Бертрис Смолл.

Возлюбленная

(страница 21 из 36)

скачать книгу бесплатно

   – Вы можете спросить свою сестру.

   Было раннее неяркое утро. Косые лучи поднимающегося солнца пробивались сквозь ветви окруженных шпалерами фруктовых деревьев в саду Уоррингтонов. Ровена задержалась возле одного из ухоженных цветников, где под зарослями карликового самшита скрывалась разноцветная россыпь тюльпанов.
   Услышав шаги за спиной, она обернулась и оказалась лицом к лицу со своим братом. У него было бледное, осунувшееся лицо. Он выглядел так, как будто очень мало спал этой ночью.
   Он должен был уже все узнать о Дизайр. Она вздохнула поглубже и старалась не выдавать своего волнения.
   – Тюльпаны в этом году просто великолепны. Ты не находишь? – скороговоркой спросила она, продолжая на одном дыхании говорить дальше – Я надеялась, правда, что у нас будет больше красных и желтых, но, похоже, придется подождать, пока закончится война с Голландией.
   Джеффри не поддержал разговор.
   – У меня есть кое-какие планы в отношении нашего сада. Я хочу переделать некоторые цветники. Может быть, ты взглянешь на мои наброски?
   – Тебе не кажется, что пора прекратить этот примитивный фарс? – спросил он. – Я шел сюда не затем, чтобы обсуждать с тобой сад или войну с Голландией.
   – Я догадываюсь, что ты имеешь в виду. Тебе уже все рассказали. Мне очень жаль, мой милый. Я собиралась сама поговорить с тобой на эту тему. Я хотела дождаться тебя, но настолько измоталась во время этого тяжкого испытания в магистрате, что решила отдохнуть. Большего ужаса я не испытывала в своей жизни. – Ровена слегка тронула его руку. – Впрочем, теперь это не имеет большого значения. Сейчас Дизайр уже находится в камере Ньюгейт, под замком. Там ей самое место. Ей придется отвечать перед законом за все свои преступления. Что касается причиненных тебе страданий, то…
   – Подожди. Каким образом солдаты узнали, где нужно искать ее?
   – По-моему, здесь все ясно. Лорд Боудин заручился обещанием главного судьи, – сказала Ровена. – Он был полон решимости наказать разбойника, посмевшего напасть на его карсту той ночью на пустоши и…
   – Это случилось много месяцев назад, – прервал ее Джеффри. – С тех пор все уже забыли об этом, ведь следы затерялись.
   – У его светлости много связей с влиятельными особами при дворе, – с упорством продолжала Ровена. – Можно не сомневаться, что он добился особых распоряжений для солдат. Вот они и продолжали свои поиски, пока, наконец, не схватили Дизайр и Тренчарда.
   – Получается, что вчера их вдруг осенила мысль продолжить поиски в определенном месте. Как они узнали о нем? Почему они отправились за Дизайр именно туда?
   – Не только за ней, но и за ее любовником тоже, – добавила Ровена, не скрывая торжествующей улыбки. Она заметила, что Джеффри крайне неохотно выговаривал имя Тренчарда. – Мой бедный Джеффри.
Я понимаю, что тебе должно быть очень тяжело. Но лучше узнать всю правду до того, как ты успел бы совершить глупость – предложить свою руку этой особе. Может быть, в другой раз ты прислушаешься к моим советам.
   – Мне не нужны ни твои советы, ни сочувствие! – Голос у него стал тихим, в глазах сквозила печаль. – Ты относилась к Дизайр неприязненно с момента ее появления здесь. Тебя одолевала зависть, потому что она молода и красива.
   Слова брата больно ранили ее. Она чувствовала, что начинает терять самообладание.
   – Это неправда. Я боялась за тебя. Ты настолько доверчив, что она сумела быстро прибрать тебя к рукам, покорив тебя своей притворной добротой. Смазливая пройдоха – вот она кто! Скажите на милость, какая заботливая. И это по отношению к совершенно незнакомому человеку. – В ее бесцветных глазах затаилась холодная злоба. – Уж я-то знала, что она собой представляет. Хитрая, ловкая, маленькая потаскушка. В тот день она сказала, что собирается навестить пожилую портниху, когда-то служившую ее семье. Какие благородные намерения – помочь несчастной женщине и доставить ей немного удовольствия! Так что же, я должна была сидеть сложа руки и смотреть на вас с мамой, как вы до небес возносите ее необыкновенную доброту? Да, я знала, что она отправляется в это позорное место, чтобы отдаться своему разбойнику. – Спохватившись, что сказала лишнее, Ровена прижала руку ко рту.
   – Знала? Каким образом ты узнала об этом? Сказанного уже не вернешь. Как она могла позволить себе поддаться эмоциям? Тупая боль зашевелилась у нее в затылке.
   – Ты не ответила мне, Ровена!
   Джеффри схватил ее и начал трясти. Боль от затылка поползла дальше, в глубь головы, и она почувствовала легкое головокружение.
   – Я… Ее не было в доме, когда принесли письмо. Я взяла письмо, чтобы потом передать ей. Должно быть, оно не было хорошо запечатано.
   – Какое письмо?
   – Письмо от Моргана Тренчарда. Какой-то мальчик принес его к воротам нашего дома. Это было в тот самый день, когда она преподнесла нам свою чудовищную ложь насчет визита к пожилой женщине.
   – А ты, значит, стала шпионить за ней! Ты прочитала письмо. Вот как ты узнала. Ты одна знала, когда и где она должна была встретиться с… ним.
   – Я должна была сделать это, ради твоего спасения! Неужели тебе это не понятно? Я пыталась защитить тебя, что собственно и делала всегда, пока ты был маленьким мальчиком. Я слишком сильно люблю тебя, чтобы могла позволить загубить твою жизнь.
   В потемневших синих глазах брата она увидела убийственную ненависть. Она вскрикнула от боли и страха, когда его пальцы крепко впились ей в руки.
   – Джеффри, остановись!
   К ним приближалась леди Мирабель. В ссоре дети не заметили свою мать. Она схватила Джеффри за рукав.
   – Отпусти ее! – Она дернула сына за руку. Усилием воли он подавил в себе злость и подчинился, оттолкнув Ровену.
   – Мой бедный мальчик, – сказала леди Мирабель. У нее были воспаленные, заплаканные глаза. – Какое ужасное несчастье свалилось на тебя. На всех нас. Кто бы мог подумать, что Дизайр способна на подобные злые выходки?
   Она повернулась к Ровене и ласково обняла ее за плечи.
   – Твой брат сейчас сам не свой. И это понятно. Ты не должна упрекать его.
   Однако Ровена поспешила вырваться из ее рук. Она совершенно не нуждалась в ее утешениях. Для нее гораздо важнее было отношение к ней Джеффри. Она должна заставить его понять и простить ее действия. Только бы утихла эта мучительная головная боль.
   – Советую как следует поразмышлять над этим, – сказала Ровена, – тогда поймешь, что я сделала все правильно. Ты только представь себе, как бы ты страдал, женившись на падшей женщине, проститутке и вдобавок воровке. Надо думать, она не перестала бы лгать тебе. Такие готовы продаться любому мужчине, обращающему внимание на их прелести. Или того хуже… Она бы ложилась в постель с каким-нибудь из твоих слуг, похотливым красавчиком, в любое время, когда ей это приспичило бы. И все это происходило бы в твоем доме.
   Она поубавила пыл, наблюдая за появившимся выражением крайнего отвращения на его лице.
   – Полагаю, что и раньше не заблуждался на твой счет. Я уже давно замечал в тебе этот порок, или своего рода болезнь, – медленно выговаривая слова, сказал Джеффри. – Но я недопонимал их или, возможно, не желал понимать.
   Сейчас он говорил отчужденным и безразличным тоном. Подобное отсутствие чувств у брата пугало ее больше, чем его гнев.
   – Я не буду вмешиваться в твои хлопоты по дому, действуй, как раньше, Ровена. Не собираюсь приводить в дом невесту, которая захочет лишить тебя этих скучных занятий. Сажай себе на здоровье цветы, разбивай новые цветники для тюльпанов. Мне это безразлично. Я даже не буду смотреть на все это – и на тебя тоже.
   У нее задергался уголок рта. Он разговаривал с ней, как посторонний человек. Все это так непохоже на ее брата, ее обожаемого Джеффри, единственное существо в мире, которое она вообще когда-либо любила.
   Он взял мать под руку, и они удалились. Ровена осталась одна посреди залитого солнцем весеннего сада. Она провожала глазами медленно удалявшихся к дому брата и мать.


   Неизвестно, сколько времени пролежала она на каменном полу камеры. Не хотелось ни вставать, ни смотреть на свое новое окружение. Можно было и дальше оставаться распростертой на камнях, лишь бы больше не заниматься этой бессмысленной борьбой. Дизайр все еще находилась во власти отчаяния. За дверью слышались шаги охранника, расхаживавшего взад-вперед по коридору. Где-то поблизости раздался кудахтающий женский смех.
   – Добро пожаловать в нашу женскую обитель, дорогуша. Пора вставать, а то мы еще толком и не видели тебя. Ну-ка покажись.
   Дизайр медленно перевалилась на бок и встала на колени. В ушибленном локте появилась сильная дергающая боль. Она откинула спутанные волосы с лица и подняла глаза. При тусклом освещении она смогла лишь разглядеть склонившуюся над ней огромного роста тяжеловесную женщину. У нее была лохматая, как у ведьмы, голова, на плечи натянут грязный платок.
   – Нет никакой нужды валяться на голом полу, раз ты заплатила за матрац, – сказала женщина. – Ты можешь пойти вон в тот угол и лечь рядом с Уинни.
   Резким движением головы женщина указала на щуплую, худую фигурку девушки, сидевшей на матраце с поджатыми голыми ногами. Дизайр молча встала и прошла через всю камеру, чтобы поскорее опуститься на тонкий, набитый соломой матрац, возле Уинни. Она еще не успела разобраться в обстановке и осторожно посматривала по сторонам. Вдруг она заметила крысу, которая глядела прямо на нее из расщелины между двумя камнями в стене. Страх и еще какое-то мерзкое ощущение появились при виде затаившегося животного.
   Присмотревшись, она поняла, что камера освещалась двумя сальными свечами и еле мерцавшими в печи углями. Вернее было бы назвать это сооружение не печью, а просто наскоро пробитой в стене дырой, в которую набросали кучу обломков с берега моря и подожгли их.
   Теперь Дизайр получше разглядела Уинни и была поражена ее почти детским видом. Вряд ли ей больше четырнадцати лет. Сероватые, нечесаные волосы слипшимися грязными прядями свисали по бокам худого лица, на котором выделялись круглые, полные испуга голубые глаза.
   – Одеял здесь нет, – виновато пробормотала Уинни. – За деньги Эльф может принести одно.
   Дизайр покачала головой.
   – Тюремщик забрал у меня деньги, у меня вообще ничего не осталось.
   – Иначе и быть не могло, – вмешалась девушка, которая прохаживалась по камере. – Ненасытный ублюдок.
   Она сказала это с явным сочувствием. На вид она выглядела старше Дизайр. Неопрятные волосы свободно лежали на плечах толстыми, свалявшимися рыжими прядями. Несмотря на свою сильно поношенную одежду: красную шерстяную шаль, выцветшее платье и пару грубых башмаков на деревянной подошве, эта девушка держалась раскованно и уверенно.
   – Я вижу, у нас тут подобралась неплохая компания, – сказала она, осмотрев Дизайр с головы до ног живыми, любопытными глазами орехового цвета. – Я не думаю, что ты – обычный невинный ягненок. Верно я говорю? Как же они тебя заарканили?
   Хотя Дизайр провела в Уайтфрайерсе всего несколько месяцев, она научилась понимать некоторые выражения из того специфического фольклора, которым пользовались воры и проститутки, обитатели тех кварталов. Но, слава Богу, сама она не стала говорить на их языке.
   В отчаянии она твердила себе, что переживает кошмарное время, чего ей и следовало ожидать. Она подумала, что лучше вообще не говорить, а молча предаваться приятным воспоминаниям. Можно представить себе, например, что она в объятиях Моргана.
   Высокая грузная женщина, показавшая ей ее место на матраце, сидела на куче соломы возле тлеющих углей.
   – Эта новенькая не желает иметь ничего общего с такими, как мы, Бесс. Ты понимаешь это, моя девочка? Это дорогая проститутка. Посмотри на ее нарядное шелковое платье. Такие платья носят настоящие леди. Я могла бы заработать на ней пятьдесят гиней, если бы предложила ее владельцу одного из тех непристойных заведений на Драри Лейн.
   – Я вовсе не шлюха, – не удержалась Дизайр, но тут же заставила себя плотно сжать губы. Не нужно говорить об этом, тогда не придется думать о том, что существует на самом деле.
   «Но от действительности никуда не уйти», – подумала она. То, что происходит с ней сейчас, далеко не приятный сон. Она наяву дышит этим омерзительным воздухом, пропитавшим камеру. И эта сырость, которая проникает в каждый уголок тела, и пробегающий с головы до ног холод – тоже настоящие. Она с тоской посмотрела на огоньки в печи. Слабо посвечивающие угли не сулили большого тепла, но и это лучше, чем ничего.
   Дизайр поднялась и приблизилась к грубой печи. Едва она протянула окоченевшие пальцы к огню, как здоровенная ведьма ударила ее с такой силой, что чуть не свалила с ног. У этой женщины, похоже, железные мышцы.
   – Сначала заплати, а потом лезь сюда. А если нет, убирайся обратно на свой матрац.
   – Я все заплатила тюремщику, – попыталась возразить Дизайр.
   С тех пор, как ее затолкали в эту камеру, она впервые почувствовала, что ее пассивность и безразличие постепенно уступают место раздражению и гневу.
   Женщина убрала свою огромную мясистую руку, но тут же подняла ее в угрожающем жесте.
   – Ты заплатила тюремщику за дрова. Если же ты хочешь получить место у печи, должна заплатить Халде. То есть мне.
   В нерешительности Дизайр продолжала стоять. Глядя на эту свирепую женщину, можно было не сомневаться, что она способна смести ее одним ударом. Однако интуиция подсказывала, что, окажись она, Дизайр, сейчас беспомощной перед этим чудовищем, ей уже никогда не выйти из подчиненного положения.
   – Вы ничего не получите от меня, – закричала Дизайр, сверкнув зелеными глазами. – Даже если бы у меня и уцелело что-то, я не отдала бы вам.
   Халда сделала один шаг навстречу, затем подошла ближе и вцепилась в спутанные волосы Дизайр.
   – А это что? Пара отличных шпилек, одна черепашья, другая из золота. Это что, действительно настоящее золото?
   – Оставьте меня в покое. Это мои шпильки!
   – Поди ж ты, какая недотрога. Объявилась тут красавица, – с дьявольской усмешкой сказала Халда. – Вон кожа какая! Как атлас. А не хочешь, чтобы тебе поставили печать? С таким безобразным рубцом никто не захочет лечь с тобой в постель ни за какие деньги.
   Не желая сдавать позиции, Дизайр все же не смогла отогнать от себя страшные мысли. Она подумала о том, что ей ничего не известно о совершенном этой женщиной преступлении. Почему она оказалась в Ньюгейте? За убийство? Стараясь высмотреть какое-нибудь подходящее орудие для обороны, Дизайр беспомощно озиралась по сторонам. Оставалась слабая надежда на Бесс.
   – Позови охранника! – закричала она, замерев на мгновение, пораженная окрепшим голосом.
   – Бесполезно. Он не станет вмешиваться, – сказала Халда. – Это наши внутренние дела. Так что лучше поскорей отдавай свои шпильки. Давай, давай!
   Дизайр выдернула одну шпильку из волос, но, вместо того чтобы передать ее Халде, нацелила острие на сжатый кулак своей противницы.
   – Отойди! Не прикасайся ко мне!
   Мощной рукой Халда схватила Дизайр за запястье и сделала резкое движение. От острой боли Дизайр вскрикнула. Она начала пинать Халду ногами, совершенно забыв о том, что у нее больше нет туфель. Хотя она сильно молотила Халду по лодыжкам, это не причиняло той ни особой боли, ни вреда. Тогда сработал примитивный защитный инстинкт, и Дизайр почти безотчетно наклонила голову и вцепилась зубами Халде в руку.
   Женщина завопила и разжала руку. Освободившись, Дизайр приготовилась к отражению следующей атаки. С грубой бранью Халда бросилась вперед, но Дизайр предупредила ее выпад: она отскочила в сторону и выставила ногу. Споткнувшись, Халда рухнула на каменный пол.
   Однако с неожиданной быстротой вскочила на ноги и двинулась на Дизайр, которая оробела перед этой грозной махиной и начала отступать. Рассвирепевшая фурия с болтающимися растрепанными волосами орала:
   – Ах, ты, маленькая шлюха! Ты ответишь за это.
   Одним броском она догнала Дизайр и наотмашь ударила ее по щеке. Девушка зашаталась и отступила еще дальше. Женщина запустила свои толстые пальцы ей в волосы. Другой рукой, сжатой в кулак, собиралась нанести ей еще один удар. Этого удара, наверное, было бы достаточно для завершения их неравной схватки.
   – А ну-ка отпусти ее, ты, вонючая корова. Бесс подошла к Халде сзади и набросила свою шаль ей на голову. Пока та старалась выпутаться из складок, Бесс с силой лягнула ее ногой. Тяжелая деревянная подошва без промаха угодила в цель. От боли и злости Халда разразилась пронзительным криком. Она ослабила руку, вцепившуюся в волосы девушки, и посмотрела по очереди на нее и на ее защитницу, как бы взвешивая свои шансы. Потом дернула плечами и начала растирать ушибленный зад. Бормоча бранные слова, равных которым по непристойности Дизайр еще никогда не слышала, Халда вышла из камеры.
   – Садись ближе и грейся, – сказала Бесс. Помедлив секунду, Дизайр послушно подсела к печи. Уинни, все время наблюдавшая за происходившим в камере, посмотрела в сторону Дизайр своими жалобными голубыми глазами.
   – А она? – спросила Дизайр, обращаясь к Бесс.
   – Ты, оказывается, не робкого десятка, – сказала Бесс. – Не испугалась борьбы. Уинни же никогда ничего подобного не делала.
   – Я же все-таки сильнее, чем Уинни. Она еще ребенок. Ей вообще здесь не место.
   – В этой адской дыре таких, как она, полным полно. Есть еще моложе, – спокойно возразила Бесс.
   Дизайр и так слишком устала от драки, чтобы затевать новую ссору с Бесс. Кроме этого, она сообразила, что ей нужно сохранить эту девушку в друзьях. Поэтому решила сделать еще один шаг в этом направлении – вынула из волос все уцелевшие шпильки.
   – Это тебе. Если они нравятся тебе, можешь взять их. Только позволь Уинни тоже погреться у огня. У нее такой замерзший вид.
   Бесс изучающе посмотрела на Дизайр и сделала знак Уинни. Та все еще настороженно выглядывала из своего угла, не веря неожиданному счастью. Крадучись, как маленький трусливый зверек, она начала пробираться к печи.
   – За что ее засадили? – спросила Дизайр. Бесс вскинула плечи.
   – За воровство, насколько мне известно. Она не особенно распространялась на эту тему. Ты лучше скажи про себя. Халда приняла тебя за хорошенькую проститутку, а она в этом деле дока. Она занималась подбором девушек из провинции. Она обещала им, что устроит на работу служанками в порядочные дома. А потом продавала в публичные дома.
   – Я не проститутка, – сказала Дизайр. Сейчас ей не хватало сил и терпения подбирать нужные слова и что-то доказывать. Она устало вздохнула. – Считай, что и я здесь оказалась за воровство и мало чем отличаюсь от Уинни.
   – Судя по разговору, ты не выглядишь обычной карманницей.
   – Да. Было и такое, – я пыталась украсть кошелек, только мне не хватило ловкости. – Сказав это, Дизайр почувствовала, как к глазам подступили слезы. Вспомнилась первая встреча с Морганом. Она как будто услышала его насмешливый голос и увидела волевое, скуластое лицо с темными поблескивающими под луной глазами, над которыми нависали широкие поля шляпы с пером.
   – Нечего распускать нюни из-за этого, – резко оборвала ее Бесс. – Воровать кошельки – это искусство, которым не каждый может овладеть в совершенстве. И что же, они накрыли тебя с добычей?
   Дизайр покачала головой. Она старалась изо всех сил держать себя в руках и не расплакаться. Не могла же она потерять уважение Бесс.
   – Нет. Меня забрали за другое дело, – сказала она. – На мне более тяжкое преступление. Я совершила грабеж.
   – Ты что, разыгрываешь меня? – с недоверием спросила Бесс.
   Дизайр снова покачала головой.
   – Я ограбила карету в Хэмпстедской степи.
   – Подобного вздора я еще не слышала. Ты хочешь сказать, что такая мелюзга, как ты, разъезжала по дорогам с пистолетами в обеих руках?
   – Этого я не говорила. Я оказалась на большой дороге не одна и не по своей воле. Морган Тренчард заставил меня сделать это. Я участвовала в ограблении вместе с ним и его товарищами.
   Девушка с ореховыми глазами смотрела на нее с изумлением.
   – Морган Тренчард! – Она смачно присвистнула. – Ты хочешь сказать, что была его подружкой?
   Слова Дизайр настолько впечатлили ее, что она по-прежнему не сводила с нее глаз. Сама Дизайр, охваченная страхом за любимого человека, едва ли могла заметить восторженное состояние своей новой приятельницы. Она неотступно думала о том, что случилось с Морганом после того, как его жестоко избили солдаты. Куда они могли отвести его, истекающего кровью и потерявшего сознание?
   – Так. Значит, ты спала с Морганом Тренчардом, – медленно начала Бесс, – и сопровождала его во время разбоев. – Такое известие пробудило в ней неимоверное почтение к Дизайр. Пожалуй, она глядела бы на нее с меньшим благоговением, если бы та назвала себя леди Кастлмейн.
   – Что же ты раньше об этом не говорила? Ничего себе – возлюбленная Тренчарда! Да ты знаешь, что Халда не посмела бы и пальцем тронуть тебя, если бы узнала об этом? – сказала Бесс. – Погоди. Вот я теперь расскажу ей про тебя.
   – Пожалуйста, не говори обо мне Халде, – попросила Дизайр. – Сейчас Морган ничем не может помочь мне. Драгуны схватили его в тот же день, что и меня. Они избили его рукоятками мушкетов. Два солдата держали его за руки, а еще один… – Больше она уже не могла совладать с собой, закрыла лицо руками и зарыдала.
   – Перестань, – резким тоном приказала Бесс. – Что толку убиваться сейчас? Лучше скажи, где он теперь.
   – Если бы я знала. Когда меня допрашивали в магистрате, его там не было.
   – Может быть, они затащили его в какую-нибудь дыру и держат там под замком, чтобы выпытать, где находятся все остальные, которые тогда были вместе с ним.
   – Ой, вряд ли! Нет, Бесс, они не станут делать этого! Зачем им дальнейшие поиски, раз они поймали меня.
   Наконец, до нее, хоть и с запозданием, дошло, что Енох все еще на свободе. Она поняла, что ей следует быть осторожной, чтобы не навлечь на него подозрения каким-нибудь неосторожным словом.
   Бесс пожала плечами.
   – Морган никогда не выдаст товарища, что бы с ним ни делали.
   Однако подобные мысли только усиливали ее тревогу.
   – Послушай, не надо снова начинать этот кошачий концерт. От него не будет пользы ни тебе, ни ему.
   В это время скрипнули ржавые петли двери их камеры.
   – Это Эльф с ужином.
   Вошел тот самый охранник с видом обезьяны. Он принес четыре куска хлеба на деревянной доске и миску с водой. Вслед за ним показался какой-то высохший человечек с тяжелым железным котелком.
   – Сегодня на ужин тушеное мясо. У вас будет настоящий банкет, – сказал Эльф.
   Человечек порылся в своем обвисшем балахоне и протянул Дизайр деревянную миску и ложку. Бесс тем временем поспешила достать свои столовые принадлежности из узелка, который держала в ногах, под соломенным тюфяком.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное