Бертрис Смолл.

Возлюбленная

(страница 15 из 36)

скачать книгу бесплатно

   – Но она искала защиты у тебя, – напомнил ему Енох. – Она умоляла тебя позволить ей остаться с тобой, невзирая на опасность. Но ты пожелал отправить ее в Корнуолл.
   – Так разве там ей было бы хуже, чем со мной?
   – Конечно, не хуже. Но раз уж нам не удалось добраться до Равенсклиффа, как мы планировали, она была вынуждена искать другой выход.
   – Безусловно.
   Морган провел рукой по ряду крючков в стене, снял свой плащ и надел его.
   – Ты куда собрался? – спросил Енох.
   – Я и так слишком засиделся в этой проклятой дыре.
   – Благоразумнее было бы затаиться здесь еще на некоторое время.
   – Мне нужно выйти.
   Морган проверил, на месте ли его пистолет.
   – По-моему, бессмысленно подвергать себя риску только из-за того, что мисс Дизайр нашла себе другого мужчину.
   – Мои дела не имеют ничего общего с этим.
   – Может быть, сейчас она вовсе и не с Уоррингтоном, – продолжал Енох, не испугавшись своего разгневанного друга. – Она могла давно уже ускользнуть от него и продолжать свой путь одна.
   – Меня это не касается. – На губах у него появилась презрительная улыбка. – Да, красивая и смышленая девушка. Неплохо устроилась, стоило ей только избавиться от меня. Теперь ей не придется прятаться в развалившихся фермерских домах и спать на соломе. У нее не будет недостатка ни в мягкой постели, ни в джентльмене, с которым можно будет разделить эту постель.
   – И все-таки ты без ума от нее, – вздохнул Енох и покачал головой. – Я уверял ее, что ты никогда не влюбишься. Оказывается, я ошибся. Ты любишь Дизайр. Только дурак не заметит этого.
   – Никогда больше не произноси ее имени при мне.
   Морган направился к двери.
   – Я пойду с тобой, – спокойно сказал его друг.
   – Оставайся здесь. Сегодня вечером мне не нужна чья-либо компания.
   – В таком состоянии тебе лучше остаться здесь самому, чем в одиночестве бродить неизвестно где.

   Бордель Кейт Клэффи располагался на одной из узких улочек Драри Лейн. Несмотря на внешне неприметный фасад дома, это было лучшее из подобных заведений во всем Лондоне.
   Привратник, здоровяк в блестящем белом парике и алой атласной ливрее, сразу узнал Моргана и Еноха. Он поклонился, взял плащи и проводил из холла в роскошную приемную с зажженными свечами. После свержения правительства пуритан дела у Кейт шли очень успешно. Несомненно, значительную часть доходов она вкладывала в свой все более расширяющийся бизнес.
   Эта комната должна была произвести впечатление на посетителей. Высокие потолки расписаны фресками. Двери и окна украшали тяжелые гардины из красного бархата с вышитым узором и золотой бахромой.
Девушки Кейт и клиенты сидели на стульях с золочеными спинками и кушетках, обтянутых бургундским атласом и розовым Дамаском. По бокам огромного камина, отделанного розовым мрамором, располагались сверкающие зеркала высотой в человеческий рост.
   Кейт спешила встретить новых посетителей. Когда она приблизилась к ним, Морган заметил в ее глазах легкое беспокойство. Хотя она, как обычно, обняла Моргана и приветливо улыбнулась Еноху, но настороженность не исчезала.
   В свое время Кейт Клэффи была красавицей, сейчас же пополнела. На ней было атласное платье желтого цвета с глубоким вырезом, обнажавшим ее пышную, вздымающуюся грудь. От корсета до самого пола поверх атласа струилась прозрачная черная газовая ткань, заканчивающаяся сзади шлейфом. Кейт обмахивалась большим веером из черных и белых страусиных перьев.
   – Вот и прелестная плутовка, моя любимая Кейт, – воскликнул Морган. – Рад видеть тебя. Ты прекрасно выглядишь. Похоже, твое заведение процветает.
   – Да, сейчас дела идут неплохо. Теперь, когда не стало Кромвеля, псалмы вместе с их исполнителями не в почете. – Она с беспокойством перевела глаза вверх, на лестницу, которая вела в комнаты для интимных утех.
   – Мы не пуритане, – сказал Енох, – покажи-ка нам, что у тебя есть для нас на сегодняшний вечер, Кейт.
   – Я приобрела парочку новеньких. Свежие девочки из деревни. Ты предпочитаешь светловолосых, насколько я помню, Енох?
   Кейт подвела его к бархатной кушетке и оставила в обществе розовощекой блондинки.
   – А для тебя, Морган, есть одна прелестная крошка с такими сиськами, что в жизни не увидишь. У нее черные волосы и прекрасные манеры.
   – В другой раз, Кейт.
   Хозяйка борделя опешила от непредвиденного отказа и с недоумением посмотрела на него.
   – Для меня это такая же неожиданность, как гром среди ясного неба.
   – Видишь ли, у меня изменился вкус. – Морган выдавил из себя улыбку. – Пришли мне вон ту рыжую девку. Она вполне устраивает меня.
   Кейт согласно кивнула головой и подвела его к той, на которую пал его выбор.
   – Коринна, этот джентльмен хочет познакомиться с тобой. Наверное, вы сначала пожелаете посидеть за бутылочкой вина. Какое вино подать, Морган? Рейнское? Бургундское?
   – По бутылке каждого, – ответил Морган. – И пусть принесут сразу наверх.
   Кейт удивленно приподняла подкрашенные брови. Обычно Морган Тренчард оставался какое-то время внизу, выпивал стаканчик-другой вместе с выбранной девушкой и только потом поднимался к ней в комнату.
   Коринна ввиду недавнего пребывания в этом заведении не знала ни его порядков, ни Моргана, поэтому не усмотрела ничего необычного в пожелании клиента. Она грациозно поднялась с кушетки и взяла его за руку. Его обдало ароматом какого-то снадобья для втираний, чем-то вроде благовония нероли. [7 - Имя принцессы, которая изобрела духи, ее имя дало название ароматическому веществу, содержащемуся во флердоранже.]
   Девушка, которую он облюбовал, была высокого роста с крутыми соблазнительными бедрами. Глубокий вырез корсета позволял видеть ее пышную грудь с двумя широкими кружками вокруг сосков. У нее была тонкая талия. Прекрасное тело едва прикрывала прозрачная голубая ткань с отделкой из подобранных в тон перьев. Когда она шла рядом с Морганом, из-под нижней юбки выглядывали стройные красивые ноги, обтянутые ажурными чулками. Как и все девушки в этом доме, она была обута в атласные туфли на высоком каблуке, украшенные россыпью блестящих камней.
   Коринна повела Моргана наверх по лестнице с панелями из светлого дерева. В конце лестницы красовалась пара высоких, тонких стоек, увенчанных скульптурами нимфы и фавна, которые, казалось, только что выпорхнули из своего убежища.
   Рыжеволосая девушка коснулась своей грудью руки Моргана.
   – Я надеялась, что вы выберете меня, – сказала она с приятной улыбкой на лице. – Я нахожу вас самым привлекательным джентльменом, которого мне приходилось видеть за время пребывания в Лондоне.
   – Не сомневаюсь, что мой приятель мог бы понравиться вам не меньше, чем любой другой мужчина. Важно, чтобы они могли заплатить вам за ваши услуги.
   Слова уже успели сорваться у него с языка, и он тут же в душе упрекнул себя. Зачем срывать зло на девушке?
   – Извините меня, – сказал Морган. – Я сегодня не в духе. – Он обхватил ее рукой за талию и приблизил к себе. – Сейчас мы выпьем по бокалу вина и потом, я думаю, благодаря вашему обаянию, все пойдет, как надо.
   Внезапно спокойная обстановка этого дома была нарушена ужасающим криком. Какая-то женщина взвыла от боли.
   – Так тебе и надо, сука. – Вслед за криком послышался мужской голос. Он показался Моргану очень грубым и удивительно знакомым. – Можешь орать, сколько хочешь, только тебе все равно не уйти отсюда. До конца ночи на тебе не останется живого места.
   Морган как будто оцепенел.
   – Это несчастная маленькая Летти, – сказала Коринна. – Кейт не хотела отдавать ее этому зверю, но, говорят, он становится очень опасен, если кто-то вздумает перечить ему. К тому же его считают доносчиком.
   Морган не стал дослушивать этот рассказ. Он отстранил от себя Коринну и схватился за ручку двери. Дверь не поддавалась, и тогда, отойдя назад, он сильным ударом ноги заставил ее распахнуться.
   В глубине комнаты он увидел нагую девушку, ее лицо было закрыто спутанными волосами. Слабый свет свечи падал на хрупкую белую спину и маленькие ягодицы.
   – Какого черта…
   Перед Морганом стоял Найл Форрет. Их глаза встретились. Доносчик был в штанах и сапогах. Ворот кружевной рубахи расстегнут у горла. В одной руке он сжимал кнутовище.
   Когда Морган заметил свежие рубцы на спине девушки, у него неприятно засосало где-то под ложечкой. Кровь ударила ему в голову, и, сам того не сознавая, он схватился за пистолет. Он держал его в руке и целился прямо в голову Найла Форрета.
   Девушка в испуге забилась в угол, дрожа всем телом.
   – У меня достаточно оснований для того, чтобы убить тебя. Но сегодня ты дал мне еще один повод, – тихо сказал Морган.
   Он видел страх в глазах Найла. Хорошо, что он заставил этого мерзавца испытать страх.
   – Выходи, – приказал Морган девушке, даже не взглянув на нее.
   Она быстро промчалась мимо него в холл. Морган слышал ее истерические всхлипывания.
   – Постой, – внезапно произнес Найл. – У меня нет оружия.
   – У девушки его не было тоже.
   – Ведь не станешь же ты убивать безоружного человека.
   Однако Морган продолжал сжимать пистолет своей твердой рукой, не отводя глаз от Найла.
   – Ты называешь себя джентльменом. Не так ли, Морган Тренчард, сквайр Тренчард?
   – Хорошо. Я удовлетворю твое желание, Форрет. Мне доставит удовольствие возможность расправиться с тобой голыми руками. – Он положил свой пистолет на лакированный столик.
   Из холла доносились чьи-то голоса, но Морган не замечал ничего вокруг себя, продвигаясь в глубь комнаты к Найлу. От его обычной осмотрительности не осталось и следа. Он видел перед собой человека, который предал его.
   Он бросился на него с ударом, подкрепленным весом своего сильного тела. Удар пришелся в челюсть. Найл зашатался и отступил назад.
   В тот же миг он оправился и сделал ответный выпад. Девушки в холле кричали истошными голосами, мужчины рассыпали проклятия. Найл нанес Моргану сильный удар по голове, выше левого глаза и рассек ему бровь. Хлынувшая из раны кровь на мгновение ослепила его.
   Морган резко дернул головой, чтобы стряхнуть кровь с лица. Увидев своего противника, он набросился на него со скоростью и яростью дикого зверя, испытывая удовлетворение, когда удалось схватить Найла за горло железной рукой.
   Найл вдруг обмяк, и Морган приготовился к завершающему удару. Он остановился на секунду и занес сомкнутые руки над головой противника, собираясь со всей силой обрушить их на его затылок.
   – Морган – нет!
   Своим воплем Кейт помешала ему завершить побоище. Воспользовавшись этим моментом, Найл быстро сунул руку за голенище сапога. Морган заметил блеснувшее лезвие ножа. Ослепленный безумной яростью, он тем не менее не потерял голову и начал осторожно отступать назад в холл. Найл, пользуясь своим преимуществом, надвигался на него.
   Так Морган оказался в холле. Там уже толклось множество девушек и клиентов. Кто-то задел и повалил статуэтку. Она попала под ноги Моргану. Он споткнулся и на короткое время потерял равновесие. Найл занес сверху свой нож, но Морган удержался на ногах. Он вдруг почувствовал, что ему обожгло грудь, словно огнем. Это Найл ударил его ножом. Пошатываясь, Морган продолжал двигаться по направлению к лестнице, пока не уперся спиной в верхнюю стойку. Найл, пригнувшись, двигался к нему, намереваясь нанести смертельный удар. Однако Морган сумел схватить его за руку, поднять ее вверх и отскочить в сторону. Потеряв равновесие, Найл ухватился за позолоченный шпиль верхней стойки.
   Ребром ладони Морган нанес ему резкий удар в шею, сбоку. Тот громко вскрикнул и захрипел. От этого удара у него прервалось дыхание.
   Внизу завизжали девушки, увидев мужчину, свалившегося через перила. Он плюхнулся на пол, пролетев около пятнадцати футов, и лежал неподвижно, уткнувшись лицом в пол.
   Морган быстро сбежал по ступенькам вниз. В это время подоспевший Енох повернул тело Найла. В падении тот напоролся на нож, который теперь глубоко сидел у него в груди. Уже ничего не видевшие глаза были широко раскрыты. Безжизненная рука продолжала сжимать позолоченный шпиль с резными фигурками нимфы и фавна.


   Огромный особняк в Седжвике находился недалеко от дома Уоррингтонов, чуть выше по реке. Это было элегантное и безупречное с точки зрения архитектуры сооружение в стиле эпохи Тюдоров. Хотя Джулиан Бейнбридж, в настоящее время владевший графством Седжвик, привез множество диковинных растений и кустарников из стран Нового Света, он сохранил ранее созданные аккуратные лабиринты из посаженных еще во времена королевы Елизаветы тиса и падуба. В наиболее укромных уголках стояли мраморные скамейки, на которых могли посидеть уединившиеся парочки влюбленных.
   Вечер еще только начинался, когда Джеффри и Дизайр засвидетельствовали свое почтение хозяину и его супруге. Молодые люди покинули переполненный зал и через террасу направились в сад, чтобы насладиться вечерней прохладой. Серебристая дорожка от лунного света пролегла на воде Темзы, где двигались ялики, лодки и прогулочные барки. Весенний воздух пьянил ароматом первых распустившихся роз и лаванды. Танцы еще не начались, но с галереи прямо над залом для гостей, где расположились музыканты, уже доносились звуки лютни и виол.
   Джеффри хорошо ориентировался в этом саду. Побродив немного по лабиринту вместе с Дизайр, он выбрал скамейку в окружении зеленых кустов, и они присели.
   – Очаровательное место, – сказала Дизайр, – но я думала, мы спустимся поближе к реке. Оттуда можно будет видеть, как причалит барка короля.
   – Не беспокойтесь, – с улыбкой заверил ее Джеффри. – Как только король появится в зале, об этом сразу станет известно.
   – Вы считаете, он обязательно прибудет сегодня на бал? – спросила Дизайр с легкой тревогой в голосе. Она только и думала о встрече с королем. Она должна убедить его принять ее у себя и выслушать.
   – То, что его величество появится здесь, это, несомненно. Только трудно сказать, как долго он останется на балу. – Заметив выражение испуга на лице своей спутницы, Джеффри добавил: – Обычно у него бывает несколько приглашений на один вечер, но он непременно посетит этот дом.
   Молодой человек приблизился к ней и взял ее за руку. Ощутив жар его руки, Дизайр немного заволновалась.
   – Может быть, нам все-таки подойти к реке, – сказала она, – хотя эти лабиринты восхитительны.
   – Мне не хватает слов, чтобы выразить свой восторг, – воскликнул Джеффри, не сводя с нее своих темно-синих глаз.
   Дизайр предвидела наступление этого момента, но надеялась, что это произойдет позже. Возможность признания молодого человека страшила ее. Они ведь знакомы немногим больше месяца.
   Джеффри перевел глаза с ее лица на красиво изогнутую длинную шею и еще ниже, на полуобнаженную грудь над глубоким вырезом на лифе платья.
   Нужно поскорее отвлечь его внимание, поэтому Дизайр торопливо произнесла:
   – Как хорошо, что головная боль прошла, и Ровена смогла поехать с нами. Сегодня вечером у нее отличное настроение.
   – Я бы даже сказал, что она чересчур возбуждена. Но я пригласил вас сюда не для того, чтобы обсуждать Ровену. – Джеффри обвил ее талию рукой и привлек к себе. – Вы очаровательны сегодня, Дизайр. В этом зеленом с серебром одеянии вы напоминаете мне морскую богиню из древней легенды.
   – Вы должны благодарить мадам Лизетт за ее искусство, – шутливо возразила ему Дизайр. – Она обладает отменным вкусом. И еще нельзя забывать об этом жемчуге, который мне предложила надеть добрейшая леди, ее светлость.
   – Как бы я желал, чтобы жемчуга Уоррингтонов были на вас не только сегодня вечером, но всегда. Они словно созданы для вас. Вы должны знать, что не существует ничего такого, в чем бы я мог отказать вам, если бы вы оказали мне честь…
   – Ради Бога, не продолжайте.
   Дизайр попыталась высвободиться из его рук, но молодой человек только крепче обнял ее.
   Из глубины лабиринта послышался женский смех и мужской голос, вкрадчивый и одновременно настойчивый. «Лабиринт служит убежищем для влюбленных», – подумала Дизайр с легкой тревогой. Не стоило задерживаться здесь с Джеффри.
   – Вы слышите? – спросила она. – Мне кажется это звуки гитары. Должно быть, начинаются танцы. Пойдемте к гостям.
   Однако Джеффри не хотел вставать со скамейки.
   – Это сарабанда, – продолжала она, – один из моих любимых танцев.
   – У нас с вами впереди много танцев, моя дорогая, но сейчас…
   Молодой человек придвинулся к ней ближе и коснулся губами ее щеки. Несмотря на мимолетность этой ласки, она почувствовала скрывающееся за ней страстное желание. Некоторым усилием своего гибкого тела девушка снова попыталась освободиться.
   – Не пугайтесь, Дизайр. Клянусь вам, я не причиню вам никакого зла. Я не могу забыть ту первую ночь в гостинице, когда я очнулся и увидел вас. Я помню, как вы склонялись надо мной при свечах. У вас было божественно красивое лицо и ласковый взгляд. Ваши руки так прохладны и нежны. Тогда я подумал, точнее – понял, что хочу, чтобы вы принадлежали мне.
   – В ту ночь вы были нездоровы, Джеффри.
   – Но сегодня со мной все в порядке, – ответил он. Взволнованным голосом он с жаром продолжал: – И сейчас я влюблен в вас, как никогда.
   – Вы смешиваете признательность и благодарность с любовью.
   – Разве вы можете так хорошо разбираться в любви, вы, такая молодая и неискушенная? – Джеффри вдруг обнял ее и усадил на скамью.
   Дизайр с удивлением отмстила, что этот молодой человек, хотя и высокого роста, но хрупкого телосложения, обладает достаточной силой. И снова она почувствовала, сколь сильно его влечение, когда его горячие губы прижались к ее губам с жаждой ответного поцелуя.
   Поскольку этого не последовало, он выпустил ее. Она избегала встречаться с ним взглядом и опустила глаза вниз, перебирая лежавший на коленях веер.
   Тем временем Джеффри мысленно задавал себе вопрос, – неужели она, как и Ровена, считает его легкомысленным, упрямым мальчиком, который не в состоянии разобраться в собственных чувствах. Он не мог допустить, чтобы его самолюбию был нанесен такой удар, и начал обдумывать другой предлог для продолжения разговора. Джеффри казалось, что он нашел выход из положения.
   Да, он мог испугать Дизайр бурным выражением своей страсти. Возможно, это именно так.
   – Простите, моя любимая, – сказал он. – Наверное, мне следовало бы сдержать порыв своих чувств. В оправдание я могу лишь сказать, что помню ваши слова о возможном скором отъезде в Корнуолл. Я не мог допустить, чтобы вы уехали, не выслушав меня.
   – Джеффри, вы не должны делать этого. Нам не быть вместе. Я никогда не смогу стать вашей возлюбленной.
   – У меня и в мыслях не было обращаться к вам с подобным непорядочным предложением. – Его глаза лихорадочно блестели. – Я хочу, чтобы вы стали моей супругой.
   – Это невозможно. – Дизайр положила руку поверх его руки. – Я никогда не скрывала от вас свое происхождение.
   Это было единственное, в чем она не лгала ему, поймала себя на этой мысли Дизайр и сразу же почувствовала неловкость.
   – Что скажут ваши друзья, узнав, что лорд Уоррингтон собирается жениться на дочери торговца?
   – Мне не требуется ни от кого разрешения на выбор невесты, – продолжал Джеффри. – В этом я сам себе хозяин.
   – Но как же так? Ведь вам, должно быть, захочется получить одобрение своих близких?
   – Мама уже давно без ума от вас.
   – А Ровена?
   – Вам не стоит беспокоиться насчет Ровены. Она будет обращаться с вами с величайшим уважением. Это я могу обещать. Что касается моих друзей, то они станут завидовать моему счастью, когда увидят такую красивую и добродетельную жену. Вы понравитесь им, будете пользоваться неимоверным успехом, станете леди Уоррингтон.
   Пылкие речи Джеффри вызвали смятение в душе девушки. Она не хотела причинить ему боль, но не должна и обнадеживать молодого человека. Нужно вести себя с ним как можно тактичнее, даже если и приходится отклонять его предложение. Мысли беспорядочно теснились у нее в голове и мешали подобрать нужные слова.
   Между тем молодой человек снова заговорил с ней мягким, ласковым голосом.
   – Может быть, ваша нерешительность связана со страхом перед браком и обусловленными им обязанностями? – В его смущенной улыбке было что-то по-детски наивное. – Я буду очень обходителен с вами. Готов ждать до тех пор, пока вы не свыкнетесь с мыслью о том, что вы моя невеста. Только не надо сейчас отказывать.
   «Но почему я в самом деле не могу выйти замуж за него?»
   В минутном замешательстве она всерьез подумала об этом. Если повиноваться холодному уму и руководствоваться одним расчетом, то можно представить, какие блага сулит ей брак с Джеффри Уоррингтоном. Она получит его титул и будет вместе с ним владеть огромным состоянием; займет достойное место при дворе и будет кружиться в бесконечном вихре наслаждений.
   А как быть с интимной частью совместной жизни? Сможет ли она и телом принадлежать Джеффри, спать с ним в одной постели и рожать ему детей?
   Он молод и пылок, ему нельзя отказать в красоте: он высок ростом, стройный, гибкий, с красивыми аристократическими чертами лица. Он будет уважать и лелеять ее, в этом она не сомневалась.
   Когда она станет его женой, прежние кошмары отступят, останутся позади, все забудется.
   Однако именно мысли о прошлом заставили Дизайр отрешиться от грез и вернуться к земным заботам. Она не могла отбросить свое прошлое, потому что частью его был Морган Тренчард. Одновременно этот человек был и частью ее самой. Ничто не может заставить ее согласиться стать женой Джеффри. И эти мысли не пришли бы ей на ум, если бы она могла надеяться на другое замужество – если бы Морган предложил ей свою руку. Тогда никакие силы на земле и небе не помешали бы ей последовать за ним.
   Дизайр встала.
   – Пожалуйста, проводите меня в дом.
   – Дизайр, подождите.
   Не успел Джеффри произнести что-то еще, как совсем рядом послышались шаги. Мимо них по направлению к дому побежала какая-то парочка, за ней – другая.
   – Его величество уже здесь.
   Она услышала слова леди, извещавшей об этом событии своего кавалера.
   – Я же говорила, что это королевская барка пришвартовалась к пристани.
   Все вокруг наперебой сообщали друг другу новость.
   – Его величество…
   – Король, наверное, уже в зале для танцев…
   – Вместе с ним леди Кастлмейн…
   Джеффри взял Дизайр под руку, и они присоединились к потоку гостей, двигавшемуся по направлению в дому. Глаза девушки засияли от радости при виде короля в сопровождении своей фаворитки – леди Кастлмейн. В своих владениях их встречал граф Седжвик.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное