Бертрис Смолл.

Внезапные наслаждения

(страница 7 из 21)

скачать книгу бесплатно

   Она расстегнула две верхние пуговицы блузки, и он мгновенно сжал ее грудь. И блаженно вздохнул, ощутив в ладони мягкую тяжесть. Не выдержав, он поспешно расстегнул ее блузку до конца, стянул с плеч и уставился на груди. Большие, но не слишком. И соски – как распустившиеся розы.
   – Боже, они прекрасны, – прохрипел он, прежде чем припасть к ним губами.
   Эшли изнемогала от наслаждения. Она так давно не лежала в объятиях настоящего мужчины!
   Но, Господи, дальше идти нельзя! Он страстный мужчина, а она, несмотря на спокойный вид, страстная женщина. Еще немного, и оба окажутся на полу. Она уже чувствовала, как его плоть упирается в ее ягодицы!
   Но все же закрыла глаза и откинула голову. Его губы скользнули по ее груди, шее, нашли ее губы…
   Настоящий рай, и она уже готова принять его.
   – Прекрати, – велела она, осторожно отстранившись.
   – Еще чуть-чуть, – взмолился он, продолжая ласкать ее груди.
   – Нет. Если мы не остановимся сейчас, не знаю, что будет!
   – Знаешь, – возразил он, но все же застегнул ее лифчик и блузку. – Если мы будем продолжать в том же духе, я затрахаю тебя до полусмерти. Ты же это понимаешь, верно? – Он прикусил мочку ее уха. – Поверить невозможно, как сильно я тебя хочу!
   Эшли кое-как поднялась, несмотря на то что ноги сильно дрожали.
   – Я тоже, – прошептала она.
   – Скажи, что хочешь, чтобы я взял тебя прямо сейчас, Эшли. Хочешь, чтобы я входил в тебя сильно и глубоко, пока ты не потеряешь разум от наслаждения.
   – Нет, – упрямо покачала головой Эшли. – Если я скажу это, дело закончится постелью, а я не из тех женщин. И ты не хочешь, чтобы я оказалась такой.
   – Не хочу, – согласился Райан. – Но меня в жизни так не тянуло к женщине, и я не понимаю, что со мной творится.
   – Когда ты в последний раз спал с женщиной? – неожиданно спросила она.
   Немного подумав, Райан покачал головой:
   – Уже и не помню.
   – Значит, просто изголодался по хорошему сексу, – заключила она. – Через несколько недель мы поженимся, поэтому тебе не терпится затащить меня в постель. Но ничего не выйдет. Ты возбуждаешь меня? Видит Бог, да. Но я помню своего бойфренда из колледжа, который переспал со мной дважды и дал деру. И помню тех двоих, которые собирались жениться на мне, но так и не добрались до алтаря. Поэтому, раз уж нам предстоит брак по расчету, вспомним о старомодных принципах наших предков и подождем до брачной ночи. Договорились?
   – Я согласен ждать, но при условии, что снова смогу поиграть с твоими грудками.
   – Я подумаю насчет этого, – хмыкнула Эшли. – А теперь я иду спать. Доброй ночи, Райан Малкахи.
   – Доброй ночи, Эшли Кимбро.


   – Да вы настоящая красавица! – воскликнула Анджелина Малкахи, встретившая Эшли в дверях, и, сжав руки гостьи, расцеловала ее в обе щеки. – Добро пожаловать в мой дом, сага.
[5 - дорогая (ит.).] Надеюсь, что, несмотря на весьма необычные обстоятельства вашего знакомства, мы станем друзьями.
   – Даже не вспомню, когда меня встречали с такой теплотой, миссис Малкахи. Спасибо за то, что пригласили, – сконфуженно пробормотала Эшли, когда будущая свекровь взяла ее под руку и повела в элегантно обставленную гостиную.
   – Называй меня Линой, дорогая, как все мои друзья, – попросила Анджелина.
   Она была довольна. Очень довольна. Эшли оказалась высокой и цветущей девушкой с достаточно широкими бедрами, что, несомненно, облегчит ей роды. Кроме того, ей не особенно нравились блондинки, которых предпочитал сын. У девушки чудесный цвет лица, и она к тому же удивительно напоминала мадонн Тинторетто. К тому же невеста сына явно обладала хорошими манерами, несмотря на то что росла под присмотром слуг. Она усадила Эшли на диван.
   – Расскажи мне о себе, – попросила Анджелина. – У тебя был брат?
   – Да, Бен. Он погиб в Ираке.
   Анджелина благочестиво перекрестилась.
   – Господь да упокоит и благословит его душу за верную службу нашей стране, – пробормотала она.
   В дверь позвонили, и Райан отправился встречать младшую сестру.
   – Привет, малышка! – бросил он. – Иди скорее, ма устраивает Эш допрос третьей степени.
   Фрэнки Малкахи О'Коннор немного постояла в коридорчике между гостиной и прихожей.
   – Боже, да она просто неотразима! Ты не говорил, что она необыкновенная красавица!
   – Мама сказала то же самое, когда ее увидела, – сообщил Райан. – Думаю, я с большим трудом преодолел стадию пристрастия к блондинкам и не сразу сориентировался.
   – Иногда ты бываешь полным кретином, – хихикнула Фрэнки и, дружески подтолкнув брата, вошла в гостиную. – Привет, ма. Привет, Эшли. Я Фрэнки, хорошая сестра, – лукаво усмехнулась она.
   – Да, я уже слышала, – улыбнулась в ответ Эшли, обнимая Фрэнки.
   Анджелина одобрительно кивнула. Доброе сердце. У этой девушки доброе сердце.
   – Кто-нибудь хочет аперитив? – спросил Райан, удивленный тем, как быстро мать и сестра прониклись симпатией к Эшли. Впрочем, разве его самого она оставила равнодушным?
   За ужином Анджелина незаметно наблюдала, как Эшли расправляется с ее стряпней. Ей почти хотелось кричать от радости, а когда Эшли попросила еще порцию тирамису, Анджелина едва не заплакала.
   – Ты готовишь? – спросила она.
   – Плохо. Мне никогда не приходилось готовить самой, – призналась Эшли. – У меня есть кухарка, миссис Бернс. Я настоящий трудоголик и все время провожу на работе. Но мне хотелось бы получить рецепт цыпленка с артишоками. Миссис Би постоянно ищет рецепты новых блюд.
   – Обязательно запишу его для твоей кухарки. Но когда-нибудь обязательно приеду и поучу тебя, как готовить цыпленка. Работа – это прекрасно, но умение стряпать никогда не лишнее. Что, если твоя миссис Бернс заболеет?
   – Эшли сделает то, что делаем все мы, – пояснила Фрэнки. – Позвонит и закажет обед на дом.
   – Только не в Эгрет-Пойнт, – засмеялась Эшли. – У нас одна пиццерия, где готовят пиццу и сандвичи «герой». Но у нас неплохие рестораны.
   Вечер прошел очень приятно. Эшли и Фрэнки долго обсуждали переделку хозяйских комнат в Кимбро-Холл.
   – Извини, но мне придется все рассказать боссу, – вздохнула Фрэнки. – Она не потерпит, чтобы кто-то из ее декораторов брал заказы на стороне. Страшно боится, что кто-то уволится и захватит с собой список клиентов. Надеюсь, ты не возражаешь?
   – Эвелин Клер была подругой моей матери, – пояснила Эшли. – Они вместе ходили в школу Святой Хилари. Скажи, что я дочь Розмари Ли Кимбро.
   – Школа католическая? – вмешалась Анджелина.
   – Нет. Англиканских монахинь.
   – Но ваши дети… – начала Анджелина.
   – Наши с Райаном отношения еще не настолько далеко зашли, – откровенно призналась Эшли.
   Позже, по пути в Эгрет-Пойнт, Райан попросил у Эшли прощения.
   – Я не говорил матери, что наш брак – временный. Она считает, что все будет, как у нее и отца: люди женятся по практическим соображениям и потом живут долго и счастливо.
   – И дальше молчи, – посоветовала Эшли. – Лина расстроится, а я этого не хочу.
   – Ты ей понравилась.
   – Она мне тоже. И я просто влюбилась в Фрэнки. Мы с ней останемся подругами, как бы дальше ни сложилась жизнь, – улыбнулась Эшли. – Ты останешься до конца уик-энда? Мне хотелось бы кое-что обсудить с тобой. Свадьбу. Нашу спальню. После свадьбы нужно разослать извещения. Лично мне нравится старомодный черный шрифт на белой или кремовой бумаге, но нужно же узнать твое мнение! Ты тоже имеешь право высказаться. И дай мне список, кому нужно послать извещения. Я стараюсь заранее выполнить всю необходимую работу, предусмотреть все мелочи, чтобы потом расслабиться и спокойно отдыхать.
   – Согласен, – кивнул Райан. – Начнем утром.
   Машина остановилась перед домом. Портик был освещен, но Эшли заранее предупредила Бернсов, что будет поздно, и попросила идти спать, не дожидаясь ее. Они вошли и поднялись наверх, в свои отдельные спальни. Однако, остановившись в полутемном коридоре, Райан схватил Эшли в объятия и стал целовать. Она обняла его и обвела языком его губы. Он последовал ее примеру.
   – У тебя невероятно чувственный рот, – прошептал он. – Как у той актрисы, тезки моей матери.
   – Анджелины Джоли?
   – Точно, – кивнул он, лаская ее грудь.
   – Не нужно, – отстранилась она, – иначе это бог знает к чему приведет.
   – Я скучаю по твоим грудкам. Ты не выпускала их на волю с того вечера на веранде.
   Эшли на миг зажмурилась. Его руки были большими и нежными, и ей до смерти хотелось этих головокружительных ласк. Ее груди уже напряглись, соски затвердели, а в трусиках стало мокро.
   – Я хочу увидеть тебя всю. Голую. Лежать в одной постели.
   – Нет, – вырвалось у Эшли. Но она почему-то не отстранилась.
   – Я познакомил тебя с матерью и любимой сестрой. Брачный договор будет подписан на следующей неделе. Я не гей. Не собираюсь сломя голову мчаться в Beгас или куда-то еще. Я не мошенник.
   Рука, ласкавшая ее грудь, скользнула ниже, под юбку, погладила мягкую плоть ее бедра.
   – Ты мокрая. И хочешь этого так же сильно, как я.
   Эшли застонала. Он не сказал ей ничего нового: это она уже знала сама. Но даже если это брак по расчету, она твердо намерена все сделать по правилам.
   Невероятным усилием воли ей удалось отпрянуть от Райана. Ее пальцы легли на дверную ручку.
   – В нашу брачную ночь, и ни минутой раньше, – объявила она и исчезла за дверью. Райан услышал, как щелкнул замок.
   Он был таким твердым, что боялся коснуться себя – из опасения, что его мужское достоинство попросту переломится. Черт! Он действительно хочет ее! Хочет погрузиться в ее лоно, глубоко, так, что глубже просто невозможно! Как все будет? Закричит ли она, когда забьется в оргазме? Вцепится ему в спину? Или она из тех молчаливых девиц, которые лежат под мужем, как бревно?
   Нет. Вряд ли она будет молчать.
   Райан осторожно потер исстрадавшуюся плоть, пытаясь облегчить ноющую боль. Ее чувственные губы могли бы помочь снять напряжение. Сделает ли она это для него? Сам он страстно желал раздвинуть складки ее лона, припасть губами к клитору и сосать, пока она не закричит от наслаждения. А она будет кричать!
   С этой мыслью он вошел в свою спальню.
   Утром все было так, словно вчера ничего не произошло. Они сидели в столовой для завтраков и составляли короткий список гостей, которых собирались пригласить на свадьбу. Эшли решила нанять местного каллиграфа, чтобы написать приглашения на светло-кремовой бумаге. Джентльмена заставили принести обет молчания, чтобы никто заранее не узнал о предстоящей свадьбе. Объявления о свадьбе тоже будут напечатаны на кремовой бумаге изящным черным шрифтом. Текст – традиционный, и, кроме того, в конверт вложат отдельные карточки с адресом. Карточки с извещением были невелики, но текст уместился весь:
   Эшли Корделия Кимбро
   и
   Райан Финбар Малкахи
   объявляют о свадьбе,
   которая должна состояться
   в субботу, двадцать пятого августа
   две тысячи седьмого года.
   На отдельных вложенных в конверт карточках значилось: «Будем дома начиная с первого сентября». Далее следовал адрес.
   – Мои сестры на стенку полезут, – объявил Райан с широкой улыбкой. – А когда узнают, что Фрэнки была на свадьбе… Брайд лопнет от злости. Не видать ей большого нового дома, который ей совершенно не нужен. Бетта не получит «феррари», а избалованному отродью Ди придется брать кредиты, чтобы окончить колледж. Учитывая их оценки, не уверен, что банк решится выдать деньги. Мои племянники обожают развлечения. Что же до Кэти и Мэгс… их мужьям придется из собственных карманов выкладывать денежки за кругосветный круиз на «Куин Мэри II».
   – Но это ужасно! Твои сестры не могут быть настолько злы и завистливы.
   – Еще как могут! Познакомишься с ними – сама увидишь, – усмехнулся он. – Эти стервы уже нашли покупателя на мою фирму.
   – В таком случае давай устроим вечеринку в конце сентября, чтобы отпраздновать месяц со дня нашей свадьбы, – лукаво предложила Эшли. – Только свои, договорились?
   – Не знал, что ты мазохистка, – усмехнулся Райан.
   – Нужно же мне познакомиться со злыми сестрами, – резонно заметила она.
   – Верно, – кивнул он. – И к этому времени ты приобретешь вид сексуально удовлетворенной женщины, присущий обычно жене в первый месяц супружеской жизни, так что все сразу поймут, что этот брак настоящий.
   С этими словами он взял се руку и стал покусывать костяшки пальцев.
   Их глаза встретились, и Эшли вдруг ощутила, как перевернулось сердце. Что все это означает? Они знакомы всего несколько недель.
   Эшли вспыхнула, и Райан ухмыльнулся.
   – Обожаю, когда ты краснеешь, – признался он.
   – А у тебя просто талант заставлять меня краснеть, – пробормотала она, отнимая руку. – Лучше давай составим меню свадебного ужина.
   – Ты, случайно, не динамистка? – неожиданно спросил он.
   – Не думаю. А почему ты спрашиваешь?
   – Стоит мне коснуться тебя, и ты отступаешь, – пожаловался он. – А если мне удается поцеловать тебя, ты мгновенно воспламеняешься.
   – Все началось как деловое соглашение. Но теперь мы говорим о сексе, – медленно произнесла Эшли. – Ты, как и я, очевидно, любишь секс, и мы оба искренне хотим этой свадьбы, но на этот раз я не хочу все испортить, даже если о любви речи не идет. Не знаю, как лучше это объяснить.
   – Все это чертовски странно, – вздохнул он. – Нет, о любви речи не идёт, и женимся мы по чисто деловым соображениям, но ты и не представляешь, как сильно я тебя хочу, Эш.
   – Ты мне льстишь, но я ни за что не уступлю. И буду твердить «нет» до самой нашей брачной ночи, – твердо заявила она.
   – Но ты испытываешь ко мне то же самое, что и я к тебе, и все же так спокойна… пока я тебя не коснусь. Но стоит взглянуть на тебя, и у меня чешутся руки задрать тебе юбку, – прорычал он. – Как ты можешь быть настолько твердокаменной?!
   – Это вопрос самодисциплины, Райан, – наставительно заявила Эшли, хотя чувствовала себя лицемеркой. Он же не знает, что у нее есть «Ченнел»! Она едва сдержала улыбку. – Райан, пожалуйста, мне действительно хочется сделать все по правилам.
   – А мне – любым способом, – буркнул он.
   – Тогда у нас будет чертовски занимательная брачная ночь, – весело хмыкнула Эшли.
   – Уж я постараюсь, чтобы ты неделю не смогла ходить! – зловеще пообещал он.
   – О-о, ты ужасно скверный мальчишка, – поддразнила она, укоризненно грозя пальцем.
   – А ты очень скверная девчонка? – в тон ей ответил он.
   – Наверное… но только с соответствующим партнером, – прошептала Эшли и, поймав его руку, обвела языком средний палец и стала с упоением сосать. До чего же забавно! У нее никогда не было столь игривых отношений с женихами. Все было проще и грубее. Они воздерживались от секса, пока на пальце Эшли не оказывалось обручальное кольцо, а потом каким-то образом оказывались в постели. Причем мужчины получали от этого куда больше, чем Эшли. Но она считала, что такова жизнь. Теперь же поняла, как ошибалась. Ни к одному мужчине ее не влекло с такой силой, как к Райану.
   Он на секунду прикрыл глаза, наслаждаясь ласками, и вдруг представил, как эти губы вбирают его «петушок».
   Черт! Он опять затвердел!
   Пришлось поспешно отнять руку.
   – Если мы не собираемся трахаться, перестань издеваться надо мной. Или хочешь, чтобы Бернс вошел и застал тебя с моим «петушком» во рту? Бедняга умрет на месте.
   Глядя на него, Эшли размышляла, что делать. Они могли заняться петтингом – это несколько разрядит напряжение.
   Нет! Или она окончательно лишилась того, что до сих пор считала собственным разумом?! Слишком велико сексуальное напряжение между ними. Дело не закончится обычным петтингом. Это только начало, и она прекрасно знала, чем все закончится.
   – Ты прав, – вздохнула она. – Не хотела бы. Итак, мы почти обо всем договорились. Но что мы наденем на свадьбу? После всего, что было, у меня нет настроения появляться в роскошном атласном с кружевами наряде, чтобы поразить присутствующих. Мне действительно хочется, чтобы все было как можно скромнее, конечно, если ты не желаешь видеть меня при всем параде.
   – Где будет проходить церемония? – спросил Райан.
   – В саду, если день будет солнечным. Если же нет – в бальном зале.
   – А время?
   – Половина пятого? Очень традиционно и вполне изысканно. Все завершится как раз к ужину.
   – У меня есть светло-серый костюм в полоску, – сообщил Райан.
   – А кого возьмем в свидетели? – продолжала Эшли. – Думаю, шафер нам ни к чему, верно?
   – Моей свидетельницей будет Фрэнки, – решил Райан. – А у тебя?
   – Попрошу миссис Би. А Бернс будет посаженым отцом. Собственно говоря, они единственные, кого я считаю близкими людьми. Они мне даже ближе родственников.
   – У тебя есть любимый цвет? – неожиданно спросил он.
   – Полагаю, любой оттенок розового или сиреневого. А что?
   – Сюрприз, – ухмыльнулся Райан. – Итак, мы не упустили ни одной детали: приглашения, объявления, меню, где, когда и кто распишется в книге регистрации и даже одежду. Ничего не забыли?
   – Но все же, подвенечный наряд или нет? Ты так и не сказал, что предпочитаешь.
   – Думаю, что подвенечный, но совсем не обязательно надевать туалет в стиле принцессы Ди. Что-нибудь простое, но в то же время такое элегантное, чтобы впоследствии при взгляде на свой снимок в этом платье тебе не было стыдно. Говорят, что первый раз – всегда особенный.
   – Ты очень заботлив, Райан. И такой славный, – призналась Эшли.
   – Скорее чувствительный, – шутливо поправил он и, многозначительно потирая ширинку, плотоядно улыбнулся.
   – Эй, приятель, тебе не помешает холодный душ, – посоветовала она.
   – Пожалуй, лучше поплаваю.
   – Прекрасная мысль! Иди, переодевайся, и встретимся у бассейна. А я сначала отнесу меню к миссис Би, чтобы она подумала над свадебным ужином, – объявила Эшли и, поднявшись, поспешила на кухню.
   Райан тем временем отправился к бассейну, где в раздевалке постоянно хранился запас его плавок.
   Медленно меряя гребками воду, он вдруг понял, что ему нравится такой образ жизни. Эшли сказала, что зимой вода в бассейне подогревается, чтобы можно было плавать, не опасаясь простуды. Да, ему все это очень нравится. Пожалуй, через два года ему будет жаль расставаться с домом.
   Он выбрался из бассейна и устроился в шезлонге на газоне, чтобы позагорать.
   Эшли украдкой наблюдала за ним из раздевалки. Иисусе, он просто великолепен! И плавки облегают тело, не оставляя простора воображению. Задница у него классная, и он не из тех, кому приходится запихивать носок в шорты. Судя по солидному бугру в плавках, он так же велик, как оба ее любовника в «Ченнеле».
   Эшли натянула черный сплошной купальник, схватила полотенце и вышла из раздевалки.
   – Как вода? – небрежно осведомилась она.
   – Теплая, – кивнул Райан, стараясь не слишком откровенно рассматривать ее. Какое у нее восхитительное тело! И прелестные грудки так и просвечивают сквозь ткань обманчиво скромного купальника, который она предпочла надеть. А ее попка! Mamma mia! Круглая и упругая!
   Он с трудом сдерживался, чтобы не ущипнуть ее! Да, миниатюрной Эшли не назовешь, но она на редкость пропорционально сложена. Ему не терпелось увидеть ее обнаженной. А до свадьбы еще несколько недель. Как он все это выдержит?!
   Она знала, что он смотрит на нее сквозь полуопущенные ресницы, едва касавшиеся загорелой щеки. Эшли наклонилась, чтобы положить тщательно сложенное полотенце на шезлонг, позволив Райану вдоволь налюбоваться нежными грудями, после чего стала медленно втирать крем от загара. Сначала в одну ногу, потом в другую. В одну руку, потом в другую… Потом занялась лицом и грудью.
   – Натри мне спину и плечи, ладно? – с невинным видом попросила она, вручив ему тюбик, а сама присела на край шезлонга.
   Он растирал крем длинными движениями ладони. Какая безупречная у нее спина! И кожа как лепесток розы.
   – Кажется, все, – пробормотал он наконец.
   – Спасибо, – бросила Эшли, вставая и входя в воду. Она прекрасно плавала, впрочем, как и он.
   – Когда-нибудь купалась здесь голой? – спросил он с озорной улыбкой.
   – Иногда. По ночам. Когда никто меня не видит. И нет, я не собираюсь раздеваться сейчас. И тебе не советую. Это абсурдно, Райан. По-моему, в нас обоих бушуют гормоны, и поэтому нам необходимо взять себя в руки. Мы не дети, черт возьми!
   – Почему же рядом с тобой я чувствую себя восемнадцатилетним юнцом?
   – Ты просто истекаешь похотью! Сам признался, что давно не спал с женщинами! А теперь, когда доктор Сэм получил наши анализы, вообще ни к одной не подходи. До двадцать пятого августа ты живешь монахом, и на этом все! – отрезала Эшли. – Если я на это способна, значит, сможешь и ты! Не будь большим ребенком, Райан. От души надеюсь, что за это время ты не попадешь в переплет!
   Она выбралась из воды и растянулась на шезлонге, терзаясь угрызениями совести за ту нотацию, которую только что ему прочитана. Какая жалость, что у него нет «Ченнела»! Последнее время она нещадно эксплуатировала телеканал: единственный способ унять бушующие в ней страсти.
   Квинн и Рюрик хорошие любовники, но теперь, встретив Райана Малкахи, она чувствует себя изголодавшейся нищенкой перед прилавком со сладостями. Ей так хотелось лежать, прижавшись к его нагому телу! Почувствовать на себе его тяжесть, ощутить, как его плоть заполняет ее лоно, как он ласкает ее ртом и языком, будя вожделение. Сводя ее с ума. Если он испытывает то же самое, а это, очевидно, так и есть, ожидание будет настоящей пыткой. Но ждать придется.
   Это было нелегко. Хорошо еще, что всю эту неделю Райан провел в городе. А у нее был «Ченнел». Правда, Эшли уже немного наскучили обе фантазии. Но не хотелось расставаться с ними: слишком много времени она потратила, оттачивая каждую деталь. Вместо этого она решила добавить новые элементы к истории с Квинном. Пора представить мужа госпожи Корделии, трибуна Максимилиана Алерио Патрониуса.
   Эшли улыбнулась. Да, трибуну давно пора вернуться домой с войны.
   Растянувшись на постели, она нажала кнопку «А».
   На вилле царила суматоха: слуги готовились к приезду хозяина из северной Галлии.
   Одна из рабынь умащала тело хозяйки маслом с ароматом лилий. В комнату прокрался Квинн, ожидая, пока Корделия соизволит обратить на него внимание. Наконец она взглянула в его сторону.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное