Бертрис Смолл.

Возлюбленная

(страница 20 из 36)

скачать книгу бесплатно

   Одним быстрым движением он запустил руку ей за корсет. Грубые мозолистые пальцы прошлись справа и слева по груди, потом в ложбинке посередине. Не в силах сдержать своего возмущения, она закричала.
   – Если ты, сука, издашь еще один звук… – Не договорив до конца, он довольно оскалил желтые зубы. – Посмотрим, что мы нашли здесь.
   Вспомнились слова Филиппа Синклера, когда он сунул ей эти монеты, обернутые носовым платком.
   «Там, куда вы отправляетесь, не помешают эти мелкие деньги».
   В то время его слова ничего не значили для нее. Теперь их смысл стал ясен.
   – Мы не стали обыскивать ее до того, как привезли сюда, – с явным намеком сказал Тед. – Просто ограничились исполнением своих обязанностей, как подобает двум порядочным констеблям.
   После короткого раздумья тюремщик презрительно дернул плечами и протянул констеблю монету.
   – Как? Один шиллинг на двоих?
   – Хватит с вас и этого. Таким орлам, как вы, нужно неделю работать за эти деньги. – Он сказал это твердо, тоном, не допускающим возражений.
   Тед опустил монету в карман.
   – Ну ладно. Сегодня вечером мы выпьем за ваше здоровье, леди.
   – Будь она покрепче, это действительно не помешало бы ей. В этой крысиной дыре трудно сохранить здоровье.
   От этого замечания невозможно было не содрогнуться. Напарники удалились, и она осталась один на один с надзирателем.
   – Ты будешь и дальше лгать, шлюха? – спросил он. – Попробуй только сказать, что у тебя нет никаких ценностей.
   – Я не припомню, чтобы…
   Он не дал ей договорить и снова сунул руку ей за пазуху. Не найдя там ничего, он сильно ткнул ее пальцем в грудь так, что она вскрикнула от боли.
   – Ага, начинаешь припоминать, – сказал он.
   – Вы забрали у меня все деньги.
   – Их едва хватит на то, чтобы ты могла расплатиться за неделю. Поняла, сука? Это только начало. Входной билет стоит три шиллинга.
   Входная плата! Что это, откровенная насмешка? Она чуть было не попыталась возразить ему, но вовремя остановилась. В его холодных глазах не было и тени веселья.
   – А как ты думаешь, что делают с теми, кому нечем платить? Тебе ничего неизвестно об этом?
   С перепугу она боялась выговорить даже слово и только покачала головой.
   – Их отправляют вниз. Под землей тоже есть камеры. Туда не проникает свет, а воздух там настолько вонючий, что просто невозможно дышать. С них снимают все до последней нитки. Так они и лежат на камнях, совсем голые. Даже очень крепкие люди не могут долго протянуть в таких условиях.
   Казалось, своим рассказом он нарочно нагоняет на нее страх.
   – А я вижу, на тебе дорогая накидка.
   Он пощупал мех вокруг капюшона и одобрительно кивнул головой.
Потом быстро распахнул накидку и сорвал ее с плеч Дизайр.
   Тело сразу обдало холодным сырым воздухом. На ней оставалось только тонкое шелковое платье. Но не столько холод и неудобство причиняли ей боль, сколько сознание утраты. Она лишилась дорогого ей подарка Моргана. Еще сегодня днем он положил ей накидку на плечи, обнимая перед расставанием…
   У нее защипало в глазах, но она сразу заморгала, стараясь не дать волю слезам.
   – А теперь туфли, – сказал тюремщик. – Ведь не будешь же ты их пачкать в этой грязи.
   Она молча подняла сначала одну ногу, потом другую. От сырого пола ее отделяли только тонкие шелковые чулки.
   – Чулки тоже.
   Заметив смятение у нее в глазах, он осклабился.
   – Или тебе хочется, чтобы я сам стянул их с тебя?
   Дизайр поспешила снять атласные подвязки и начала закатывать вниз чулки.
   – Так лучше. Пока все.
   Тюремщик, довольный своей добычей, аккуратно складывал ее в деревянный сундук, – одну вещь за другой.
   – Неплохой улов, – сказал он, добавив к этой кучке носовой платок Филиппа Синклера. – Из натурального льна. – Он хитро подмигнул глазами, как это делают ловкие лавочники.
   Потом запер сундук и громко позвал кого-то. Из глубины темного прохода вынырнул низкорослый кряжистый человек.
   – Отведешь ее на женскую половину, на третий этаж. Пусть ей там выделят матрац. Напополам с какой-нибудь красоткой.
   – А кандалы? Кузнец ушел на ужин.
   – Они ей не нужны. Она внесла плату. Приземистый человек промычал, что должно быть выражало понимание ситуации, грубо схватил Дизайр за руку и потащил по тускло освещенному коридору, не обращая внимания на ее попытки освободить свою занемевшую руку. Пока он вел ее, к своему удивлению, она увидела, что вокруг снуют заключенные. Их голоса эхом отражались от стен. Кто-то смеялся, кто-то бранился. С одной стороны слышались всхлипывания. В одном из углов распевали непристойные куплеты.
   Она же представляла себе, что в тюрьме заключенные непременно должны находиться в камерах, взаперти, с цепями на руках и ногах. Так и подмывало задать этот вопрос сопровождавшему ее нескладному охраннику. Однако вспомнив, каким ударом недавно наградил ее надзиратель в ответ на невинную реплику, она решила молчать. С каждым шагом ее босые ноги все острее ощущали холод. Она с неприязнью вспомнила о надзирателе. Алчный тюремщик. Мог бы оставить ей туфли. В промозглом подземелье она тряслась всем телом.
   Снаружи, за толстыми стенами текла другая жизнь. Отсюда, из тюрьмы казалось, что еще не кончилась зима. На воле между тем стояла теплая весенняя погода. Трудно было поверить, что еще вчера она прогуливалась в сопровождении Джеффри в саду, среди ухоженных цветников, упиваясь ласковыми лучами солнца.
   Джеффри… Она ни разу не подумала о нем. Что станет с ним, когда сегодня вечером он не увидит ее в своем доме? Скорее всего ему не придется долго теряться в догадках. Ровена не упустит случая выставить ее, Дизайр, в самом неприглядном свете. Она распишет ее, как отпетую преступницу, которая обманным путем проникла к ним в дом и втерлась в доверие к ее близким. Нетрудно догадаться, что Ровена попытается представить ее в глазах брата абсолютно безнравственным существом, заманившим Доверчивого молодого человека в свои искусно расставленные сети. Что ему останется думать после всего случившегося? При всем желании он не сможет оправдать ее поступков. Не она ли, Дизайр, не подпускала его близко к себе? Разве не вела она себя, как невинная девушка, но на самом деле сгоравшая от желания поскорее упасть в объятия своего разбойника?
   Если бы можно было повидаться с Джеффри и попытаться объяснить ему… Но вряд ли теперь он вообще захочет взглянуть в ее сторону.
   Из задумчивости ее вывели неестественно громкие голоса и смех, доносившиеся из коридора.
   – Сегодня в пивной довольно весело, – заметил ее проводник. – Ясное дело. Порядком их развезло. После выпивки.
   – Какой выпивки? – не удержалась Дизайр. Тюремщик не особенно удивился ее неосведомленности.
   – Новички не догадываются, что их еще ждет плата за «гарнир».
   – А что это такое?
   – Ага. Значит, и ты еще не слышала об этом. – Он передернул плечами. – Ничего, скоро узнаешь. Придет время, многому научишься. – Он многозначительно посмотрел на нее и засмеялся, видимо, очень довольный своими интригующими шутками. – Оплатить гарнир – значит внести деньги на покупку спиртного для всей этой компании в пивной.
   – Но ваш товарищ отобрал у меня все, что мог, – поспешила сказать Дизайр в оправдание. В голосе звучало отчаяние.
   – Врешь, сука. Не все. – Охранник обшарил ее глазами, задержав взгляд у нее на груди. – Кое-что у тебя осталось. Под подолом твоего шикарного платья. За это ты можешь всегда получить несколько шиллингов.
   После короткого оцепенения она попыталась оттолкнуть его. Он ехидно рассмеялся и с силой рванул ее за руку, волоча за собой по коридору.
   – Подожди, сейчас они закончат свою попойку… Ты еще будешь прятаться от них за моей спиной. Тогда сама раскинешь ноги передо мной.
   В испуге она мысленно окунулась в жуткие сцены насилия.
   – Давай, пошевеливайся, – раскатистым басом зарычал охранник. – Я еще не ужинал.
   В изнеможении, согнувшись, Дизайр с трудом переставляла ноги. Когда ей показалось, что больше она не сможет сделать ни шага, ее мучитель коротким толчком остановил ее возле железной двери. Тяжелая дверь со скрежетом подалась внутрь. Из глубины камеры послышались женские голоса.
   – Эй, вы, принимайте еще одну постоялицу. Она будет жить в вашей прекрасной квартире, – с этими словами он с такой силой пнул ее в спину, что она чудом удержалась на ногах, зацепившись за порог.
   Некоторое время она еще стояла, пошатываясь, собирая последние силы, чтобы не упасть. Рука инстинктивно пыталась что-то нащупать или ухватиться за стену. Но рядом ничего не оказалось, и Дизайр с размаху шлепнулась на пол. От удара заныли все косточки. У нее не было сил подняться. Хотелось только одного – остаться лежать, не открывая глаз, и поскорее забыться.
   – Она заплатила за пищу и полматраца, – откуда-то издалека услышала она голос охранника.
   Он повернулся и закрыл дверь. Здесь, в этой камере, для нее должна начаться новая, неизвестная жизнь в непривычном окружении.


   Джеффри Уоррингтон присоединился к толпе почтенных господ в париках и бархатных камзолах. Джентльмены уже осушили свои бокалы и начали протискиваться к арене для петушиных боев дворца Уайтхолла. Джеффри никогда серьезно не относился ни ко всякого рода играм, ни к развлечениям. Сегодня же ему было как-то неспокойно, оттого, по-видимому, он решил отвлечься чем-нибудь. До этого он пообедал в престижном «Черном Буйволе», потом отправился на представление в королевский театр, но вскоре ушел оттуда, не воспринимая должным образом происходившее на сцене.
   Затем нанял для себя прогулочную лодку и поднялся вверх по реке до дворца. Там сошел на берег и растворился в толпе людей, гуляющих в роскошных галереях и садах. Завтра вечером он с Дизайр должен быть здесь на балу. Собирались прийти сюда и Ровена с матерью. Пока же он бродил в одиночестве, подумывая о том, что ему нужно примкнуть к мужской компании возле арены для петушиных боев.
   Петушиные бои со времен Генриха VIII, который собственно и построил арену во дворце Уайтхолла, были излюбленным развлечением в королевстве. При Стюартах они считались зрелищем, предназначенным сугубо для избранной придворной публики. При Кромвеле петушиные бои упразднили, и вот теперь король Карл вернул им прежнюю популярность.
   Джеффри не увидел возле арены его величества. Король, без сомнения, предавался более приятным интимным занятиям в обществе леди Кастлмейн. Он выделил ей во дворце отдельные роскошные апартаменты. Отсутствие монарха не снижало энтузиазма собравшихся зрителей, которые окружили арену.
   – Пятьдесят гиней за серого!
   – Я ставлю на черного альбемарльского! Это самый лучший боец из всех, которых мне приходилось видеть!
   Петухов натаскивали для боев, когда им исполнялся год. Им подрезали крылья и на одну треть укорачивали хвост. Подстригались также перья вокруг шеи и хвоста и, кроме этого, еще и хохолки, чтобы они не могли служить дополнительной мишенью для противника.
   Служители выпустили птиц из мешков. Джеффри попятился назад, подальше от арены. Серый петух взметнулся в воздух и с быстротой молнии налетел на другую птицу, ударив ее клювом в горло. У несчастного петуха брызнула кровь. Часть ее попала на белоснежные рюши зрителей, которые совсем близко стояли возле петухов. Черный петух нанес ответный удар, воспользовавшись своими двухдюймовыми шпорами. Шпоры у того и другого находились в отличном состоянии.
   Когда Джеффри сделал шаг назад, он почувствовал, что кто-то дотронулся до его руки.
   – Уж не собираетесь ли вы уходить, Уоррингтон? Самое интересное еще впереди.
   Он обернулся и сквозь табачный дым увидел круглое кирпичное лицо лорда Боудина. Из-под туго обтягивающей его плотное тело светло-коричневой бархатной одежды выглядывала расшитая золотом туника. На нем были широченные панталоны из коричневой тафты с отделкой из ленточек. В руках его светлость держал уже наполовину пустой бокал с вином. По его пылающим щекам, блестящим глазам и слегка невнятной речи было нетрудно догадаться, что он уже достаточно пьян.
   – Один из моих петухов – Старое Медное Крыло – будет участвовать в следующем поединке. Я могу точно сказать, что он непременно победит. Тренер тоже присутствует здесь. Он подтвердит это. – При этом джентльмен похлопал Джеффри по груди, как бы придавая большую уверенность своим словам. – Ставьте деньги на моего петуха. Это беспроигрышный случай!
   От лорда несло, как из винной бочки. Не в состоянии переносить такую концентрацию паров спиртного, Джеффри посторонился.
   – На этот счет у меня нет никаких сомнений. Второго по храбрости петуха должно быть не найдется, – вежливо сказал он. – Но мне необходимо уйти по делам.
   – Бери пример с меня, мой мальчик. Ничто не поднимает настроение лучше, чем хороший бой. А если к этому еще добавить пару бутылочек, то все печали, как рукой снимет. Поверь мне. Делай, как я говорю, и все забудется.
   – Забудется? Вы о чем?
   – О том, что случилось сегодня в полдень. Худшее просто трудно вообразить. Но я должен тебя успокоить. Ты не первый, кто пострадал из-за пары красивых женских глаз и прелестных форм.
   «Черт побери, о чем он говорит?» – не решился спросить вслух Джеффри. Потом неуверенно произнес:
   – Простите, Боудин, но я не…
   Крепко выпивший краснолицый мужчина не дал ему договорить и сильно сжал его руку.
   – Вы ни в чем не виноваты, – назидательным тоном сказал он. – Просто она оказалась очень ловкой, эта ваша маленькая шлюха. Такие могут ввести в заблуждение и гораздо более опытного, чем вы, мужчину. Поверьте мне, Уоррингтон.
   – Боюсь, что в этом смысле я сильно проигрываю вам, – хотел продолжить разговор Джеффри. Внутри у него появилось неприятное, тревожное чувство.
   В этот момент раздался громкий крик. Серый петух снова бросился в атаку и клювом насквозь пробил горло противнику.
   – Отлично! Но это еще не все!
   – Догони его! – Боудин криками подбадривал серого петуха. – Догони и добей его!
   Напрасно рассчитывал Джеффри уйти незамеченным. Стоило ему попытаться высвободить руку, как тот крепко схватил его за плечо.
   – Нет такой женщины в мире, которая могла бы лишить меня ночного сна. Ни одна из них не стоит этого, мой мальчик. А твоя потаскушка с зелеными глазами получит по заслугам.
   Возмущенный Джеффри так сильно отдернул руку, что Боудин едва не потерял равновесие. «Дизайр! Этот ублюдок еще смеет говорить подобные слова своим зловонным ртом… Кто позволил ему так говорить о ней?»
   – Если вы имеете в виду мисс Гилфорд, сэр, то я настаиваю, чтобы вы объяснили свои высказывания.
   Боудин в недоумении вытаращил глаза.
   – Какие объяснения вам нужны? Она стояла вот так, как вы сейчас. Если вам угодно, с наглым видом. К тому же в ушах у нее были изумруды леди Киллегрю, не больше и не меньше. Меня пригласили в магистрат, чтобы я опознал драгоценности. Что я и сделал.
   Теперь Джеффри застыл от удивления, пытаясь до конца осмыслить слова лорда.
   – Какой черт понес вас туда рассказывать об этом? – вскричал Джеффри. В волнении он не отдавал себе отчета в том, что его поведение в глазах Боудина выглядит оскорбительным.
   – Ради Бога, молодой человек, опомнитесь! Вы сейчас сами не понимаете, что говорите. Вы что, действительно ничего не знаете? – Лорд Боудин похлопал глазами, что сразу сделало его похожим на сову. Потом потряс головой, будто выгоняя дурман из головы. – Должно быть, ваша сестра не потрудилась сообщить вам об этом. Но вы, наверное, представляли себе, что ваша сестра не питала симпатии к этой девке.
   – Моя сестра? – Джеффри решил, что лорд выпил настолько много, что у него окончательно помутился разум. – Сэр, посторонитесь немного, пожалуйста, и расскажите мне все толком.
   – Не уходите. Задержитесь ненадолго, мой мальчик. Я вижу, мой тренер что-то хочет сказать мне. Мы выступаем следующими.
   – К черту всех ваших петухов! – При обычных обстоятельствах Джеффри никогда не позволил бы себе так разговаривать с его светлостью.
   Упоминание имени Дизайр и последовавшие затем оскорбительные высказывания в ее адрес заставили его лишиться обычной благовоспитанности и перешагнуть границы дозволенного. – Я желаю услышать от вас объяснения, сэр, – и незамедлительно.
   – Поищите лучше мистера Синклера и спросите его, – сказал Боудин, покачиваясь на своих толстых ногах. – Пойдите в галерею и попробуйте оторвать его от околдовавшей его желтоволосой красавицы. Сегодня днем он побывал в магистрате. Он все расскажет вам.

   Джеффри начал выбираться из толпы зрителей. Размашистым решительным шагом он направился в галерею. Этим вечером, как, впрочем, и всегда, дворец Уайтхолла являл собой блистательное зрелище. Со времени реставрации монархии он превратился в любимое место для прогулок избранного общества. Во всю ширину галереи были развешены гобелены необыкновенной красоты. В роскошно обставленных комнатах всегда было полно придворных, разодетых в шелка, бархат и тафту и щеголяющих сверкающими украшениями. Кто-то приходил сюда в надежде обзавестись новым обожателем, кого-то привлекали азартные игры. Были и такие, кто искал здесь возможность получить более высокий титул или подвинуться ближе к королевской казне, завладеть еще одним поместьем и приумножить свои богатства.
   Между делом все эти люди еще и приятно проводили время за сплетнями. Чем скабрезнее были пересуды, тем больший интерес они возбуждали. В этом обществе не щадили и самого короля.
   – Что вы скажете по поводу последнего пасквиля Рочестера? – вопрошал какой-то фат, воровато озираясь по сторонам и выглядывая, нет ли поблизости его величества.
   – Вы должны рассказать об этом, – с откровенным любопытством требовала подскочившая к нему размалеванная леди. Она хихикнула и приготовилась слушать завлекательную болтовню.
   – Право, я не уверен, стоит ли обсуждать это. Если принять во внимание собственные слабости графа, то можно считать, что он смеется и над собой.
   Хотя говоривший и приглушил голос, его было слышно довольно хорошо даже на большом расстоянии. Слушатели теснее сомкнулись и затихли в предвкушении удовольствия.
   «Бесстыдный распутник, скандальный герой.
   Запутался в юбках наш бедный король!
   Два скипетра носит он всюду с собой.
   Спросите блудницу – длиннее какой?»
   Эти непристойные стишки были встречены взрывом грубого хохота.
   – В один прекрасный день это может плохо закончиться для Рочестера, – заметил один из слушателей.
   – Говорят, он специально высылает слугу к какой-нибудь очередной леди. И тот дежурит у ее дверей, пока она предается любовным забавам. Потом удаляется в свою вотчину и начинает стряпать вот такие гнусные строчки…
   Вынужденные остановки с почтительным раскланиванием и приветствиями начали изрядно раздражать Джеффри. Он уже устал спрашивать то одного, то другого о том, куда запропастился Филипп Синклер. Наконец, он углядел его через полуоткрытую дверь одной из комнат галереи. Синклер восседал на скамье, покрытой ковром, возле красивого камина рядом с розовощекой блондинкой. Девушка распевала какую-то балладу, аккомпанируя себе на лютне.
   Помявшись в нерешительности у порога, Джеффри заставил себя направиться к ним. Ему очень не хотелось вторгаться в их уютный мирок. Синклер неожиданно поднял голову и увидел приближающегося Джеффри. Девушка в бледно-желтом атласном платье с глубоким вырезом, обнажавшим пышную белую грудь, прервала пение и сделала недовольное лицо. Однако, узнав о том, что красивый молодой человек – лорд Уоррингтон, наградила его ослепительной улыбкой.
   – Возможно, в вашем лице я найду более тонкого ценителя музыки, нежели мистер Синклер, – сказала она.
   – Приношу вам свои извинения, мадам, – с поклоном обратился к ней Джеффри. – Я хочу попросить вас об одном одолжении. – Повернувшись к Синклеру, он продолжал: – Не могли бы вы поговорить со мной с глазу на глаз, мистер Синклер?
   Мужчина кивком головы выразил согласие.
   – Советую вам на это время позабавиться у игорного стола, моя дорогая, – сказал Синклер девушке. – Я скоро присоединюсь к вам.
   Девушка поднялась и подарила Джеффри еще одну улыбку. Не встретив любезности с его стороны, она вскинула голову и быстро направилась прочь, унося с собой ворох лент на желтом атласе.
   – Я разговаривал с лордом Боудином, – начал Джеффри. – Вы, по-видимому, знаете, о чем.
   – Да, знаю.
   – Я так и не разобрался в этом до конца. Лорд успел накачаться вином. – Джеффри запнулся. Внутреннее чутье подсказывало ему, что сейчас он услышит что-то очень неприятное.
   – А разве вы не общались с леди Ровеной после ее посещения магистрата?
   Снова Ровена!
   – Я в это время обедал в «Черном Буйволе», потом отправился в королевский театр.
   Синклер жестом предложил ему присесть на стул по другую сторону камина, напротив себя. Он тяжело вздохнул. Своим видом он сейчас напоминал человека, которому надлежит выполнить неприятную, но неизбежную миссию. Джеффри сел, держась прямо и очень напряженно. С замиранием сердца он ждал рассказа.
   – Вчера утром мне принесли послание от Боудина. Он приглашал меня прийти к нему в дом, – начал Синклер. – Вы ведь знаете, что он является моим патроном. Я присматриваю за его владениями в Норфолке.
   Перехватив неодобрительный взгляд Уоррингтона, он перешел к делу и рассказал молодому человеку все, что произошло сегодня.
   – Поверьте, я не жаждал возмездия. И мне не доставило удовольствия опознание мисс Гилфорд в качестве сообщницы некоего Тренчарда. Но я являюсь законопослушным подданным его величества. Поэтому для меня не существовало иного выбора. – Он снова глубоко вздохнул. – А вообще это забавная история. Молодая девушка с лицом ангела и манерами благородной леди позволила себе увлечься этим страшным разбойником.
   – Это неправда!
   Джеффри вскочил со своего места. В его синих глазах бушевал гнев.
   – К сожалению, правда, Уоррингтон. В тот день взяли их обоих. Она еще оставалась в одной из комнат на верхнем этаже в лавке какой-то миссис Латимер на Патернос Pay. А Тренчард в это время уже уходил через небольшой переулок.
   Не может быть. Синклер лгал ему. И все они лгали. В этот день Дизайр пошла к пожилой женщине, которая в свое время знала их семью.
   Но, увы, это всего лишь слова, которые он слышал от нее самой. Неприятное чувство, что-то вроде легкой тошноты, тихо зашевелилось у него внутри.
   – Ваша сестра сама наблюдала, как Дизайр Гилфорд волокли из лавки.
   – Моя сестра? Интересно, что она делала в этом месте?
   – По-видимому, именно она и подсказала лорду Боудину, где может находиться мисс Гилфорд. Вместе со своим любовником.
   – Это исключено! Откуда Ровена могла знать, что Дизайр должна была встретиться с Тренчардом в этот день?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное