Бертрис Смолл.

Возлюбленная

(страница 34 из 36)

скачать книгу бесплатно

   – Что касается Моргана Тренчарда, это совсем другое дело, – продолжал король. – Этот человек является закоренелым преступником. На его счету много крупных грабежей. И суд уже приговорил его к повешению.
   Радость Дизайр моментально угасла. Разве могла стать благом дарованная свобода, если ее нельзя разделить с Морганом? Преодолевая отчаяние, надвигающееся на нее с устрашающей быстротой, она собрала остатки сил и воли.
   – Ваше величество, я прошу вас вернуться к этому вопросу и принять во внимание очень важные обстоятельства. Отец Моргана погиб, защищая корону Стюартов. Моргану довелось испытать жестокость со стороны своего сводного брата. Он был вынужден оставить свои владения и покинуть Англию из-за своей приверженности роялистам. Он отправился в Вест-Индию и вел там честную жизнь. Он ни разу не нарушил закон до того момента, когда по возвращении на родину обнаружил, что его полностью лишили принадлежавшего ему по праву наследства.
   – Дорогая моя, мисс Гилфорд, вы знаете это только со слов самого Тренчарда. Других доказательств у вас нет. Вы прекрасно знаете, что влюбленная женщина всегда верит в то, во что ей хочется верить.
   – Морган не лгал мне, ваше величество. Я убеждена в этом.
   – Ваша преданность любимому человеку делает вам честь, – мягко остановил ее король. – Но суд Англии признал его виновным и приговорил к казни.
   Дизайр чувствовала, что последняя надежда ускользает от нее. Она вскочила с кресла и бросилась к королю, упав перед ним на колени. Пышные складки ее платья мягко легли на пол. Она устремила на короля свои зеленые глаза.
   – Вы можете спасти его, ваше величество. – Голос ее прозвучал громко, звонко и страстно. – Я прошу вас использовать ваше исключительное право, вашу королевскую власть и помиловать Моргана Тренчарда.
   Карл встал, взял ее за руку и поставил на ноги. Ему часто приходилось видеть женские слезы и приступы истерии. Подобные выражения эмоций уже давно не трогали его. Но в данный момент он имел дело с другими чувствами. Дизайр Гилфорд в разговоре с ним показала смелость и силу, она взывала к его чувству справедливости и добивалась прощения не для себя, а для любимого человека.
   Он помедлил немного, прежде чем отпустить ее руку.
   – Мисс Гилфорд, я не могу дать вам сейчас твердого обещания. Но, если хотите, чтобы я еще раз обдумал вашу просьбу, вы должны принять некоторые мои условия.
   Дизайр сделала шаг назад. Глаза ее вмиг наполнились ужасом. При первой встрече с королем она поняла, что приглянулась ему. Теперь он заговорил об условиях. Значит ли это, что он предложит ей побывать в своей постели? Сможет ли она такой ценой получить прощение для Моргана?
   – Для начала я хотел бы знать, где сейчас находится Тренчард.
   Это было совсем не то, что она ожидала услышать, и поэтому потеряла всякую бдительность.
   – К этому времени он должен добраться до города.
Думаю, он находится не так уж далеко отсюда.
   Король ничего не сказал. Лицо его оставалось строгим, глаза неподвижно смотрели на нее. Он ждал продолжения.
   – В Саутуорке есть один дом с меблированными комнатами. Его хозяйку зовут Лена Джерроу. Под ее крышей находят приют многие люди, скрывающиеся от закона. Мы с Морганом договорились встретиться у нее, если потеряем друг друга во время пожара.
   Поведав это королю, она поставила под угрозу жизнь Моргана и при этом не получила никаких гарантий, что он будет помилован.
   – Хорошо. Не будем торопиться, – продолжал его величество. – Пока вы останетесь во дворце в качестве моей гостьи. Чувствуйте себя совершенно спокойно. Делайте все, что вам хочется, развлекайтесь, как все придворные.
   Подобные слова из уст короля могли бы польстить самолюбию любой женщины. Но Дизайр восприняла их как одно из условий.
   – Я пришлю за вами, как только приму решение, – сказал он и направился к двери. Затем позвал Чиффинча и велел ему проводить Дизайр в отведенные ей апартаменты.

   Расставшись с девушкой, Карл не сразу вернулся к своим делам. Он не мог отделаться от образа смелой, прекрасной и преданной в любви женщины. Если бы он не понимал этого и встретился с ней при иных обстоятельствах, он без стеснения завлек бы ее в свою постель. А ведь она в страхе ждала от него такого предложения.
   Карл вспомнил, как она инстинктивно попятилась назад, какая тревога появилась в ее глазах при упоминании об особых условиях. Грусть пробежала по его лицу, и он невесело улыбнулся. Конечно, надо было успокоить девушку, сказать ей, что ее опасения напрасны, что он никогда не пытался обладать женщиной против ее воли, что для него в этом нет необходимости.
   Потом он мысленно перенесся на некоторое время назад и вспомнил свою первую любовь – хорошенькую Люси Уолтер, девушку с каштановыми волосами. Самому ему тогда было восемнадцать лет. Он только что вернулся из Голландии, чтобы включиться в борьбу за отцовский трон. Тогда он встретил Люси, которая отдалась ему со всем пылом первой юной страсти и встретила с его стороны не менее горячее ответное чувство. Люси подарила ему сына. Хотя она никогда не пыталась использовать это обстоятельство в своих целях, он не только безоговорочно признал свое отцовство, но и пожаловал мальчику титул герцога Монмунтского.
   Точно так же он поступал и с другими женщинами, которым довелось делить с ним постель. Ни одна из них не делала это по принуждению. Карл всегда считал, что женщина, которая боится или не хочет близости с мужчиной, не может дать ему настоящего удовольствия.
   Снова его мысли вернулись к Дизайр Гилфорд. Он тяжело вздохнул, отдавая себе отчет, что она принадлежит к числу тех женщин, которые, однажды полюбив, сохраняют это чувство и верность избраннику навсегда.
 //-- * * * --// 
   Когда Чиффинч проводил Дизайр и вернулся в комнату для аудиенций, король вручил ему лист с поручениями относительно Моргана Тренчарда. Карл не преувеличивал ценности своего слуги и, когда недавно сказал это Барбаре, не кривил душой. Чиффинч был полезен во многих отношениях.
   Кроме участия в государственных вопросах ему приходилось часто заниматься интимными делами короля. Он провожал дам в покои монарха и потом в целости и сохранности доставлял их обратно. Но главная заслуга мистера Чиффинча состояла в другом. Он умел быстро и очень успешно добывать любую информацию, нужную королю. Ему не требовалось больших усилий для того, чтобы выведать всю подноготную человека. Он мог посидеть с любым бродягой за столом, напоить его допьяна, оставаясь совершенно трезвым и сохраняя ясную голову. Со своим гигантским ростом и крепким телосложением он выходил целым и невредимым из всех потасовок и драк, в которые ему приходилось ввязываться в различных притонах и тавернах. В то же время он обладал речью и манерами, принятыми в самом изысканном обществе.
   Получив указания короля, Чиффинч удалился. После его ухода король с головой ушел в дела, которые требовали неотложного решения.
   Предстояло принять незамедлительные меры по оказанию помощи людям, оказавшимся без крова после пожара. Нужно позаботиться о размещении обитателей тех четырнадцати тысяч домов, уничтоженных взрывами, – ведь зима уже не за горами. Требовалось решение об установке большого числа армейских тентов одновременно во многих местах. Власти ждали разрешения на возведение легких деревянных построек на артиллерийских полигонах в Финсбери, Мурфилдсе и Смитфилде, где скопились толпы беженцев, спавших под открытым небом.
   Король занялся рассмотрением доклада лорда-мэра, в котором тот обосновывал необходимость расчистки территории в районе северной части Лондонского моста, прокладки новой дороги и возведения ряда сооружений в самое ближайшее время. В этой связи необходимо было произвести распределение фондов и выделение рабочей силы, способной немедленно приступить к осуществлению намечаемого строительства.
   Оторвавшись от бумаг, Карл позволил себе немного отвлечься от государственных дел и переключиться на личные вопросы. Он подумал, что шпионы Барбары шпионят за ним в эти дни особенно усердно и не оставят без внимания ни один его шаг. Если ей станет известно, что он не посещал апартаменты мисс Гилфорд, она скоро поостынет. И король решил задобрить свою разбушевавшуюся любовницу хорошим подарком – драгоценным украшением, к примеру, ожерельем с бриллиантами или сапфировой брошью.
 //-- * * * --// 
   – Дизайр уже должна была появиться здесь, – сказал Енох.
   Они сидели с Морганом в одной из комнат верхнего этажа дома Лены Джерроу и терялись в догадках.
   В этот вечер моросил холодный дождь, и Морган изрядно продрог после очередных бесплодных поисков, обойдя все таверны и злачные места Саутуорка.
   – Мы оба сбились с ног, разыскивая ее. Мы подключили Барни к этому делу, хотя вряд ли он сможет добиться большего, чем мы с тобой, – сказал Морган после мрачного раздумья.
   – Завтра я обойду весь Лондон. Может быть, она застряла в одном из лагерей для беженцев. Кроме этого, я должен проверить все подвалы и погреба среди руин.
   Морган запнулся, вспомнив рассказы очевидцев об этих заброшенных местах. Люди говорили, что после пожара, уничтожившего притоны Уайтфрайерса, в подобных убежищах обосновались воры и убийцы.
   – Послушай, что я скажу тебе, Морган. Прошло более двух недель с того времени, как ты не видел ее. Она могла покинуть Лондон и подыскать себе работу в каком-нибудь тихом месте.
   Морган сдвинул брови и сердито посмотрел на Еноха.
   – Договаривай до конца, что ты имеешь в виду.
   – Может быть, она решила совсем не появляться здесь. Разве можно винить ее за то, что она захотела начать новую жизнь? Ты сам ощутил, насколько эта жизнь тяжела для тебя, пока ты находился в Ньюгейтс. Теперь подумай, какова она была для Дизайр.
   – Знаю, ей пришлось несладко. Но она больше никогда не попадет в подобное место. Если бы мы с ней сейчас оказались вместе, я бы увез ее отсюда, и не только из Лондона. Если бы нам представилась возможность соединиться, мы отправились бы в Вест-Индию. Дорога туда мне знакома.
   Свойственное Еноху спокойствие начало понемногу иссякать.
   – Как долго, по-твоему, мы должны задержаться здесь? – в очередной раз спросил он. – Я уже говорил, что скоро у нас кончатся деньги. И Лена тотчас укажет нам на дверь.
   – Думаю, мы сумеем раздобыть деньги.
   – Догадываюсь, где ты собираешься достать их. Хочешь опять заняться разбоем. – Енох испытующе посмотрел на Моргана и продолжил: – Сейчас может подвернуться очень удачный случай. Богачи, которые убежали из города, начнут возвращаться. Барни уже навел меня на след одного попугая, которого можно без труда ощипать. Я готов отправиться на дело – стоит тебе только сказать.
   Морган покачал головой.
   – Нет, Енох. С этим покончено.
   – Тогда, может, ты расскажешь, как собираешься жить дальше?
   – Когда я через весь Лондон держал путь сюда, как-то возле моста разговорился с одним человеком, который пригласил меня перекусить вместе с ним. Его звали Калеб, – сказал Морган. – Он фокусник.
   – И ты решил, что тоже сможешь показывать фокусы на ярмарках и этим зарабатывать себе на хлеб?
   Улыбка быстро сошла с лица Еноха под суровым взглядом Моргана.
   – Выслушай меня. Калеб сказал, что человек, избравший кочевую жизнь, не сможет вернуться к прежней. Я долго думал над этими словами. Возможно, это справедливо для него, но не для меня.
   – Напрасно ты чувствуешь себя так уверенно. Все эти годы ты рыскал, как дикий зверь, – напомнил Енох. – Может быть, тот парень все-таки знает, что говорит.
   – Когда мы с тобой уплыли в Вест-Индию, мы находились в безвыходном положении, – продолжал Морган. – Родерик в то время был единственным хозяином Пендаррена. Я был слишком молод, чтобы бороться за свои права. Но все изменилось к нашему возвращению в Англию.
   – Не думаю. Что ты мог сделать, когда Пендаррен отдали лорду Уиндхэму – другу короля?
   – Вот об этом я как раз и думал все последнее время. Я уж слишком быстро опустил руки и нашел удобный предлог для того, чтобы отправиться на большую дорогу. Возможно, я соблазнился на легкий способ добычи денег. Я никогда ни за что не отвечал и делал все, что мне хотелось. Не правда ли, свободная и беззаботная жизнь!
   – Но отнюдь не легкая и, к тому же, чрезвычайно опасная, – поправил его Енох.
   – Может быть, мне также нравилось ходить по лезвию ножа. Вспомни, сколько раз я рисковал своей головой и еще чаще – твоей.
   – На то была моя добрая воля, – заметил Енох.
   – Или преданность мне и моей семье, – добавил Морган.
   Некоторое время они сидели молча.
   Енох выглядел слегка озадаченным. После паузы он снова начал выкладывать свои соображения.
   – Чем бы мы ни решили заняться, нам нельзя оставаться в Лондоне. И нечего тратить драгоценное время на разговоры о прошлом. Надо поскорее убираться из Англии. Скоро объявят о наборе солдат для войны с голландцами. И тогда ни с кем не будут церемониться. Нам нельзя задерживаться, – вот это не вызывает сомнений!
   Слова Еноха звучали здраво, и Морган заставил себя задуматься над ними. Нехотя он был вынужден согласиться с другом.
   – Хорошо. Ждем еще две недели, – сказал он. – Если мне не удастся отыскать ее, уедем одни.




   Леди Кастлмейн сидела перед туалетным столиком с легкой улыбкой на устах. Она вынула из бархатной коробочки ожерелье, и ее сине-лиловые глаза заблестели от удовольствия. Она медленно поворачивала его из стороны в сторону; огромный, изумительной красоты сапфир, окруженный бриллиантами, висящий на золотой цепочке, вспыхнул ярким светом в лучах свечи.
   – Какая великолепная вещь, ваше величество. Она повернулась к королю и благодарно улыбнулась. Король вошел несколько минут назад, и при его появлении прислуживавшая ей горничная немедленно удалилась. Прошло больше недели с их последней встречи. Каждый лишний час без Карла стоил леди Кастлмейн немалых переживаний.
   Теперь она немного успокоилась. Король снова с ней и вдобавок с прекрасным подарком. Она с неподдельным восхищением рассматривала ожерелье. Владея бесчисленными драгоценностями, она ненасытно ждала от него все новых и новых подношений. Последнее имело для нее особое значение и не только из-за необычайной красоты камня. Это Важный знак внимания короля. Таким образом, он заверил ее в своей преданности и намекнул, что рассчитывает на прежнюю благосклонность. Победа осталась за ней, – он не собирается менять ее на ту темноволосую зеленоглазую маленькую выскочку.
   Вместе с тем события нынешнего вечера заставили Барбару прийти в негодование. В банкетном зале появилась Дизайр в сопровождении мисс Фробишер. Это был не первый выход гостьи. Две недели назад она уже один раз выбралась из своего заточения. После аудиенции у короля она выходила из своей резиденции каждый день и свободно прогуливалась по Уайтхоллу, демонстрируя изысканные и дорогие наряды.
   С момента появления Дизайр во дворце ее не переставали осаждать галантные придворные кавалеры. Однако равнодушие девушки к их ухаживаниям быстро обескуражило многих. По сообщениям надежнейшего осведомителя Барбары, ни одному из самых красивых и смелых ухажеров не удалось побывать в апартаментах Дизайр. Это наводило Барбару на мысль о том, что маленькая пройдоха пытается представить себя в глазах его Величества целомудренной девушкой и набивает таким образом себе цену.
   – Она, должно быть, надеется, что его величество придет в восторг от ее необыкновенной скромности, – цинично заметил герцог Бекингэм, когда они с Барбарой в тот вечер сидели за карточным столиком. – У каждого мужчины бывает определенный период жизни, когда ему требуется разнообразие в интимных делах. Тогда у него появляется интерес к девственницам. Может быть, они привлекают его своей неприступностью. – Герцог нагловато улыбнулся Барбаре. – Нашему королю большинство побед над женщинами достались слишком легко.
   В тот вечер Карл не появился в банкетном зале. Один из камергеров его величества сообщил Барбаре, что король вместе с Джоном Ивлином и доктором Кристофером Реном обсуждали последний проект восстановления Лондона. Барбара пребывала в мрачном настроении и рано вернулась к себе, не замедлив сорвать зло на своей многострадальной прислуге.
   Зато с приходом короля она снова воспрянула духом – ведь Карл вернулся к ней. Он взял ожерелье у нее из рук, надел его на ее гладкую, белую шею и застегнул замочек. Барбара с удовлетворением разглядывала свое изображение в зеркале на туалетном столике. Потом откинула голову, а его величество наклонился и, приспустив платье с одного плеча, прижался губами к атласной коже. В предвкушении долгожданных ласк она задрожала всем телом, но и в эту минуту вспомнила свои подозрения.
   – Вы сами выбирали это ожерелье, ваше величество? – спросила она короля.
   – Конечно, моя дорогая. Только это оказалось не таким простым делом. Ювелирные лавки во время пожара разграбили, мало кому удалось сохранить свои богатства. Сегодня ювелиры побывали здесь, во дворце, и привезли с собой лучшие украшения. Они и предложили мне эту вещь, а я взял ее, чтобы посоветоваться с вами. Надеюсь, вы одобрите мой выбор.
   Улыбка снова засияла на лице леди Кастлмейн.
   – Вы хорошо изучили мои вкусы, – промурлыкала она. – Так приятно сознавать, что вы нашли время и выбрали подарок для меня.
   Король осторожно опустил руки за шелк и кружева ее платья и обхватил ее нежную полную грудь.
   – Но я не могу проводить все свое время только с архитекторами и государственными деятелями, – сказал он, перебирая пальцами ее соски и мягко оттягивая их.
   Однако Барбара не желала сразу поддаваться нахлынувшему плотскому чувству и попыталась отдалить удовольствие. Она считала, что нужный момент еще не настал. Сначала она должна убедиться в искренности чувств Карла.
   – Все это время меня беспокоили другие мысли, ваше величество. Меньше всего я думала о государственных делах.
   Король тихо засмеялся.
   – Могу сказать то же самое о себе. Вот почему я здесь, моя дорогая.
   В его приглушенном голосе слышалось волнение.
   Она повернулась и посмотрела на него. Карл увидел тревогу, затаившуюся в глубине ее глаз. Он подавил вздох, поняв, что одним подарком не отделаться. Чтобы получить от Барбары в эту ночь все, на что она способна, нужно рассеять все ее подозрения.
   – Вам больше незачем беспокоиться, моя возлюбленная, – сказал король с оттенком печали в голосе. – Леди не проявляет желания.
   – Леди?
   Глядевшие на него сине-фиолетовые глаза изображали искреннее недоумение.
   – Боюсь, мне не понятно, о ком вы говорите, ваше величество.
   Карл заставил ее встать, положил руки ей на плечи и привлек к себе.
   – Я не был в постели с Дизайр Гилфорд и не собираюсь делать этого впредь. Если бы даже я предложил ей это, она отказалась бы.
   – Однако ж, она все еще здесь. И вы предоставили ей лучшие во дворце апартаменты.
   – Она останется здесь до тех пор, пока я полностью не вникну в ее дело и не вынесу решение.
   На этот раз Барбара удивилась на самом деле.
   – Вы говорите так, словно она преступница, а вы выступаете в роли судьи, ваше величество.
   – Сама она не преступница. Преступник – ее любовник. Вот почему она разыскивала меня и добивалась аудиенции. Я был тронут ее мольбой в защиту любимого человека. Я должен признать, что…
   – Как? Она любовница преступника? Что он сделал?
   – Он обвиняется в разбое на дорогах.
   – Разбойник! В таком случае добропорядочной девушке следовало бы поскорее отделаться от такого человека. Особенно, когда ей представляется возможность… возможность…
   – Вы хотите сказать – оказаться в постели у короля? – Карл покачал головой. – Этого можно было ожидать от кого угодно, только не от нее. – Голос короля звучал необыкновенно мягко и с неподдельным благоговением. – Ее любовь к этому человеку безгранична. Для нее, кроме него, не существует никого в мире.
   Барбара помолчала с минуту, прикидывая в уме, как ей извлечь пользу для себя из этой ситуации.
   – В таком случае, вы должны удовлетворить ее просьбу и вернуть ей ее любовника, – поспешила она подсказать королю.
   Она придвинулась к нему ближе, так что ее грудь касалась его груди.
   – Вы доставляете мне радость, ваше величество. Я счастлива, что могу выражать вам свою любовь так, как мне хочется. Как хорошо, что вы пришли сегодня вечером… Поэтому мне очень тяжело сознавать, что эта бедная девушка может уехать отсюда одна.
   – Вы очень мягкосердечны, – прошептал король. – Но, боюсь, что в данном случае не смогу принять решение до тех пор, пока не буду располагать достаточной информацией.
   С этими словами он сел на постель, а она примостилась рядом, положив ему голову на колени. Король вкратце изложил ей свои соображения по поводу отсрочки важного решения, касающегося дальнейшей судьбы Моргана Тренчарда.
   – По-моему, не имеет значения, что он сделал. Вопрос о его помиловании находится всецело в вашей власти. – Она обвила руками его шею. – Ведь вы простите его, ваше величество? Я прошу вас, сделайте это ради меня… доставьте мне удовольствие…
   – Я готов доставить вам удовольствие, моя любимая, – сказал Карл. – И я не могу больше ждать, чтобы доказать это.
   Он откинул шелковый шарф и расстегнул платье. Роскошный наряд соскользнул с ее плеч, обнажив гладкое, белоснежное тело. Король осторожно приподнял голову Барбары и положил любовницу на постель. Шелковое белье упало на пол. Теперь она лежала перед ним обнаженная. Только крупный сапфир мягким светом поблескивал у нее на груди, словно приглашая его поскорее приблизиться к жаждущему телу. Карл быстро разделся и бросился в постель, вытянувшись подле Барбары.
   «Вот хитрая распутница! – подумал он. – Притворяется, что ее действительно волнует судьба Дизайр». Он хорошо представлял себе, что ей хочется только одного – поскорее отправить девушку вместе с любовником как можно дальше от Уайтхолла.
 //-- * * * --// 
   Прошло две недели. В один из дождливых вечеров Дизайр сидела перед туалетным столиком, терпеливо дожидаясь, когда Либби закончит свою работу над ее прической перед выходом в банкетный зал. Горничная уже надушила ее, наложила пудру и туго затянула шнурки на корсете. Оставалось привести в порядок волосы. В это время в дверях показался Уилл Чиффинч, сообщивший, что мисс Гилфорд должна немедленно последовать за ним в комнату короля для аудиенции.
   Дизайр почувствовала, как у нее бешено заколотилось сердце и пересохло во рту.
   Мисс Фробишер попросила Чиффинча подождать несколько минут и бросилась помогать Дизайр с новым нарядом из тафты цвета меда с золотой каймой. Дизайр выпрямилась и стояла, не шелохнувшись, до тех пор, пока женщина не застегнула все пуговицы и не расправила изящную юбку в форме колокола, с мягко спадавшими складками. Когда Либби немного замешкалась со шпильками, Дизайр потеряла терпение. Она выхватила конец ленты из рук девушки и трясущимися руками перевязала откинутые назад волосы. Потом подхватила подол своего пышного платья и опрометью бросилась к двери спальни, за которой ее ждал сердитый мужчина в каштановом парике.
   – Я готова, мистер Чиффинч, – выпалила она.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное