Бертрис Смолл.

Возлюбленная

(страница 11 из 36)

скачать книгу бесплатно

   Приглядевшись внимательнее к кольцу, Дизайр прочитала две выгравированные буквы – D и У. Буквы были выведены очень красивым шрифтом в рамке со сложным узором из листьев. У молодого человека слегка задергались веки. Возможно, он начинал потихоньку приходить в сознание.
   Должно быть, глупо с ее стороны оставаться здесь и ждать чего-то. Енох не зря устроил этот короткий спектакль. Она должна бежать. Но как оставить раненого и беспомощного молодого человека? В любом случае ей нужно побыть возле него и сделать все, что в ее силах, до прихода врача.
   Она быстро расстегнула его темно-фиолетовый бархатный плащ. И тут ее пыльцы коснулись какого-то плотного, прямоугольного предмета во внутреннем кармане плаща. «Кошелек», – подумала она. Сразу же в ее памяти всплыло лицо Моргана с насмешливой улыбкой, когда он уверял ее в том, что ей не хватало мастерства карманной воровки. Чтобы украсть кошелек у человека, находившегося в бессознательном состоянии, не требовалось особой сноровки. Поймав себя на этой мысли, Дизайр почувствовала презрение к самой себе. Получается, что она незаметно привыкает думать, как преступники?
   Вместе с тем ей тут же пришлось вспомнить о том, что, окажись она вдруг на свободе, ей не обойтись без денег. Ведь нужно платить за дорогу. В той одежде, которая была на ней сейчас, вряд ли она может отправиться в путь пешком, не вызывая подозрений.
   Проникнув в карман плаща, она, к своему удивлению, извлекла оттуда не кошелек, а какую-то обтянутую кожей книжку. Решив, что от этой книжки нет никакой пользы, Дизайр откинула ее на одеяло.
   Книжка раскрылась, и Дизайр увидела на первом чистом листе надпись. Она гласила: «Сэр Джеффри Уоррингтон». Пониже мелкими буквами было указано следующее: «Отчет о поездке в Шотландию и Уэльс с заметками о местной флоре и фауне…»
   Дизайр захлопнула книжку и распахнула полы плаща. Быстрыми, осторожными движениями она развязала шнурок кружевного гофрированного воротника и расстегнула несколько верхних пуговиц на его сорочке.
   Отодвинув белокурые пряди волос с его лба, Дизайр рассмотрела его худощавое, овальной формы лицо, которое в тот момент было лишено своих естественных красок, с четко очерченными, тонкими губами. В облике этого молодого мужчины явственно выступали аристократические черты.
   Она встала и расправила одеяло, накрывавшее его. «Огонь в камине должен согреть его», – подумала она. Затем направилась к двери. Но, не успев дойти, Дизайр услышала голос владельца гостиницы и его тяжелые шаги.
   В спальню вошел знакомый высокий мужчина. Быстрыми шагами он подошел к кровати и бросил тревожный взгляд на раненого.
   – Как себя чувствует сейчас этот несчастный молодой человек? – спросил он.
   – Еще не приходил в сознание. Я боюсь за его жизнь, – ответила Дизайр. В данный момент ей не нужно было демонстрировать свою озабоченность.
В ее взгляде сквозило неподдельное беспокойство.
   Из-за спины хозяина гостиницы выглядывала хрупкая фигурка горничной, которая держала в руках чемоданчик Дизайр, – весь ее багаж. Горничная поставила чемоданчик перед ней и, сделав реверанс, сказала:
   – Я приготовила для вас комнату, сударыня. Она находится рядом с этой.
   – Если бы я только могла хоть чуть-чуть отдохнуть, когда мой брат в таком состоянии, – проговорила Дизайр.
   Владелец гостиницы с сокрушенным видом покачивал головой.
   – Никогда ничего подобного не бывало в «Золотом Якоре». Мое заведение – самое уважаемое в округе, уверяю вас. Я могу только выразить вам свое сожаление. То, что случилось с вашим братом…
   Задача Дизайр заключалась в том, чтобы заставить этого человека как можно дольше оставаться в положении обороняющейся стороны. Она знала, что в любую минуту он может выразить ей свое удивление по поводу ее путешествия без сопровождения слуг в обычной пассажирской карете.
   – Вы говорите, уважаемое! Могла ли я когда-нибудь предположить, что, отправившись на встречу с братом, окажусь в этом месте? Могла ли я думать, что сюда нагрянут эти кровожадные драгуны? – Ломая себе руки, она продолжала: – О, если бы только наш дорогой Джеффри не был таким большим любителем приключений. Но он предпочел проехать по всей Шотландии верхом на лошади и не взял с собой никого из слуг.
   Заметив тревогу и любопытство в глазах собеседника, Дизайр прервалась и пояснила:
   – Мой брат – сэр Джеффри Уоррингтон.
   – Да, да. Я знаю. – Мужчина поклонился ей.
   Она не могла не видеть, что ее слова произвели на него большое впечатление, на что она и рассчитывала.
   – Мадам, для меня большая честь быть полезным его светлости. И вам также, моя госпожа.
   – Допускаю, что вы говорите это искренне, – продолжала Дизайр, придав некоторую надменность своему лицу. – Но скажите, как может поправиться мой брат здесь, у вас, где полно рыщущих солдат?
   – Драгуны уже уехали, – поспешил заверить ее владелец гостиницы. – И скатертью дорога Орава пьяниц, которые способны опустошить винный погреб порядочного человека и не заплатить по счету.
   – И часто они нападают таким образом на безобидных путешественников?
   – О нет, поверьте мне, леди. Они не собирались делать этого. Они получили приказ подкараулить банду разбойников – шайку Большого Тоуби. Примите мои извинения за то, что приходится упоминать клички этих негодяев. Так их называют простые люди из здешних мест.
   – А тот человек, который ехал наверху, кто он? Они и его разыскивали?
   – Я в этом не сомневаюсь, – отвечал ей хозяин гостиницы. – Иначе зачем ему было бежать от них, стоило только ему увидеть красные мундиры. Обычный пассажир не стал бы вести себя таким образом.
   Понимая, что она затевает опасный разговор, Дизайр все же не могла удержаться от дальнейших расспросов. Ее тревожила судьба Еноха.
   – Как вы думаете, они поймают его?
   – Скорее всего, ему не удастся убежать, с его-то раной. Но я допускаю, что и в этом случае с мошенником может быть много мороки. Страх быть вздернутым на виселице заставит его бежать из последних сил.
   После этих слов хозяин гостиницы не замедлил изобразить на своем лице успокаивающую улыбку:
   – Вам не стоило бы беспокоиться о таких ничтожествах, как этот человек, мисс.
   – Я беспокоюсь только о своем брате, – отвечала Дизайр, – его состояние приводит меня в отчаяние.
   – Я послал одного из слуг за врачом, – поспешил заверить ее хозяин. – Пока его нет, вы могли бы сами немного отдохнуть и успокоиться.
   В их разговор робко вмешалась горничная.
   – Может быть, леди угодно немного подкрепиться. Крепкий чай и варенье из черной смородины восстановят ваши силы.
   – Вот правильно. Я как раз собирался сказать тебе, Нан, – хозяин гостиницы опять был готов показать Дизайр свою любезность, – чтобы ты вовремя подала леди хороший кусочек каплуна с вертела.
   – Боюсь, что я не смогу проглотить ни крошки, – пыталась возразить ему Дизайр.
   – Вы должны попробовать, – настаивал хозяин. – После поездки вам необходимо подкрепиться.
   Дизайр больше не сопротивлялась, и хозяин сказал горничной, чтобы та бежала на кухню. Сам он отправился было за ней, но в последний момент остановился у порога.
   – Как только приедет врач, я приведу его к вам.

   Оставшись одна, Дизайр начала мелкими глотками пить поданный ей чай. Крепкий горячий напиток сразу взбодрил ее. Потом, вспомнив о том, что она ничего не ела с самого утра, она решила попробовать кусочек жареного каплуна с золотисто-румяной корочкой. Мясо еще не остыло и оказалось вкусным. Дизайр быстро справилась с мясом и только что испеченным хлебом.
   Дородная женщина, которая ехала с ней в одной карете, прислала свою горничную, и та сказала Дизайр, что дама будет счастлива видеть молодую леди в своем обществе до приезда врача.
   Дизайр попросила горничную поблагодарить даму за приглашение, но не воспользовалась им.
   Она с трудом выдержала весь этот маскарад, когда владелец гостиницы и горничная наперебой предлагали ей свои услуги. Сможет ли она и дальше держать их в заблуждении? Если молодой человек придет в себя, она окажется в трудном положении.
   Она не спеша вытерла руки салфеткой, отодвинула в сторону поднос и встала. Коль скоро какое-то время ей не придется думать о пище и воде, пора бежать отсюда.
   Бежать… Только как проделать этот длинный путь пешком в зеленом шелковом платье и накидке с лисьим мехом? Она не сомневалась, что в своих туфлях на тонкой подошве ей не добраться до Корнуолла, это уж точно!
   В кошельке у Дизайр звенело лишь несколько мелких монет. Морган отдал все деньги вместе с кожаным мешочком Еноху, для надежности. У нее мелькнула мысль о сережках с изумрудами за корсетом. Конечно, это большое богатство. Но разве можно рассчитывать их продать, не навлекая на себя подозрений?
   Она посмотрела в сторону кровати. Раз она не обнаружила кошелька у Джеффри Уоррингтона в его плаще, может быть, деньги находятся в сумке на поясе. Собравшись духом, она направилась к молодому человеку, который по-прежнему не приходил в сознание.
   – Его светлость сейчас находится в спальне, вот там.
   Снаружи, из холла послышался голос хозяина гостиницы. Дизайр вздрогнула и отступила назад.
   Торопливой походкой хозяин прошел в комнату, следом за ним появился высокий худощавый джентльмен, который нес в руке продолговатый кожаный саквояж. Незнакомый мужчина поклонился Дизайр и представился: – Лукас Манроу, врач.
   Она заставила себя улыбнуться, помня, что маскарад еще не закончен и ей нужно сыграть свою роль как можно лучше.


   Врач наклонился к кровати и откинул одеяла. Закончив осмотр пострадавшего, он покачал головой, тяжело вздохнул и повернулся к Дизайр.
   – В самом деле, ваш брат получил серьезную травму, – сказал он. – Кроме сильного удара по голове копытом своей лошади он еще перенес общий шок в результате ушиба всего тела. Сейчас у него отмечаются глубокие нарушения всех жизненно важных функций.
   – И вы ничего не можете сделать для его спасения? – прервала врача Дизайр.
   – Я постараюсь использовать все свои знания и умение, а они немалые, но вам не следует обольщать себя слишком большими надеждами, леди. В таких случаях, как этот, исход непредсказуем. Я припоминаю одного джентльмена из Лондона, который попал под колеса кареты и был в подобном состоянии…
   – Простите, но сейчас речь идет о моем брате, – в нетерпении снова перебила его Дизайр. – Чем вы можете помочь ему?
   Доктор Манроу сразу выпрямился, подчеркивая собственную значимость – его самолюбие задела эта стройная хрупкая девушка. Как смеет она разговаривать в таком тоне, почему позволяет себе смотреть на него в упор своими зелеными глазами? Однако доктор быстро смирил свою гордость, вспомнив, что перед ним сестра сэра Джеффри Уоррингтона.
   Доктор повернулся к хозяину гостиницы и начал отдавать распоряжения чеканным голосом:
   – Немедленно принесите горячие камни. И кроме этого, бутылки с горячей водой. Как можно больше – сколько сможете унести в руках. – Он расстегнул свой саквояж и вынул из него ланцет. – Мне потребуется таз и побольше полосок из чистой полотняной ткани. Прежде всего, я сделаю кровопускание его светлости.
   – Может быть, он уже потерял достаточное количество крови? – спросила Дизайр.
   – Вы должны положиться на меня, моя милая леди. Считайте, что вашему брату повезло. Перед вами врач, который имеет практику не где-нибудь в захолустье. Я живу в Лондоне, и мой дом хорошо известен, благодаря моему искусству. У меня много клиентов среди джентри. В этих краях я оказался по счастливой случайности. Меня пригласил к себе в поместье сэр Ричард Карстейрс – его жена заболела воспалением легких, а поблизости не нашлось ни одного врача.
   Внимая пространным речам доктора Манроу, Дизайр подумала, что он больше озабочен тем, чтобы произвести впечатление и набить себе цену, нежели действительно заняться врачеванием. Но кроме него поблизости нет лекаря, а молодому человеку нужна неотложная помощь.
   Хотя доктору Манроу явно не терпелось выпроводить Дизайр из комнаты, она настояла на том, чтобы он позволил ей остаться. После кровопускания лицо сэра Джеффри побледнело еще сильнее, однако доктор Манроу с удовлетворением кивал головой.
   Он застегнул пуговицы на отделанных кружевом манжетах своей батистовой сорочки, поправил сюртук и стал давать указания пребывавшему в тревожном ожидании хозяину гостиницы.
   – Прикажите приготовить горячий напиток из вина, яиц и сахара и проследите, чтобы в него добавили инжир, руту и венецианскую патоку.
   – Сухая руга у нас хранится в кладовой, и немного инжира тоже найдется. А вот венецианской патоки у нас, наверное, нет. До тех пор она нам не требовалась.
   – Мое дело вам сказать, а обо всем этом вы должны побеспокоиться сами, – холодно заметил доктор. – Слушайте меня дальше. Нужно будет сделать компресс из смеси уксуса и порошка, приготовленного из сухих улиток. Для этого потребуется дюжина улиток, не меньше. Компресс нужно прикладывать ко лбу его светлости и менять его, как только ткань высохнет. Все это время вы будете держать окна плотно закрытыми. Для человека, который находится в таком состоянии, как его светлость, свежий воздух губителен. – Он заглянул в свой саквояж и вынул из него небольшую металлическую коробочку. – Как хорошо, что она оказалась у меня – это очень редкий и дорогой порошок. Он приготовлен из рога единорога и двух камней. Один из них извлечен из желудка антилопы, другой делает организм устойчивым к действию всех существующих на свете ядов. Вы должны высыпать содержимое коробочки в кипящую воду и потом держать сосуд с водой у изголовья пациента, так чтобы он мог вдыхать целебные пары.
   После этого доктор изобразил глубокий поклон и сказал, обращаясь к Дизайр:
   – Пока я не могу сделать большего для его светлости. Но могу заверить вас, что побуду здесь до утра и посмотрю его еще раз. Может быть, судьба будет благосклонна к нему, и ему станет лучше.
   Как только доктор удалился из спальни, в холле и по лестницам забегали слуги, принимаясь выполнять его указания. Было уже далеко за полночь, когда Дизайр осталась одна возле сэра Джеффри, чтобы подежурить остаток ночи.
   В комнате было душно. Воздух был пропитан зловонием «целебных паров», и ей очень хотелось открыть окно. Хотя для нее самой была приготовлена соседняя комната и она бы с удовольствием поспала несколько часов, она не могла оставить Джеффри Уоррингтона одного в его теперешнем состоянии.
   Уже близился рассвет, когда ее дремоту прервал голос приходящего в себя молодого человека. Он еще не был в полном сознании. В легком бреду он невнятно произносил что-то. Дизайр не могла разобрать его слов. Она быстро подошла к кровати и наклонилась к нему.
   Она увидела, как у него затрепетали веки. Потом он открыл глаза и посмотрел прямо ей в лицо. Его рука задвигалась по одеялу, и Дизайр взяла ее.
   – Голова… – простонал молодой человек.
   – Вы сильно ушиблись во время падения, – успокаивала его Дизайр мягким голосом. – Не надо двигаться и постарайтесь не разговаривать.
   Она почувствовала, как он крепче сжал руку, и ей стало полегче на душе. К нему постепенно возвращалось сознание, то ли потому, что помог доктор, то ли его крепкий организм справился с травмой. «Скорее всего, последнее», – подумала Дизайр, стараясь не вдыхать удушливых «целебных паров».
   – Пить, – пробормотал молодой человек. – Так хочется пить…
   Она налила в чашку лечебный напиток. Он сделал один глоток и рукой отстранил чашку. – Воды… Пожалуйста…
   После короткого колебания Дизайр вылила это экзотическое зелье в ночной горшок и поднесла ему чашку с прозрачной ключевой водой.
   – Вы должны глотать очень медленно, – говорила она, обхватив его руками за плечи, чтобы приподнять голову.
   Когда он перестал пить, она попыталась отойти от него, но он издал слабый звук протеста и крепче прижался к ней, как бы ища у нее защиты.
   – Не могу вспомнить. Как я оказался здесь?
   – Тише, – мягко остановила его Дизайр. – Придет время, и вы все вспомните. А сейчас закройте глаза и отдыхайте.
   – Не уходите от меня.
   – Я буду рядом с вами до тех пор, пока это будет нужно, – обещала она.
   У него на губах появилась чуть заметная улыбка, и он откинулся назад, на подушки. Дизайр окунула полотняный лоскут в уксусный раствор с порошком из улиток, чтобы сделать свежий компресс. Почему именно из улиток, а не из устриц, спрашивала она себя, прикладывая компресс ко лбу Джеффри.
   Поправив одеяла и продолжая сидеть возле него, она начала незаметно для себя клевать носом. Духота и тяжелый запах лечебного снадобья усыпляли ее. Погружаясь в дремоту, она размышляла о своей судьбе, которая сейчас свела ее с сэром Джеффри Уоррингтоном. Как странно, но она чувствует себя все более ответственной за его жизнь. Это удивительно. «Если бы я действительно была его сестра», – подумала она. Тут она как будто куда-то провалилась, заснула, держа за пальцы молодого человека.

   Когда она проснулась, было еще раннее утро. Снизу, со двора доносился топот лошадиных копыт. Было слышно побрякивание сбруи и уздечек. Раздался сухой щелчок от удара кнута кучера и вслед за ним постепенно удаляющийся звук колес. После сна в кресле Дизайр захотелось поскорее встать и потянуться. Она попыталась осторожно высвободить свою руку из руки сэра Джеффри. Но стоило ей пошевелиться, как он тихо застонал, потом открыл глаза и посмотрел на нее.
   – Жарко… Очень душно… «Отвратительный запах испарений из котелка мог вызвать удушье даже у здорового человека», – подумала она.
   – Окно… – снова пробормотал молодой человек. Доктор Манроу запретил открывать окно, и Дизайр не забывала об этом. Джеффри начал метаться в постели, глазами умоляя помочь ему.
   Не в силах отказать ему, Дизайр встала и приоткрыла одно из окон на несколько дюймов. Душистый весенний воздух ворвался в комнату. Она сделала глубокий вдох. Без сомнения, легкое дуновение весны не могло причинить ему вреда, тем более что на него навалили несколько тяжелых одеял. Поэтому она рискнула пошире распахнуть окно, задернув штору, чтобы яркий свет не раздражал глаза.
   Молодой человек благодарно улыбнулся. Дизайр предложила ему свежей воды, и он сделал несколько глотков.
   Вскоре в комнату вошел владелец гостиницы. Он облегченно вздохнул и не мог скрыть радости от того, что его именитый гость пришел в сознание. Подходя к кровати, он раскланивался на ходу.
   – Благодарение Создателю, – с жаром произнес он. – Он послал нам доктора Манроу. Это прекрасный врач. И еще вашей светлости неслыханно повезло, что сестра оказалась рядом во время тяжких испытаний.
   На мгновение у Дизайр остановилось дыхание, и она сжалась в комок. Сейчас сэр Джеффри мог опровергнуть ее утверждение о том, что она является его сестрой. Тогда ее ждет немилость хозяина гостиницы и позор. В ярости он может отвести ее в ближайший магистрат.
   Однако молодой человек промолчал, и только слегка приподнял брови. Нужно найти предлог и выпроводить хозяина побыстрее из комнаты. Поэтому Дизайр сказала:
   – Моему брату сейчас необходимо хорошее питание. Я позабочусь об этом. Думаю начать с крепкого чая. И два вареных яйца. Распорядитесь, чтобы повар приготовил крепкий мясной бульон. Только говяжий или куриный, но не из баранины.
   Хозяин гостиницы довольно улыбнулся, сразу же мысленно добавив величину затрат к общей сумме счета.
   – Может быть, еще приготовить порцию мармелада. У нас есть прекрасные апельсины из Севильи. К счастью, они у нас остались в кладовой.
   После того как он благополучно удалился из спальни, Дизайр повернулась к Джеффри Уоррингтону, который внимательно смотрел на нее.
   – Этот человек, с которым вы разговаривали, – начал сэр Джеффри.
   – Пожалуйста, не беспокойте себя лишними вопросами, – остановила его Дизайр. – Сначала выпьете чай, а потом мы с вами все обсудим.
   Молодой человек попробовал привстать, но тут же снова откинулся на подушки.
   – Голова, – простонал он.
   – Вас сбросила лошадь. Доктор сказал, что, должно быть, она лягнула вас копытом.
   – Боже мой!
   – Вам нужно соблюдать полный покой до возвращения доктора, – сказала ему Дизайр. – Иначе вы можете навредить себе.
   – Вы определенно не моя сестра, – продолжал сэр Джеффри, – но кто же вы на самом деле?
   Он ждал ответа.
   «Еще не все потеряно и можно убежать», – сказала себе Дизайр. Если ей повезет, она может спуститься по лестнице и выскочить во двор прежде, чем вернется хозяин гостиницы. Вопрос в том, как далеко она успеет уйти, как только сэру Джеффри представится возможность рассказать ему правду?
   Она заговорила не спеша, тщательно обдумывая слова.
   – Вчера вы получили серьезную травму. В тот момент я находилась поблизости и поспешила вам на помощь. У меня есть некоторый опыт ухода за больными.
   – Я вспоминаю ваше лицо в лучах свечи, – медленно выговорил он. – Каждый раз, просыпаясь, я видел вас рядом. У вас такой приятный голос. Я помню прикосновение ваших рук… прохладных и легких. – В его голубых глазах появился теплый блеск. – Проявлять такую доброту к совершенно незнакомому человеку… Я обязан вам гораздо большим, чем могу надеяться предложить…
   – Могу ли я в таком случае попросить вас о небольшом одолжении?
   – Стоит вам только сказать.
   – Не надо говорить о моем безобидном обмане ни хозяину, ни кому-либо другому, я вас прошу.
   – Даю слово не делать этого.
   Сэр Джеффри мягко взял ее за руку, как бы скрепляя печатью свое обещание. Он медленно переводил взгляд с ее темных блестящих волос на тонкие черты лица и потупленные зеленые глаза.
   – Я рад, что вы мне не сестра, – сказал он.
   – …Видите ли, получилось так, что я была вынуждена ехать в обычной карете и в полном одиночестве. Молодой леди в подобном положении нужно беречь свою репутацию. Если бы я не сказалась вашей сестрой, как бы я смогла следовать за вами, когда вас переносили в гостиницу, и провести ночь возле вас в этой комнате? Меня бы приняли за обыкновенную… Я уверена, что вы все понимаете.
   – Да, конечно, – заверил ее Джеффри. Он уже выпил чай и съел кусочек подрумяненного хлеба и теперь снова отдыхал, опершись на подушки. – Но почему же вы отправились в дорогу одна?
   Дальнейший разговор становился неизбежным. Продолжив рассказ, Дизайр частично говорила правду, частично разбавляла ее вымыслами, а когда не оставалось ничего другого – заменяла откровенной ложью.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное