Бертрис Смолл.

Возлюбленная

(страница 5 из 36)

скачать книгу бесплатно

   – Я сделал всего-навсего то, что должен был сделать, – уберечь свою шею от петли, кстати, твою и Еноха – тоже.
   – Принимать решения – не твое дело, – продолжал Морган, не обращая внимания на его слова. – И в наказание за свою дерзость ты не получишь свою долю сегодняшней добычи.
   Найл свирепо смотрел на Моргана.
   – Ты не имеешь права…
   – Ты будешь оспаривать мои права как старшего?
   Найл сделал шаг вперед. У Дизайр остановилось дыхание. Морган заложил большие пальцы рук за ремень и ждал, не двигаясь с места. Она видела, как Найл крутит руками, как будто готовится вцепиться Моргану в горло.
   Но он не смог броситься на него и отступил назад. Он даже попытался слегка пожать плечами, хотя, глядя на него, нельзя было не заметить, что он весь дрожит от ярости.
   – Ты не ответил на мой вопрос, – напомнил ему Морган.
   – Это твое право, – глухо пробормотал Найл. Он повернулся и направился к двери. – Пойду поить лошадей.
   – Не спеши. – Морган окинул глазами стол. – Я не вижу здесь той красивой броши, которую ты взял у девушки.
   Найл порылся у себя под фуфайкой, вынул брошь и швырнул ее на стол, где она засияла в лучах свечи. Опустив плечи, он пошел в коридор. Было слышно, как за ним захлопнулась тяжелая входная дверь.
   Теперь Морган открыл ларец с драгоценностями.
   – Да, эти леди везли с собой приличный куш, – заметил Енох.
   Дизайр не выдержала и привстала на цыпочках. Морган подвел ее к столу. Широко раскрытыми глазами она с изумлением глядела на золото, тускло отсвечивающие жемчужные бусы, искрящиеся изумруды и светящиеся изнутри фиолетовым огнем аметисты.
   – Я сказал, что вы можете рассчитывать на свою долю добычи, – напомнил ей Морган. – Вот она. – Он выбрал пару сережек с изумрудами. – Вам нравится?
   Дрожащим, рассерженным голосом она сказала:
   – Вы думаете, я надену на себя краденые украшения… Вы силой заставили меня принять участие в этом ночном грабеже, но я не нуждаюсь теперь в вашей милости.
   Морган тихо рассмеялся.
   – Должно быть, вы уже успели забыть, при каких обстоятельствах мы с вами встретились. Вас не слишком мучила совесть, когда вы лишили меня кошелька там, в Уайтфрайерсе.
   – Это не одно и то же. Я не…
   – Как вам угодно, – сказал Морган. – Конечно, благоразумнее продать драгоценности перекупщику. Брошь и серьги могут быть легко опознаны. Но если их превратить в кучу золотых монет, никто не догадается, откуда они взялись.
   – Мне не нужно никакой платы – ни драгоценностями, ни монетами. Вы можете оставаться при своем мнении, Морган Тренчард, но мы с вами разные люди. Я обокрала вас, чтобы не умереть от голода или не стать уличной девкой.
Вы же…
   – Не останавливайтесь, продолжайте. – Его губы слегка изогнулись.
   – У вас манеры джентльмена. Найл назвал вас «сквайр Тренчард». Но кем бы вы ни были раньше, сейчас вы обычный вор, разбойник с большой дороги. И кончите вы тем же, что и другие. Вы будете произносить смелые речи, когда вас покатят в телеге в Тайберн…
   Морган крепче сжал губы. В углах рта обозначились две глубокие морщины. Хотя Дизайр и побаивалась, она не перестала говорить. Этот человек должен выслушать, что она думает о нем.
   – Все шлюхи из Уайтфрайерса будут готовы умереть от восхищения в день вашей казни. Они станут рыдать и бросать вам цветы, когда петля затянется на вашей шее…
   Рука Моргана с такой силой сжала ее руку, что она не смогла сдержать крика от острой боли. Замерев, она со страхом смотрела на него.
   – Вы возьмете свою долю золотом. – Он сказал это ровным голосом, лишенным всяких эмоций. – Это плата за вашу прогулку.
   – Мою прогулку?
   Он ослабил пальцы и отпустил ее руку, затем обернулся к Еноху:
   – Как только мы продадим драгоценности и раздобудем подходящую одежду для мисс Дизайр, ты отвезешь ее в Корнуолл и оставишь в Равенсклиффе.
   – Равенсклиффе, – повторил Енох. После этого он медленно кивнул головой. – Там она будет вне опасности. Никому не придет в голову искать ее в такой дали.
   Дизайр посмотрела сначала на Еноха, потом на Моргана. Она стояла оглушенная, не в состоянии поверить в их слова. Корнуолл! Она что-то слышала об этом диком, пустынном месте. А этот Равенсклифф? Что там ждет ее? Пристанище пиратов с побережья, может быть, контрабандистов, которые скрываются на скалистых берегах. Эти люди вне закона могут быть даже опаснее, чем Морган.
   – Я не поеду туда! Вы не можете заставить меня…
   Дизайр осеклась, не договорив до конца. Взглянув на лицо Моргана и встретив его суровый, неумолимый взгляд, она в полной мере осознала свою беспомощность. Он мог отправить ее в любое выбранное им место, бросить на произвол судьбы среди самых отъявленных преступников. Ему надо отделаться от нее, и она не в силах помешать этому.


   Дизайр выразительно посмотрела на Еноха, как бы призывая его помочь. Он обращался с ней с некоторой предупредительностью, и, возможно, выскажи он сейчас свой протест по поводу ее сопровождения в Корнуолл, Морган прислушался бы к нему.
   Но слабая надежда тут же исчезла, когда Енох согласно кивнул головой.
   – Равенсклифф, да, это лучшее место для девки. Я отвезу ее туда, как только ты скажешь.
   Енох зевнул, потянулся всем телом и пошел к двери.
   – Я открою дверь, чтобы в гостиной было потеплее, – сказал он. – Тогда мы с Найлом сможем спать там, а то в коридоре сквозит.
   С упавшим сердцем Дизайр проводила взглядом исчезнувшего за тяжелой дверью Еноха. Она с тревогой посмотрела на Моргана, который стоял, положив руки на дубовую полку камина, глядя неподвижными глазами на языки пламени.
   Только что она высказала ему горькую правду. А не слишком ли далеко она зашла. Как это опрометчиво и глупо с ее стороны – распускать язык и болтать им, как помелом, лишь бы только задеть Моргана за живое. Стоит ли теперь удивляться, что он хочет избавиться от нее.
   Какой бес вселился в нее и заставил дерзить? Только теперь ей пришло в голову, какие чувства она скрывает не только от него, но и от себя.
   С первых минут их встречи той ночью в Уайтфрайерсе она была и поражена и испугана своими чувствами. Она пыталась убедить себя в том, что должна презирать Моргана за его жестокость и преступную жизнь. Ей казалось, что она хочет убежать от него как можно дальше.
   Но постепенно помимо собственной воли ее стало неотвратимо тянуть к нему. Может быть, не стоило выплескивать ему после этой ужасной ночи накопившиеся страх и отчаяние, не надо было говорить о Ньюгейте и Тайберн Хилле. Дизайр пыталась убедить себя в том, что ей не может нравиться такой человек, как Морган. Любить его, это значило бы вместе с ним переступать закон и, в конечном счете, оказаться на виселице. И все-таки, каковы бы ни были причины, которые заставляли ее уязвлять Моргана, ему не следовало бы отвечать такими быстрыми и жесткими репрессиями.
   Дизайр смутно представляла себе свою будущую жизнь в Корнуолле. Равенсклифф – конечный пункт ее предполагаемого переезда. Как только Енох оставит ее там одну, никто не станет защищать ее. Такая перспектива пугала.
   Однако Дизайр справилась со своим минутным отчаянием, подняла голову, выпрямила спину и сделала вдох полной грудью.
   Набравшись смелости, она подошла к Моргану и дотронулась до его руки, почувствовав, как под ее пальцами шевельнулись туго налитые мышцы. Однако он даже не удостоил ее взглядом, продолжая смотреть, как желтые и алые языки пламени лизали дрова в камине.
   – Совершенно очевидно, что нет никакой необходимости отправлять меня так далеко, – попыталась начать разговор Дизайр, – почти через половину Англии.
   – Мне казалось, что вы будете только рады покинуть меня. – Он повернул голову. Насмешливая улыбка тронула уголки его рта. – Поскольку вы держите меня за отъявленного негодяя, я уверен, что вы мечтаете избавиться от моего общества.
   «Слава Богу, – подумала Дизайр, – он согласился говорить».
   – Ужасно сожалею, что наговорила вам много неприятного. Нервы не выдержали… Но я не имела никакого права насмехаться над вами…
   – Вы хотите сказать, что теперь изменили свое отношение ко мне? Странно видеть такую внезапную перемену, вам не кажется?
   Черт бы побрал этого человека с его холодным сарказмом! Дизайр быстро овладела собой, мысленно приказав себе не переходить границы во второй раз. Не следовало делать этого, если она надеялась уговорить Моргана не отправлять ее в Корнуолл.
   – Должно быть, ваша первозданная скромность удерживает вас от откровенного выражения своих чувств, моя дорогая. – Он говорил с легкомысленным выражением лица, но не спускал с нее глаз, как будто пытаясь проникнуть в ее сокровенные мысли.
   Дизайр быстро переменила тему.
   – Поскольку лорд Боудин и его друзья могут узнать во мне вашу сообщницу, было бы глупо с моей стороны доносить на вас, даже если бы это пришло мне в голову.
   – Я всегда считал женщин непредсказуемыми созданиями, – сказал Морган. – Но вы… Сначала браните меня, как торговка рыбой, а теперь… Если бы я не успел вас узнать получше, у меня бы закружилась голова от тщеславия и я был бы уже готов поверить, что вы воспылали любовью ко мне.
   Дизайр отвела глаза в сторону, боясь, что они выдадут ее чувства.
   – Нет, но я благодарна вам, Морган.
   – И чем же я заслужил вашу благодарность?
   – Вы спасли мне жизнь. Когда моя лошадь понесла, я могла разбиться о карсту. Если бы вы тогда не рисковали своей жизнью…
   – Это получилось само собой, – прервал он. Его белые зубы блеснули в беззаботной улыбке. – Ни один нормальный мужчина не допустил бы на моем месте, чтобы у него на глазах разбилась такая красавица.
   Что за искорки вспыхнули в его темных глазах или это только отражение огоньков в камине? У Дизайр запылали щеки от смущения.
   – Мы провели с вами две ночи в одной комнате. Вы могли поступить со мной так, как вам хотелось. Но вы не домогались меня.
   – Вы хотите сказать, что чувствовали себя в безопасности со мной, Дизайр? Вы воспринимаете меня как рыцаря и джентльмена?
   – Я готова скорее положиться на вас, чем на… банду убийц, бесчинствующих в Корнуолле.
   – Лучше иметь дело с дьяволом, которого вы знаете? Вы это хотите сказать?
   – Я никогда не считала вас дьяволом.
   Эти слова вырвались у нее непроизвольно. Внутри, где-то очень глубоко, снова пробежала теплая волна, когда она посмотрела на Моргана при свете огня. Она не могла оторвать глаз от его лица с высокими скулами, четкой линией носа, выдающимся подбородком. Лицо казалось медным от сильно полыхавшего огня.
   Не в силах противостоять непонятному чувству, Дизайр забыла о гордости. Она погладила его руку и услышала, как глубоко он дышит. Он заговорил, и голос зазвучал сухо, а лицо приняло строгое выражение.
   – Чем скорее я избавлюсь от вас, тем лучше, – сказал он.
   – Но теперь-то чего вам бояться? – спросила она.
   – Такая девушка, как вы, представляет опасность для любого мужчины, если не в одном, то в другом смысле. – Эти слова Морган произнес тихим и ласковым голосом и положил руки ей на плечи. – Дизайр – родители дали вам красивое имя. Милая, зеленоглазая колдунья…
   Он мягко обнял ее за плечи, привлек к себе, и она почувствовала, как по телу побежали горячие струи. Обжигающее тепло его пальцев проникало сквозь тонкую ткань ее изрядно поношенной рубашки.
   «Может быть, она и в самом деле волшебница», – подумал Морган, поднимая ее на руки. Он вдыхал аромат ее иссиня-черных волос, оттенявших лицо необыкновенной белизны. Слегка прикрытые глаза под густыми, загибающимися вверх ресницами поблескивали изумрудным огнем. Морган прижал ее к себе. Ее мягкие алые губы были полураскрыты, и он быстро скользнул языком между ними.
   Дизайр спохватилась, ей нужно отпрянуть назад, и побыстрее, но она не смогла сделать этого. Она сама прильнула к нему и почувствовала жар его сильного тела. У нее забегали мурашки. Соски груди стали твердыми, заныли и превратились в тугие маленькие почки.
   Морган опустил ее на пол, поддерживая рукой за талию. Дизайр вскрикнула, когда его нога протиснулась между ее бедрами. На ней не было ни нижней, ни тем более пышной кружевной юбки, которая прикрыла бы ее. То, что она почувствовала через туго обтягивавшие его тело штаны, повергло ее в смятение. От осознания силы его восставшей плоти, так явственно осязаемой ею, у нее до боли сжалось сердце. До сих пор Дизайр не были знакомы ощущения от близости с мужчиной. Сейчас она понимала, что сама привела Моргана в такое состояние. На какое-то мгновение она даже испытала удовлетворение от собственной власти.
   Теперь в Дизайр заговорило ее тело, просившее мужской ласки. Она положила руки Моргану на плечи, вдохнула уже хорошо знакомый мужской запах. Ее тело сладко заныло от проснувшегося желания.
   Сильные пальцы Моргана быстро пробегали по ее спине. Осторожными ласковыми движениями он гладил ее. Вот рука ненадолго задержалась на ее узкой талии и плавно опустилась вниз. Он обхватил руками ее маленькие круглые ягодицы, обреченные на танталовы муки в тесных мальчишечьих штанах. Нижняя часть его туловища пришла в движение. Бедра Дизайр неожиданно начали так же ритмично двигаться. Так они покачивались, будто в танце, у которого не было названия. Это был ритуал, такой же вечный, как само время.
   Дизайр хотелось освободиться от стеснявшей ее одежды. Тело жаждало другого – телесного прикосновения. Словно почувствовав это взаимное желание, Морган быстро расстегнул пряжку ее ремня.
   В тот же миг она ощутила тепло его сильных проворных пальцев на атласной коже своего живота. Нервная дрожь прокатилась по всему ее телу.
   Дизайр хотела приказать себе остановиться, но сделала слабый протест – еле слышный стон раздался из глубины души. Медленно, как будто ожидая ее дальнейшего разрешения, кончики пальцев опускались все ниже, пока не коснулись легкого выступа с мягкими завитками волос.
   Голова девушки была откинута назад, и язык Моргана двигался вдоль ее шеи. Она сама расстегнула рубашку. Дрожащими пальцами обнажила перед ним свою нежную грудь. Он прихватил ее напрягшийся сосок губами, потом потянул его чуть сильнее и жадно припал к нему всем ртом. Движения его губ становились все настойчивее.
   Дизайр прерывисто дышала, как будто ей не хватало воздуха. Неожиданно она почувствовала обильную теплую влагу между ногами, где остановились пальцы Моргана. Только она подумала об этом, как его пальцы коснулись этой нетронутой, девственной части ее плоти и соскользнули в глубь нес.
   Она невольно подалась вперед, навстречу кончикам пальцев, слегка расставив и согнув ноги.
   В этот момент в тишине раздался громкий звук, похожий на выстрел. Это был всего лишь треск смолистой чурки, вспыхнувшей в камине, но он привел Дизайр в себя. Собрав всю свою волю, она уперлась руками Моргану в грудь и попыталась оттолкнуть его.
   – Морган – нет!
   Морган только крепче обвил ее руками.
   – Я не причиню вам боли, моя любимая, – шепотом убеждал он. Он хотел опустить ее на свой тюфяк, но она отчаянно сопротивлялась, извиваясь всем телом в его объятиях.
   – Если вы попытаетесь овладеть мною, это будет против моего желания! – кричала Дизайр. – Я буду сопротивляться, пока у меня хватит сил!
   Он с недоумением смотрел на нее. На его помрачневшем лице резче обозначились морщинки. Он отпустил ее так внезапно, что она закачалась на нетвердых ногах. Все ее тело мучительно ныло от неутоленного желания. Ей казалось, что предметы в комнате вращаются вокруг нее. Она слышала, как Морган снова заговорил с ней, но его голос доносился откуда-то издалека.
   – Я не собираюсь принуждать вас. – Голос Моргана прерывался от гнева. – И вы не останетесь со мной ни на один час дольше, чем я могу позволить себе.
   – Вы отправите меня в Корнуолл?
   – Клянусь дьяволом, я сделаю это! – Он сжал руки в кулаки и засунул их в карманы. – В Равенсклиффе у вас не будет возможности заниматься подобными мелкими пакостями.
   Что он имел в виду? Что она зашла слишком далеко и остановила его в критический момент? Неужели он думает, что она хотела помучить его? В этом он ошибался, и еще как… Она с замиранием вспоминала их первое познание друг друга, которое не нашло своего естественного выхода. Ее мучило желание сказать ему об этом.
   Однако в данной ситуации лучше промолчать. Несмотря на свою неопытность в отношениях с мужчинами, Дизайр интуитивно понимала, что Морган сейчас не в том настроении, чтобы слушать ее объяснения. Он стоял, плотно сжав губы, стиснув челюсти, нахмурив брови. Она отдавала себе отчет в том, что Морган Тренчард – очень опасный человек, нельзя забывать, что в данный момент все у него клокочет от ярости.
   Дизайр пыталась внушить себе, что у нее нет другого выбора. Принеся в жертву свою невинность разбойнику с большой дороги, она должна была бы связать себя с ним нерасторжимыми узами. Она понимала, что для этого не потребовалось бы ни брачного контракта, ни пасторского благословения. Отдаться Моргану Тренчарду – значило принадлежать ему навеки, повсюду следовать за ним. Это она тоже хорошо понимала. Даже если их общей дороге суждено закончиться, а это непременно произойдет, то это случится на виселице.
   Даже сознавая все это, как могла она, Дизайр, допустить возможность разлуки с этим человеком? При мысли об этом хотелось плакать. Неужели она никогда больше не ощутит прикосновения его рук. Огонь его властного рта не обожжет ее губ.
   – Я никуда не поеду. Ни сейчас…
   Эти слова вырвались как бы сами собой. Но легче вынести его гнев, чем холодное молчание.
   – Вам никогда не приходило в голову, что я собираюсь отправить вас в Корнуолл ради вашей же безопасности? – спросил Морган.
   – Моей безопасности? – Дизайр с недоверием посмотрела на него. – Вы, наверное, принимаете меня за наивную девочку, если всерьез считаете, что я должна верить этому, Морган Тренчард. Какая безопасность может ожидать меня после того, как Енох отдаст меня в руки ворам и бандитам в Равенсклиффе?
   – Вы ничего не знаете о Равенсклиффе, – заметил Морган.
   – Зато я знаю кое-что о Корнуолле и, может быть, больше, чем вы предполагаете, – возразила Дизайр.
   – Откуда вы можете что-то знать о нем, когда родились и выросли в Лондоне? Ведь вы сами рассказывали, не так ли? Ваш отец торговал вином в этом городе.
   – Папа поддерживал отношения с лавочниками и капитанами торговых судов. Они рассказывали ему о далеких местах, где они бывали. Меня укладывали спать наверху, а они подолгу сидели в гостиной и разговаривали. Они думали, что я спала, но я иногда незаметно устраивалась на ступеньках лестницы и слушала их рассказы.
   – Вы удивляете меня, Дизайр. Хорошо воспитанная юная мисс не должна была выходить из своей комнаты и подслушивать взрослых. – Морган явно подтрунивал над ней, но она не позволила ему отвлечь себя от волновавшей ее темы.
   – Мой отец и его гости рассказывали о мужчинах из Корнуолла, о том, что они занимались контрабандой дорогого коньяка, шелка и кружев из Франции, – продолжала она. – О некоторых из них рассказывали вещи и похуже. Тс дельцы не довольствовались прибылью, которую они получали за счет уклонения от уплаты правительству законного налога.
   – И что же делали те, другие мужчины?
   – Я думаю, вы сами хорошо знаете это, – отвечала Дизайр. – Эти разбойники подстерегали морские суда. Они зажигали ложные маяки вдоль побережья, чтобы обречь на гибель несчастных моряков. Потом принимались грабить их корабли.
   Она поежилась, вспомнив об этих рассказах, которых она вдоволь наслушалась в тс далекие времена, когда в ночной сорочке, притаившись, сидела на лестнице.
   – Иногда какому-нибудь моряку удавалось спастись после кораблекрушения. Тогда его убивали эти… эти твари. Вот кто они, ваши корнуэльцы! И вы будете уверять, что отправляете меня к ним ради моей безопасности.
   – Вы действительно считаете, что Равенсклифф является убежищем для подобных людей?
   – Нечего и пытаться убедить меня в обратном. Вряд ли у вас могут быть друзья среди джентри. Если вообще допустить, что в Корнуолле могут оказаться люди, достойные этого звания.
   Медленно, с неохотой, Дизайр опустилась на свой набитый соломой тюфяк. В глазах у нее пощипывало от еще не успевших высохнуть слез. Она с тревогой взглянула на Моргана. – Не надо так волноваться, – сказал он сухим тоном. – Вы будете там в полной безопасности, мисс Гилфорд.
   Она легла на спину, продолжая украдкой наблюдать за ним сквозь полузакрытые веки. Она видела, как он собрал драгоценности, разложенные на длинном столе, потом опустился на колени вблизи камина, отодвинул свой тюфяк и вынул несколько камней из пола. Он опустил в углубление ларец с драгоценностями и кожаные кошельки, которые забрал у лорда Боудина и другого джентльмена, – все добро, награбленное во время их ночного приключения. Затем аккуратно поместил камни на прежнее место и закрыл его своим тюфяком.
   После этого Морган сам вытянулся на тюфяке. Он повернулся спиной к Дизайр и накрылся одеялом. Это было похоже на молчаливый отказ продолжать дальнейшее общение. Обида легкой щемящей болью отозвалась у нее в груди.
   Слезы текли по щекам Дизайр, но она старалась не всхлипнуть. Морган сказал, чтобы она не беспокоилась, но как можно заснуть, когда ее мучили мысли о своем ужасном будущем?
   Она не заметила, как постепенно ее веки стали смыкаться, тело расслабилось, высохли слезы. Она медленно покачивалась на бархатных волнах темноты.
   Во сне Дизайр видела себя одиноко стоявшей среди высоких скал. Над головой в ночном небе мерцали холодные звезды. Высоко вздымавшиеся волны с гребешками из белой пены со страшным грохотом разбивались об огромный отвесный утес.
   Порывистый ветер со свистом носился над морем, рвал ее волосы и юбку.
   Потом она услышала голос. Это был голос ее отца. Он доносился откуда-то из-за скал. Она оглядывалась по сторонам. Почему не видно отца?
   – Странное, дикое племя эти мужчины из Корнуолла. – Ветер доносил до нее слова отца.
   – Папа, где ты?! – кричала Дизайр. Конечно же, он сейчас придет к ней. С ним она будет вне опасности. Но голос отца затерялся в рокоте волн. И тут послышался другой звук – гораздо страшнее.
   Это был топот конских копыт. Она быстро обернулась и увидела разъяренное животное, которое мчалось прямо на нее. Глаза лошади горели в темноте красным огнем. Она хотела отпрыгнуть в сторону, но ноги как будто приросли к земле, и она не могла двинуться с места.
   В ужасе она закричала и сразу же проснулась. Сердце бешено стучало в груди, тело покрылось холодным потом.
   – Дизайр, что случилось?
   Огонь в камине почти погас, и в глубине его краснели тлеющие угольки. Сквозь высокие узкие окна в комнату пробивались первые слабые лучи утреннего света.
   Морган подбежал к ней и опустился возле тюфяка. Под его теплыми пальцами кошмары сна стали отступать.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное