Бертрис Смолл.

Внезапные наслаждения

(страница 20 из 21)

скачать книгу бесплатно

   Он осторожно снял бумагу, поднял крышку и недоуменно уставился на пластиковый прямоугольник с розовым плюсом посредине.
   – Что это?
   – Тест на беременность, который я купила вчера, – тихо пояснила Эшли.
   Райан, очевидно, потеряв дар речи, раскрыл рот и уставился на жену. Красивое лицо неожиданно осветилось улыбкой.
   – У нас будет ребенок? – хрипло выдавил он.
   – У нас будет ребенок, – подтвердила Эшли, улыбаясь в ответ.
   – Когда?
   – В августе. Думаю, во всем виновато то венецианское зеркало над кроватью.
   – Нам нужно пожениться! Немедленно!
   – По-моему, мы уже женаты, – напомнила она.
   – Но не в глазах церкви, – нервно возразил Райан.
   – Если это сделает тебя счастливым, я согласна, – кивнула Эшли. – Только в присутствии обоих священников – моего и твоего.
   – Никаких препятствий! Но сразу после праздников, договорились?
   – Хорошо. Сегодня после ужина объявим твоей семье.
   – Конечно! – обрадовался Райан. – Ма будет так довольна, особенно когда узнает, что мы поженимся.
   – Мы уже женаты, болван ты итало-ирландский! Женаты по закону, – настаивала она.
   – Да-да, все верно, но без благословения церкви, сама понимаешь… Ну пожалуйста, пусть на этот раз все будет по-моему. Слишком сильны во мне религиозные принципы, – уговаривал Райан.
   – Мне нравятся твои принципы, – смеясь, заверила Эшли.
   Они допили кофе, оделись и спустились вниз поздороваться с гостями.
   Бернс оставил завтрак на буфете в гостиной. После спокойной ночи и превосходной еды старшие сестры Райана заметно подобрели к невестке. Подействовали и уговоры мужей, смягчившие разочарование из-за потерянных денег. Они обменялись привезенными подарками друг с другом, младшей сестрой, племянником, матерью, братом и Эшли.
   – Да они смеются! – прошептал матери Майкл. – Никогда раньше не видел, чтобы тетки так много смеялись.
   – Страшноватое зрелище, не находишь? – пробормотала в ответ Фрэнки.
   – Ведите себя прилично! – одернула их Анджелина.
   – Прости, бабушка, – буркнул Майкл.
   Рождественский обед подали в четыре часа дня.
   – Я не совсем разбираюсь в ваших традициях, – извинилась Эшли, – поэтому попросила миссис Би приготовить то, что всегда подавалось в нашей семье: говяжьи ребрышки, окорок и индейку.
   Отметив, что гости пробуют всего понемногу, она сообразила, что положила начало новой традиции!
   На гарнир подавались жаренный вместе с говядиной картофель, запеканка из батата, пюре – картофельное и из репы, зеленые бобы, лук в сливках, свежие испеченные булочки, масло, соусы – клюквенный и из хрена.
   – Где вы раздобыли такие свежие бобы? – полюбопытствовала Магдален.
   – У нас есть небольшая теплица, где зимой мы выращиваем бобы, зеленый горошек, салат, редиску, морковь, шпинат и свеклу.
Пробовали получить помидоры, но места не хватает. Мы стараемся собирать совсем молодые бобы.
   – Все равно, что жить в собственном отдельном мире, – удивилась Кэтлин. – Здесь случаются преступления?
   – Случаются, но редко. Конечно, Эгрет-Пойнт не рай, но очень к этому близок. Преступность в основном молодежная, а когда живешь в маленьком городе, найти виновного не составляет труда. Все знают, кто ты, кто твои родители и родственники и что ты сотворил.
   – А наркотики? – поинтересовался Кевин.
   – Те, кто хочет, всегда могут раздобыть желаемое, но только не здесь. Скорее всего за пределами города, – пояснила Эшли.
   Обед завершился домашним сливовым пудингом, пирогами с мясом и яблоками, замороженной бомбой, изготовленной из шоколада, ванили и малинового шербета, а также чаем и кофе. Потом все перешли в гостиную, где в камине потрескивал огонь, а свет гирлянд отражался в окне. Эшли подошла к столу, на котором стоял поднос с ликерами, и предложила гостям выпить после обеда.
   – Какое чудесное обручальное кольцо! – отметила Брайд.
   – Райан заказал его в Венеции, когда мы в прошлом месяце были там, – гордо ответила Эшли. – И подарил на день рождения. А на Рождество я получила вот это. – Она приподняла золотую цепь с рубиновым сердцем.
   – Вам понравилась Венеция? – поинтересовалась Элизабет.
   – Очень! – воскликнула Эшли. – Мы жили в палаццо графини ди Висконсини. Роскошный дворец! И она была так любезна! Райан реставрирует гардероб, который она нашла в австрийском антикварном магазинчике.
   – Не думала, что у вас настолько широкие взгляды, – мягко заметила Дейдре.
   – О чем вы? – удивилась Эшли.
   – Только свободно мыслящая женщина способна жить под одной крышей с бывшей любовницей мужа. Боюсь, я не настолько прогрессивная особа, как вы, Эшли. – Она слегка улыбнулась.
   В комнате воцарилась мертвая тишина, но, прежде чем Эшли собралась с мыслями и придумала достойный ответ, Райан вскочил и шагнул к сестре.
   – Бьянка ди Висконсини никогда не была моей любовницей! – рявкнул он. – Иисусе, Ди, мне было шестнадцать, когда я в первый раз ее увидел. Мы не виделись и не разговаривали двадцать три года!
   – Ты трахал ее, Райан, – спокойно парировала Дейдре. – Все лето напролет!
   – Дейдре Мэри Малкахи! – воскликнула Анджелина. – Чтобы я больше не слышала подобных выражений из твоих уст! Да как ты смеешь! И к тому же в присутствии племянника! Немедленно извинись перед Райаном и его женой!
   – Это еще зачем? Или мы будем притворяться, что этого не было, ма? – усмехнулась Дейдре.
   – Да, тем летом графиня совратила твоего брата. Ей не следовало этого делать, но женщины не всегда могут совладать с собой. Она попросила у меня прощения. К тому же твой брат рано или поздно все равно познал бы радости плоти. Если уж говорить честно – и Господь знает, я никогда не думала, что скажу это вслух, – но если твоему брату суждено было познать женщину – а я знала, что он не собирается стать священником, – прекрасно, что этой женщиной оказалась именно Бьянка ди Висконсини. Итальянки умеют любить и быть любимыми. Но вряд ли ее можно назвать любовницей Райана. Как только ты пришла и рассказала мне, что происходит, мы немедленно покинули Венецию! – напомнила раскрасневшаяся от досады и гнева Анджелина.
   Райан, очевидно, был в бешенстве.
   – Какого дьявола тебе потребовалось высказаться именно сейчас? – прошипел он. – Неужели сестры Малкахи никак не могут обойтись без скандала даже на семейном празднике?!
   – Я говорила, что когда-нибудь отомщу тебе за Карло! – все так же спокойно пояснила Дейдре.
   – У дяди Райана в шестнадцать лет была любовница? – восхищенно ахнул Майкл. – Круто! Представляю, что скажут парни в моем дортуаре!
   Фрэнки хихикнула, и даже уничтожающий взгляд матери не успокоил ее.
   – Кто этот Карло, черт побери? – допытывался Райан. – И какого черта я ему сделал? Ты спятила, Ди. Тебе нужна серьезная помощь. Психиатра.
   – Ты даже не помнишь, верно?! – драматически возопила Дейдре. – Карло Фабиано был любовью всей моей жизни, а ты наговорил о нем отцу всяких гадостей! Если бы ты промолчал, я бы никогда не сказала ма о тебе и графине! Мы не уехали бы из Венеции. Может быть, я никогда бы не покинула Венецию!
   – Ты говоришь о том слизняке, с которым встречалась тем летом? Который бился об заклад со своими дружками, что в два счета сумеет залезть к тебе в трусики? А дружки, в свою очередь, рассказали об этом всему городу! Я спас твою глупую задницу, сестричка! – прогремел Райан.
   – Я не верила этому тогда и не верю сейчас! Карло любил меня! Он хотел жениться на мне! – рассердилась Дейдре.
   – Дура! Ты стала бы очередной зарубкой на столбике его кровати. Он вовсе не собирался жениться. Па допросил его. Знаешь, что он ответил? Что сначала должен окончить университет, а потом – юридический колледж. А его отец объяснил па, что семья уже договорилась о браке с дальней родственницей, когда Карло закончит образование. Девушка была богата, и знаешь, все случилось именно так, как говорил отец Карло. Маленький мерзавец стал известным миланским адвокатом и женился на своей жирной богатой кузине. Твоя невинность осталась нетронутой только потому, что один из приятелей Карло увидел тебя и посчитал, что тот ведет себя подло. Что девушку из приличной семьи необходимо уберечь от несчастья. Поэтому он пришел ко мне. А я отправился к отцу. Можешь не благодарить меня, – саркастически бросил Райан.
   Муж Дейдре в изумлении прислушивался к разговору.
   – И как скоро после такой любовной трагедии ты вышла за меня? – язвительно осведомился он.
   Эшли наконец взяла себя в руки. Ее переполняли бешенство и гнев. Дейдре ведет себя непростительно, а Райан… Райан ей солгал!
   – Роберт, – обратилась она к зятю, – я предпочла бы, чтобы этот разговор велся не в присутствии всех родственников. Потолкуете с женой, когда вернетесь домой. Дейдре, если ты немедленно не заткнешься, я своими руками задам тебе трепку! И я не допущу скандала в своем доме, особенно на Рождество, праздник мира и согласия!
   – Вот это да! – не унимался Майкл. – Поиметь женщину в шестнадцать лет!
   Анджелина раздраженно вскинула руки, но восхищенные слова мальчика вызвали смех окружающих, несколько разрядивший напряженную атмосферу.
   – Налейте мне немного хереса, – попросил Кевин. – У вас прекрасный стол, Эшли. Благодаря вам у нас у всех было чудесное Рождество.
   – Спасибо, – улыбнулась Эшли. – Во всяком случае, я не припоминаю праздника интереснее.
   – Кто этот представительный джентльмен, чей портрет висит над камином? – вмешалась Кэтлин.
   – Это мой дед, Эдуард Ливингстон Кимбро, – пояснила Эшли. – Портреты моих предков развешаны по всему дому. Тот, что висит в холле – это первый Кимбро, построивший дом.
   Остаток вечера прошел в ни к чему не обязывающих разговорах, но под внешней веселостью отчетливо проглядывало общее напряжение. Наконец гости с вымученными зевками заговорили о том, что пора спать. Фрэнки едва не за уши потащила сына наверх, поскольку видела, что тот умирает от желания остаться и как следует допросить дядю. Но Анджелина дождалась ухода дочерей и зятьев и только потом вопросительно взглянула на невестку.
   – Пожалуй, мне тоже нужно отдохнуть, – объявила Эшли.
   – Подожди, – тихо попросила Анджелина. – Я хочу с тобой поговорить.
   – Лина, нам не о чем говорить. Все прошло и забыто. Жаль, что Дейдре столько лет таила свой гнев. Она сильно ранила мужа. Как скоро после возвращения из Венеции они поженились?
   – Они с Робертом обручились перед отъездом в Венецию, – вздохнула Лина. – Свадьбу назначили на весну следующего года и дату не переносили. Никому в голову не могло прийти, что у Дейдре был роман. Разумеется, она никогда не любила Карло. Просто тот был парнем обаятельным и умел влезть в душу. Дейдре была очень наивной, скромной девушкой и никогда раньше не встречала таких мужчин. Насколько мы знаем, они ни разу не оставались вдвоем и веселились в компании молодых людей. Мы знали о его репутации, но считали, что Ди в безопасности. Так оно и вышло.
   Эшли кивнула.
   – Я сказал тебе правду, – неожиданно вмешался Райан. – Мы с Бьянкой не виделись и не общались более двадцати лет.
   – Поговорим наверху, – спокойно бросила Эшли.
   – Дорогая… – начала было свекровь, но Эшли предостерегающе подняла руку.
   – Остальное, Лина, – между мной и вашим сыном. Мы сами все выясним.
   Она направилась к двери. Анджелина поняла, что дело серьезное. Судя по тону, Эшли взбешена и не спустит эту историю на тормозах. Лина печально покачала головой, глядя вслед невестке, и только потом обернулась к сыну:
   – Тебе следовало остановиться в отеле. Что, во имя господа, побудило тебя принять приглашение графини?! Неужели ты настолько бесчувственный человек?! Должно быть, в тебе взыграла ирландская кровь, Райан. Сейчас я иду спать, – объявила она, вставая, – а тебе лучше всего немедленно выяснить отношения с Эшли.
   Оставшись один, Райан еще немного посидел наедине со своими горькими размышлениями, после чего тоже направился наверх, навстречу собственной судьбе.
   Он нашел жену в гостиной.
   – Беби, послушай, – начал он, но Эшли подняла руку, словно коп-регулировщик.
   – Садись, Райан, – велела она.
   – Нельзя же злиться на меня за то, что случилось двадцать три года назад, – урезонивал он.
   – Конечно, я сержусь не из-за того, что ты лишился невинности с графиней, – заверила она. – Но меня выводит из себя совершенно другое: как ты мог не довериться мне и не сказать правду до поездки в Венецию?! Какой наивной дурочкой, должно быть, посчитала меня Бьянка!
   – Ты права. Прости, – согласился он, – но если быть честным до конца, я посчитал случившееся тем летом чем-то очень давним, прошлым, к которому нет возврата.
   – Ты не подумал о моих чувствах, Райан. Конечно, наш брак с самого начала был браком по расчету, с целью спасти наши деньги, но потом ты сказал, что любишь меня. Я поверила, тем более что сама тебя люблю. Ты знаешь обо мне все. Я не делала тайны из своего прошлого. Брак, помимо всего прочего, основан на доверии. То обстоятельство, что ты не доверился мне настолько, чтобы поделиться со мной этой историей, заставляет задуматься, действительно ли наш брак настоящий или по крайней мере есть ли шанс на то, чтобы брак стал настоящим.
   – Клянусь, что за эти годы ни разу не думал о Бьянке, – запротестовал он. – Я люблю тебя!
   Он встал. Невозможно испытывать то, что испытывает он сейчас, и оставаться на месте. Однако Эшли не пошевелилась. До чего она спокойна! Пугающе спокойна!
   – Разве дело в этом, кретин?! – внезапно заорала она. – Ты привез меня в дом женщины, научившей тебя всему, что следует знать о сексе, и ни о чем не предупредил! Какого черта ты промолчал, Райан?! Почему не предоставил мне решать, где остановиться – в палаццо или в отеле?!
   – Но отель мне не подходил. Необходимо было руководить рабочими. Это мой бизнес! И каким образом я должен был все тебе изложить? О, кстати, беби, наша хозяйка избавила меня от девственности, когда мне было шестнадцать. Но пусть это тебя не волнует! На самом деле она славная бабенка!
   – Не смей прятаться за свой бизнес! Все, что от тебя требовалось, – рассказать мне о том лете. Я поняла бы. Думаешь, я такая простушка, что впала бы в истерику и отказалась жить в доме графини? Черт, да эта женщина больше чем на двадцать лет старше тебя, даже если до сих пор прекрасно выглядит, а кроме того, я твоя жена! Будь ты влюблен в Бьянку ди Висконсини, наверняка женился бы на ней. Но следовало рассказать мне правду, а ты этого не сделал. Как я теперь могу доверять тебе? Откуда я знаю, что еще ты скрываешь от меня?!
   – Бэби, выслушай меня!
   – У тебя есть что сказать? Такое, что мне захотелось бы выслушать? Я так не думаю, Райан. По крайней мере сейчас. У тебя в кабинете стоит раскладной диван. Переночуй сегодня там.
   – Я не стану спать в кабинете, – с неожиданной холодностью ответил он. – Во всяком случае, пока моя мать и сестры находятся в доме. Завтра можешь поступать, как тебе угодно, но не сегодня ночью.
   – Прекрасно, – согласилась Эшли. – Завтра я вернусь в свою прежнюю спальню. Ты оставайся в этой. Да, Райан, не смей никому говорить о моей беременности. Я намеревалась объявить о нашем счастье сегодня, до того как твоя сестра решила взорвать свою бомбу.
   – Да, – кивнул он, – это было бы немного неуместно, не так ли?
   – Я иду спать, – коротко бросила она.
   В эту ночь она лежала как можно дальше от него, сделав что-то наподобие барьера из валиков, которые обычно подкладывались под подушку. Но Райан понимал, что настоящим барьером была совершенная им глупость.
   Наутро они позавтракали вместе с остальными, прежде чем прибыл лимузин, которому предстояло развезти гостей по домам. Все это время велась легкая, ни к чему не обязывающая беседа. Но перед отъездом старшая сестра Райана, устрашающая Брайд, отвела Эшли в сторонку.
   – Я хочу извиниться за сестру, – начала она. – Да, все мы считали цыплят, не дождавшись осени, и женитьба Райана застала нас врасплох, тем более что вы и не скрывали, что поженились не по любви, а с целью спасти свои состояния. Но мы не дуры… если не считать Ди. Теперь мы видим, что вы с Райаном любите друг друга, и не хотим, чтобы вы были несчастны только потому, что Ди не желает покончить с прошлым. Вчера вечером она причинила боль многим людям. Мне очень жаль. Все мы считаем ее поступок ужасным. Надеюсь, вы не затаите обиду на остальных. Это было замечательное Рождество, и, честно говоря, мы давно не проводили время так чудесно!
   – Извинения приняты, – кивнула Эшли. – И не тревожьтесь, Брайд. Я не собираюсь выгонять вашего брата из дома. Но ему нужно преподать очень жесткий урок, с тем чтобы впредь он больше думал о чувствах окружающих. Честно говоря, я очень люблю этого большого болвана.
   Брайд тепло улыбнулась:
   – Иисусе! Вы действительно именно та жена, которая ему необходима. Ему нужна женщина, которая не стала бы мириться со всеми его заскоками! Помните, мы с вами!
   И тут Брайд Малкахи Франклин обняла невестку, чего никак не ожидали все присутствующие.
   – Что тут творится, черт возьми? – шепнул Райан Фрэнки.
   – По-моему, твоя жена только что перебежала к врагу, – ухмыльнулась та. – Так тебе и надо, олух ты этакий!
   – Только твоих лекций не хватало, – буркнул он. – Я же не спрашиваю, почему ты за последнее время скупила все эротическое белье в «Лейси натингс».
   – Скоро сам все узнаешь, – таинственно улыбнулась Фрэнки.
   – Послушай, дядя Райан, нельзя ли переброситься с тобой словечком? – спросил Майкл.
   Райан вопросительно взглянул на младшую сестру.
   – Да пусть! – махнула она рукой. – Иначе он от тебя не отстанет. Только побыстрее, Майкл! Машина уже пришла, и нам пора ехать.
   Эшли попрощалась с гостями. Когда очередь дошла до Дейдре, та разразилась слезами.
   – Простите меня, – всхлипывала она, – это все климакс. Из-за него я поступаю глупо и подло!
   – Все в порядке, Ди, – заверила Эшли, в глубине души зная, что никогда не будет испытывать симпатий к золовке. Она была уверена, что Дейдре сделала это специально, из ненависти к брату и невестке.
   – Не знаю, почему я это сказала, – продолжала каяться Дейдре. – Роберт готов меня убить, и я его не осуждаю. Простите меня, я искренне раскаиваюсь!
   Понурив голову, она направилась к машине. Эшли почти пожалела ее, но тут Брайд громовым голосом велела сестре пристегнуть ремень и прекратить вой.
   – Сможешь ты когда-нибудь простить его? – спросила Анджелина, прежде чем сесть в машину.
   – Конечно, – так же тихо ответила Эшли. – Но прежде преподам урок доверия. Вы с мужем ведь доверяли друг другу, правда?
   Свекровь кивнула.
   – Доверие также важно, как любовь и секс, – убежденно сказала она. – Не будь с ним слишком строга, дорогая. У мужчин много добродетелей, но здравый смысл среди них не числится. А мужчины, несмотря на рост и силу, никогда не становятся взрослыми. В душе все они мальчики, независимо от возраста, уж поверь мне. – Она поцеловала Эшли в щеку. – Надеюсь, вы обвенчаетесь до рождения ребенка? Я буду очень счастлива, если вы пойдете в церковь.
   Эшли покраснела.
   – Так Райан сказал вам? Я его убью!
   Анджелина покачала головой:
   – Дорогая, я родила семерых детей. И знаю все признаки. Но никому ничего не скажу, пока ты сама не объявишь всем, и тогда буду так же удивлена, как и остальные.
   Эшли тихо рассмеялась:
   – Вижу, Лина, от вас ничего не скроешь! Я собиралась объявить об этом прошлой ночью, но тут вмешалась Дейдре.
   – Разумеется, потом тебе уже не захотелось ничего говорить.
   – Я позвоню вам, – пообещала Эшли, усаживая свекровь в машину. И вместе с Райаном наблюдала, как длинный лимузин переваливает через холм и скрывается из виду.
   – Пойдем, на улице холодно, – сказал он жене. Эшли молча вошла в дом.
   – Думаю, тебе лучше на несколько дней остаться в городе. Фирме необходимо твое присутствие.
   – Ты выгоняешь меня? – в отчаянии выдохнул он.
   – Только на несколько дней, – повторила она. – Поезжай завтра.
   – Не хочу, – заупрямился он, следуя за ней наверх, в гостиную. – Я желаю выяснить все прямо сейчас.
   – Райан, нам нечего выяснять. Я не ставлю тебе в упрек юношеские грехи: ведь и тебя не оскорбляет присутствие в моей жизни Карсона, Чандлера и Дирека. Но в отличие от тебя я ничего не скрывала. И мне обидно, что ты не рассказал о своих отношениях с Бьянкой до того, как я воспользовалась ее гостеприимством. Ей известно, что я ни о чем не знала?
   – Да. Как-то ночью мы с ней поговорили. Она тоже огорчилась, услышав, что я скрыл от тебя ту старую историю, и посоветовала как можно скорее исправить ошибку.
   – Да, вы говорили на террасе под окнами нашей спальни. Я видела вас, – кивнула Эшли.
   – Ты об этом не упоминала, – удивился он.
   – Нет. Я полагала, что рано или поздно ты сам расскажешь, но не заподозрила тебя в неверности. Считала, что ты не из таких мужчин. Теперь я в этом не уверена.
   – Я не из таких мужчин, – вскинулся он.
   – Это ты так говоришь, – сухо бросила Эшли.
   Райан скрипнул зубами. Какого черта она все усложняет?! Да, он не сказал ей, что в шестнадцать лет трахал Бьянку, и что из того?
   – Я никуда не поеду, – повторил он.
   – В таком случае я буду спать в своей старой комнате, – решила Эшли.
   – Валяй! – процедил он. – Но ты будешь скучать по мне, беби. Вот увидишь!
   – Переживу! – резко ответила Эшли. – Ты поразишься, узнав, как прекрасно я обойдусь без твоего возвышенного присутствия, дорогой.
   Но, честно говоря, ей совсем не хотелось спать одной. И разнузданный секс на «Ченнеле» тоже не привлекал. В действительности она мечтала об одном: поговорить с братом. Тот давно погиб, но она до сих пор о нем тосковала. Бен всегда знал, как помочь ей. Эшли обычно разыгрывала на «Ченнеле» свои чувственные фантазии, но теперь вдруг подумала, что, возможно, сумеет воспользоваться им, чтобы ненадолго вернуть брата. Конечно, все это только ее грезы, но ей необходимо потолковать с кем-то из своих, а не с родственниками Райана, какими бы славными они ни были.
   «Бен, – взмолилась она про себя, – я хочу, чтобы ты вернулся. Нам нужно поговорить. Давай встретимся на пляже. Помнишь тот октябрьский день, когда мы просто сидели и болтали? Именно это мне и нужно сейчас. Просто посидеть и поболтать…»
   Она нажала кнопку, открывающую телевизионный экран, и взяла в руки пульт. Запрограммировала его на «Ченнел», вошла и тут же очутилась на пляже под холмом, на котором стоял Кимбро-Холл. Навстречу ей шел Бен. Она бросилась в его объятия. Хотя сейчас ему было бы уже за сорок, он выглядел совсем юным.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное