Бертрис Смолл.

Запретные наслаждения

(страница 1 из 21)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Бертрис Смолл
|
|  Запретные наслаждения
 -------

   Женщина, занятая выпиской счетов, заглянула в квитанцию, которую в этот момент вводила в компьютер, и ехидно хихикнула.
   – Гейл, ты никогда не задавалась вопросом, для чего Эмили Шански понадобился «Ченнел»? – спросила она сотрудницу, занятую просмотром «Себебан кейбл». [1 - Один из каналов кабельного телевидения – Здесь и далее примеч. пер.]
   – Черт, да для того же, что и всем нам, – отмахнулась Гейл. – Долгий, неспешный, невероятный секс. Не знаю, кто изобрел эту сеть, или как там ее назвать, но просто счастлива, что она существует. Слушай, это не просто очередной телевизионный канал, который позволяет тебе предаваться своим тайным фантазиям, и не только предаваться, но и физически наслаждаться ими. Как по-твоему, это волшебство? Или что-то похуже? А-а, дьявол, какая разница! И кому это интересно? Разве только моему старику, да и то если бы он знал, чем я занимаюсь, пока он, бедняга, трудится в ночной смене.
   Она весело закудахтала. Дорин тоже рассмеялась.
   – Ты права. Полагаю, лучше нам ни о чем не знать. И мне уж точно не хотелось бы, чтобы муж узнал об этом. Мужчины либо попытались бы закрыть «Ченнел», либо захватили бы его себе. А ведь это женский канал!
   Она нажала на кнопку, и из принтера выполз сложенный счет. Дорин положила его в конверт, уже проштемпелеванный и с заранее напечатанным адресом.
   – Вижу, в последнее время множество женщин пользуются «Ченнелом», – заметила она. – Гляди-ка, уже полдень. Идем обедать, Гейл. Жаль, что «Ченнел» сейчас не работает.
   – Ну уж нет, – возразила Гейл. – Так лучше. Если бы мы пользовались им все время, а не только между восемью вечера и четырьмя утра, вся работа бы встала. Куда пойдем обедать? Как насчет китайского ресторанчика, что за нашим офисом?
   – Согласна, – кивнула Дорин. – Люблю это местечко. Бери пальто и идем.


   – У меня новости. Плохая и очень плохая. Какую хотите услышать первой?
   Эрон Фишер, сидевший по другую сторону большого письменного стола красного дерева, вопросительно уставился на Эмили Шански, известную также под псевдонимом Эмили Шанн. Солидный мужчина лет шестидесяти пяти, в безупречном костюме от Армани и с элегантным маникюром, как всегда, выглядел идеально. Седые волосы, вернее, то, что от них осталось, были аккуратно подстрижены вокруг розовой лысины. На безымянном пальце левой руки поблескивало золотое кольцо с выгравированным на нем кельтским узором. Такой же красовался на золотой галстучной булавке.
   – Вы вытащили меня из Эгрет-Пойнт, чтобы сообщить дурные новости? – проворчала Эмили.
Ей не понравилось выражение обычно теплых карих глаз Эрона. Сегодня эти глаза были непривычно серьезны, что ничего хорошего не сулило. – Так и быть, – театрально вздохнула она. – Сначала самое страшное. Потом то, что полегче.
   – Не уверен, что именно вы посчитаете самым страшным, – медленно произнес Фишер. – Керк! Будь добр, зайди на минутку.
   Керкланд Браун, партнер Фишера в бизнесе и жизни, появился, как джинн из бутылки. Собственно говоря, офисы компаньонов были рядом, и смежные двери обычно оставались открытыми. Этот высокий, стройный мужчина, казалось, состоял из одних углов, но был одет не хуже партнера и носил такие же кольцо и булавку для галстука.
   – Что тебе? – нетерпеливо бросил он. Светло-голубые глаза близоруко щурились поверх очков в золотой оправе. – Я работаю над контрактами Скофилда, а в них черт ногу сломит.
   – Эмили хочет знать, какая из новостей хуже, – пояснил Эрон, слегка пожав плечами.
   – «Стратфорд» не возобновит ваш контракт, если новый сюжет не будет сексуальнее! – без обиняков отрезал Браун. – А теперь, Эрон, можешь досказать остальное.
   Прежде чем успел стихнуть изумленный возглас Эмили, он уже исчез за дверью своего офиса.
   – Что? То есть как это не возобновит?! Я работаю на это издательство одиннадцать лет. Ни одна моя книга не была провальной! Процент непроданных экземпляров весьма скромен, и у меня много преданных поклонников, – запротестовала Эмили.
   – Повторяю, им нужно что-то более сексуальное. Сейчас в моде раскованные героини. Что я могу сказать, Эм? Такова природа нынешнего бизнеса. Либо шагаешь в одном строю со всеми, либо уходишь на покой. В конце концов, за последние годы вы сделали кучу денег!
   – Мне тридцать один год! – воскликнула Эмили. – Я слишком молода, чтобы уходить на покой, черт возьми!
   – В таком случае нужны эротические сцены, – неумолимо повторил он.
   Эмили свела брови и наморщила маленький прямой носик. Эротика? Невозможно! Может, для некоторых писателей такое вполне приемлемо, но не для нее!
   – Эрон, я смогла сделать карьеру в «Стратфорде». Критики меня хвалят. Читатели любят. Мне нужно поддерживать репутацию. Дьявол! Меня называют американской Барбарой Картленд! Я нашла свою нишу и другой не ищу!
   – Картленд мертва, а вместе с ней и ее тиражи. Книги Картленд больше не продаются, – не выдержал Фишер. – Кроме того, Эмили, пишете вы куда лучше, чем Картленд. Ваши книги больше по объему, сюжеты интереснее, тоньше, а характеры персонажей – сложнее. Но эти самые сюжеты должны быть более сексуальными, иначе я не гарантирую нового контракта. Мне очень жаль говорить вам все это, и я согласен со всем, что вы утверждаете, но так обстоит дело, дорогая. Вы работаете на «Стратфорд», а я лишь излагаю требования издательства.
   – Вот и будь верной своим издателям, – мрачно буркнула Эмили, но, тут же вспомнив, что в запасе у Эрона есть еще одна плохая новость, нервно спросила: – А что еще?
   Неужели на свете может быть нечто худшее, кроме того, что он сейчас сообщил?!
   – Рейчел Уэйнрайт уволилась. Ушла на пенсию, – объявил Эрон, готовясь к взрыву, который непременно должен был последовать за этим известием, и гадая, не стоило ли заранее запастись нашатырным спиртом.
   – Я разговаривала с Рейчел в пятницу вечером. Сегодня вторник. Она и словом не обмолвилась об уходе Думаю, мой редактор упомянула бы об этом незначительном факте. – спокойно парировала Эмили. – Ее все-таки выдавили из издательства, верно? Джей-Пи Вудз заставила ее уволиться. Она никогда не любила Рейчел, стерва подлая!
   – Рейчел ушла на пенсию, – упрямо повторил Эрон. – Тут нет никакого заговора. Ради Бога, Эмили, Рейчел семьдесят пять! Самое время насладиться жизнью в коннектикутском доме. Твоим новым издателем будет ее хороший друг. Он тебе понравится.
   – Он?! – Голос Эмили поднялся на несколько октав. – Он?! Я не могу работать с мужчиной!
   – Майкл Девлин – хороший парень, – попытался разубедить ее Фишер.
   – Хотите, чтобы я писала эротичнее и заодно работала с мужчиной?
   Сердце Эмили тревожно колотилось. Ее идеальный, упорядоченный маленький мирок безжалостно уничтожали у нее на глазах, а она никак не находила способа остановить катастрофу. Конечно, она могла написать последнюю книгу, вручить ее редактору и распрощаться с издательством. В деньгах Эмили не нуждалась. Но что в таком случае ей делать со своей жизнью? Она умеет только писать романы и ни на что больше не способна. Это все, чем она жила. Ее страсть. Основа ее существования.
   Эмили вздохнула. Она не хочет и не станет отказываться от своей работы. Должен же быть способ как-то обойти приказ издателя!
   – Я устроил вам ленч с Майклом Девлином в вашей любимой маленькой чайной на Мэдисон-авеню. Ну а потом вы еще успеете на поезд в Эгрет-Пойнт.
   – Сегодня? Я должна встретиться с этим парнем сегодня? И я приехала сюда не на поезде, а вместе с вашей сестрой. Она хотела провести день в ресторане Джоржет Клингер. А потом она прогуляется по магазинам, пока я не позвоню ей на мобильник.
   Боже! Знай она, что сегодня обедает с новым редактором, специально оделась бы для такого случая. Извлекла бы из гардероба один из деловых костюмов, более подобающих столь известному автору. В костюме она чувствовала себя как в броне.
   – Рина здесь? – удивился он. Сестра так редко приезжала в город. – Она не говорила мне, что приедет.
   Он, конечно, любил Рину, но в ее присутствии почему-то нервничал.
   – Она не хотела идти с нами на ленч, – слегка улыбнулась Эмили. – Сэм говорит, что она слишком растолстела и хотя бы ради здоровья должна сбросить несколько фунтов. У Джоржет она перебивается легкими закусками. Сами знаете, как она относится к кроличьей еде.
   – Откажись она от ежедневных пончиков, легко могла бы похудеть, – пробурчал Эрон. – Только не передавайте ей мои слова.
   – Ни за что, но, думаю, пирожные с прослойками желе станут причиной ее полного краха, – рассмеялась Эмили, но, тут же став серьезной, добавила: – Прежде чем идти на ленч, я хочу потолковать с Рейчел.
   Эрон встал и, обойдя вокруг стола, кивнул:
   – Звоните с моего телефона. Звонок с мобильного стоит денег, дорогая. Коннектикутский дом Рейчел в моем списке скоростного набора стоит под цифрой семь. – Заметив ее удивленный взгляд, он пояснил: – Мы с Керком иногда бываем у нее по уик-эндам.
   После его ухода Эмили устроилась в удобном большом черном кожаном кресле Эрона. Услышав тихий стук, она обернулась и заметила, что смежную дверь между офисами незаметно закрыли. Эмили подняла трубку, нажала на семерку и услышала щелчки набираемого номера. Один звонок. Второй. Третий.
   «Пожалуйста, будь дома, Рейчел!» – отчаянно молила Эмили про себя.
   – Алло? – произнес приветливый голос Рейчел!
   – Рейчел, это я, Эмили. Что случилось? И почему теперь у меня редактор-мужчина?
   В ответ раздался добродушный смешок.
   – Ты уже виделась с ним? Совершенно потрясающий экземпляр, верно? Будь я на сорок лет моложе, ему бы от меня не уйти. Солнышко, мне пора на покой. Причем уже давно. Просто привыкла каждое утро вставать и идти на работу. Нужно сказать, привычка не из лучших.
   – Вы останетесь в Коннектикуте? – спросила Эмили.
   – Да. Скоро выставлю на продажу здешнюю квартиру и раз и навсегда уезжаю в провинцию, – твердо объявила Рейчел Уэйнрайт.
   – Рейчел… – нерешительно пробормотала Эмили. – Надеюсь, с вами все будет хорошо?
   – Ах ты, милое дитя! Ну разумеется! Мартин позаботился о том, чтобы я получала совершенно невероятную пенсию. Оказалось, что долголетняя преданность «Стратфорду» все же окупилась. Не то что у многих главных редакторов в прошлом! Мой отец всегда считал, что недвижимость – это самое выгодное вложение. Поэтому почти пятьдесят лет назад я приобрела ту квартиру. Окупилась она давным-давно, а в наши дни, когда на квартиры такой спрос, принесет мне целое состояние. И поскольку мне не о ком заботиться, кроме как о себе, я прекрасно проживу. Кроме того, я весьма разумно вложила свои деньги и теперь в июне лечу в Англию, а на август сняла виллу в Тоскане. Хочешь приехать в гости?
   – Они требуют, чтобы я вставляла в роман эротические сцены. Вряд ли мне это удастся, – пожаловалась Эмили. – Эрон и Керк утверждают, что иначе мой контракт не возобновят. Боюсь, мне не светит путешествие в Тоскану, но звучит божественно.
   – Эрон и Керк правы, – спокойно ответила Рейчел, – но тебе не стоит паниковать. Ты прекрасная писательница и вполне справишься с любой проблемой. И Майкл Девлин – великолепный издатель. Я сама работала с ним, и он знает, как заставить писателя работать в полную силу.
   – Имя знакомое, – заметила Эмили. – Но не могу припомнить, где его слышала.
   – Так и быть, – хмыкнула Рейчел, – расскажу тебе, как все было на самом деле, но обещай, что не станешь ни с кем откровенничать. О, Эрон и Керк все знают, но история крайне интригующая.
   – О, расскажи, пожалуйста! – обрадовалась Эмили. – Знаешь ведь, как я обожаю сочные сплетни!
   – Семь лет назад Майкл Девлин перешел в «Стратфорд» из «Рэндом хаус». Он уже приобрел известность как превосходный редактор, и Мартин Стратфорд сманил его с прежней работы обещанием печатать его имя в выходных данных. Джей-Пи почти сразу же заметила его. Тогда она только-только стала президентом компании. Я знаю, до тебя доходили слухи о ней. Так вот, все они – чистая правда, – рассмеялась Рейчел. – Она настоящая пожирательница мужчин у нас в «Стратфорде». Использует их, безжалостно издевается, а затем выбирает следующую жертву. А поскольку все ее любовники стояли ниже на служебной лестнице, никто не посмел поднять скандал или пожаловаться на нее. При виде Майкла Девлина у нее буквально слюнки потекли. Она стала преследовать его, но он игнорировал все ее заигрывания и не обращал на них внимания. Сначала Джей-Пи ужасно удивилась. До сих пор никто не отказывал ей, а уж тем более не избегал. Сначала она посчитала, что Майкл специально разыгрывает недотрогу, и это подстегивало ее похоть, потому что обычно мужчины покорялись своей участи. Вот ее и интриговало то обстоятельство, что он, похоже, сражался с собственной судьбой. Так продолжалось больше года и завершилось шесть лет назад, на рождественской вечеринке.
   На Джей-Пи был обычный снежно-белый наряд. Как хорошо я его помню: короткое платье-саронг из легкой шерсти с глубоким треугольным вырезом. Именно тогда она коротко постриглась и выкрасилась в рыжий цвет. Майкл еще съязвил, обозвав ее Пылающей мамашей. Подкрепившись парой коктейлей «Маргарита», она буквально приперла к стене Майкла Девлина.
   Рейчел хихикнула.
   – Приперла и стала лапать, причем совершенно беззастенчивым образом! Он пытался вежливо отстранить ее, но она потеряла всякий стыд и слушалась не разума, а зова собственной «киски»!
   – Рейчел! – взвизгнула Эмили, в жизни не слышавшая от своего редактора подобных выражений.
   – Прости, дорогая, но по-другому не скажешь. По-моему, ей было все равно, даже если бы он засунул в нее своего «дружка» прямо на глазах у всех, но конечно, ничего подобного не произошло. Он сжал ее руки и буквально оттолкнул от себя, а потом объявил: «Я сам выбираю своих женщин, Джей-Пи, а вас я не выбирал». Поверь, в жизни не слышала столь ледяного голоса! После этого он отвернулся, подошел к Мартину и, пожелав ему счастливого Рождества, ушел с вечеринки.
   – Боже, какой стыд! Джей-Пи, должно быть, легче было сквозь землю провалиться! Вот уж не думала, что пожалею эту стерву! – покачала головой Эмили. – Как же Девлин оказался в Лондоне?
   – Видишь ли, не успел он переступить порога, как Джей-Пи уже терзала Мартина, требуя, чтобы Майкла уволили. Уверяла, что это он приставал к ней, а она не знала, как от него отвязаться, так что теперь просто не может работать с таким человеком. Мартин, разумеется, наблюдал все происходившее собственными глазами, как, впрочем, и остальные собравшиеся. Он не собирался терять Майкла Девлина, но при этом хотел, чтобы и волки были сыты, и овцы целы. Джей-Пи – очень хороший президент, в этом ей не откажешь. Поэтому он перевел Девлина в наш лондонский филиал, что вполне соответствовало целям последнего. Он родился и рос в Дублине. Тебе понравится его англо-американский акцент.
   – Но почему он вернулся? Джей-Пи не из тех, кто забывает обиды. Она очень злопамятна. Ты должна это знать по себе.
   Рейчел долго молчала, прежде чем ответить:
   – Тебе следует знать кое-что, о чем тоже не рекомендуется болтать. В этом году Мартин собирается частично отойти от дел. Они с Анитой хотят путешествовать. Их дочери не желают заниматься издательским делом. Обе замужем за докторами. Но Мартин не собирается продавать издательство, по крайней мере пока. Пусть Джей-Пи – президент компании, а Майкл Девлин – главный редактор, но «Стратфорду» понадобится новый руководитель. Джей-Пи воображает, что все схвачено, но она ошибается. Мартин ничего еще не решил, поэтому и вызвал Девлина из Лондона и назначил на мое место. Теперь Джей-Пи использует тебя, чтобы получить эту должность, и одновременно пытается навсегда избавиться от Майкла Девлина. Ты права. Она крайне злопамятна и не забыла, что он публично ее отверг. Напряжение между ними поистине ощутимо.
   – Рейчел, я ничего не понимаю, – пробормотала Эмили, нервно ерзая в большом кресле Эрона. – Какое отношение имею ко всему этому я?!
   – Послушай, в издательстве никто не любит Джей-Пи, и это правда. Но она чертовски хорошо делает свое дело и правит «Стратфордом» железной рукой. Последние два года Мартин не слишком усердствовал, и вся ответственность легла на ее плечи. Ей хочется получить титул правителя и все, что к нему прилагается. И, говоря по правде, она это заслужила. Но Мартин хочет, чтобы компания по-прежнему оставалась сильной, а это означает, что ему требуется первоклассный главный редактор. Поэтому он и вызвал Девлина из Лондона. Джей-Пи и Девлину придется научиться ладить, хотя бы ради блага компании. И я сама слышала, как Мартин намекал, что за место главы компании стоит побороться. Он играет в свои маленькие игры, а Джей-Пи хоть и бодрится, но ни в чем точно не уверена.
   Рейчел глубоко вздохнула.
   – Сама знаешь, Джей-Пи никогда не была поклонницей твоего творчества. Конечно, компания немало на тебе заработала, но нет никаких сомнений в том, что если твои книги будут эротичнее, прибыли значительно возрастут. Вот только Джей-Пи уверена, что ты на такое не способна. Она считает тебя ханжой и неспособной перейти от сентиментального жанра к чувственному. Она уверена также, что может заполнить пустоту, которая останется после тебя в «Стратфорде», заключив контракт с полудюжиной новых пчелок, знающих толк в эротике. Кто-то из них может оказаться весьма успешной. Сама знаешь, как бывает в издательском деле. Сегодня ты никто, а завтра – знаменитость. Поэтому она сказала Мартину, что только от Девлина зависит, будешь ли ты и дальше работать на «Стратфорд», поскольку ты всегда имела дело с главным редактором и перевести тебя просто к старшему редактору – значит смертельно оскорбить. Мартин согласился. Сама знаешь, он тебя любит. И очень верит в Девлина. Мартин знает также, какой безжалостной может быть Джей-Пи, но не верит, что она испортит тебе карьеру и подвергнет опасности компанию, лишь бы отомстить человеку, который много лет назад отверг ее заигрывания. Ты просто пешка на их шахматной доске. Если Девлин сумеет заставить тебя писать эротические романы, значит, выиграл он. В настоящий момент это прямая угроза Джей-Пи. В конце концов, главный редактор в союзе с известным автором может обладать определенной властью. И вполне способен уйти в другое издательство и переманить тебя туда же. Но если он не сумеет уговорить тебя писать чувственную прозу, вы оба проиграете. Твоей карьере конец, пусть и не навсегда, а ты знаешь, как трудно вновь подняться в этом бизнесе. Репутация Девлина непременно пострадает, и поскольку Мартин назначит Джей-Пи своей преемницей, она так осложнит жизнь Майкла, что тот рано или поздно уволится. Он парень гордый. Так что вам обоим необходимо победить.
   – И никакого давления, не так ли? – сухо осведомилась Эмили.
   Рейчел рассмеялась.
   – Ты можешь сделать это, дорогая, – заверила она. – Ты так талантлива, Эмили! Я знаю, это нелегко, но ты найдешь верный путь. А Девлин будет рядом и поможет тебе. Как ты назвала новый роман?
   – «Строптивая герцогиня». Действие происходит во времена Французской революции. В самый разгар террора. Нечто вроде «Алого первоцвета», только в моей книге главная героиня – женщина.
   – Неплохо, – одобрила Рейчел. – И вполне возможно вставить парочку страстных любовных сцен. А сейчас, дорогая, извини: мне пора. Встречаюсь с ландшафтным дизайнером, а она с минуты на минуту должна прийти. Позвони, если понадобится совет. Но все же ты вполне можешь положиться на Майкла Девлина. Доверься мне.
   – Я всегда вам доверяла, – честно ответила Эмили. – Но редактор-мужчина… просто не знаю.
   – Не суди Девлина строго, пока не встретишься и немного не поработаешь вместе с ним. Еще потолкуем. Пока.
   Раздался щелчок: Рейчел положила трубку. Эмили сделала то же самое, немного посидела в кресле Эрона и со вздохом встала, когда ее верный агент вернулся в комнату.
   – Поговорили? Как там Рейчел? – спросил он.
   – Встречается с ландшафтным дизайнером, – уныло сообщила Эмили. – Собирается остаться в Коннектикуте и продает городскую квартиру. Утверждает, что вполне обеспеченна. Надеюсь, она говорит это не с тем, чтобы утешить меня.
   – О нет, все действительно так, как она утверждает. Кроме того, у нее уже лежит с полдюжины рукописей из пары издательств с просьбой отредактировать их в свободное время. Как только разнесся слух об уходе Рейчел с работы, ее телефон звонит не переставая. Ну, вы готовы? Встреча назначена на час дня.
   – Можно воспользоваться вашим туалетом, чтобы немного привести себя в порядок? – спросила Эмили. – Я не ожидала ленча с новым редактором. Неужели не могли предупредить? Я хотя бы оделась приличнее.
   – Вы прекрасно выглядите, – хмыкнул Эрон, не обращая внимания на мрачный взгляд своей подопечной.
   Войдя в дамскую комнату, Эмили немедленно подбежала к зеркалу. Что ж, могло быть куда хуже! Короткие, пышные рыжеватые волосы были прекрасно уложены, и в такую сухую весеннюю погоду им ничего не грозило. Но как же ей недоставало нового, недавно купленного светло-голубого костюма, специально рассчитанного на походы в издательство! Впрочем, кремовые слаксы и бледно-розовая шелковая блузка тоже совсем неплохи и создают впечатление, что их владелица – богатая сучка, отпрыск известной семьи, которой наплевать на окружающих.
   Она вымыла руки, еще раз взбила волосы и подкрасила губы.
   – Готов ты или нет, но я иду! Берегись, Майкл Девлин, – тихо предупредила она. – И помни, ты покупаешь мою работу, так что кому нужна моя внешность?
   Уверенно кивнув, она вышла и направилась в офис Фишера.
   – Давайте прогуляемся!
   – Почему бы и нет? – согласился он. – До чайной всего пять кварталов, и так мы быстрее туда доберемся.
   – Если собираетесь в «Фелиситиз», принесите мне тот божественный творожник с лимонным кремом, – окликнул их Керк. – Я заказал салат, чтобы было легче справиться с этими чертовыми контрактами. Да, и Сандру тоже не забудьте, – добавил он, вспомнив об их общей секретарше, сидевшей за большим столом в элегантно обставленной приемной, занимавшей весь верхний этаж маленького старого административного здания на Парк-авеню, где располагалось литературное агентство Фишера и Брауна.
   – Только мне фруктовое, – попросила Сандра, когда двери лифта открылись. Эта пожилая, добродушная на вид женщина работала с партнерами много лет, придя в агентство сразу после окончания школы секретарей Катарины Гиббс. – Терпеть не могу лимонный крем, и Керку это известно. Лучше принесите ему два.
   Она помахала им вслед. Створки дверей с тихим шипением сдвинулись, и они быстро, без единой остановки, спустились вниз.
   Они медленно добрались до Мэдисон-авеню и остановились у дверей «Фелиситиз ти компани» – чайной, где шесть дней в неделю подавались ленчи и ранние ужины. Это был любимый ресторанчик Эмили, несмотря на то, что в городе было немало более дорогих и изысканных заведений подобного рода. Но еда здесь была великолепной, а за столиком лучше думалось.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное