Бертрис Смолл.

Возлюбленная

(страница 3 из 36)

скачать книгу бесплатно

   С этими словами он прижался к ее губам. Дизайр вся сжалась в комок, готовая противостоять насилию. Поэтому, когда его теплые губы лишь слегка коснулись ее плотно сжатого рта, она была удивлена и растеряна. Скользящими движениями пальцев он осторожно перебирал ее блестящие, волнистые, черные, как смоль, волосы.
   Нежность Моргана не могла не вызвать немедленного ответа. Дизайр почувствовала, что ее собственные руки тоже пришли в движение, как бы сами собой. Она испытала неизъяснимое волнение в тот момент, когда ее руки обхватили крепкую мускулистую спину Моргана.
   – Морган, пожалуйста… – но это уже совсем не походило на просьбу или мольбу.
   – Дизайр, моя ненаглядная, – прошептал он. Этот чуть сипловатый шепот прозвучал серьезно.
   Он осторожно раздвинул языком ее губы и в теплой влажной глубине ее рта отыскал бархатистый язык. Робкое ответное движение этого языка напоминало согласие на приглашение кавалера в каком-нибудь танце. Она дышала глубоко, чувствуя запах коньяка и кожи и опять же ясный мужской запах, принадлежащий только ему.
   Морган опустил ее на тюфяк, затем стянул рваное платье, коснулся руками ее груди. Дизайр отпрянула, покрылась мурашками и смотрела на него испуганными глазами. Но тут ее обожгло пламя. Она ощутила этот вспыхнувший в ее душе огонь каждой клеточкой своего тела.
   Морган наклонил свою темноволосую голову и губами коснулся розового соска. В ответ последовал лишь слабый протест. Это были не слова, а тихий возглас, когда его губы чуть-чуть втянули этот прелестный шелковистый кончик.
   Она чувствовала себя на краю глубокой пропасти и решила вырваться из этого сладкого плена.
   Как только она сделала движение, подол ее юбки задрался, обнажив ноги до самых бедер. Морган легонько провел рукой вдоль изящного изгиба бедра. Инстинктивно Дизайр плотно сжала ноги вместе.
   – Вы боитесь меня, любовь моя?
   Она пыталась что-то сказать, но слова застряли у нее в горле.
   – Не надо бояться, – произнес он мягким голосом. – Я не буду принуждать вас делать что-то против вашего желания.
   Легкими прикосновениями пальцев Морган стал гладить ее тело. Он попробовал рукой разомкнуть ее бедра, и она не стала его останавливать.
   Внезапно он весь напрягся и одним движением вскочил на ноги, повернул голову, как будто прислушиваясь.
   – Морган, что это?
   – Успокойтесь.
   Он продолжал прислушиваться. Теперь и она услышала, как по направлению к дому галопом скачут лошади.
   Неожиданно пробудившиеся приятные чувства сменились леденящим ужасом. Она была уверена, что через несколько минут ей и Моргану предстоит встреча с королевскими драгунами. Как вести себя в этом случае? Даже если она начнет уверять их, что оказалась с Морганом не по своей воле, вряд ли солдаты поверят ей.
   Дизайр мгновенно вообразила самые страшные картины.
Перед ее мысленным взором предстали переполненные камеры Ньюгейта. Казалось, она видит глаза судьи, лишенные капли жалости и понимания. А вот и эшафот на Тайберн Хилл.
   – Морган…
   Он показал ей жестом, чтобы она молчала. С пистолетом в руке он прошел через всю комнату легкой, бесшумной походкой, напоминая пробирающегося через заросли дикого кота. Она видела, как он исчез в прихожей прямо перед выходом из дома. Дизайр сидела, съежившись на тюфяке, лихорадочно приводя в порядок одежду.
   Затем услышала голос Моргана.
   – Найл. Енох. Молодцы, быстро обернулись.
   Значит, это не драгуны, которых она так боялась. Дизайр с облегчением вздохнула. Послышались тяжелые шаги. Мужчины направились на кухню. Она подалась немного вперед, чтобы послушать их разговор.
   – …Неплохой улов…
   – …Как дьявол, гнался за нами…
   – …Моя проклятая кобыла чуть не споткнулась, когда мы пересекали мост…
   Морган появился первым. За ним в комнату вошли двое других. Один из них – приземистый и крепкий, с торчащими в разные стороны каштановыми волосами, тронутыми сединой. Его круглое спокойное лицо совсем не соответствовало их занятиям. Дизайр подумала, что своим видом он напоминает обычного крестьянина. Другой – высокий и худощавый мужчина – бросил на Дизайр такой свирепый взгляд, что она инстинктивно сжалась в комок.
   Морган протянул руку и помог ей подняться.
   – Мисс Гилфорд, позвольте представить вам моих помощников. – Он сделал жест в направлении коренастого круглолицего мужчины. – Это Енох Ходжес. – Затем указал на высокого худого. – А это Найл Форрет. – Можно подумать, он выполняет церемонию представления во время королевского бала.
   – Ты что, лишился рассудка, Тренчард? – спросил Найл Форрет. – По какому праву ты привел свою шлюху в это место?
   – Попридержи язык. Мисс Гилфорд – леди.
   – Можешь называть ее как угодно. Но девке здесь не место.
   – Ты будешь обсуждать со мной вопрос о том, вправе ли я принимать решения за всех нас? – Хотя Морган не повысил голоса, Дизайр безошибочно слышала в нем властный оттенок.
   – Успокойся, Морган, – сказал Енох Ходжес. – Распоряжения отдаешь ты, мы понимаем это. Но разве благоразумно раскрывать наше потаенное место посторонним?
   – Мы встретились с мисс Гилфорд при очень необычных обстоятельствах, – отвечал Морган. – Она взвалила на себя бремя новой профессии. Ее бесстрашие значительно превосходит ее умение. Я не мог оставить ее в том месте, где встретил. Пришлось взять с собой.
   С чуть заметной насмешливой улыбкой он посмотрел на Дизайр, прежде чем повернулся к Найлу Форрету.
   – Вы оба, должно быть, голодны. Присаживайтесь, посмотрим, может ли мисс Гилфорд быть нам полезной. Насколько я знаю, ее учили различным женским занятиям.
   В полной растерянности Дизайр смотрела на него.
   – Подайте тарелки этим джентльменам, – приказал ей Морган.
   – Разговор еще не окончен, – заметил Форрет. – Ты мог бы себе позволить рисковать жизнью с такими девками в Лондоне. Но приводить одну из них сюда, это совсем другое, сквайр Тренчард.
   Глаза Моргана вспыхнули от едва сдерживаемого гнева. Его голос на этот раз прозвучал жестко:
   – Никогда не называй меня так, Форрет. Слышишь, никогда. Что касается мисс Гилфорд, то она останется здесь столько, сколько нужно будет мне.
   – Ну а когда ты натешишься ею? – упорствовал Форрет.
   Морган пожал плечами.
   – Я расстанусь с ней, когда мне захочется и как мне захочется.
   Лицо Дизайр запылало от ярости. Что за человек этот Морган Тренчард? Как можно целовать и обнимать женщину, а потом обращаться с ней, как с рабыней, которая не может сама распоряжаться своим будущим? Ее гнев перешел в ненависть к самой себе, когда она вспомнила, что была уже готова добровольно отдаться ему.
   После короткой заминки Енох сел за стол. К нему присоединился Найл. Дизайр поставила перед ними посуду и еду. Но даже когда она наливала коньяк в оловянные кружки, ей с трудом удавалось унять дрожь в руках.
   Все ее чувства вытеснил страх. Каким образом Морган Тренчард избавляется от женщин, когда они становятся ему не нужны?



   – Выезжаем сегодня вечером, – объявил Морган.
   Дизайр почувствовала, как в душе зародилась паника. В течение двух дней, проведенных в этом деревенском доме, она старалась по возможности ничем не навлечь на себя подозрений, выжидая удобный момент, чтобы ускользнуть. После неожиданного заявления Моргана она решила, что больше ждать нельзя.
   Дизайр бросила быстрый взгляд на сидевших за столом мужчин, потом отставила в сторону тяжелый железный котелок, который чистила смесью песка с золой, и стала двигаться по направлению к кухне. От волнения сердце сильно застучало у нее в груди.
   Только бы ей повезло. Только бы удалось незаметно проскользнуть через заднюю дверь. Оказавшись во дворе, она быстро добежит до лесной тропы за лужайкой.
   Найл и Енох слушают распоряжения Моргана и, конечно, не будут обращать на нее внимания. В любом случае надо рискнуть.
   – С наступлением темноты карста лорда появится на степной дороге, – рассказывал Морган. – Сэр Хью Боудин вместе со своими гостями отправится в Лондон. Несомненно, им захочется добраться до города до того, как стемнеет. Но тут их постигнет несчастье. Один из слуг его светлости обнаружит, что у них лопнул обод колеса. Этот человек отправится на поиски ближайшего колесного мастера и не сможет вернуться раньше сумерек.
   – А что, если слуга возьмется чинить колесо? – прервал его Найл.
   – Возможно, – отвечал Морган, – если это окажется ему под силу. Тогда приблизительно в полночь карста выберется на дорогу под тернистым оврагом.
   – А если сэр Хью и его друзья решат заночевать в гостинице? – спрашивал Найл.
   Дизайр понимала, что этот человек пытался выяснить, нет ли каких-либо просчетов в тщательно разработанном плане Моргана.
   – Завтра вечером Боудин должен присутствовать на придворном балу. Он и его друзья не пожелают своим отсутствием навлечь гнев его величества, – спокойно пояснял Морган.
   Дизайр поразилась осведомленности Моргана. Она полагала, что разбойники с большой дороги только и умеют караулить в темноте свою жертву, чтобы потом внезапно напасть на нее. Несомненно, здесь затевалось гораздо более бесчестное дело, чем она могла предполагать.
   – Выходит, его светлость принадлежит к числу друзей короля? – допытывался Енох.
   Морган стиснул зубы.
   – Так мне сказали.
   В его словах Дизайр уловила горький оттенок. Неужели Морган поддерживал Кромвеля и пуритан со всеми их преступными делами во время недавней войны?
   Тут же она упрекнула себя за неподходящие для данного времени мысли по поводу политических пристрастий Моргана Тренчарда. В любую удачную минуту ей нужно бежать подальше отсюда. Она не должна никогда снова встретиться с этим темноглазым разбойником.
   Девушка продолжала осторожно продвигаться к двери. Стоит ей только освободиться от Моргана и его приятелей, она бросится в Степни. Там кто-нибудь наверняка сможет предложить ей честную работу. Лучше прислуживать в какой-нибудь таверне, чем оставаться узницей этих, не признающих законы, людей.
   – Мы отправимся отсюда, как только покажется луна, – говорил Морган.
   Найл вновь прервал его:
   – А что мы будем делать с девчонкой? – Он сделал резкое движение головой в ту сторону, где находилась Дизайр.
   Она готова была закричать от отчаяния. Ей оставалось всего несколько шагов до двери. Теперь, направляясь обратно к мужчинам, она открыла один из буфетов, делая вид, что ей нужны какие-то столовые приборы.
   – Пусть остается до моего возвращения, – ответил Морган.
   Найл сжал свои тонкие губы.
   – Мы уже оставили ее тебе на эти две ночи. И ты наверняка хорошо поразвлекался с нею. Но теперь ты предлагаешь оставить ее здесь без надзора. Ты рискуешь моей головой и Еноха тоже. А что если твоя красотка дождется нашего отъезда и сразу же побежит к судье с доносом?
   Кровь бросилась в лицо Дизайр при этих словах Найла. Он, конечно, заблуждается, – она не подружка Моргана, но откуда ему это знать? С тех пор как появились эти двое, Морган использовал ее в качестве прислуги. От нее требовалось приготовить пищу и убрать посуду.
   Хотя Найл и Енох укладывались спать в коридоре, оставляя ей и Моргану кухню, Морган стелил себе другой тюфяк и спал отдельно. Между ними располагался огромный камин. Никто не мешал ему ночью подобраться и овладеть ею силой, но он предпочитал не делать этого.
   Чуть позже Дизайр поняла, что ей не стоит обижаться на сообщника Моргана. И Енох и Найл вели себя так, как если бы она на самом деле была собственностью Моргана. С их стороны и намека не было на какие-либо сомнительные предложения к ней.
   Когда Морган отправился для уточнения сведений о сэре Хью Боудине и его компании, он поручил Еноху присматривать за Дизайр. Он предупредил Еноха, чтобы тот ни на минуту не оставлял ее одну. К ее удивлению, этот крепыш с копной рыжевато-каштановых волос вел себя очень скромно. Провожая ее в укромное место за домом, он ждал в сторонке, возле ветхого деревянного сарая. Когда она выглядывала из своего укрытия и смотрела, чем он занят, она видела, как он, прислонившись к дубу, строгал ножом какой-то прутик и издавал жужжание, лишенное всякой мелодии.
   Енох всегда поддерживал Дизайр за локоть, сопровождая ее по заросшей тропинке, когда она возвращалась обратно на кухню. В его прикосновении чувствовалась почтительность. Время от времени он что-то говорил ей, то о ранней весне, то об этой усадьбе и хозяйстве, которые пришли в упадок.
   Дизайр понимала, что Енох старается немного смягчить ее стесненное положение, как бы в оправдание выполняемого им личного поручения. И она была благодарна ему за это. Во всяком случае, она чувствовала, что ей не надо ждать ничего дурного с его стороны.
   Найл, напротив, вызывал у нее страх. Нет, он не смотрел на нее с вожделением. Хотя это всегда вызывало у нее отвращение, она бы не удивилась, если бы это было так. Наоборот, он смотрел на нее холодными светло-серыми глазами, в которых чувствовалась затаенная злоба. «Он смотрит так, словно готов задушить меня голыми руками», – думала Дизайр. Но почему он испытывает подобные чувства к ней?
   Так размышляла Дизайр, перебирая содержимое буфета. Оставаться у буфета дольше уже было нельзя, и она повернулась, чтобы пойти обратно. Найл сидел, навалившись на стол и обхватив рукой высокую оловянную кружку. В его сузившихся глазах была видна настороженность.
   – Не делай глупостей, Морган, – говорил он. – Если мы оставим девку здесь на ночь одну, что ей стоит побежать в ближайший городской магистрат и дать показания против нас?
   – Я уже сказал тебе, что мисс Дизайр – моя забота.
   – Дьявол – вот кто она! Одного ее слова достаточно, чтобы мы оказались в петле.
   – Я тебя уверяю, она не предаст нас. Спокойный бесстрастный тон успокоил Дизайр, которую мучили мрачные предчувствия.
   – Прежде всего тебе вообще не следовало приводить ее сюда, – нудел Найл, презрительно измерив ее взглядом. – В Лондоне достаточно шлюх, которые могут удовлетворить мужчину.
   Морган ничего не ответил, но его партнер не унимался.
   – Или они недостаточно хороши для вас? Конечно, такому изящному джентльмену понадобилась эта утонченная манерная особа.
   Дизайр была готова провалиться сквозь землю. Жаль, что не удалось убежать отсюда раньше.
   – Как ты собираешься продолжать путь с ней? Ты предлагаешь Еноху и мне выезжать, а ее оставлять здесь без охраны? Может быть, ты думаешь, что страсть к тебе настолько одурманила девку, что она будет хранить в тайне наши дела? Черта с два! Мужчина не должен доверять ни одной женщине, независимо от того, кто она – блудница или герцогиня.
   – Когда мне захочется узнать твое мнение насчет женщин, я сам спрошу тебя об этом, – процедил Морган.
   – Почему бы нам не связать ее и не оставить в погребе до нашего возвращения? – предложил Енох.
   – А после сегодняшней ночи что мы будем делать с ней дальше? – Найл вопросительно посмотрел на Еноха. – Мы что, так и будем ее караулить все время?
   – После этой ночи, – вмешался в разговор Морган, – нам уже не надо будет бояться мисс Гилфорд.
   – Это почему же? – спросил Найл. Морган обернулся и посмотрел на Дизайр. В его глазах промелькнула ехидная насмешка.
   – Потому что сегодня вечером она поедет вместе с нами.
   У Дизайр вырвался сдавленный возглас протеста.
   Губы Моргана растянулись в насмешливой улыбке. В этот миг он больше напоминал мальчишку, замышляющего какую-нибудь шалость.
   – В ту первую ночь нашей встречи вам явно не хватало сноровки, – напомнил он Дизайр. – Может быть, вы проявите большую ловкость сегодня, когда отправитесь вместе с нами грабить подданных короля.
   – Нет, Морган! Пожалуйста, не заставляйте меня делать это.
   Однако Морган продолжал говорить, не обращая внимания на ее мольбы.
   – Если вы окажетесь полезной, то получите свою долю добычи. Разве этого не достаточно?
   – От меня вам не будет никакой пользы, – начала было Дизайр, холодея от страха. Ей живо представились руки грубого тюремщика, укладывающего ее голой спиной вверх, чтобы нанести первый удар плетью. Она также подумала, как будет затягиваться вокруг ее шеи петля из пеньки.
   – Может быть, девушка не умеет ездить верхом? – усомнился Енох.
   – Я достаточно хорошо держусь в седле, – как бы в оправдание заметила Дизайр, – но… – Но почему же она не может владеть собой? Она старалась сдержать слезы, которые готовы были брызнуть из ее глаз.
   – Ну что же, тогда все в порядке, – сказал Морган. – Енох сейчас отправится за лошадью.
   – С дамским седлом? – спокойно спросил Енох.
   «Несомненно, ему раньше не приходилось заниматься конокрадством», – подумала Дизайр. Морган замотал головой.
   – Нет, она поедет, как все мы. Там, на чердаке, я видел большие сундуки. Не сомневаюсь, что в них найдется какая-нибудь подходящая для нее одежда на этот случай.
   – А я не хочу! – резко сказала Дизайр.
   – Нет, вы только послушайте! – вмешался Найл. – Напрасно вы думаете, что эта сучка чему-то научилась. Вот что значит обращаться с ней как с леди. Нужно же было отдать на ночь самое уютное и теплое место возле камина! А мы с Енохом все это время спали в коридоре. Я даже подозреваю, что твоя герцогиня из Уайтфрайерса настолько скромна, что постыдится обнажить свои ножки в присутствии посторонних людей.
   – Еще одно слово – и ты будешь лишен возможности поехать с нами сегодня вечером, – предупредил Морган.
   – Не горячитесь. – Енох положил руку на плечо Моргана. – Подумайте лучше о том, что нам предстоит сделать до наступления темноты.
   Дизайр ждала, что Морган выльет свой гнев на Еноха, но вместо этого он согласно кивнул головой.
   – Ты прав, – согласился он. – А теперь отправляйся искать лошадь. – Ухмыльнувшись, добавил: – Лучше тебя никто не сумеет раздобыть то, что может срочно понадобиться.
   Когда Енох вышел из кухни, Морган повернулся к Дизайр:
   – А вы поднимитесь на чердак и поищите там что-нибудь для своей экипировки.
   – Пожалуйста, не принуждайте меня ехать вместе с вами, – взмолилась она. – Вы можете привязать меня. Или закройте в кладовке.
   – Хватит разговоров, – оборвал ее Морган. – Вы будете делать то, что я скажу. Участвуя в налете на карету его светлости, вы не сможете выдать нас властям.
   Он обернулся к Найлу:
   – Даже ты не увидел ни одного изъяна в нашем плане.
   – Полагаю, что так, – нехотя выдавил из себя Найл.
   – Для вас же лучше, если и впредь вы будете следовать моим указаниям. – В глазах Моргана был заметен вызов.
   Двое других мужчин промолчали.
   – Больше думайте о тех толстых кошельках, которые ждут нас сегодня ночью. И еще о шкатулках с дамскими бриллиантами. Ради этого рискованного мероприятия стоит гнуть хребет.
 //-- * * * --// 
   Часть крыши была разрушена, но уцелевший участок защищал несколько комнат в чердачном помещении от дождя и снега.
   – Подберите себе что-нибудь из одежды мальчика, – с нетерпением в голосе приказал ей Морган, открыв тяжелую, окованную железом крышку ближайшего сундука. – Мужские брюки слишком велики для вас.
   Дизайр покраснела до корней волос, вспомнив, как Морган был уже близок к тому, чтобы овладеть ею в кухне у камина, и как ему помешали сделать это прибывшие тогда Найл и Енох. Минуло всего два дня, но она все еще помнила прикосновение его рук к груди, бедрам и ягодицам. Конечно же, он хорошо знал, какого размера одежда ей нужна.
   – Посмотрите вот здесь, – сказал он. – У нас мало времени. – Дизайр опустилась на колени перед сундуком и стала рыться внутри. Вдруг она отдернула руку.
   – Вы что, боитесь наткнуться на паука или черного жука?
   Она покачала головой, задетая его словами.
   – Вы меня не так поняли.
   – Тогда объясните, в чем дело.
   – Посмотрите, как аккуратно уложены эти вещи. – Ее пальцы осторожно и нерешительно вынимали одежду. – Вот детское платье… А это шаль для девушки. – Красивые полные губы Дизайр дрожали, когда она продолжила это занятие. – Вы рассказывали, что всадники изнасиловали женщин… Что они заставили владельца этого поместья смотреть, как они надругались над его женой и дочерьми… – Ее трясло от одной мысли о подобной жестокости. Впрочем, зачем она говорит ему это? Можно ли рассчитывать, что такой жестокий человек, как Морган, будет разделять ее переживания?
   – Забудьте об этом! – Его голос прозвучал жестко, но через минуту он положил ей руку на плечо. К ее удивлению, это прикосновение было мягким и успокаивающим. – У вас было достаточно своего горя, Дизайр. Не надо терзать и мучить себя страданиями тех, кого вы не знали.
   «Он прав», – про себя подумала Дизайр. Она все еще не решалась продолжить свое занятие. Морган присел рядом и быстро порылся в ворохе одежды.
   – Это женские вещи, нам не подходит.
   Он разбрасывал вещи по пыльному полу, не обращая внимания на протестующие возгласы Дизайр. Наконец, он выудил из сундука какие-то штаны для юноши и встряхнул их.
   – Вот то, что надо.
   – Я не смогу надеть их. Это неприлично. И вообще ехать верхом на лошади, как это делают мужчины, может позволить себе только какая-нибудь бесстыдная шлюха.
   Смех Моргана прервал ее возмущение. Он откинул голову, и его темные глаза весело заблестели.
   – Чертовски странные существа, вы, женщины, – говорил он. – Собираетесь грабить людей на большой дороге и рискуете отправиться на виселицу, но в то же время беспокоитесь о том, как бы вам не потерять свою скромность. Глядя на вас, я начинаю подозревать, что ваши родители были пуритане.
   При этих словах лицо Дизайр вспыхнуло от гнева.
   – Вы ничего не знаете о моих родителях. Моя мама все время одергивала папу, не разрешала на людях говорить о Стюартах.
   Дизайр пристально смотрела на Моргана. Ее глаза превратились в две узенькие желто-зеленые полоски.
   – Любую девушку из порядочной семьи всегда учили вести себя как леди. И это не зависело от того, какие взгляды разделяли в семье – пуританские или роялистские. Но я предполагаю, что вы не разбираетесь в этом.
   – Нет, пожалуй, немного разбираюсь. – Морган сказал это, не повышая голоса, но его тон заставил Дизайр умолкнуть. – Война все изменила в нашей жизни, Дизайр. Даже теперь, когда Карл Стюарт вернулся на трон, не может быть возврата к прежнему. Если хотите выжить, то нужно смотреть вперед.
   – Если рассуждать, как вы, то мне следовало бы поддаться уговорам Старой Салли и торговать своим телом на улицах. – Этим колким возражением она решила отплатить ему за насмешки над собой.
   – И что же вас остановило?
   – Спать с мужчиной за деньги? Никогда в жизни!
   – Значит, вы можете уступить мужчине ради собственного удовольствия?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное