Бертрис Смолл.

Возлюбленная

(страница 29 из 36)

скачать книгу бесплатно

   Барбара бросила беглый взгляд на вторую подушку, которая лежала рядом с ее собственной. Подушка была изрядно помята после ее ночных забав с королем. Леди улыбнулась, вспомнив о проведенных с ним часах любви, потом вытянула руки вверх, откинула голову и медленно выгнула спину, как изнеженная хорошенькая кошечка.
   Она немного задержалась в этой позе, надеясь своим видом привлечь к себе короля и желая заставить его восхищаться собой. Его величество только что отлучился в смежную комнату, которая также входила в принадлежавшие Барбаре роскошные апартаменты. В этот момент он уже вернулся в спальню и стоял возле мраморного камина, облокотившись на полочку. Король с явным удовольствием задержался взором на пышной соблазнительной груди, едва прикрытой ночной сорочкой из тончайшего шелка.
   – Надеюсь, вы отослали куда-нибудь этого надоедливого мистера Пеписа вместе с его делами, – сказала она капризно.
   Сэмюель Пепис владел малой государственной печатью и служил секретарем в адмиралтействе. Это был, по мнению короля, один из его самых надежных гражданских служащих. Он прибыл во дворец совсем недавно и настаивал на немедленной аудиенции, отказываясь разговаривать с кем-либо, кроме его величества.
   – Неужели этот человек не нашел другого времени, чтобы не беспокоить вас в этот час.
   – Но уже скоро полдень, – заметил Карл. – И он поступил правильно, прибыв сюда. Он сообщил мне информацию чрезвычайной важности.
   Барбара вскинула брови, удивившись беспокойству в голосе короля. С его смуглого лица исчезло добродушно-веселое выражение. Вокруг рта появились непривычные мелкие морщинки. Король не переставал дергать колокольчик, вызывая к себе кого-нибудь из слуг. Он скинул парчовый халат и отбросил его в сторону, оставшись в одних обтягивающих ноги панталонах и тонкой батистовой сорочке с просторными рукавами.
   Леди Кастлмейн с нежностью посмотрела на своего высокого любовника. При виде его мускулистого тела она заволновалась, предвкушая возможное возобновление его ласк. Она была к ним готова снова, несмотря на бурно проведенную ночь. Карл отлично владел искусством любви и обостренной чувственностью был под стать ей самой.
   Однако сейчас он не сделал ни шагу в сторону постели.
   – Известия, которые мне принесли из Сити, оказались хуже, чем я ожидал, – сказал он, потянувшись за своим жилетом.
   – Пожар распространяется вдоль реки? – спросила Барбара, не понимая его озабоченности. Она вообще никогда не беспокоилась о вещах, которые не имели непосредственного отношения к ней. Будучи глубоко эгоистичной по природе, она заботилась только о поддержании своего положения королевской фаворитки, и ей совершенно не было никакого дела до всех других, менее удачливых подданных Карла. Мало ли вокруг твердолобых жадных лавочников, ростовщиков, каменщиков, торговцев рыбой, вечно скитающегося в поисках работы люда, преступников, проституток и прочего сброда, обитающего в крысиных дырах, грязных закоулках и подворотнях Уайтфрайерса и Хаундсдича? Почему Карл должен думать обо всех них?
   – Огонь продвинулся намного дальше, чем я ожидал, – сказал он, торопливо застегивая пуговицы жилета.
   Барбара не сводила с него широко раскрытых глаз, обрамленных длинными темными ресницами.
   – Но в этом дворце нам не страшны никакие пожары, правда?
   Король презрительно усмехнулся.
Реакция Барбары ничуть не удивила его. Он никогда не заблуждался по поводу ее непомерного эгоцентризма, расчетливости и умения извлечь личную выгоду в любой ситуации. Карл ценил в ней другое, без чего она не была бы сама собой. Эта длинноногая, полногрудая красавица была непревзойденной любовницей. Она могла быть и ненасытной, и послушной в постели, знала все способы удовлетворения похоти мужчины. Имея ее одну, можно было не заводить других любовниц.
   Хотя Карл имел много общего с Барбарой по части любовных утех, он обладал и такими качествами, которые вызывали у нее недоумение. Худо-бедно она могла понять его внимание к придворным, богатым и знатным людям, порхавшим в его роскошном дворце подобно ярким разноцветным бабочкам. Но она никак не одобряла его искреннего беспокойства в связи с тяжелым положением страны, бедствиями и страданиями простых людей.
   Но он еще не забыл тяжелых лет жизни в изгнании, когда влачил жалкое существование, кочуя без средств из одной столицы в другую, довольствуясь милосердным отношением властительных монархов. Теперь, когда он вернулся в родные края и вновь обрел законные права, он решил преданно служить своим подданным.
   Природа наделила его безграничной энергией, поэтому он с удовольствием занимался спортом – теннисом и верховой ездой. Король любил также петушиные бои. Он живо интересовался последними достижениями науки, сам был не прочь провести кое-какие эксперименты и отличался щедрыми пожертвованиями в фонды Королевского научного общества.
   Его величество с одинаковой легкостью мог завести короткую интрижку с какой-нибудь благородной леди и девушкой, торгующей апельсинами в театре. Однако при этом для постоянной услады он неизменно возвращался в постель к Барбаре. Выраженная склонность к любовным похождениям сочеталась в нем со столь же глубоким чувством ответственности в серьезных делах.
   Барбара откинула голову, тряхнув густой копной блестящих огненных волос, и капризно надула губы.
   – Стоит ли удивляться, что в городе бушуют пожары? Это произошло потому, что люди в тех кварталах живут в ужасной тесноте, в ветхих деревянных домах с дворами, забитыми мусором. – Она хорошо помнила свои впечатления от той неприглядной части Сити, когда мельком увидела ее из-за занавески своей золоченой карсты, отправившись как-то раз к своему любимому астрологу. – Но я не сомневаюсь, что лорд-мэр справится с огнем. Ведь это его обязанность.
   – Боюсь, что не справится, – сказал Карл. – Том Бладуорт примчался на рассвете к месту пожара, но, когда настало время отдать приказ, чтобы взрывали дома и засыпали огонь, он растерялся. Хорошая возможность задержать пожар упущена.
   – Пошли туда Кларендона или своего мистера Пеписа, этого крайне назойливого человечка. Нет никакой необходимости заниматься всем этим самому.
   Губы Барбары плавно растянулись в заманчивой улыбке. Она наклонилась еще больше, чтобы привлечь короля соблазнительным видом своей груди. Над приспустившимся вырезом ночной рубашки показались два полукруга сочного розового цвета.
   – Я полагаю, что мы могли бы более приятным образом провести воскресное утро…
   Карл поправил свой аккуратный парик с черными локонами и взялся за шляпу с пером.
   – Ты можешь отправиться в придворную церковь и помолиться за тех несчастных людей в Сити.
   – Пусть этими папистскими штучками занимается королева, – огрызнулась она.
   Барбара лелеяла мечту, что когда-нибудь король женится на ней. Она не оставляла надежды, несмотря на его категорические отказы. Король обеспечил ей роскошную жизнь, которую она потребовала от него. У нее были драгоценности, наряды, слуги, великолепно обставленные апартаменты во дворце. Но ей хотелось большего.
   Именно ей, а не застенчивой и безропотной Катарине Браганца следовало бы занять место королевы Англии. Разве не доказала она королю, что способна подарить ему долгожданного сына? Конечно, при желании он давно мог найти предлог для развода со своей хилой, бесплодной супругой. Своим умом Барбара просто не могла понять, что Карл при всей своей вопиющей неверности по-своему безгранично предан Катарине.
   Вот и сейчас от одного лишь упоминания о королеве он недовольно прищурил глаза.
   – Надеюсь, ты найдешь себе какое-нибудь развлечение до моего возвращения, – сказал он.
   Перекинув через край кровати длинные изящные ноги, Барбара небрежно поболтала ими и подцепила темно-синий бархатный халат, сброшенный на пол накануне вечером. Она просунула руки в широкие, отороченные мехом рукава, запахнула полы, ловко сунула маленькие ступни в комнатные туфли на высоком каблуке и быстрой походкой подошла к королю.
   – Ты уверен, что огонь не распространится слишком далеко на запад? – спросила она с легким беспокойством.
   – С момента моего разговора с мистером Пеписом мне ничего неизвестно о дальнейшем развитии событий. На всякий случай, я распорядился привести в готовность королевскую барку. Сейчас я вместе с Джеймсом отправляюсь в Сити, чтобы разобраться в обстановке и что-то предпринять.
   – Надеюсь, ты и твой брат не собираетесь работать там в качестве пожарных?
   В нарочито ленивом голосе Барбары прозвучала чуть заметная насмешка. Она подняла на короля свои лукавые глаза, поблескивавшие из-под длинных загнутых ресниц.
   – Мы сделаем все необходимое для спасения Лондона.
   – Представляю, какое это будет занятное зрелище. Люди, бегающие с бочками и ведрами с водой, и вы с Джеймсом, командующие пожарными. Я начинаю подумывать о том, что мне стоит отправиться вместе с вами. Там можно устроить небольшую пирушку. Я позабочусь о корзинах с лакомствами. И о музыке тоже. Непременно нужно пригласить на барку музыкантов.
   Лицо короля сразу стало суровым.
   – Я вижу, ты не понимаешь, насколько серьезно положение в городе и чем это может закончиться.
   Когда он круто повернулся на каблуках, собираясь идти, она подскочила к нему и схватила за рукав.
   – Неужели все действительно так опасно?
   – Опасно? Это не то слово! Иначе, зачем бы я сам отправлялся на эти пожары.
   Первый раз Барбара испытала некоторый страх, подумав о безопасности Карла, но еще больше – о своей собственной. Она оставила мужа и находилась под покровительством короля, привыкнув жить при дворе и купаться в роскоши. За годы этой жизни у нее появилось много врагов. Причина тому – ее безжалостное отношение к людям и несдержанный характер. Барбара не обольщалась насчет своих друзей. Она прекрасно понимала, что не будь у нее Карла, они тут же разбежались бы в разные стороны.
   – Прошу, береги себя, – настойчиво повторяла она, обвивая руками его шею и прижимаясь к нему. – Обещай, что не будешь подвергать себя опасности.
   Он посмотрел на нее сверху вниз с легкой улыбкой.
   – Тебе не стоит беспокоиться понапрасну, моя дорогая. – Он с чувством поцеловал ее и бросил быстрый взгляд на широкую постель. – Подожди, я скоро вернусь, и мы с тобой проведем еще немало ночей в этой постели.

   Удалившись из спальни, король направился в соседнюю комнату, где его уже ожидал его брат Джеймс, герцог Йоркский. Это был человек высокого роста и крепкого телосложения, с белокурыми вьющимися волосами, голубыми глазами и чуть заметной ямочкой на подбородке. Джеймс стоял в плаще и сапогах.
   При появлении короля кто-то из слуг сразу бросился к нему и принялся облачать его в плащ. Не успел он помочь королю одеться, как в комнату ворвался проснувшийся спаниель – любимец Карла. Пес начал радостно прыгать вокруг него и визжать. Король подхватил пса на руки и ласково потрепал по длинным шелковым ушам. Вслед за спаниелем в комнату вбежали и другие собаки. Все они громко лаяли и хватали короля за сапоги, создавая невообразимую суматоху. Когда он в сопровождении Джеймса двинулся по длинному коридору к огромному банкетному залу, собаки поспешили за ним. В просторном помещении, как обычно, оказалось полно придворных. Как и Барбара, они совершенно равнодушно восприняли новость о пожаре.
   Некоторые были заняты карточной игрой за круглыми дубовыми столиками. Другие лакомились изысканными деликатесами возле громадного буфета, установленного вдоль длинной стены. Какой-то отрок в жилете из белого атласа с серебряным кантом чистым сопрано под аккомпанемент цимбал выводил лирическую песню.
   Завидев короля, придворные прервали развлечения, но он, на ходу помахав им рукой, проследовал дальше через Сад Уединения.
   – Билейзис уже на барке. Там же находится представитель из Крейвена, – сообщил Джеймс брату.
   Два упомянутых человека относились к числу немногих придворных, которые осознали опасность, грозившую Лондону. Лорд Билейзис, лорд Гаррисон, лорд Эшли, представители графств Крейвен и Манчестер добровольно пришли на помощь королю, предложив ему свои услуги в борьбе со стихией.
   Разыгравшиеся собаки продолжали лаять и путаться под ногами у короля. Наконец, его величество, не выдержав их шумной возни, жестом показал слуге, чтобы тот увел избалованных животных.
   – Том Бладуорт сетует, что жители отказались помогать ему, когда он попросил их об этом, – продолжал Джеймс.
   – Сам дьявол не сможет их уговорить, – сказал король. – И это понятно – ведь их собираются лишить собственных домов и лавок. Но этого не избежать. Нужно как можно скорее начинать действия.
   Именно на это и делал ставку осмотрительный Пепис. Он верил в авторитет и власть короля. Вряд ли кто-либо из горожан сейчас усомнился бы в правильности решения своего монарха или отказался бы выполнять его распоряжения. Поэтому верный служака, не теряя времени, направил лодку к королевскому дворцу и обратился за помощью непосредственно к его величеству.
   В свою очередь и Карл сознавал важность своего присутствия в Сити в эти часы. Это могло принести гораздо большую пользу, чем любые действия его подчиненных. Оказавшись в гуще событий, он мог бы вселить в людей уверенность в победе над огнем и заставить их бороться с удвоенной силой. Со времен правления Елизаветы ни один монарх не был так популярен у жителей Лондона, как он.
   Собравшиеся на барке титулованные мужи не спеша прохаживались по палубе под бархатным тентом с королевской эмблемой и обсуждали положение дел в городе. Карл приветствовал их дружелюбной улыбкой, не упустив очередной возможности пустеть в ход унаследованное от Стюартов природное обаяние. Экипаж налег на весла, и барка двинулась от причала по Темзе на восток. Король приступил к изложению своего плана операции.
   – Мы не должны допустить, чтобы огонь продвинулся до Тауэра, – сказал он.
   – Мы полностью разделяем ваши опасения, ваше величество, – с серьезным видом подтвердил Билейзис.
   Остальные тоже закивали головами, согласившись, что пожар в Тауэре может представлять большую опасность. Во внутренних помещениях Тауэра полно сухого, легковоспламеняющегося материала.
   – Мы не должны забывать об архивах в церкви Святого Джона. И нужно обязательно сохранить, – напомнил глава графства Манчестер.
   Король одобрительно кивнул головой.
   – Помимо всего нужно любой ценой уберечь от огня Белую Башню.
   В то время, когда Англия вела новую войну с Голландией, Белая Башня выполняла важную роль арсенала.
   – Там находится большой запас пороха, – добавил Джеймс. – Трудно представить, что будет, если огонь доберется до башни.
   – Этого не должно произойти, – прервал его Карл резким от волнения голосом. – Я буду лично следить за этим.
   После такого заверения короля все находившиеся на палубе многозначительно переглянулись. Карл никогда не отличался хвастовством и не бросал слов на ветер. В памяти людей еще свежи воспоминания о том, как после казни отца он бесстрашно, рискуя жизнью, преодолел все препятствия, мешавшие ему найти временное убежище за пределами Англии. Все знали, что он отличается смелостью и физической выносливостью, что способен действовать быстро и решительно в критических ситуациях, даже в очень стесненных условиях.
   Чем дальше продвигалась барка, тем острее чувствовал Карл едкий, удушливый запах дыма. Чем ближе они подплывали к Сити, тем сильнее сгущалась темнота над головой и тем больше ветер разносил пепел над поверхностью реки.
   Сэмюэль Пепис все это время тоже находился на палубе, но скромно держался в стороне. Он получил конкретное предложение короля совершить с ним обратную поездку в эти места и поэтому предпочитал не лезть не в свои дела, сохраняя почтительное молчание в присутствии своего патрона. Он отдавал себе отчет в том, что является всего лишь гражданским лицом. Сэмюэль был сыном портного. Своего высокого положения он добился сам, исключительно благодаря усердию и аккуратности в работе. Карл жестом предложил ему приблизиться.
   – Как вы думаете, высадка в Куинхите все еще возможна?
   – В то время, когда я отправлялся во дворец, да, ваше величество.
   – Попробуем сойти на берег в этом месте. Там мы устроим главную штаб-квартиру.
   – Это можно сделать в Илай Плейс, ваше величество. Там у нас тоже имеются пожарные посты. С вашего высочайшего разрешения их можно будет рассредоточить вдоль границ Сити. Можно установить их в Олдерсгейте, на улице Коулмен, в Крипплгейте.
   Карл дружески похлопал его по плечу.
   – Отличное предложение. Для начала это будет неплохо, – сказал он. – А как обстоят ваши собственные дела, мастер Пепис? Что с вашим домом и имуществом?
   – Моя жена сделала все, что смогла, с помощью слуг, ваше величество. – Пепис был тронут заботой короля. Если монарх способен проявлять внимание в такое время к отдельному подданному, то неудивительно преданное отношение к нему всего народа.
   – Когда я покидал город, огонь вылизал почти половину улицы Верхней Темзы, – продолжал Пепис. – А там очень много лавок и складов с коломазью, маслами, смолами и дегтем. Мост еще был невредим, но пламя уже подбиралось к домам на северном берегу.
   – Стоит только огню перекинуться через мост в Саутуорк, как Бог знает что может случиться дальше, – сказал Джеймс.
   – Так какого черта ждут эти пожарные? – властным голосом вскричал представитель Манчестера. – Неужели они ничего не могут сделать?
   Ему никто не ответил. Жалкое оснащение пожарных совершенно не соответствовало данной чрезвычайной ситуации. Какого прока можно было ждать от них с их слабыми медными брандспойтами, небольшими лестницами и кожаными бадейками в борьбе с разбушевавшимся пламенем? Не возлагали больших надежд и на пожарные вагоны – огромные цистерны на колесах. Они то и дело выходили из строя или застревали в узких улочках, где они были нужны больше всего.
   Тем временем барка продолжала плыть мимо больших угодий, тянувшихся вдоль реки. Карл, прищурившись, пытался сквозь пелену желто-серого дыма разглядеть окрестности. На глаза ему попался старинный дом Уоррингтонов. Он сразу же вспомнил молоденькую зеленоглазую девушку, их гостью, с которой он танцевал на балу в Седжвике. Он не забыл, как она умоляла его об аудиенции.
   Однако она не появилась на банкете во дворце. Леди Уоррингтон тогда объяснила ее отсутствие необходимостью срочного отъезда в провинцию, к своим родственникам. Карл не стал вникать в подробности этого вопроса, решив, что девушка на самом деле просто не слишком сильно нуждалась в той аудиенции.
   Задумавшись, Карл на какое-то время перестал слушать своих советчиков.
   «…Люди, находящиеся сейчас в плавучей тюрьме за неуплату долгов». Это было окончание фразы, произнесенной Билейзисом, который выкладывал ему свои соображения. Король собрался с мыслями и начал внимательно прислушиваться к словам лорда.
   – Как можно оставить их там? Они могут заживо сгореть или задохнуться от дыма.
   – Мы будем решать этот вопрос после расстановки пожарных постов, – сказал Карл. – Конечно, должников нужно переместить в другое место.
   – А что будем делать с теми, кто находится в Ньюгейте? – спросил лорд Гаррисон.
   – С этими закоренелыми преступниками не стоит церемониться. Мы не можем позволить им в такое время вырваться на свободу и подвергать опасности беззащитных горожан, – со всей решительностью ответил ему Джеймс. – Одно дело – должники. Это в какой-то степени жертвы неудачи. К ним может быть менее строгий подход. А вот заключенные Ньюгейта…
   Барка, двигавшаяся все это время против ветра, вошла в док Куинхита, пока еще не тронутого огнем. Карл с унынием взирал на представшее перед их глазами зрелище. Прилегающие постройки были снесены, как будто после разрушительного урагана. Среди уцелевших сооружений свободно гулял ветер. Воздух в огромном пространстве создавал страшный вибрирующий рокот.
   – Похоже, сам Господь разгневался на город. Это его голос мы слышим с небес, – сказал кто-то из гребцов с опасливым благоговением.
   Король, никогда не отличавшийся излишним суеверием, замер на минуту, услышав эти слова. Он бросил взгляд на пламя, подбиравшееся к городу со всех сторон. Оно жадно слизывало мощными алыми языками все, что попадалось ему на пути. Небо было затянуто дымом, насколько мог видеть глаз. Королю невольно вспомнились описания вечного огня в аду из рассказов и легенд, которые он слушал в детстве.
   Можно было понять мысли и чувства Карла, оказавшегося в центре этого страшного пекла. Даже будучи королем, трудно сохранить надежду победить стихию подобного масштаба.
   Однако он быстро взял себя в руки, понимая, что прибыл сюда для того, чтобы помочь людям, вселить в них уверенность в победе над огнем.
   – Мистер Пепис, срочно отправляемся в министерство морского флота. – В голове у него внезапно созрел новый план. – Я всегда считал английских моряков сильными и смелыми. У них есть опыт тушения пожаров на борту кораблей. Попробуем собрать всех, кто находится на берегу. Сейчас они нужны нам, как никогда.
   Кто-то бросил сходни с барки на пристань. Не раздумывая, Карл со свитой сошел на берег. Когда они двинулись по улице, их быстро окружила толпа. Отовсюду слышались крики испуганных женщин и детей, громкая мужская брань. Мимо бежали люди, которые, как могли, спасались от пожара. Некоторые катили перед собой ручные тележки с домашним скарбом, другие волокли больных и раненых на самодельных носилках. Торговцы спорили с грузчиками, которые заламывали огромные деньги, чтобы перевезти товары в фургонах или лодках.
   Король поднял голову вверх и почувствовал палящее дыхание пожара на лице. В воздухе кружились искры и пепел. Трещали горевшие деревянные строения, с грохотом рушились каменные дома. Расправив плечи, Карл с решительным видом зашагал вперед – к центру ада, в объятый огнем Лондон.


   Морган открыл глаза и посмотрел на Дизайр, спавшую у него на руках. Она лежала, слегка прижавшись к нему изогнутым телом, положив хрупкую руку ему на плечо. Ее темные волосы в беспорядке рассыпались у него на груди.
   Он совершенно не представлял, сколько времени провел вместе с нею в этом сладком сне, в благодатной тишине, после счастливых минут любви. В стенах этой уединенной камеры, казалось, отсутствовало привычное восприятие времени. Две свечи на столе превратились в расплавившиеся огарки. В отсутствие охраны некому было заменить их новыми. Единственным источником света были отблески огненного зарева за окошечком в стене. Через него в камеру медленно просачивался дымный воздух.
   Снаружи не слышалось ни звука. Похоже, никто из охраны не собирался возвращаться. «Может быть, это к лучшему», – подумал Морган, решив не будить Дизайр. На их счастье на полочке оставалось немного хлеба и сыра, а у него – еще и полбутылки бренди. Этого им могло хватить на некоторое время.
   Он притянул Дизайр к себе поближе, с нежностью вглядываясь в ее лицо: изящную линию щек, темные с загнутыми концами ресницы, чуть приоткрытые сочные алые губы. Он смотрел, как при ровном дыхании то поднималась, то опускалась ее грудь под тонкой сорочкой.
   Вдруг он услышал какие-то звуки, заставившие его поднять голову. Сначала он подумал, что ему померещились чьи-то шаги на лестнице. Он быстро встал с постели, натянул брюки, сапоги и подбежал к двери.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное