Бертрис Смолл.

Возлюбленная

(страница 17 из 36)

скачать книгу бесплатно

   Барни с огорчением решил, что попал в безвыходное положение. Ему следовало бы с первого взгляда понять, что эта баба с лошадиной физиономией никак не могла быть возлюбленной Тренчарда. Конечно же, Морган Тренчард со своим красивым лицом и благородными привычками не мог иметь с ней ничего общего. Он при желании может выбрать самую красивую девушку в Уайтфрайерсе. Надо же было ему потерять голову из-за какой-то красавицы. «Можно представить себе, насколько она хороша, – рассуждал Барни. – Иначе конюхи из «Золотого Якоря» не захлебывались бы от восторга, превознося красоту мисс Дизайр Гилфорд».
   В душе мальчишка проклинал себя за эту слепоту. Единственное, что утешало его, это возможность утаить ошибку от Тренчарда. И он мысленно благодарил судьбу за это. С тех пор, как разбойник остановился в меблированных комнатах у его матери, он постоянно пребывал в крайнем раздражении. Кроме этого, у всех на слуху была эта ужасная история с Найлом Форретом, с которым Тренчард расправился в заведении Кейт Клэффи. Барни не хотел стать теперь объектом его ярости.
   Он было отступил назад по дорожке, но леди окликнула его:
   – Постой, мальчик. Я еще не кончила разговаривать с тобой.
   Барни остановился и с опаской посмотрел на нее. Потом нехотя сделал несколько шагов назад, еле волоча ноги в драных ботинках.
   – Позвольте мне уйти, ваша светлость, – сказал он извиняющимся тоном. – Ведь вы получили письмо, разве этого мало?
   – Кто вручил его тебе?
   – Я не знаю его имени. Раньше я никогда не видел этого человека. Я согласился выполнить его поручение, потому что он заплатил мне. Остальное меня не интересовало. Мои папа с мамой умерли, и у меня на попечении сейчас две маленькие сестренки. Одна из них еще совсем кроха. – Своим рассказом он надеялся вызвать сочувствие дамы к воображаемой драматической ситуации. Может быть, она раскошелится на один или два фартинга.
   – А как выглядел этот мужчина? – В ее голосе не было и намека на жалость.
   – Я не могу точно припомнить его внешность, – уклончиво ответил Барни.
   – Как жаль. Это плохо… для тебя. – Леди как бы ненароком вынула из кармана шелковый кошелек, расшитый золотыми нитями, и медленными движениями крутила его в руках.
   Барни не спускал прищуренных глаз с кошелька. Он уже получил свое от Тренчарда за доставку письма, но никогда не упускал случая урвать немного лишнего.
   – На нем был голубой сюртук и белые чулки. Вообще же он высокого роста…
   – Насколько же он высок?
   «Да, эта леди – въедливая штучка, – решил Барни, – и к тому же скупа, как черт». При таком богатстве она еще хочет сполна получить за свои деньги. Обдумывая степень риска, мальчишка молчал. Он не хотел, чтобы его постигла участь Найла Форрета.
   – Я не могу сказать точно.
Может быть, он такой же высокий, как этот ваш ужасно грубый слуга.
   – А что ты скажешь о его телосложении?
   – Он силен, как бык. Уж это точно.
   – Как, по-твоему, он похож на джентльмена?
   – Некоторые люди говорят, что раньше он принадлежал к сливкам общества, а потом занялся разбоем.
   Пытливая леди ухватилась за эти слова, как голодная дворняжка за кость.
   – И ты говоришь, что встретился с ним первый раз в жизни?
   – Сомневаюсь, что я мог видеть его где-то раньше.
   Заставить Ровену отступить было труднее, чем сдвинуть с места гранитную скалу.
   – А ты не подумал, что я могу отправить тебя в магистрат. Там тебя заставят говорить.
   – Но за что? Я ничего не сделал вам.
   – Мой слуга может рассказать, как схватил тебя при попытке проникнуть в наш дом.
   – Это неправда, ваша светлость. Вы сами знаете, что это не так.
   Но Барни Джерроу достаточно хорошо знал жизнь, поэтому не сомневался, что в магистрате не станут слушать какого-то жалкого бродягу из Саутуорка, а поверят словам привратника богатой леди. И уж тем более прислушаются к ней, если она сама обратится с заявлением. Таким образом, уже к концу дня он может очутиться в тюрьме Ньюгейт, где его быстро сгноят.
   – Если прекратишь свои глупые игры и расскажешь о том, что меня интересует, то получишь шесть золотых монет. По-моему, это неплохая плата за такую ничтожную информацию. Или ты так не считаешь?
   Властный тон леди обескуражил Барни, и с минуту он отупело смотрел на нее, не произнося ни слова. Шесть золотых суверенов. За такие деньги он бы продал родную мать в гарем какому-нибудь турецкому султану, а заодно с ней и Полли.
   – Так что вы хотите услышать от меня, мэм?
   – Расскажи мне все, что тебе известно о Дизайр Гилфорд.
   Близился вечер, когда Дизайр вернулась с лондонской биржи после похода за покупками вместе с леди Мирабель. Она поднялась наверх, в свою комнату, и начала раскладывать пакеты.
   – Пока вас не было дома, принесли вот это письмо, – сказала Тильда, протягивая ей депешу на серебряном подносе.
   При виде печати на конверте, Дизайр поднесла руку к губам. Спохватившись, она постаралась придать себе невозмутимый вид. Тем временем служанка помогала ей переодеться перед обедом.
   Ровена выслушала рассказ Барни о его поездке в «Золотой Якорь», заплатила ему положенную сумму и отпустила восвояси. Потом, не теряя времени даром, открыла конверт и прочитала письмо. Она аккуратно запечатала письмо, так что впоследствии Дизайр не обратила внимания на то, что печать была нарушена. Да и едва ли можно было заметить чуть расплывшуюся каплю воска. У нее подрагивали руки, когда она читала адресованное ей послание.
   «Я нахожусь в Лондоне, но задержусь здесь недолго. Мне нужно увидеть тебя и поговорить. Приходи на встречу со мной в полдень, через неделю, отсчитывая от сегодняшнего дня, в лавку миссис Латимер в Патерностер Pay. Я закажу для нас отдельную комнату на третьем этаже. Енох рассказал мне о том, как вы расстались в «Золотом Якоре», но я хотел бы услышать от тебя, из твоих уст, что произошло после этого.
   Если ты не придешь повидаться со мной, мне будет нетрудно догадаться о причине. Каждый из нас пойдет своим путем, и тебе не нужно будет опасаться, что я попытаюсь увидеть тебя вновь».
   Хотелось узнать, каким образом Морган установил ее местонахождение в доме Уоррингтонов. Но главное не в этом. Важно, что он невредим и хочет видеть ее.
   Отлучиться из дома одной представлялось Дизайр нелегкой задачей. Леди Мирабель и Джеффри непременно поинтересуются, куда она собирается отправиться. Она перебирала в уме и обдумывала разные планы, прежде чем остановилась на одном варианте, который более или менее соответствовал ее цели. Она не решалась говорить о своих намерениях до завершения обеда.
   Джеффри услужливо распахнул перед ней дверь.
   – Вы не особенно разговорчивы сегодня, моя дорогая. Надеюсь, что это не связано с изнурительной жарой, не свойственной этому времени года, – сказал он.
   Дизайр отрицательно покачала головой.
   – Нет, ничуть. Я просто много думала об одной случайной встрече сегодня днем на лондонской бирже, – ответила она. – Это произошло, когда вы, леди Мирабель, примеряли туфли.
   – Должна признаться, что никак не могла решить, какую именно пару домашних туфель мне выбрать. Более всего мне бы подошли те голубые с розочками. Но у меня буквально разбежались глаза, когда я увидела другие – с алмазными пряжками.
   – Боже мой, мама. Позволь же Дизайр рассказать нам о ее встрече, – перебила даму Ровена. Она с особой проницательностью вглядывалась в лицо девушки.
   – Это не так уж важно. Я собиралась посмотреть несколько вееров, как случайно поймала на себе взгляд одной своей знакомой. Эта белошвейка раньше бывала в нашем доме и помогала мне освоить некоторые тонкости этого мастерства. Сейчас она в трудном положении, и я пообещала ей, что загляну к ней в ближайшее время. Она живет в меблированных комнатах.
   – Это очень мило с вашей стороны, дорогая, – сказала леди Мирабель. – Не могу ли я пойти вместе с вами?
   – Боюсь, она будет чувствовать себя неловко, будучи вынуждена принимать вас в своей скромной обстановке.
   – Мне было бы приятно проводить вас до места, – в свою очередь предложил Джеффри.
   – Дизайр вполне успешно и без нас может справиться со своей задачей, – посчитала своим долгом заметить Ровена. – Мы не должны никоим образом мешать ей свободно отправляться туда, куда ей хочется. А для большей надежности она может пользоваться экипажем и взять с собой кого-нибудь из слуг для охраны.
   Вот уже несколько дней с того памятного вечера, когда состоялся бал в Седжвике, Ровена держалась необычайно дружелюбно, но Дизайр было по-прежнему неуютно в ее обществе. Несколько раз она замечала, как сестра Джеффри смотрит на нее, словно голодная кошка, приготовившаяся к броску.
   – Я отправлюсь в обычной крытой карете, – сказала Дизайр. – Не знаю, как долго задержусь у нее.
   Джеффри подбодрил ее шутливым замечанием:
   – Моя дорогая, вам уже пора научиться не обращать внимание на всякие пустяки. Наш экипаж всегда к вашим услугам. В любое время дня и ночи.

   Небо над городом потемнело. Со всех сторон нависли серые тучи. Экипаж подъехал к парфюмерной лавке на Патернос Pay. Дизайр одела зеленое шелковое платье, которое ей подарил Морган. Поверх платья на плечах у нее лежала бархатная накидка. Серьги с изумрудами, как и раньше, она прятала в маленьком кармане. Может быть, когда они с Морганом будут вместе, она наденет их для него.
   В письме он упоминал о том, что вскоре собирается покинуть Лондон. Хорошо, если бы она сумела убедить его подождать с отъездом до ее аудиенции у его величества. Она сомневалась, нужно ли рассказывать Моргану о своих замыслах.
   Пока она предавалась размышлениям, карста Уоррингтонов остановилась возле высокого узкого здания. Над входной дверью покачивалась вывеска голубого цвета с золотом в виде флакона духов. Ветер усиливался, цепи, на которых висела вывеска, поскрипывали. Тучи сгущались, предвещая неминуемый весенний ливень. Но совсем другое волновало Дизайр. Оставались минуты до встречи с Морганом. Сейчас она окажется в его объятиях и почувствует сильное любимое тело.
   – Прошу прощения, мисс Гилфорд. Вы уверены, что это здесь?
   Экипаж остановился, лакей быстро соскользнул вниз и помог сойти ей. Он с недоумевающим видом разглядывал вывеску.
   «МИССИС ЛАТИМЕР
   ДУХИ И КОСМЕТИКА»
   Надпись, выведенная позолоченными буквами, выглядела весьма незатейливо.
   – Все в порядке. Мне нужно именно сюда. – В голосе Дизайр чувствовалось нетерпение. – Пожалуйста, передайте мне ту корзину.
   Чтобы не вызывать подозрений у леди Мирабель, Дизайр решила не отказываться от вместительной корзины с разнообразными продуктами, которые хозяйка дома распорядилась приготовить для женщины, находящейся в бедственном положении.
   Лакей все еще сомневался, туда ли они приехали. Он долго переглядывался с кучером, так что Дизайр начала терять терпение.
   Она получила письмо от Моргана неделю назад, и все это время не могла думать ни о чем, кроме этой встречи. Она не сомневалась в том, что он хотел забыть ее, но не смог. Он любил ее так же, как она продолжала любить его. Она решила, что он собирается уехать из Лондона, о чем он собственно и написал ей, и хочет забрать ее с собой.
   – Вот ваша корзина, мисс Гилфорд.
   Хотя слуга обращался к ней вполне вежливым тоном, она заметила его пристальный взгляд и самодовольную глупую ухмылку, промелькнувшую у него на лице. Однако тут же отбросила эту мысль, приписав ее своему чрезмерному воображению. Она отказалась от его услуг помочь ей донести корзину и, подхватив ее одной рукой, торопливо вошла в подъезд.
   Воздух лавки был насыщен запахами различных духов, притираний, кремов и лосьонов. Здесь продавали ароматические шарики с гвоздикой, крошечные коробочки с мушками и в большом выборе перчатки, благоухавшие фиалками и духами Нероли, Миссис Латимер, женщина невысокого роста в опрятной одежде из черного шелка, поднялась со своего места и с поклоном поприветствовала элегантную молодую леди, приехавшую в экипаже с фамильным гербом.
   – Чем могу служить, леди?
   – У меня здесь назначена встреча… – после некоторой заминки сказала Дизайр.
   Она не знала, с чего ей начать. Миссис Латимер, поглядев на нее, понимающе кивнула головой.
   – Не угодно ли вам оставить корзинку здесь, внизу?
   К удовольствию Дизайр, она освободила ее от ненужного бремени и повела в конец лавки.
   – Вам нужно подняться наверх, леди, – с улыбкой сказала женщина. – Вторая комната налево.
   Леди Мирабель мимоходом упоминала о подобных модных лавках, где некоторые благородные леди снимали комнаты для тайных свиданий с любовниками. Наверняка заведение миссис Латимер принадлежало к числу таких лавок. Но это совсем не волновало Дизайр. Она знала, что через минуту увидит Моргана.
   Сердце бешено колотилось у нее в груди, когда она поднялась в холл на третьем этаже, отыскала нужную дверь и постучала. Секундой позже на пороге появился Морган. Он поглядел на нее с высоты своего роста, взял за руку и провел внутрь комнаты. После этого повернул ключ в замке.
   В комнате он снова оглядел ее своими темными глазами с головы до ног. Но где же тепло и нежность, на которые она так рассчитывала?
   – Так. Этот костюм мне знаком, – проговорил он.
   – Ты и должен был его узнать, потому что сам купил его для меня.
   Услышав эти слова вместо приветствия, Дизайр опешила. Она же ожидала нежных объятий и поцелуев после долгой разлуки. Ей хотелось услышать, с каким нетерпением он ждал этой встречи.
   – Я думал, что такая смышленая девушка, как ты, сможет обзавестись новым гардеробом за время пребывания у лорда Уоррингтона.
   Защемило сердце от боли при Виде его насмешливых темных глаз, и она почувствовала себя неуютно.
   – Или, может быть, ты решила не размениваться на мелочи, как опытный рыбак, который караулит золотую рыбку?
   – Не понимаю, о чем ты говоришь.
   – А я думаю, ты все прекрасно понимаешь. – Голос Моргана задрожал от гнева. – Оказаться госпожой в доме такого благополучного джентльмена – значит, иметь возможность приобрести новые наряды, драгоценности, собственный экипаж и все такое. Но ты, похоже, решила сделать более высокую ставку.
   – Высокую ставку? – спросила она, почувствовав приближение праведного гнева.
   – Да. На обручальное кольцо, моя ненаглядная Дизайр. Только лучше послушай мой совет. Смотри, как бы ты не перегнула палку и не оказалась снова в Уайтфрайерсе. А ты сама убедилась в том, что до первоклассной воровки тебе очень далеко.
   Все ночи напролет за минувшую неделю она только и мечтала об их встрече и вот теперь должна терпеть боль разочарования. Она все же сомневалась, что Морган вызвал ее сюда только для того, чтобы оскорбить и унизить таким образом.
   – Если тебе угодно знать, то Джеффри – лорд Уоррингтон – уже просил меня стать его женой.
   Она услышала, как он вздохнул и замер на мгновение. Однако быстро взял себя в руки и отвесил ей короткий формальный поклон.
   – Поздравляю тебя, Дизайр. Теперь я вижу, что тебе не нужны советы, во всяком случае мои. Твое место не среди бродяг Уайтфрайерса, а в бальных залах дворца Уайтхолла.
   Он снова причинил ей глубокую боль.
   – Возможно, когда ты будешь танцевать там с его величеством, ты когда-нибудь вспомнишь обо мне и Енохе, промышляющих на большой дороге.
   – Я уже имела честь танцевать с королем, – спокойно сказала Дизайр. Стоило ли сейчас рассказывать, что она ждет аудиенции с Карлом? Скорее всего, нет, пока он ведет себя так странно и непредсказуемо. Поэтому она решила переключиться на нейтральную тему.
   – Верно ли, что Енох был серьезно ранен?
   – Не настолько серьезно, как мог бы обернуться для него тот спектакль, когда он отвлекал солдат. Похоже, ни один мужчина не способен устоять перед твоим обаянием. Даже Енох.
   Эти слова рассердили ее. Она сверкнула зелеными глазами и сказала в ответ:
   – Как ты можешь подозревать Еноха и меня в том…
   – Тебя и Еноха! – Он откинул голову и засмеялся, обнажив белые зубы. – Бог мой! Конечно, нет. Я только хотел сказать, что ты сумела внушить ему мысль о своем природном великодушии и безграничной порядочности. Но вот проходит несколько часов после вашей встречи с лордом Уоррингтоном, – и ты уже находишь дорогу к нему в постель.
   Дизайр уже подняла руку, чтобы дать ему пощечину, но он успел схватить ее запястье. Когда его цепкие пальцы впились ей в тело, она тихо вскрикнула от боли и попыталась выдернуть руку.
   – Ты хотел видеть меня, и ты добился этого, – сказала она, задыхаясь от обиды. – Теперь отпусти и позволь мне уйти.
   У нее было слишком мало сил, чтобы вырваться от него.
   – Будь все проклято! Дай мне уйти.
   – Только после того, как я сам этого захочу. – Он стоял, не сводя глаз с ее лица. – Скажи, когда же состоится ваша свадьба.
   – Это не должно волновать тебя.
   – Так все-таки, когда же ты собираешься выйти замуж за своего драгоценного Джеффри Уоррингтона?
   – Я не приняла его предложения.
   – Почему же?
   Дизайр с вызовом смотрела ему прямо в глаза. Губы ее были плотно сжаты. Морган ослабил хватку.
   – Говори. У меня есть право интересоваться этим.
   – У тебя нет никаких прав на меня. Я проклинаю тебя, Морган Тренчард! И не понимаю, зачем ты позвал меня. С того момента, как я получила письмо, я мечтала поскорее увидеться с тобой, потому что думала… Я надеялась… – У нее задрожал голос, и она не могла продолжать дальше.
   Морган с силой притянул ее к себе.
   – Ты говоришь, что надеялась? На что? – На этот раз голос звучал тихо и немного хрипло. – Скажи мне, Дизайр.
   – Позволь мне уйти, – сказала она, хотя в душе проснулись совсем другие желания. Это было знакомое томительно-сладкое ожидание согревающих душу и тело ласк. Морган был нужен ей. С тех пор, как они расстались, она жила, как будто во сне, дожидаясь этого дня. Сейчас своим прикосновением он вывел ее из сна, и в ней оживали все прежние ощущения.
   Дизайр подняла глаза на него, и от ее гордости не осталось и следа. Она увидела огонь в его глазах. Неужели этот огонь вспыхнет в ней только на миг, а потом снова суждено остаться в одиночестве, холодной и мрачной пучине. Но эти мысли вдруг куда-то исчезли, то ли сами собой, то ли она отогнала их от себя усилием воли. Искушение быть рядом с человеком, которого она продолжала любить, взяло верх, и она больше не могла противиться своим желаниям. Дизайр безмолвно приникла к нему и обвила руками его шею.
   Морган прижал ее голову к себе, зарывшись лицом в ее пушистые волосы. Из груди у него вырвался сдавленный стон.
   Задыхаясь, она говорила с трудом, торопясь выяснить все и немедленно.
   – Морган, ты написал мне, что хочешь видеть. Зачем?
   Ответа не последовало. Слегка откинув голову назад, Морган недоверчиво взглянул на нее.
   – Скажи мне, Морган. Тогда он криво усмехнулся.
   – Мне нужно было удостовериться, что тебе ничто не угрожает. И что ты окружена заботой. Узнав, что у тебя есть любовник, такой, как Уоррингтон например, я могу не беспокоиться за твое будущее.
   – Лучшего ответа ты, конечно, придумать не мог, – продолжала она. – Если тебе достаточно знать, что мы с Джеффри любовники, для того чтобы ты мог дольше спать спокойно, то все остальное теряет всякий смысл.
   – Да разве я мог думать иначе? Посмотри сама. Ты остаешься с ним в «Золотом Якоре». Потом оказываешься в его доме. И до сих пор живешь там…
   – Неужели дело только в этом? Значит, ты допускаешь, что я, добровольно отдавшись тебе, потом могу легко и бездумно вести себя так же с любым другим мужчиной, который встретится на моем пути?
   – Дизайр, не надо делать из меня шута горохового.
   Первый раз за все время их знакомства она почувствовала, насколько раним этот сильный человек. Она никогда не представляла себе, что у него может быть такое выражение лица, как сейчас. Он умолял ее глазами сказать то, что жаждал услышать. Это открытие потрясло ее.
   – Ты когда-нибудь пыталась поставить себя на мое место? Что я должен думать и чувствовать, зная, что ты находишься рядом с другим мужчиной? Я никогда не предполагал, что смогу так полюбить тебя, как, впрочем, и любую женщину.
   Никогда прежде Дизайр не испытывала такой неподдельной радости и гордости, как и не слышала подобных признаний. Они глядели друг на друга, не отрывая глаз.
   – Морган, ты первый мужчина в моей жизни.
   Я принадлежала тебе, и сейчас принадлежу только тебе. Я готова спать на соломенной подстилке, лишь бы в твоих объятиях. Я не променяла бы ее на роскошную королевскую спальню и самого короля, если бы мне их предложили.
   – Дизайр, любовь моя!
   – Нет, не надо. Не спеши говорить то, о чем можешь пожалеть позже. Я знаю, что отдалась тебе по собственной воле. И как бы ты ни был нужен мне, я не стану удерживать тебя сейчас, если тебе лучше уйти.
   – Этого не случится. Ни сейчас, ни потом.
   Морган поднял ее на руки. От его сильных рук, близости его тела у нее слегка закружилась голова, и она прикрыла глаза. Он понес ее к пологу с шелковым занавесом и бережно опустил на кровать.


   Теперь гроза была совсем близко. Лежа на широкой кровати, Дизайр прислушивалась к шуму ветра и первым раскатам грома. С этими звуками в ее душу проникало неопределенное тревожное чувство, похожее на ожидание какой-то беды. Первые тяжелые капли дождя забарабанили по карнизу. Под порывом ветра всколыхнулись и замерцали серебристые шторы, которые отгораживали ее и Моргана от суетного мира.
   Перед ее полуоткрытыми глазами возвышалась статная фигура Моргана. Он стоял возле постели и снимал с себя одежду. Глядя на это сильное, прекрасное в своей наготе мужское тело, она отрешилась от мрачного предчувствия и предалась другим мыслям.
   Вспышки молнии одна за другой рассекали небо и освещали стены комнаты. Морган присел на край кровати и ловкими пальцами начал расстегивать множество пуговиц на нарядном дамском платье. Он быстро справился с ленточками, прятавшимися в складках шелка, и освободил свою возлюбленную от нижней юбки. Потом развязал шнурки на тугом корсете. Там, где прикасались его легкие пальцы, по телу пробегала приятная дрожь. В комнату хлынул поток свежего влажного воздуха, принесенного грозой сквозь распахнутое окно.
   Прохладный ветер продолжал шевелить тяжелые бархатные шторы, но он не мог остудить разгоряченное тело под тонкой сорочкой. Дизайр услышала голос Моргана, который звучал глухо и прерывался от волнения.
   – Ты бы распустила волосы. Сделай это для меня, любимая.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное