Бертрис Смолл.

Внезапные наслаждения

(страница 19 из 21)

скачать книгу бесплатно

   – Добро пожаловать в Высотный клуб, Эш, – пробормотал он, целуя ее губы.
   – Наверное, ты лучший муж в мире! – блаженно вздохнула Эшли, одергивая юбку. – Мне действительно снилась прошлая ночь, а когда ты разбудил меня, я изнемогала от желания. Теперь я продержусь до самого дома.
   Повернувшись, она наскоро вымыла руки и вытерла бумажным полотенцем.
   – Я иду первой, – объявила она и, выскользнув из крошечного помещения, прошла к своему месту. Там она порылась в сумке, вытащила шелковые трусики и, поскольку рядом никого не было, натянула их как раз в ту минуту, когда к ней подошел Райан.
   – Ты вообще не надевала их, когда мы садились в самолет? – удивился он.
   – Эй, вспомни, ты сам сказал, что собираешься приобщить меня к Высотному клубу! Я и решила, что лучше надеть их после нашего маленького рандеву.
   Райан рассмеялся, искренне забавляясь. Даже если бы все шло естественным путем, смог бы он найти лучшую жену, спутницу и подругу, чем Эшли? Вряд ли. И оказалось, что в нее так легко влюбиться! Именно это он и сказал Бьянке пару ночей назад. Почему-то он не мог заснуть и от скуки спустился в большую гостиную. В окно он увидел, как Бьянка курит на террасе, и решил присоединиться к ней. До сих пор у них не было времени поговорить с глазу на глаз, а ведь им столько нужно было сказать друг другу!
   Они не виделись двадцать три года. Поразительно, как хорошо она выглядит для своих лет! Почти не состарилась! Ее муж давно умер… интересно, почему она так и не вышла замуж второй раз?
   Райан осмелился спросить ее, но Бьянка рассмеялась своим хрипловатым, чувственным смехом и сказала, что дорожит своей свободой.
   – Я богата. У меня есть свои интересы. Я – член нескольких комитетов по сохранению и благосостоянию Венеции. Завожу любовников, когда мне этого хочется и если надоедает одиночество, но это никогда не длится слишком долго. И я очень осмотрительна. Поэтому и довольна своей жизнью, тем более что мои родные все понимают и не осуждают меня.
   – До сих пор у меня не было возможности поблагодарить вас, – тихо сказал Райан.
   – Поблагодарить? Но за что, дорогой? – удивилась графиня.
   – За то, что когда-то, давным-давно, превратили мальчика в мужчину. Всего в шестнадцать лет я узнал от вас все, что только возможно, об искусстве ублажить женщину в постели. И эти познания остались со мной на всю жизнь. О такой наставнице мечтает любой юнец. Спасибо, дорогая.
   – Но я ужасно поступила! – засмеялась Бьянка. – Не следовало соблазнять тебя, Райан. Бедная твоя мать! В жизни не забуду выражения ее лица, когда она обличала меня. Наш роман закончился бы сам собой после твоего возвращения домой в сентябре. Мне было очень жаль, когда твоя мать немедленно увезла тебя и сестру. По крайней мере твой отец решил закончить учебу и остался еще на две недели.
Знаешь, он на это время переехал к Венутти.
   – Нет, я ничего не знал, – покачал головой Райан.
   – Ты хотя бы думал обо мне все эти годы? – спросила графиня.
   – Думал, и с величайшей благодарностью. Это лето так и осталось для меня сладким воспоминанием с привкусом горечи. Былая любовь к вам позволила мне понять, какое сокровище я нашел в Эшли. Вы были моей первой любовью. Она стала последней.
   – Она очаровательная и умная женщина, дорогой. Надеюсь, когда-нибудь ты расскажешь ей о нас. Наверное, следовало бы все рассказать перед прилетом сюда.
   – Но это в прошлом, Бьянка, – возразил Райан. Да, все в прошлом. И дверь в это прошлое закрылась много лет назад.
   – Мы вот-вот приземлимся, мистер и миссис Малкахи, – сообщил стюард. – Пожалуйста, пристегните ремни. Погода в Нью-Йорке прекрасная, температура пятьдесят градусов. [17 - Десять градусов по Цельсию.] У вас есть что предъявить таможне?
   – Нет. Это была деловая поездка, – пояснил Райан.
   – В таком случае вам следует идти зеленым коридором, – посоветовал стюард.
   – Билл нас встречает, – напомнила Эшли. – И как насчет ночных рубашек в моем багаже?
   – Укажи их в декларации, если хочешь, но это женская одежда, и она в твоей сумке, а кроме того, мы быстрее пройдем, если не предъявим декларацию!
   – В тебе наблюдается определенная склонность к контрабанде, Райан Малкахи, – заметила она.
   После приземления они забрали вещи и вышли зеленым коридором. По другую сторону барьера их уже поджидал Билл с носильщиком, который отнес сумки в багажник. Увидев длинную очередь за такси, Эшли по достоинству оценила преимущество больших денег. Билл без помех доставил их в Эгрет-Пойнт, и Эшли вдруг осознала, как рада оказаться дома.
   За время их отсутствия Фрэнки успела превратить большую комнату и маленькую, смежную, на верхнем этаже дома в офис для брата.
   На следующий день Эшли вернулась в «Лейси натингс», а Райан поднялся в офис, чтобы узнать, как идут дела на фирме.
   По пути в магазин Эшли невольно восхищалась многоцветием поздней осени. На сиденье «солстиса» лежали шесть неглиже, приобретенных у Валентины. Она хотела показать их Нине перед отправкой в нью-йоркский магазин.
   Нина уже ждала ее. Женщины обнялись.
   – Как прошла поездка? Надеюсь, все было так чудесно, как ты представляла? – нетерпеливо спросила Нина.
   – Даже лучше. Графиня – прелестная женщина. Показала мне все достопримечательности Венеции, пока Райан трудился над упаковкой ее гардероба и готовил его к перевозке. Палаццо невероятно роскошен. Из окон нашей спальни открывался вид на Венецию и Большой канал. Представляешь, кровать семнадцатого века с зеркалом в балдахине! И еда неплохая, но, на мой вкус, слишком много морепродуктов.
   – Зеркало над кроватью? – хмыкнула Нина. – Нужно вставить эту подробность в мою очередную фантазию на «Ченнеле»! Может, я отправлюсь в Венецию и возьму в любовники самого Казанову! Стану игривой шестнадцатилетней девственницей и проведу с ним ночь.
   – Знаешь, все было так здорово, что я даже забыла о «Ченнеле»! Скорее всего, теперь он мне и не понадобится. Мы с Райаном прекрасно ладим. И ты глазам своим не поверишь, когда увидишь, что я привезла из Венеции для нью-йоркского магазина! Я нашла новую поставщицу! У нее свой тутовый сад с шелковичными червями. Она нанимает деревенских женщин прясть нити и ткать шелк, и по ее моделям шьется поразительной красоты белье. Я купила шесть неглиже.
   – Почему бы не оставить их здесь? – спросила Нина.
   – Они возмутительно дороги. Здесь просто не найдется таких богачей, чтобы их купить, Валентина будет присылать мне по шесть предметов трижды в год. Ручная работа. Сделать больше ей не под силу. И, кроме того, ей тоже нужно чем-то торговать. Мы выставим их на продажу к Рождеству, Валентинову дню и июньским свадьбам.
   Она поставила на прилавок вышитый атласный футляр для белья и открыла молнию.
   – Вот это да! – ахнула Нина, разглядывая светло-голубую шелковую ночную рубашку. Осторожно взяла и принялась изучать, отмечая почти невидимые стежки. – Сшито из двух кусков ткани. Поразительно! И такая простая, но в то же время элегантная и изысканная. Ты права – это только для Нью-Йорка. Здесь они не продадутся. Хочешь, чтобы я отослала их Сюзетт?
   – Да, но сначала нужно снять лейблы Валентины и нашить наши. Я просила ее отныне не нашивать свои лейблы на веши, которые она готовит для нас, – пояснила Эшли.
   – Все правильно, – кивнула Нина. – Не нужно, чтобы кто-то знал, где мы берем эти потрясающие неглиже. Они создадут репутацию городскому магазину! Сюзетт знакома с важными людьми. Убеждена, что по крайней мере одна рубашка достанется какой-нибудь актрисе.
   – Скоро День благодарения, – вспомнила Эшли. – Городской комитет уже решил, какова тема украшения витрин в этом году?
   – Зимняя сказка. Бюллетень вышел на прошлой неделе.
   – О, в таком случае мне лучше поскорее продумать дизайн, – всполошилась Эшли.
   Время, казалось, летело стрелой. Из Венеции прибыл гардероб графини, и Райан уехал на несколько дней в Нью-Йорк, чтобы проследить за разгрузкой и объяснить мастерам, с чего начать реставрацию. День благодарения прошел тихо. Они пригласили к ужину Лину, Фрэнки с сыном и Нину. Девятого декабря владелец местного цветочного магазина принес вазу из уотерфордского хрусталя с сиреневыми розами и запиской: «С днем рождения, дорогая Эшли. Бьянка».
   – О, как мне стыдно! – покраснела Эшли. – Ее день рождения был третьего!
   – Не волнуйся, – успокоил Райан. – В ее обычаях помнить подобные вещи. Она и не ждала, что ты запомнишь день ее рождения.
   – Наш флорист до сих пор в шоке от того, что кто-то может прислать ему вазу из уотерфордского хрусталя, в которую потребует поставить цветы, – улыбнулась Эшли.
   Вечером, когда они сидели за праздничным ужином, приготовленным миссис Би, Райан вдруг сказал:
   – Ты не спросила, что я подарю тебе на день рождения.
   Эшли, смеясь, покачала головой.
   Он протянул ей бархатную коробочку, и Эшли увидела прекрасный канареечно-желтый бриллиант в оправе из ирландского червонного золота.
   – Я не покупал тебе обручального кольца, – тихо сказал Райан, – и заказал кольцо в Венеции, а потом отослал домой и попросил Бернса припрятать его до сегодняшнего дня. Не хотел, чтобы ты нашла его раньше.
   – О, Райан! – ахнула Эшли, надевая кольцо на палец. – Оно прекрасно. Я слышала о желтых бриллиантах, но никогда не видела раньше.
   – Мне казалось, что он тебе пойдет. С днем рождения, беби.
   – Спасибо, дорогой, – откликнулась она, вставая и целуя его в губы.
   В этот уик-энд они стали украшать дом к Рождеству. Бернс отправился в местный питомник и привез оттуда гирлянды сосновых веток, которые обернул вокруг колонн портика и украсил цветными лампочками. На входной двери повесили гигантский венок из сосновых веток с шишками, ягод можжевельника и белого вереска. В каждом окне стояли электрические свечи, а двадцатого Эшли и Райан снова поехали в питомник выбирать ели для гостиной, столовой и маленькой гостиной рядом с их спальней. Десятифутовое дерево уже прибыло и было установлено в центре круглого холла. Его украсили клетчатыми бантами, лакированными красными яблоками из папье-маше и белыми лампочками.
   Ель в столовой нарядили в зеленые и темно-красные шелковые банты и разноцветные стеклянные шары: рубиновые, сапфировые, изумрудные, аметистовые, золотые и серебряные. Крошечные лампочки тоже были белыми. Зато елке в гостиной достались игрушки викторианской эпохи, почти все подлинные и прекрасно сохранившиеся.
   Елочку в салоне поставили на круглый стол, покрытый темно-зеленой бархатной скатертью. Стол поместили у камина. На ветки повесили маленькие красные бархатные бантики и стеклянные шары с изображением сценок, якобы происходящих в мастерской Санта-Клауса. Среди украшений весело мигали цветные лампочки.
   – Сюда мы положим наши подарки, мой и твой, – решила Эшли. – У меня припасен совершенно необычный подарок к нашему первому Рождеству. И я нашла кое-какие игрушки для мальчиков, которые должны тебе понравиться. – Она лукаво улыбнулась.
   – Что же мне купить женщине, у которой есть все? – искренне встревожился Райан.
   – Я люблю красивые и необычные вещи. А также что-то мягкое. И ты всегда можешь добавить новые экземпляры к моей коллекции Санта-Клаусов.
   – Той, что в столовой на буфете? Совершенно фантастическое собрание! – воскликнул Райан.
   Эшли рассмеялась:
   – Дед стал собирать их для моего отца, когда тот был еще маленьким. За годы супружеской жизни моя мать добавила несколько фигурок. Я начала пополнять коллекцию после гибели брата. И всегда ищу что-нибудь интересное. О, Райан! Это будет наше лучшее в жизни Рождество! В доме давно не бывало столько народа. И теперь он снова наполнится людьми, смехом и весельем!
   – Неужели обязательно было приглашать всех? – проворчал он.
   – Райан, на Рождество исполнится четыре месяца со дня нашей свадьбы. Конечно, твои сестры не подарок, но к этому времени уже должны были смириться с твоей женитьбой. То, что началось как брак по расчету, неким чудом превратилось в брак по любви. Надеюсь, они оставили свои попытки судиться с тобой?
   – Только потому, что Рей и их адвокаты посоветовали забыть о всяких судах. У них нет ни малейшего шанса выиграть процесс. Я женился до сорока лет, как и требовал отец в завещании. И ма пригрозила им всяческими карами. Помни, у нее тоже полно денег и в один прекрасный день она составит завещание, а гарпии ужасно алчны.
   – Им просто нужно узнать меня получше. Они приняли наше приглашение на Рождество? – спросила Эшли.
   – Ты попросила их остаться на две ночи. Они умирают от желания посмотреть, как ты живешь. Фрэнки же наслаждается, терзая их описаниями прекрасных обедов и роскоши спален.
   – Все будет хорошо, – заверила Эшли.
   Муж с сомнением покачал головой, но что он мог поделать? Нельзя же отозвать приглашения! Кроме того, миссис Бернс готовит на целую армию, а Бернс чистит столько серебра, словно открыл ювелирную лавку. Райан в жизни не видел столько серебряных приборов. Бернсы, с разрешения Эшли, наняли еще двух женщин – помочь им в эти десять дней. В доме все перевернуто: ковры, шторы и занавески пылесосятся, мебель вытирается, на кровати стелется надушенное лавандой белье, перьевые перины и чудесные одеяла из гусиного пуха. В день приезда гостей в каждой спальне стояли маленькие вазы с букетами из красных гвоздик и сосновых веток. К тому времени как перед домом остановился необычайно длинный лимузин с родственниками, Райан почти смирился с неизбежным. Сегодня, в сочельник, в доме пахло сосной и корицей. Он влюблен в жену и еще год назад не представлял, как будет счастлив!
   – Добро пожаловать в Кимбро-Холл! – гостеприимно приветствовал он, выйдя на крыльцо и обнимая мать.
   Остальные, как всегда, выходили в порядке старшинства: Брайд и Пит Франклин, Элизабет и Пол Суини, Кэтлин и Кевин Магуайр, Дейдре и Роберт Наполи, Фрэнки и ее сын, Майкл О'Коннор. Райан здоровался с каждым, после чего гости переходили к Эшли, стоявшей рядом с мужем.
   – Настоящий хозяин поместья, – ехидно заметила Брайд.
   – Так оно и есть, – улыбнулась Эшли. – Он здесь хозяин. Я так рада, что вы смогли приехать! Заходите скорее, на улице холодно. Бернс возьмет у вас пальто.
   Заметив своего водителя, стоявшего неподалеку, она попросила:
   – Билл, не поможете водителю лимузина с багажом? Спасибо.
   Она повела гостей в холл, где уже ждали Бернсы.
   – Парень, тебе, кажется, повезло, – заметил водитель лимузина, знакомый с Биллом.
   Тот широко улыбнулся:
   – Совсем как в старые времена, о которых рассказывал мне дед. Он тоже работал на такую семью. У меня даже собственная квартира над гаражом!
   Водитель завистливо присвистнул:
   – Здорово! А теперь давай занесем вещи. До города далеко, а жена сдерет с меня шкуру, если не поспею к церковной службе.
   Он открыл багажник и вместе с Биллом стал вносить вещи в дом. Бернсы показывали, куда ставить сумки. Спустившись вниз, дворецкий вручил водителю простой белый конверт:
   – Счастливого Рождества. Это от мистера и миссис Малкахи. Когда двадцать шестого вернетесь за гостями, получите еще один. Только езжайте поосторожнее: дороги могут быть скользкими.
   Он открыл двери и выпроводил водителя.
   К удивлению Райана, вечер прошел на редкость приятно. На ужин подали креветочный коктейль, маленькие тарелки с пастой под простым соусом маринара, дуврскую камбалу, тушенную в масле с лимоном, великолепную запеканку из моркови с сыром и сливками, крошечные пирожки с картофелем и зеленый салат. На десерт был карамельный крем, посыпанный ягодами малины и поданный в креманках.
   Анджелина довольно улыбалась. Ее невестка, хоть и не католичка, все же знала, что двадцать четвертое декабря – день поста. Правда, такой пир вряд ли может считаться постом: и дочери, и их мужья жадно поглощали еду, и за столом было непривычно тихо.
   – Здесь есть церковь, в которую можно пойти католикам? – спросила она Эшли.
   – Да, Святой Анны. В машине Райана поместятся пятеро, а остальных отвезет Билл в лимузине, который я наняла на уик-энд. Поэтому мы поужинали раньше обычного. Я подумала, что неплохо бы подремать перед службой.
   – А вы с нами пойдете? – многозначительно улыбнулась Кэтлин.
   Эшли спокойно покачала головой:
   – Я буду в англиканской церкви Святого Луки. И сама поведу машину. Прежде чем спросите, заявляю, что не собираюсь переходить в католичество. Будь этот мир идеальным, в нем не было бы стольких конфессий, но поскольку этот мир не идеален, я предпочту собственную церковь.
   – Но вы собираетесь обвенчаться в церкви? – допытывалась Брайд.
   – Да, – коротко бросила Эшли.
   – А ваши дети? То есть если у вас они будут, – вмешалась Элизабет. – В какой вере вы будете их воспитывать, хотелось бы знать?
   – Еще бы тебе не хотелось, – резко ответил Райан, которого начал раздражать тон разговора. – Всему свое время. Когда настанет нужный момент, мы тебе сообщим. А сейчас, девочки, думаю, что на сегодня достаточно вопросов.
   Он вдруг заметил легкую улыбку Брайд. Господи Боже! Кажется, она потихоньку начинает смягчаться!
   В половине одиннадцатого машины были готовы, и родственники уехали в церковь Святой Анны. Проезжая мимо, Эшли погудела и помахала им рукой, остановив машину у старой каменной церкви на другой стороне улицы. Обе службы закончились почти одновременно, и Райан, попросив Фрэнки сесть за руль, присоединился к жене. Они вернулись в Кимбро-Холл, где нашли эгног [18 - Гоголь-моголь, обычно с ромом.] с виски и горячий сидр вместе с тонкими ломтиками почти черного кекса с цукатами и орехами.
   – Это фруктовый кекс? – удивилась Анджелина.
   – Так его пекут ирландцы. Рецепт моей прапрабабки, – сообщила Эшли. – Одно из немногих блюд, которые я готовлю сама каждый год.
   – Совершенно не похож на отвратительные кексы-кирпичики, которые приходилось есть в католической школе, – заметила Фрэнки. – Помните, мы еще шутили, что из них вполне можно выстроить здание! А тут! Столько засахаренных вишен и орехов!
   Все улеглись спать. Под елью в гостиной громоздились груды подарков, привезенных сестрами. Эшли прошлась по дому, счастливо улыбаясь. Завтра утром мужа ждет большой сюрприз!
   Она немного постояла в гостиной, освещенной только угасающим огнем в камине. Было уже за полночь, и в воздухе разливалось волшебство. Она это чувствует.
   Поднявшись наверх, Эшли отметила, что за дверями спален все тихо. Войдя к себе, она увидела обнаженного Райана. Его гигантская восставшая плоть была обвязана большим красным бантом.
   – Развлекаешься? – хихикнула Эшли.
   – Тебе не понравился мой подарок?
   – Хотелось бы знать, как ты добился этого в мое отсутствие? – спросила она.
   – Золотые руки и живое воображение, – ухмыльнулся он.
   – Полагаю, мне нужно примерить: а вдруг не тот размер, – сказала она, принимаясь стягивать водолазку. – Но, похоже, мне будет в самый раз, дорогой.
   Эшли расстегнула и отбросила лифчик, скинула домашние туфли, которые всегда носила в доме, когда не бегала босиком, потянула вниз язычок молнии слаксов, сняла и их. За слаксами последовали шелковые бикини. Оставшись обнаженной, она развязала роскошный красный бант, украшавший мужское достоинство Райана, и, сжав его в ладони, повела мужа в спальню.
   Толкнув Райана на постель, она села сверху, так что попка оказалась перед самым его лицом, и, стиснув его «петушок» между грудями, стала двигать ими взад-вперед.
   – О-о, беби, – пробормотал он, когда его плоть отвердела еще больше. Руки сами собой потянулись к упругим округлым ягодицам.
   – Тебе нравится? – спросила она, лизнув головку «петушка».
   – Да, – выдохнул он. – Очень.
   Эшли обвела головку языком и, что-то промычав, взяла его губами, так что кончик проник в горло. Но она не слишком старалась, не желая, чтобы на этот раз он кончил ей в рот. Несколько минут она продолжала сосать, но потом выпустила, ахнув, когда палец Райана глубоко проник в ее попку.
   – О Боже!
   Раньше он никогда этого не делал! Она сильно сжала ягодицы. Райан хмыкнул и повернул палец.
   – Нравится? – спросил он ей в тон.
   – Не уверена, – призналась она.
   – Мы раздобудем симпатичное маленькое дилдо и когда-нибудь поиграем. Нам нужно расширять горизонты, не находишь? – прошептал он, прежде чем отнять руку.
   – О Господи, я уже тебе надоела? – ужаснулась Эшли, повернувшись к нему лицом.
   – Ты никогда не надоешь мне, беби, – заверил он и, перевернув ее, вонзился во влажное лоно. – Здесь, и только здесь мое место.
   Эшли обхватила его ногами и запрокинула голову. Все мысли вылетели из головы. Он унес ее к высотам наслаждения, и она царапалась, кусалась и вопила. Райан глухо стонал и тоже закричал, когда они кончили вместе.
   Когда они отдыхали, усталые, но довольные, Эшли неожиданно хихикнула:
   – Хорошо еще, что наши комнаты далеко от остальных спален. Иначе гарпии наверняка возревновали бы.
   – Пропади они пропадом! – буркнул Райан. Эшли засмеялась.
   – Это был твой первый рождественский подарок, – заметила она.
   – И твой тоже, – заверил он, обнимая ее и натягивая одеяло.
   Они заснули и проснулись несколько часов спустя от запаха кофе. Значит, Бернс, как всегда, бесшумно вошел в комнату, чтобы принести завтрак. Они встали, накинули халаты, вышли и увидели на столе поднос, украшенный веточкой омелы, с тарелкой коричных булочек и маслом. Оба набросились на еду, осознав, что успели нагулять зверский аппетит после ночных трудов.
   – Давай откроем наши подарки, а то мне не терпится, – с мальчишеской улыбкой попросил Райан. Эшли кивнула.
   Вместе, с ребяческой торопливостью они сорвали обертки и открыли коробки, до этого лежавшие под елочкой. Они давно решили ограничиться двумя подарками каждому. В коробках для Эшли оказалась красная кашемировая водолазка и красивая золотая цепочка, с которой свисало рубиновое сердце. Это было так трогательно, что у нее невольно выступили слезы на глазах.
   Эшли подарила мужу изумительный антикварный миниатюрный триптих из золота с драгоценными камнями, купленный с помощью Бьянки в Венеции, и еженедельник для офиса в кожаном переплете. Он искренне восхитился и тем, и другим.
   – Но мы еще вывесили чулки для Санты, – напомнила Эшли. – Я что-то вижу в твоем. Посмотри, что там!
   – Но мы же договорились! По два подарка. Я и забыл о чулке! Так нечестно! Или подарки в чулке не входят в общее количество? – расстроился Райан.
   – Вспомнишь в будущем году. Иди, взгляни, что тебе оставил Санта, – подначивала Эшли.
   – Скорее всего, уголек, – ухмыльнулся он, но вытащил узкую прямоугольную коробочку в яркой праздничной обертке. Наверное, в ней модные часы!


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное