Бертрис Смолл.

Возлюбленная

(страница 2 из 36)

скачать книгу бесплатно

   Дизайр сразу вспомнила о Джеме и тех бандитах, которые были с ним. Ее охватила паника.
   – Не оставляйте меня одну.
   Незнакомец сделал нетерпеливое движение рукой, потом вынул пистолет из-за пояса и взвел курок.
   – Вы знаете, как пользоваться им?
   – Я никогда не держала в руках оружие. Незнакомец вложил пистолет ей в руку.
   – Если кто-нибудь осмелится приставать к вам или… увести лошадь, покажите ему эту штуку. Я думаю, вам не придется стрелять.
   Прежде чем Дизайр успела возразить, он пошел к дому. Входная дверь лавки оказалась запертой. Незнакомец повернул к боковой двери и постучал в нее рукояткой хлыста. Дверь открылась, и он исчез внутри.
   Одной рукой Дизайр крепко стиснула тяжелый пистолет, другой держалась за луку. Какие дела могли быть у ее спутника в таком месте в этот час? Тут она вспомнила, что ей рассказывала одна из девушек в доме Старой Салли. В лавках старьевщика велась и другая торговля – гораздо более прибыльная. Владелец лавки занимался скупкой краденого.
   Глаза Дизайр расширились. С момента первой встречи с незнакомцем она пребывала в недоумении по поводу его присутствия в этих местах. Теперь пришло озарение. Содержимое его мешочка и та легкость, с которой он обращался с пистолетом, – все объяснимо.
   Внезапное появление незнакомца из дверей лавки заставило ее вздрогнуть. Действительно, его «дела» не заняли у него слишком много времени. Несомненно, владелец лавки хорошо знал постоянного клиента. Возможно, торговец также отлично представлял себе, насколько бессмысленно мелочиться насчет цены с этим человеком.
   Незнакомец быстрыми, размашистыми шагами приблизился к ней, взял у нее пистолет и снова вскочил на лошадь.
   – Так, теперь скажите мне: куда вы собираетесь идти? Или вы рассчитываете, что я оставлю вас здесь бродить одну?
   – У меня нет дома – это правда. Старая Салли приютила меня в своем доме после того, как мои родители умерли во время чумы. Но она заставила меня выбирать между развратом и воровством. Если я сейчас вернусь к ней без добычи, она выгонит меня.
   С минуту спутник Дизайр в раздумье молчал, затем проговорил:
   – Вот уж не ожидал такого сюрприза. Похоже, мне досталось нечто большее, чем то, на что я рассчитывал, когда отправлялся вызволять свою добычу.
   – Пусть это так! Но вы сами не лучше меня.
   – Конечно, не лучше. В моральном смысле. Но я, несомненно, лучше вас знаю свое ремесло.
   При этих словах его твердые красивые губы чуть растянулись в улыбке, а в глазах появился блеск.
   – В таком случае вы не вправе отдавать меня в руки судей.
   – В подобной ситуации, пожалуй, это было бы в некотором смысле неблагоразумно, мисс…
   – Гилфорд.
Дизайр Гилфорд.
   Дизайр ощутила движение его мощной груди, когда он сделал длинный выдох: «Дизайр». Его голос был глубоким и сильным.
   – Вам подходит это имя. – Мужчина смотрел на нее с нежностью в глазах, медленно и плавно переводя взор с ее тонкого лица вниз, вдоль длинной линии шеи по направлению высокой полной груди.
   – Теперь вы знаете мое имя, но не сказали, как вас зовут, – отрывистым голосом произнесла Дизайр.
   – Морган Тренчард к вашим услугам, мисс Дизайр.
   Никогда раньше Дизайр не слышала, чтобы ее имя в чужих устах звучало с такой неотразимой силой. Она понимала, что перед ней опасный человек, и от этого ей было не по себе. В то же время ею владело и другое, более сильное чувство: что-то похожее на легкую дрожь или внутренний трепет. Эти ощущения зарождались у нее где-то под ложечкой и потом распространялись по всему телу, по каждой ее жилке, вниз до бедер.
   Рядом с ней – Морган Тренчард – странный незнакомец, преступник. Каждый миг пребывания рядом с ним подвергает ее все большей и большей опасности. Осознавая серьезность ситуации, Дизайр решила взять себя в руки и руководствоваться здравым смыслом.
   Тем временем из дверей ближайшей таверны, спотыкаясь, вышли два пьяных буяна под крики выпроваживавшей их группы людей. Гвалт вывел Дизайр из состояния зачарованного оцепенения. Тренчард пришпорил коня, и тот помчался галопом. На минуту Дизайр испытала чувство облегчения, но оно вскоре исчезло, когда она подумала о том, что, возможно, Тренчард хочет завлечь ее в какое-нибудь безлюдное место, и потом… Что он может сделать с ней? Неужели он вырвал ее из рук Джема и его сообщников только для того, чтобы самому позабавиться с ней?
   Мало-помалу эти мысли рассеялись, потому что Дизайр вынуждена была сосредоточиться на тряской дороге, чтобы не потерять равновесие. И пока они мчались вперед под покровом ночи, она чувствовала у себя за спиной постоянную и надежную поддержку.
   Теперь Дизайр избавилась от Старой Салли, но оказалась в плену у этого безжалостного человека. Дизайр напряженно всматривалась в темноту впереди себя, как будто за ее пределами она могла увидеть свое будущее. Однако единственное, что представало ее взору, это темные облака, гонимые ветром по небу, и редкие проблески лунного света, падавшего пятнами на простиравшуюся перед ними бесконечную дорогу.


   Они быстро миновали городские ворота, и скоро уже Лондон остался далеко позади. Пришпоренный конь поскакал ровным галопом. Морган замедлил его бег, когда они выехали на большую дорогу, обсаженную деревьями. Дорога разделяла надвое представший их взору небольшой городок.
   – Где мы? – спросила Дизайр.
   – Это Степни, – ответил Морган.
   Она посмотрела по сторонам и не увидела ни в одной из маленьких лавок вдоль улицы даже проблеска огня. Что ж, это хорошо. Дизайр знала, что ей нужно делать.
   – Может быть, теперь вы позволите мне уйти… – начала она.
   – Идти куда-то в это время? Ведь уже далеко за полночь.
   – Мне все равно. – В ее дрожащем голосе был слышен оттенок отчаяния. – Я попытаюсь найти поблизости пустующий амбар, стог сена или еще какое-нибудь место, где смогу остаться до утра.
   – И что вы собираетесь делать дальше?
   – Я попробую подыскать себе какую-нибудь работу. Наверняка в этом городке…
   – А что вы умеете делать? Боюсь, ваши навыки карманного вора оставляют желать много лучшего.
   – Я имела в виду приличное занятие. – В голосе Дизайр на этот раз появились возмущенные нотки. Морган не должен и не имеет права упрекать ее. Он мог бы понять, что она не воровка. – Я могу…
   В самом деле, чему она успела научиться? Отец выучил ее читать и писать. Шитье представлялось ей скучным занятием. Чтобы сделать приятное матери, Дизайр стала вышивать. Она могла исполнить несколько мелодий на клавикордах и цимбалах. К этому можно было добавить еще несколько довольно сложных па из сарабанды, гавота и менуэта.
   Но вряд ли этих талантов достаточно, чтобы надеяться на место гувернантки? Вероятно, нет. Она слишком молода для такой ответственной работы. К тому же у нее нет рекомендательных писем. Какой отец доверит свою малолетнюю дочь незнакомой девушке, которая появляется на пороге его дома в рваном и грязном платье?
   – Здесь много разных лавок. – Дизайр постаралась придать своему голосу больше уверенности. – Наверняка хозяевам нужны работники.
   – Это не Лондон, – возразил Морган. – В этих небольших провинциальных городках владельцу лавки обычно помогают жена и дети. Или он может выбрать себе работницу из местных девушек.
   – Я могу прислуживать в доме…
   – Скрести пол и выносить ночные горшки? Отбиваться от любвеобильных лакеев, а, может быть, и самого хозяина?
   – Это не должно беспокоить вас. Как только вы отпустите меня…
   – Вы можете сразу же побежать в ближайший участок к констеблю и сообщить ему обо мне.
   – Я не сделаю этого. Обещаю вам… Морган ничего не ответил. Он снова пришпорил лошадь и пустил ее галопом.
   Кричать и звать кого-либо на помощь было бесполезно. Дизайр понимала это. Даже если ей удалось бы поднять на ноги весь городок, вряд ли из этого вышло что-то хорошее. Морган – преступник, и, возможно, за ним охотятся королевские драгуны. Если его поймают, кто поверит, что она – его пленница, а не сообщница. Ее могут обвинить в пособничестве этому разбойнику во время недавно совершенного им ограбления.
   Мысль о возможности оказаться в роли наложницы Моргана Тренчарда одновременно пугала Дизайр и будоражила ее воображение. Она вдруг как-то особенно ощутила близость этого человека и почувствовала силу его рук, которые надежно удерживали ее в седле. Она вспомнила, как он легко поднял ее на ноги там, в Уайтфрайерсе, не слезая с ретивого жеребца, которого он ловко обхватывал своими мускулистыми ногами. Эти воспоминания заставили Дизайр снова почувствовать непонятное приятное тепло где-то глубоко внутри.
   Когда она снова обратилась к Моргану, голос ее дрожал:
   – Куда вы хотите увезти меня?
   – Скоро узнаете, – ответил он. – Доберемся до места, немного подкрепимся. Ведь вы хотите есть, не правда ли? Обещаю вам теплую постель до конца ночи.
   Из всего услышанного упоминание о пище было единственно приятным. Дизайр с хорошим для нормальной, здоровой девушки аппетитом постоянно голодала на скудных харчах старой Салли. Сейчас ей ужасно хотелось есть, ведь с утра у нее во рту не было ничего, кроме тоненького кусочка хлеба с сыром. Что касается слов Моргана о теплой постели, они вызывали у нее совершенно конкретные опасения. Несомненно, он захочет разделить с ней постель.
   Так они покинули Степни и двигались по узкой грязной дороге, по обеим сторонам которой то тут, то там в беспорядке торчали скирды овса. Поблизости журчал ручей, чуткое ухо Дизайр уловило звук от движения какого-то ночного зверька в кустах. На нее, выросшую в Лондоне, эти пустынные места нагоняли страх.
   От продолжительной скачки у нее ныло все тело. Когда, наконец, они выбрались на открытое место, ее онемевшую спину охватила дрожь. Дизайр различила в темноте большой сельский дом какой-то странной, неправильной формы и несколько прилегающих к нему построек. Несомненно, здесь должны быть люди, и, может быть, ей удастся убедить кого-нибудь из них помочь ей убежать от Моргана.
   Но как только они приблизились к дому, она сразу пала духом. Даже в кромешной тьме видны были следы общего запустения. На минуту луна осветила поля с переспелыми колосьями пшеницы, сломанные дымовые трубы и вдребезги разбитые окна дома. Часть крыши отсутствовала совсем, а в остальных местах провисала настолько, что в любой момент могла обрушиться вниз.
   – Здесь никто не живет? – спросила Дизайр.
   – Здесь живу я. Пока, – возразил Морган. – Это надежное место.
   – Но ведь может вернуться законный владелец этого дома…
   Морган так внезапно и резко дернул повод, что Дизайр от сильного толчка подалась всем телом вперед. Он соскочил на землю и теперь стоял, глядя вверх, на нее. Она увидела, как сжались его красивые чувственные губы и темные глаза похолодели от гнева.
   – Ни законный владелец, ни его семья уже никогда не вернутся сюда. Солдаты Кромвеля устроили здесь настоящую резню. Сначала они изнасиловали жену и дочерей хозяина у него на глазах. Этот несчастный человек вынужден был глядеть на все это. Во всяком случае, так об этом рассказывают люди.
   Дизайр изменилась в лице и замерла от охватившего ее ужаса. Несмотря на свою прежнюю уединенную жизнь, слуги иногда рассказывали о погромах, которые устраивали вооруженные отряды пуритан.
   – Такие зверства были не часты во время войны, – Морган пытался говорить спокойным голосом, – но все жители из этих окрестностей покинули свои дома, предвидя повторение набегов.
   – Без сомнения, все складывается как нельзя лучше для вас, учитывая обстоятельства вашей жизни, – колко заметила Дизайр.
   Морган, оставив ее слова без ответа, снял ее с лошади. В первую минуту она беспомощно покачнулась в сторону, – затекшие ноги отказывались держать се. Морган придержал ее рукой. Затем отвел жеребца в стойло. Дизайр прислонилась к стене и наблюдала, как он поглаживал животное, а затем дал ему овса и воды.
   – Скотина честно заработала свой корм, – бросил он через плечо, – мой конь верно служил мне этой ночью.
   Теперь, когда с лошадью все было улажено, Морган повел Дизайр по высокой мокрой траве к двери дома. Она в нерешительности остановилась на пороге, так как не могла забыть рассказ о судьбе прежних обитателей дома.
   «О Боже, – подумала она, – как много кровопролития совершено во время гражданской войны. Сколько семей убито и сколько домов осталось лежать в руинах?» Отец рассказывал, как вооруженные отряды пуритан, возглавляемые Кромвелем, взяли в плен и казнили Карла I, по всей Англии покатилась волна сражений. Благородный юный наследник трона Стюартов при поддержке роялистов вместе со своим ближайшим окружением вынужден был бежать за границу и искать убежище на континенте. В стране бушевала война. «Круглоголовые» и роялисты сошлись в смертельной схватке.
   В 1653 году Оливер Кромвель в знак презрения к королевскому титулу присвоил себе новый – «лорд-протектор» – и решил изменить облик Англии. Детство Дизайр пришлось на те годы, когда большинство безобидных развлечений в стране запрещалось законом. Отменялись традиционные танцы вокруг майского дерева, [2 - Украшенный цветами столб, вокруг которого танцуют в Англии 1 мая.] праздничные украшения домов на Рождество, омела [3 - Традиционное украшение дома на Рождество.] и большое полено. [4 - Полено, которое сжигают в сочельник.] Театры закрыли, потому что пуритане считали их логовом дьявола и его приспешников.
   Это было страшное и мрачное время для Англии, и поэтому народ с радостью встретил восстановление монархии в 1660 году. Дизайр помнила, как ликующие толпы заполнили улицы Лондона, чтобы отпраздновать коронацию Карла II. В солнечный майский день она вместе со всеми наблюдала, как Карл Стюарт после пятнадцатилетнего изгнания в великолепном наряде въезжал в город. Она испытала тогда радостное возбуждение и восторг от звона колоколов и гула тяжелых пушек.
   В тот праздничный день из фонтанов в центре города текло вино, и сердце Дизайр было переполнено гордостью, – ведь свою лепту в этот праздник внес и ее отец. Он распорядился доставить вино из своих больших погребов, расположенных возле реки. «Это пойдет на пользу делу», – заметил тогда отец. Но Дизайр хорошо знала, что коронация нового монарха значила для него гораздо больше. Ее родители всегда были верными сторонниками рода Стюартов. Она часто слышала, как мать просила отца быть осторожнее в высказываниях, не выражать свои чувства во время правления Кромвеля.
   – Входите. – Голос Моргана прервал воспоминания, и Дизайр вздрогнула. – Если, конечно, вы не боитесь, что сюда может кто-нибудь нагрянуть.
   Она вошла в дом вслед за ним. Скрипучая обшарпанная дубовая дверь закрылась сама. Морган зажег свечу и повел ее через холл в глубину дома. Дизайр окинула глазами комнату, которая раньше, должно быть, служила хозяевам гостиной. Там стояли стулья с высокими спинками и висели покрытые плесенью шторы на окнах. Высокий буфет в былые времена, несомненно, являлся предметом гордости хозяйки, жены владельца дома. Теперь буфет был пуст и с него гирляндами свисала паутина. Вспомнив рассказ Моргана о жившей здесь женщине, Дизайр вздрогнула. Нельзя сказать, чтобы она верила в существование привидений, но по спине у нее пробежал легкий холодок.
   Как будто угадывая ее чувства, Морган слегка сжал ей руку и сказал:
   – Кухня находится вон там. Я сейчас разведу огонь, и скоро здесь станет тепло.
   Дизайр удивила и тронула его забота. Находясь в просторной кухне с потолком из балок, она следила, как он разжигал огонь в широком камине. Вскоре уже весело полыхали языки пламени, и она подвинулась ближе к огню, наслаждаясь приятным теплом. Только теперь она обратила внимание на огромные дыры на своем платье после той борьбы с Джемом и его приятелями. Она потянула за корсет, чтобы хоть немного прикрыть оголившиеся плечи, но вот с большой дырой, которая рваными зубцами тянулась чуть ли не через весь подол, ей не удалось сделать ничего.
   К счастью, Морган был слишком занят и не глядел в ее сторону. Он вынул буханку хлеба и большой кусок окорока из одного буфета, потом большую бутылку – из другого. Судя по тому, что он без всякого труда отыскал пару высоких оловянных кружек, длинный нож и вилку с двумя зубцами, этот дом ему был хорошо знаком.
   Уголком своего плаща Морган смахнул пыль с одной из длинных скамеек, стоявших по бокам массивного стола. Затем в шутливом поклоне обратился к Дизайр:
   – Не желает ли леди присесть? Она устало опустилась на скамью. Морган швырнул свой плащ и шляпу с пером на стоящий поблизости ларь и сел напротив нее. Дизайр пришлось мобилизовать всю свою волю, чтобы в нарушение всех приличий с жадностью не наброситься на еду, настолько она была голодна. Хотя ее также мучила и жажда, некоторое время она колебалась, прежде чем попробовать содержимое из своей оловянной кружки.
   – Это лучший французский коньяк, – сказал Морган. – Выпейте, и ваш озноб быстро пройдет.
   Среди напитков, которыми торговал отец Дизайр, был и коньяк. Однако ей никогда не позволялось выпить больше одной рюмочки сладкого шерри. Он имел привычку каждый раз повторять: «Вот подходящее вино для юной леди».
   А теперь Морган настаивал выпить коньяк. Она повиновалась. От крепкого напитка девушка тут же закашлялась, и на глазах у нее выступили слезы. Коньяк быстро сделал свое дело. Она почувствовала, как тепло изнутри согрело озябшее тело, дошло до кончиков пальцев на руках и ногах. Сразу же исчезло напряжение и появилось легкое головокружение.
   – Такой коньяк нужно подавать в изящных рюмках, чтобы можно было по достоинству оценить букет, – заметил Морган.
   – Мой отец торговал вином, – в свою очередь осмелилась сказать Дизайр.
   – Тогда я могу представить себе, что вы осушали не одну бутылку за обедом. – Было видно, что он поддразнивал ее, смеясь одними глазами.
   – Ничего подобного. Папа никогда не позволял мне… – Она не договорила, потому что при воспоминаниях о родителях ее охватила грусть. Они так заботились о ней и строили такие прекрасные планы на будущее. Дизайр отвернулась, смахивая слезы. Секундой позже рука Моргана легла на ее руку.
   – Не надо, – сказал он, – не надо оглядываться назад, Дизайр. Сейчас вы сидите у теплого огня, пьете прекрасный коньяк, на который нам хватит денег.
   Дизайр резко отдернула свою руку.
   – Разве вы его покупали? – От выпитого у нее развязался язык, и она, не задумываясь, выпалила то, что ей пришло на ум. – Вы, наверное, похитили его из дома какого-нибудь джентльмена.
   – Нет, я купил его на то золото, которое… отнял… у одного толстопузого болвана, ехавшего в своей карете в Лондон. Я подумал, что его собственный все настолько велик, что я окажу ему большую услугу, если избавлю от тяжелого кошелька, – возразил Морган со своей белозубой улыбкой.
   – Вы обыкновенный бандит с большой дороги.
   «Может быть, он и лучше нее владеет искусством воровства, – подумала Дизайр, – но от этого он не перестает быть преступником».
   Еще несколько месяцев назад для нее не существовало различий между многочисленными преступниками, обитателями лондонского «дна». Сейчас она вспомнила, как Белл, одна из девушек старухи Салли, рассказывала историю повешения «Джентльмена Джонни Бека», прославившегося своими преступными делами.
   «Если бы вы только видели его, – в глазах Белл было нескрываемое восхищение. – Когда Джентльмена Джонни везли из Ньюгейта в Тайберн, [5 - Название Манора – старинного поместья в северо-западной части пригорода Лондона того времени.] он был похож на жениха, направляющегося в церковь. Мне повезло. Я пробралась почти к самому эшафоту. Знаете, как он говорил? А как улыбался! Он посылал воздушные поцелуи всем леди направо и налево».
   Остальные девушки одобрительно вторили Белл. Старая Салли гоготала от восторга, разевая свой щербатый рот.
   В Уайтфрайерсе бандит с большой дороги был авторитетной фигурой. Мужчины побаивались таких людей, а женщины искали их внимания. Хотя прикосновение руки Моргана привело ее в замешательство, Дизайр не забывала о грозящей ей опасности в его обществе.
   Нужно бежать от него прочь, и как можно скорее.
   Дизайр привстала, и ее хрупкое тело едва не потеряло равновесие. Что случилось? Казалось, пол уходит куда-то из-под ног. Голова сильно кружилась. Раньше она никогда не пила этот проклятый коньяк. Она поглубже вдохнула воздух и попыталась удержаться на ногах. Тепло от камина только усиливало головокружение. Дизайр не сводила глаз с массивной двери в конце комнаты. Она сделала стремительный бросок и распахнула се. К своему удивлению, она оказалась не на улице, а в другом коридоре.
   В отчаянии Дизайр бросилась дальше, в темноту и споткнулась о шаткую половицу. И тут появился Морган, схватил ее за руку своими стальными пальцами.
   – Черт возьми, куда вы собираетесь бежать?
   – Куда угодно, лишь бы подальше от этого дома и от вас, Морган Тренчард!
   Сузившиеся глаза Моргана теперь напоминали два ярких оникса.
   – Вы никуда не убежите, пока я сам не захочу отпустить вас. – Он поднял ее на руки. Дизайр сердито отбивалась. Морган держал ее крепко, так что у нее перехватывало дыхание. Она стала брыкаться, пыталась ногтями вцепиться ему в лицо.
   Морган беззлобно чертыхался. В конце концов, он взвалил ее себе на плечо. У Дизайр кружилась голова, пока он нее ее обратно на кухню, где и усадил на скамью. Она ухватилась за край стола, чтобы сохранить равновесие.
   Морган вытащил широкий соломенный тюфяк из шкафа и бросил его возле камина.
   – Сегодня мы будем спать в тепле, как я обещал. Моим широким плащом мы накроемся, как одеялом. Его вполне хватит на двоих.
   – Если вы считаете, что я собираюсь спать в одной постели с преступником, то ошибаетесь.
   – Я самый необычный из всех преступников, уверяю вас. – Насмешливые глаза Моргана осмотрели ее с ног до головы. – Подозреваю, что вы вообще никогда не были в постели ни с одним мужчиной, мисс Дизайр.
   – Я не…
   Морган тихо засмеялся.
   – Вот видите. И как же тогда вы можете быть уверенной в том, что вам это не понравится? Все зависит от мужчины.
   Кроме страха перед этим разбойником Дизайр возмутила спокойная уверенность Моргана.
   – Несомненно, вы привыкли рассчитывать на большой успех у своих шлюх, которые остались в Уайтфрайерсе! – выкрикнула она. – А я считаю, что вы выглядите не лучше Джема с его бандой головорезов.
   Насмешливое выражение исчезло с лица Моргана, глаза стали холодными. Одним махом он оказался рядом с ней и рывком привлек ее к себе. Затем заставил ее слегка откинуться назад, рукой плотно прижимая к себе. Дизайр ощутила силу его стройных бедер. Своей мощной грудной клеткой он едва не раздавил ей грудь.
   – Нет, пожалуйста, не надо…
   – Раз я не лучше Джема и его друзей, то вам бессмысленно рассчитывать на пощаду. Разве нет?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное