Бертрис Смолл.

Возлюбленная

(страница 4 из 36)

скачать книгу бесплатно

   – Конечно, нет. То есть, я имею в виду нет – до замужества.
   – Вы в этом уверены? – В его голосе послышались насмешливые нотки. Что означал его вопрос? Он хочет напомнить, как она покорно позволяла ему трогать себя, как потеряла голову от его ласк и не делала ни малейшей попытки оттолкнуть его? Да, тогда это выглядело, как ее добровольная капитуляция. Правда, в тот вечер он напоил ее коньяком, так что она перестала понимать, что хорошо, а что плохо. Такое больше не повторится никогда.
   Он бросил ей мужские штаны.
   – Наденьте, – сказал он приказным тоном. – И еще подберите себе рубашку, ботинки и все, что может понадобиться.
   Дизайр дотронулась до него рукой и посмотрела с мольбой в глазах.
   – Морган, не принуждайте меня ехать с вами. Не делайте этого! Разбой карается виселицей.
   – Приятно слышать, что вы понимаете это, – сухо ответил он. – Коль скоро вы присоединитесь к нам и примете участие в нашей противозаконной авантюре" сегодня ночью, то не решитесь донести. Даже Найл считает, что мой план не лишен определенного смысла.
   – Найл это… Он дурной человек, – возразила ему Дизайр. – Он так смотрит на меня, и эта жестокость в его глазах… Похоже, он ненавидит всех женщин на свете. Но вы…
   – Вы собираетесь льстить мне таким образом, Дизайр? Хотите сказать, что я лучше? Может быть, добрее? Может быть, веду себя по-рыцарски?
   – Едва ли, – выпалила она ему в лицо. – Но Найл сказал, что вы – джентльмен. Он назвал вас «сквайр Тренчард». Почему он обратился к вам так?
   Морган помрачнел, на его лице обозначились суровые складки.
   – Мы задержались здесь слишком долго, – сухо сказал он. – Загляните в тот шкаф в углу. Может быть, там найдется пара крепких ботинок. Посмотрите, подойдут ли они вам.
 //-- * * * --// 
   Наступил вечер. Дизайр вскарабкалась на гнедого мерина, приготовившись ехать с Морганом и другими мужчинами. Ее норовистый конь ретиво вскидывал голову. После того как Морган помог ей сесть верхом, она поняла, что ей придется использовать все свое умение, чтобы справиться с этим животным. Опасения по поводу непривычного и неприличного способа верховой езды мгновенно улетучились. Неважно, подобало так ехать леди или нет, – ей нужно удержаться в седле.
   Подавшись вперед, Дизайр потрепала коня за холку. Она тихо и ласково говорила ему что-то, как ее учил когда-то тренер по верховой езде.
   Морган поднял руку в перчатке и жестом дал команду отправляться. Маленькая группа двинулась вперед по заросшей бурьяном тропе в тени вязов и вскоре выехала на дорогу. Дизайр чувствовала, как в груди часто бьется сердце. На душе было тяжело. В грубой рубашке и куртке никто не заподозрил бы в ней женщину. К тому же маскировку довершала ночная темнота.
Звезды тускло поблескивали в черном небе, слабый свет исходил от тонкого серебристого полумесяца.
   Как и у мужчин, нижняя половина лица Дизайр была закрыта большим носовым платком. Она глубоко надвинула на лоб шляпу с широкими полями, чтобы скрыть верхнюю часть лица. Свои длинные волосы она стянула тугим узлом, и теперь ее черные кудри находились на макушке под высоким куполом шляпы.
   Вслед за Морганом Найл и Енох пустили своих коней быстрым галопом. Дизайр крепче обхватила ногами своего мерина и тоже заставила его двигаться быстрее. Они въехали в лесную чащу, где дорога стала настолько узкой, что передвигаться по ней можно было только цепочкой.
   Свет звезд с трудом проникал сквозь заросли, а полумесяц скрылся из вида. Какая-то ночная птица бесшумно бросилась на свою жертву, раздался жалобный писк.
   А что если повернуть обратно? Такой вопрос задавала себе Дизайр, когда они оказались в лесу. Она пыталась представить, как быстро развернет коня и нырнет в темноту леса.
   Однако это была глупая надежда, и она тотчас же оставила эти мысли. Мужчины стали бы преследовать, и у нее не было никакого шанса скрыться. Хотя Морган еще никогда не обрушивал свой гнев на нее, она отдавала себе отчет в том, насколько он может быть опасен. При всем его достойном поведении в нем чувствовался жесткий характер.
   От непривычного положения тела у Дизайр начали болеть мышцы. Морган не замедлял бега лошади, и поэтому она старалась изо всех сил не отставать от мужчин. Они миновали лес и с шумом пронеслись по деревянному мосту. Вскоре деревья на их пути стали встречаться реже и с одной стороны открылась степь. Ее конь пугливо шарахнулся от какого-то небольшого зверька, то ли кролика, то ли барсука, перебежавшего дорогу и скрывшегося в зарослях на другой стороне.
   Дизайр с облегчением вздохнула, когда Морган дал знак остановиться в небольшой роще, возле крутого обрыва. Внизу она разглядела широкую дорогу, затем посмотрела по сторонам, но не увидела ни одного огонька какого-нибудь деревенского домика, постоялого двора или хотя бы пастушьей хижины. Морган не зря облюбовал это место.
   – Через несколько минут должна показаться карста Боудина, – сказал он.
   – Если только твой осведомитель не решил сыграть с тобой злую шутку, – заметил Найл.
   – Не бойся, его светлость со своими гостями будут здесь вовремя, – продолжал Морган.
   – И у тебя не дрогнет душа, когда ты будешь грабить несчастных джентри? [6 - Нетитулованное мелкопоместное дворянство. (Прим. пер.)] – Найл явно издевался над ним. – Может случиться, что когда-нибудь тебя узнает кто-то из твоих бывших друзей.
   Прежде чем Морган успел ответить, Енох быстро проговорил:
   – Это маловероятно. Собственная матушка, да будет ее душа спокойна на небе, не узнала бы Моргана с закрытым лицом и…
   – Давайте вернемся к нашим планам, – прервал Еноха Морган.
   Дизайр вздрогнула от его слов. Хотя он произнес их довольно спокойно, она уловила раздражение в его голосе и холодный блеск в глазах. Насмешка Найла словно задела обнаженный нерв.
   – Мы подождем до тех пор, пока карста не приблизится к этим голым камням внизу. Тогда мы поскачем вниз и окружим их.
   – Девушке будет нелегко справиться с этим зверем на крутом спуске, – справедливо подметил Енох.
   – Мисс Дизайр останется здесь, в тени деревьев. Ей следует наблюдать за обстановкой, – сказал Морган. – Маловероятно, что кто-то сможет помешать нам, но в этом случае она подаст сигнал. – Он вынул запасной пистолет из-под плаща и протянул его девушке. – Вы сделаете один выстрел вверх.
   – Ты все еще продолжаешь беречь свою возлюбленную! – Найл не давал себе труда воздерживаться от оскорблений. – Там ее никто не увидит, и она будет в полной безопасности. Мы рискуем своей жизнью, а она – отсиживается в тени!
   – Послушайте! – вмешался Енох. Взмахом руки он показал в сторону. – Это, должно быть, карста Боудина.
   В ночной тишине ветер донес громыхание колес, глухой стук копыт и звонкие удары хлыста кучера. Его светлость, вне всякого сомнения, жаждал как можно скорее оказаться в относительно спокойном пригороде Лондона.
   Дизайр напряглась всем телом. Она невольно с благодарностью подумала о Моргане. Здесь ей гораздо безопаснее. В этом Найл был прав.
   Она увидела, как рука Моргана в перчатке взметнулась вверх. Через минуту после команды он уже скрылся за краем оврага. Он спускался на коне по крутому склону с ловкостью наездника, выросшего в седле. Только Найл оставался на месте. Дизайр с недоумением посмотрела на него. Не первый раз он пускался вместе с Морганом и Енохом в подобные опасные приключения. Неужели у него сдали нервы?
   Морган догнал карсту. Енох скакал рядом, чуть позади. Она услышала, как Морган крикнул: «Стоять! Освободить карету!». Кучер резко остановил упряжку с лошадьми. Двое слуг, окаменев, остались на своих местах, в верхней части карсты.
   Краем глаза Дизайр успела заметить молниеносное движение Найла. Держа узду в одной руке, другой он сорвал носовой платок, закрывавший ее лицо.
   Она закусила губы, чтобы подавить крик протеста. Секундой позже Найл поднял свой хлыст и с невероятной силой ударил ее мерина сбоку.
   Животное заржало и взвилось на дыбы. В воздухе мелькнули передние копыта. Дизайр пыталась сдержать коня, изо всех сил сжимая его бока своими слабыми ногами, но это было бесполезно. Найл на своей лошади галопом спускался со склона, и ее конь поскакал за ним. Острая боль свела ей ноги. Ныли руки, как будто ей вывернули все суставы. Она наклонилась вперед, чтобы не выскочить из седла. Кроны деревьев больше не защищали ее от сильного ночного ветра. Она ощутила его дикие порывы здесь, в открытой степи. Шляпа слетела у нее с головы, и ветер унес ее далеко прочь. Волосы упали на лицо и в беспорядке разметались по плечам.
   Конь уже скакал по ровному месту, не снижая скорости. Дизайр похолодела от ужаса, заметив свет фонаря в темноте. Конь нес ее галопом вперед, догоняя массивную, тяжелую карсту, и она была бессильна сдержать его.



   Дизайр находилась настолько близко от кареты, что могла различить позолоченный герб, украшавший ее дверцу. Она попыталась закричать, но звук застрял у нее глубоко в горле. Она крепче прижалась к лошади, опасаясь столкновения с каретой, и в ту же минуту увидела Моргана, который заезжал сбоку на своем жеребце.
   Он управлял своим конем одними ногами, обтянутыми узкими сапогами. Обхватив плотнее бока жеребца, он быстро протянул руку и выхватил повод у Дизайр. Испуганный гнедой мерин встал на дыбы и заржал, но Морган не ослабил узду. Тогда мерин остановился так резко, что Дизайр чуть не вылетела из седла.
   Она успела мельком взглянуть на Моргана, прежде чем он схватил за узду ее коня и на своем жеребце вклинился между нею и каретой.
   Дизайр с облегчением вздохнула и попыталась обрести устойчивое положение в седле. Холодный пот прошиб ее, и она почувствовала, как струйки побежали у нее по груди. Она пыталась отогнать от себя мысль о том, что едва не разбилась насмерть о стенку карсты.
   Открытым ртом она жадно ловила холодный ночной воздух. Немного успокоившись, она услышала мужской голос, доносившийся из экипажа.
   – Черт подери, да ведь это девушка! Отправиться на большую дорогу грабить честных людей, ничего себе!
   Говоривший выглянул из окошечка и смотрел на Дизайр одновременно с удивлением и восхищением. В отблеске фонаря карсты ее глаза отсвечивали изумрудным огнем. Длинные черные волосы, спадавшие на плечи, оттеняли, как рама, побледневшее лицо. Под туго обтягивающей курткой вздымалась грудь. Штаны плотно облегали длинные красивые ноги.
   – Да она просто красавица, скажу я вам. – Дизайр услышала голос другого мужчины, доносившийся из карсты.
   – Бессовестная! Одеться в мужское платье и скакать верхом… – эти слова выкрикнул возмущенный женский голос.
   – Давайте сюда ваши деньги и бриллианты.
   Металлический оттенок в голосе Моргана заставил пассажиров умолкнуть. Внезапно он перевел глаза вверх на ящик под сиденьем кучера, который возился возле него.
   – Бросай сюда свое оружие! – приказал Морган.
   Кучер было заколебался, но тут же бросил пистолет на землю. Ему явно не хотелось расставаться с жизнью, оберегая собственность своего господина.
   Дизайр вцепилась в поводья лошади и мысленно шептала молитву. Только бы никто не проявил сейчас безрассудства, только бы не возникла стрельба. Грабеж сам по себе – тяжелое преступление, но убийство… От страха внутри нее как будто затянулся тугой узел.
   Вдруг она перехватила быстрый взгляд, которым обменялись Морган и высокий молодой человек, одетый в роскошную голубую ливрею с золотом и сидевший на облучке радом с кучером. Молодой человек не выглядел удивленным или испуганным.
   «Это и есть осведомитель», – подумала Дизайр. Ради своей доли добычи он решил предать своего хозяина.
   Ее глаза остановились на другом слуге, который пристроился на запятках кареты, где находился багаж. Он неохотно слез со своего места, опасливо озираясь по сторонам.
   – Твой пистолет! – скомандовал Морган.
   – У меня… Я не вооружен, сэр. Клянусь… От ужаса он замолчал. Найл презрительно дернул плечами, затем приблизился к карете и распахнул дверцу.
   – Выходите все.
   Первым послушно вышел мужчина, сидевший у окна. «Вероятно, ему лет сорок, – подумала Дизайр, – и судя по всему это джентльмен». Она решила так, глядя на длинные, туго завитые букли его парика, темный бархатный камзол и шляпу с пером.
   – Будь все проклято, Синклер, – громко произнес второй мужчина в глубине карсты. – Самоуверенность этих людей…
   – Лучше делайте, что вам сказали, сэр Хью. Дизайр наблюдала, как дородный, пожилой благородного вида мужчина с трудом выбирается из кареты. Более молодой мужчина протянул руку, чтобы помочь своему спутнику.
   Енох тотчас соскочил с лошади. Спокойно и неторопливо он принялся за работу. Отобрав у Хью Боудина и его друга кожаные кошельки, он приказал снять перчатки. После этого стянул пару золотых колец с толстых коротких пальцев его светлости.
   – Теперь приступим к женщинам, – сказал Найл. – Посмотрим, какие безделушки они могут предложить нам.
   Он слез с лошади.
   – Давайте снимаете, и поживее, – проговорил он. Заметив их нерешительность, он сузил глаза, в которых сверкали холод и свирепость. – Шевелите своими задницами. Или ждете, пока я сам вытащу ваши безделушки?
   Дизайр нагнулась в седле, заглянула в карсту и увидела девушку приблизительно одного с ней возраста. Девушка закуталась в гранатового цвета бархатную накидку, отделанную бобровым мехом. Пушистые светлые локоны обрамляли ее тонкое лицо.
   – Выходите же наконец! – зарычал Найл. Вскрикнув от ужаса, девушка прижалась к полной леди, сидевшей рядом с ней, и спрятала лицо у нее на груди.
   Третья женщина, сидевшая напротив, была одета в платье из грубой материи без всяких украшений. Такую одежду носят горничные. На голове у нее был серый шерстяной капор, из-под которого выглядывали оборки накрахмаленного белого чепчика из тонкой ткани.
   Найл вскочил на подножку карсты и оторвал белокурую девушку от пожилой женщины, вцепившись в ее хрупкое плечо с какой-то особенной жестокостью. Она спустилась на землю, и Найл откинул отороченную мехом накидку. Без выражения радости его тонкие губы растянулись в улыбке, когда его взгляд упал на брошь, богато украшенную рубинами и бриллиантами.
   Найл не дал девушке отстегнуть ценное украшение, а сорвал брошь с груди, вырвав вместе с нею кусочек тонкого шелкового платья. Сквозь зиявшую дыру на лифе платья была видна ее изящная белая грудь.
   – Как ты могла взять с собой эту брошь, ты, тщеславная и глупая девчонка! – Голос пожилой дамы дрожал от возмущения.
   – Я никогда не думала… О, мама, я так сожалею об этом! – рыдала девушка.
   – Хватит кудахтать, – приказал Найл. – А ты, старая свинья, лучше давай сюда свои бриллианты.
   Рассерженная пожилая дама оторопела. Она увидела в лице Найла такое, что, уже приготовившись что-то произнести, сразу закрыла рот, стянула перчатки, сняла обычное золотое обручальное кольцо с пальца и быстро протянула его Найлу.
   – Вы везете в Лондон свои лучшие украшения. Я уверен в этом. Показывайте, где они, быстро! Если я сам начну искать, вы пожалеете об этом. Я раздену вас догола и оставлю в таком виде в этой пустой степи.
   Дизайр не сомневалась, что Найл способен сделать это. Он никогда не скрывал своего презрения к женщинам, а уж жестокости и изощренности у него хватит.
   Дизайр подумала, как облегчить участь этих женщин, которые, как и она сама, оказались в беде. Как избавить их от унижения, а может быть, и от чего-то худшего?
   – Шкатулка с драгоценностями, возможно, находится у горничной, – сказала она Найлу.
   – Отдайте ему то, что он хочет. Поторопитесь! – настойчиво говорила она горничной с суровым лицом.
   Женщина подняла глаза на Дизайр, потом опустила руку за спину и достала большой кожаный ларец. Но даже теперь она не могла заставить себя добровольно отдать его.
   Движимая страхом за других женщин, Дизайр быстро нагнулась и схватила кожаный ларец. Так же быстро она передала ларец Найлу, который моментально спрятал его в свой седельный вьюк.
   – Долго же ты, однако, думала, – сказал Найл, обращаясь к горничной. – Ты еще заплатишь за это.
   – Ты ничего не сделаешь без моего распоряжения, – оборвал его Морган. Их глаза встретились. Дизайр чувствовала растущее напряжение. Казалось, оно неминуемо должно разрядиться, подобно вспышке молнии во время грозы.
   Найл первым отвел глаза.
   – Черт с ними, – пробормотал он. Однако Дизайр знала, что стычка Моргана и Найла неизбежна, и исход этой стычки страшил ее.
   – Может быть, вы позволите помочь юной леди подняться обратно в карсту? – обратился к Моргану Синклер с чуть заметной иронией в голосе.
   Морган кивнул головой.
   – Мы взяли то, за чем приехали, – сказал он. Синклер подсадил девушку и, прежде чем сам последовал за ней в карсту, подал руку сэру Хью. По знаку Моргана Енох расстегнул пряжку на сбруе, которая соединяла четверку красивых лошадей с каретой.
   – Ну, красавицы, теперь скачите прочь! – крикнул он.
   Лошади припустились галопом и скрылись в темноте.
   «Даже если кучеру удастся поймать лошадей, эти действия Еноха могут надолго задержать лорда Боудина и его спутников в степи, – подумала Дизайр. – Но как только его светлость доберется до Лондона, он не будет напрасно тратить время на поиски способа отмщения».
   Этот истинный дворянин не спустит каким-то бандитам, которые нарушили его планы попасть на торжества во дворце короля, да еще и по приглашению его величества. Всего несколько часов назад Морган говорил об этом. При этих мыслях отчаяние овладело Дизайр. Она знала, что власти теперь будут выслеживать тех, кто ограбил сэра Хью и его спутников, и постараются найти их, даже если бы бандитов пришлось достать из-под земли.
   Найл и Енох следовали за Морганом, покачиваясь в седлах. Они повернули в сторону и спускались по направлению к оврагу. Она подгоняла своего коня, скакавшего легким галопом на близком расстоянии от них.
   – Вы заплатите за это, все до единого! – донесся из темноты разгневанный голос сэра Хью. – Я еще увижу вас качающимися на виселице в Тайберн Хилл… – Теперь, когда грабители обогнули овраг, топот копыт заглушал другие угрозы, которые, возможно, сэр Хью продолжал посылать им вдогонку.
   Морган пустил своего коня легким аллюром. Хотя все это время Дизайр напрягала силы, чтобы только не отстать от мужчин, она не могла отделаться от страха.
   Как долго они смогут скрываться от правосудия? А если их поймают, удастся ли убедить судью в том, что ее принудили участвовать в этом ограблении?
   У нее были благие намерения спасти дам от жестокости Найла, когда она подсказала, где лежат драгоценности, а потом вырвала у горничной ларец с драгоценностями. Но вряд ли это спасет ее, окажись она в зале суда с кандалами на руках и ногах. Без сомнения, сэр Хью и его спутники будут доказывать, что она схватила эти драгоценности из алчности, чтобы получить свою долю добычи.
   Всплывавшие в воображении одна за другой картины из жизни тюрьмы Ньюгейт терзали душу Дизайр. За толстыми стенами тюрьмы с женщинами обращались так же безжалостно, как с мужчинами. Там ее могут бить розгами и хлестать по щекам… Дизайр невольно отпрянула назад, словно уже почувствовала, как ее ударили хлыстом или прижгли тело каленым железом.
   Морган и двое других мужчин ехали медленно, и она заметила, что они приближаются к старому фермерскому дому. Вслед за ними по заросшей травой дорожке она подъехала к крыльцу. Мужчины остановили лошадей. Енох помог ей слезть с коня. Морган тем временем вошел в дом. Дизайр прошла за мужчинами через полуразвалившуюся прихожую по коридору в кухню. Она с радостью опустилась в кресло возле камина. Енох подбросил побольше дров в огонь. Несмотря на жар, исходивший от камина, она не могла избавиться от холода, сидевшего где-то глубоко внутри нес.
   Мужчины разложили свою добычу на длинном столе. Наблюдая за ними, Дизайр заметила, как гнев вспыхнул в глазах Моргана и глубокая складка пролегла между его прямыми черными бровями.
   Когда он повернулся, чтобы зажечь две сальные свечи на столе, ее пристальный взгляд задержался на тугих мышцах, ясно выступавших под его белой полотняной рубахой.
   Даже сейчас, когда ей было не по себе из-за гнетущего, напряженного духа, царившего в комнате, Дизайр не могла оторвать глаз от Моргана. Какое удивительное тело у него: с широкими плечами, мощным торсом, постепенно суживающимся к талии, с длинными мускулистыми ногами в высоких черных сапогах. И этот красивый человек, Морган Тренчард – разбойник, хищник, который рыщет по ночам подобно волку в поисках своей добычи. Своим мужественным видом он производил на нее ошеломляющее впечатление. Глядя на него, она испытывала приятное волнение, которое зарождалось в далеких тайниках ее души.
   Морган, казалось, не замечал ее присутствия. Он повернулся и посмотрел на Найла. Воцарилась невыносимая, тревожная тишина. Они молча глядели друг на друга. От нервного напряжения Дизайр так сильно сжала руки, что ногти больно впивались в ладони.
   – Сегодня ночью у нас оказался неплохой улов, – наконец произнес Найл.
   Морган находился от него по другую сторону стола. Он стоял неподвижно, как высеченный из гранита, широко расставив ноги.
   – Мы еще не заглянули в ларец с драгоценностями, – продолжал Найл, неохотно отводя глаза. – Я готов держать пари, что эти знатные шлюхи везли с собой целое состояние, чтобы напялить на себя на балу у его величества…
   Морган повернулся и шагнул навстречу Дизайр. Его темные глаза встретились с ее глазами.
   – Почему вы не остались на краю обрыва, как вам было сказано?
   У Дизайр пересохло во рту. Она сделала усилие над собой, но язык не слушался. Она хорошо помнила, что ни Морган, ни Енох не были свидетелями предательских действий Найла.
   – Не стоит винить девку за то, что она не справилась с лошадью, – вмешался Енох. – Если бы мне удалось подобрать ей менее строптивое животное, может быть, она сумела бы сдержать коня.
   Дизайр заставила себя взглянуть на Найла. Увидев ненависть на его лице и угрозу в серых глазах, она отвела свой взор. Она поняла его молчаливое предупреждение, но знала, что не должна сдаваться. Ее спина выпрямилась, подбородок чуть приподнялся кверху.
   – Я не теряла контроль до тех пор, пока Найл не стегнул мою лошадь хлыстом.
   Она не знала, поверит ли Морган ее словам. У него не было причин принимать всерьез ее обвинения в адрес Найла.
   – Неужели вы думаете, что мне самой захотелось нестись галопом по оврагу, чтобы сломать себе шею? – спросила она. – Может быть, вы считаете, что я сама сорвала платок с лица, чтобы они могли получше разглядеть меня?
   – Я знал, что от этой суки следует ждать неприятностей, – прервал ее Найл. – Ты же сам сказал, что она отправится вместе с нами этой ночью, чтобы потом не могла донести на нас. И вдруг тебя охватила жалость и ты оставил ее в безопасном месте.
   – Ты не подчинился моим распоряжениям, Форрет, – сказал Морган.
   «Он все-таки поверил мне», – с облегчением подумала Дизайр.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное