильного Саванны. В Англии еще не слишком поздно, а Сава всегда ложилась спать за полночь.
   – Алло?
   – Он вернулся в город, и я сейчас одна, – объявила Эмили.
   – Но у вас был целый месяц. Неужели не устала? Не надоело? – засмеялась Сава.
   – Я никогда не устану от Девлина, и он никогда мне не надоест, – заверила Эмили.
   – Я рада, солнышко, что ты узнала любовь. А секс? Он действительно так невероятен? Я всегда слышала, что он потрясающий любовник.
   – Господи, да, – вздохнула Эмили. – О, из-за того что он мой первый и единственный любовник, многие скажут, что я сама не знаю, о чем говорю, но, полагаю, это женская интуиция. Пусть герцог похож на него, но они совершенно разные, и по характеру и в спальне. Наверное, я кажусь тебе безумной.
   – Вовсе нет, – возразила Саванна. – Джентльмены в «Ченнеле» обладают собственными характерами. Я не совсем понимаю отчего, но вовсе не желаю разбираться в таких тонкостях.
   – В следующем месяце я прилетаю в Англию. Девлину нужно быть во Франкфурте, на книжной выставке, а потом мы встретимся в Лондоне. Приедем в Барроу и проведем там несколько дней. Забронируй номера в деревенской гостинице, договорились? Лучшие из тех, что у них есть.
   – Но вы будете жить у нас, – настаивала Саванна.
   – Только не в этот раз. Мы настроены на романтическую интерлюдию, а ваш особняк вряд ли годится для таких встреч. Кроме того, ты подслушиваешь у замочных скважин, и не отрицай!
   – Именно так я впервые узнала о сексе, – хихикнула Саванна. – Мама при каждой возможности трахалась с братом моего отца. Конечно, она к тому времени уже овдовела, но дядя Дориан был женат. Мама всегда оставляла дверь спальни открытой, если не считать визитов дяди Дориана. Я ужасно захотела узнать причину. Поверь, я такого насмотрелась и наслышалась! Жаль, что няня поймала меня и утащила, бормоча, что дурных девочек непременно ждет дурной конец. Благодарение Богу за «Ченнел», ибо я унаследовала неукротимое либидо моей мамочки. Но я никогда бы не опозорила Реджа. Я его люблю.
   – Значит, закажешь номера?
   – На какие числа?
   – Десятое октября. Он уедет четырнадцатого, а я до шестнадцатого переберусь в особняк, если не возражаешь.
   – Супер! – обрадовалась Саванна. – Раз в месяц Редж уезжает в Лондон на несколько дней, и мы сможем побыть вдвоем. Руководство «Ченнела» пытается попробовать кое-что новенькое в Англии и Франции. Самое время воспользоваться этим.
   – Ты о чем? – спросила Эмили.
   – Новый телевизионный пульт. Помнишь, как они заменили старые таким, который позволяет включить «Ченнел», нажав кнопку «enter»? А этот можно запрограммировать на участие в фантазийной сцене сразу двух женщин одновременно. Видишь ли, я сейчас работаю над сценой в викторианском борделе. Ты ведь знаешь, какими чопорными ханжами считаются викторианцы. Так вот, в смысле секса они были настоящими животными. Пока старина Реджи прохлаждается в Лондоне, мы сможем осуществить самые разнузданные фантазии в «Петушке и киске». Именно так я и назвала бордель.
   – Звучит непристойно, – медленно выговорила Эмили. – Не знаю, мой ли это стиль. Ты куда более авантюрна, чем я.
   – Эмили, мы удерживаем власть в «Ченнеле». Именно поэтому он просто идеален для экспериментов. Если прикажешь остановиться, он остановится. Совсем не как в реальной жизни, когда мужчина переходит ту грань, после которой возврата нет. Кстати, я точно знаю, что несколько последних месяцев ты смотрела «Ченнел» не только в качестве наблюдательницы, но скорее всего предпочитала традиционные сцены. Попробуй что-то новое и, возможно, слегка опасное. Мы будем вместе, дорогая. Разве тебе не интересно испытать, как это бывает с несколькими партнерами одновременно? Или провести ночь, принимая в свою «киску» по несколько «петушков» подряд? Признайся, это интересно. Каждая женщина думает о таком и при определенных обстоятельствах не откажется попробовать. Я создала поистине забавную компанию джентльменов: Берти, Уилли, Фредди и Сент-Олбанс. И еще несколько человек. Тебе не обязательно принимать решение сейчас. Подожди, пока не окажешься в Англии. Представь, ты входишь в «Ченнел» с лучшей подругой!
   – Соблазнительно, – призналась Эмили.
   – А Девлин в это время будет лететь в Штаты. Старина Редж отправится в Лондон, а нас с тобой будут трахать до умопомрачения. Я знаю, тебе не до того, но секс есть секс. И ты можешь подобрать кое-что для «Строптивой герцогини».
   – Верно, – согласилась Эмили.
   Саванна рассмеялась:
   – Заинтригована?
   – Увы, да, – вздохнула Эмили.
   – Тогда мы обязательно сделаем это, дорогая, – объявила Саванна.
   – Да уж, ночка будет бурной.
   – Боже, какой коварный выпад! – притворно пожаловалась подруга.
   – А ты хочешь, чтобы после этой ночи мы остались наивными и чистыми? Да нам придется пережить немало коварных выпадов!
   – И тут ты права. Давно уже я не зажигала в настоящей оргии! – воскликнула Саванна. – А ты вообще новичок. Ужасно хочется, чтобы ты как следует насладилась своей первой оргией, дорогая.
   – Все, Сава, пора заканчивать. Позвоню перед приездом. Пусть гостиница вышлет мне электронной почтой подтверждение заказа.
   – Разумеется. Передам от тебя привет старине Реджу. Знаешь, Эмили, он бы трахнул тебя, позволь ты ему. Он всегда был к тебе неравнодушен.
   – Но я не стала бы трахаться с мужем лучшей подруги, – заявила шокированная Эмили. – Поцелуй за меня Уильяма и малышку Селену, хорошо?
   – Но должна же была я спросить теперь, когда ты на совесть объезжена и все такое. Через несколько недель его день рождения. И ты бы сделала ему шикарный подарок. Так что подумай хорошенько.
   – Саванна! Ты просто ужасна! – воскликнула Эмили полусмеясь. – Единственная женщина в мире, которой ты можешь безоговорочно доверять во всем, что касается твоего мужа, – это я. Реджи для меня табу. Мои герои никогда не были похожи на него! А теперь поцелуй за меня детей, хорошо?
   – Договорились. Спокойной ночи, дорогая. Увидимся в следующем месяце.
   – Спокойной ночи, Сава, – попрощалась Эмили и, повесив трубку, облегченно вздохнула. Хорошо, что лорд Палмер будет в Лондоне, пока она погостит у Саванны. Когда она в последний раз жила в их доме, он вломился в ее комнату, а потом сделал вид, что был пьян и ошибся дверью. Но Эмили понимала, что муж подруги прекрасно отдавал себе отчет в своих действиях. Он настоящий бабник, и Саванна, возможно, тоже это знает, но любит Реджа и детей, и ей очень нравится именоваться леди Палмер, баронессой Тилбери. А Редж, даже если подвернется такая возможность, никогда не оставит жену. По-своему он тоже очень ее любит.
   Любовь… Какая забавная эмоция! Имеет две стороны: физическую и моральную. Это и восхитительная похоть, и в то же время чувства, которые невозможно выразить словами. По крайней мере нечто подобное она испытывает к Девлину. Рина утверждает, что он любит Эмили. Но сам Девлин ничем себя не выдал. Даже захваченный водоворотом страсти, он ни разу не произнес слова «любовь». Правда, сказал, что обожает ее. Это почти любовь, верно? На обожании уже можно строить отношения.
   Эмили соблазнила его прошлой весной, чтобы познать тайны секса. Она вовсе не собиралась влюбляться в Майкла Девлина и меньше всего предполагала, что он может влюбиться в нее. Но случилось так, что она влюбилась и больше всего на свете хотела, чтобы Майкл ответил ей тем же. Хотела, чтобы они поженились и жили долго и счастливо. Чтобы было все: маленькая, но веселая свадьба, медовый месяц и двое-трое детишек. Если ее героини могут получить все это, почему же не она? Она затащила его в постель. Неужели не сможет довести до алтаря?
   Зазвонил телефон. Эмили, удивленно вскинув брови, подняла трубку.
   – Эмили, это Эрон. Целый час пытаюсь до тебя дозвониться, – драматически объявил агент.
   – Эрон! Добро пожаловать домой. Как там Италия? Как Капри?
   – Тоскана – просто рай. Капри перехвалили. Слишком много смазливых мальчиков. Танцы, танцы, танцы и выпивка двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю. Керк был прав. Но Лазурный грот – это божественно. А теперь расскажи, как продвигается книга и поладила ли ты с Майклом Девлином. До нашего отъезда вроде бы все было в порядке.
   – Мы любовники, – услышала Эмили собственный голос.
   Последовала долгая пауза, прежде чем Эрон спросил:
   – Считаешь, что это мудро, милая? Видишь ли, подобные отношения между редактором и автором всегда считались недопустимыми. Что будет, когда все кончится? Сможете ли вы работать друг с другом? А если нет, как ты объяснишь свой отказ работать с ним?
   – Рина твердит, что он влюблен в меня, и, Эрон, я его люблю. Разве я не заслужила немного счастья? – тихо спросила Эмили.
   – Рина! Мне следовало бы догадаться! Вечно она сует нос в чужие дела! Первая сплетница всего Западного мира! Не слушай мою сестрицу, Эмили. Она совершенно потеряла связь с реальностью.
   – Книга на три четверти готова. И будет сдана вовремя. В следующем месяце я на неделю лечу в Англию навестить Саву.
   Эрон Фишер шумно вздохнул.
   – Значит, тебе не нравится, что я слишком тревожусь? Что ж, подай на меня в суд. Когда ты стала моим клиентом, я пообещал Эмили О., что буду заботиться о тебе как о собственной дочери, если бы у меня была таковая. Я дал слово незадолго до ее смерти. Какой бы я был отец, если бы остался равнодушен к подобному известию? Майкл Девлин – человек обаятельный и к тому же прекрасный, талантливый редактор. Но он никогда не проявлял ни малейшего желания остепениться. Если ты понимаешь это и способна смириться, так тому и быть.
   – Это всего лишь секс, Эрон, – вздохнула Эмили. – Мы прекрасно ладим. У нас одинаковые вкусы. Мы смеемся над одними шутками, и он обожает мою стряпню.
   – Все обожают твою стряпню, – непримиримо ответил Эрон. – Не могу поверить, что Мик был так безрассуден, что затащил тебя в постель. Я думал, что он более профессионален.
   – Это я его затащила, Эрон. Он честно пытался сопротивляться, но не сумел устоять.
   – Ой-вей! – ехидно воскликнул агент. – Что ж, остается надеяться, что страдания, которые выпадут на твою долю, когда это безумство закончится, выльются в новую, еще более увлекательную книгу.
   – Какой цинизм! – рассмеялась Эмили. – А вдруг он решит, что настало время остепениться, и попросит меня выйти за него?
   – Если Майкл Девлин попросит твоей руки, солнышко, я сам поведу вас к алтарю в церкви Святой Анны, как порядочный посаженый отец. Но я позвонил, только чтобы удостовериться, что все в порядке и что завтра я должен условиться о времени переговоров с Джей-Пи. Перешли мне по электронной почте то, что написала. До встречи с Джей-Пи я еще успею все прочесть.
   – Прямо с утра, Эрон. Да… никто в бизнесе, кроме вас и Савы, не знает о нашем романе. Не хочу, чтобы о нас сплетничали.
   – Значит, теперь ты не только совратила его, но и задумала выследить и потащить к алтарю, – хмыкнул мудрый Эрон. – Что ж, доброй охоты, милая. Позвоню через несколько дней и сообщу новости. Спокойной ночи.
   – Спокойной ночи, и передай привет Керку.
   Эмили повесила трубку, заперла дом на ночь и ушла в спальню. Она не собирается выслеживать Девлина. Просто загонит его до потери сознания, свяжет и поведет на веревочке в церковь. Им обоим давно пора покончить с холостой жизнью.


   – Что будет со мной, когда ты закончишь книгу? – спросил Джастин Траэрн, герцог Малинкорт, свою создательницу. Оба стояли в библиотеке.
   – О, Траэрн, этот роман навсегда обессмертит тебя! – заверила Эмили.
   – Тебе следовало бы написать продолжение. Разве я не самый интригующий и интересный герой, когда-либо появлявшийся в твоих книгах?
   – Во всяком случае, самый самоуверенный, – рассмеялась Эмили.
   – А вы – великолепная герцогиня, мадам.
   – Я дала вам герцогиню, достойную вас, милорд. Каро – идеальная жена для вас. Чтобы угодить вам, я сделала ее похожей на меня. А вот вы – точная копия Майкла Девлина. Но вы не Девлин, а я не Каро.
   – Ты Каро, когда лежишь в моих объятиях, – коварно усмехнулся герцог. – Иначе как ты испытываешь те эмоции, которые чувствует она, дорогая моя?
   Он взял ее руку и притянул к себе.
   – Скажите, мадам, где вы бываете, когда исчезаете из Малинкорта? Я не верю в существование любовника, зная, как вы честны и благородны.
   Он обнял ее и взглянул в маленькое личико сердечком.
   – Милорд, умоляю, не спрашивайте и позвольте мне выполнить свой долг, – выдохнула герцогиня. – Я не опозорю вашего имени, и вам придется довольствоваться моим словом.
   Прикосновение его сильного тела пьянило ее. Как ей хотелось бы навсегда оставаться в его мощных руках, где так тепло и безопасно… Но этому не суждено быть. Ей еще нужно отомстить тем, кто сначала обесчестил, а потом зверски убил ее мать и теток, особенно младшую, ее дорогую Луизу.
   Герцогиня крепче прижалась к широкой груди мужа. Он не знал о том лете, три года назад, когда она вместе с матерью уехала навестить деда во Франции. Ее отец, граф Четуин, не хотел их отпускать. Политическая ситуация во Франции ухудшалась с каждым днем. Но Клер, ее прелестная мать, смеялась над страхами мужа.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное