Бертрис Смолл.

Внезапные наслаждения

(страница 16 из 21)

скачать книгу бесплатно

   Все ее зятья купили по три мяча. Но никто не лопал в цель. Даже Райан попытался, хоть и безуспешно. И тут вперед выступила Эшли, помахивая двумя долларами, и в толпе раздались смешки.
   – Вот оно, мое несчастье, – вздохнул доктор Сэм. – Привет, Эшли. Опять собираешься окунуть меня, как в прежние годы?
   – И на этот раз вы непременно окунетесь в бочку, – хмыкнула Эшли.
   Дважды она промахнулась, но Райан видел, что жена сделала это намеренно, и доктор Сэм, очевидно, все прекрасно понял. Зато третий мяч ударил прямо в цель, и доктор опрокинулся в зеленое желе под радостные крики зевак и звяканье колокольчика.
   – Увидимся в будущем году, доктор Сэм, – весело крикнула Эшли, отходя.
   – Прекрасный удар, – заметил Кевин. – Можно сказать, вам повезло.
   – Нет, – ухмыльнулась Эшли. – Говоря по правде, я могла попасть в него все три раза, но мы с доктором договорились, что я делаю это только один раз в год, но никак не больше. Когда-то, еще в школе, я была подающей в софтбольной [11 - Софтбол – разновидность бейсбола (амер.).] женской команде.
   – А писательница здесь, Эшли? – оживилась Элизабет.
   Эшли огляделась и наконец заметила Эмили Девлин. Та сидела за карточным столиком под полосатой маркизой. Гора книг перед ней уменьшилась до трех. Эшли подвела свою компанию к столу.
   – Привет, Эмили.
   – Эшли! – обрадовалась та, поднимая глаза.
   Но тут Эшли увидела корзинку рядом со стулом Эмили.
   – Ой, это и есть твой малыш! – взволнованно взвизгнула она.
   Ребенок беззубо улыбнулся.
   Эмили мгновенно просияла и, нагнувшись, подняла черноволосого кудрявого мальчика.
   – Познакомься – Шон Майкл Девлин. Родился двадцать девятого июня.
   Эшли вздохнула. Остальные женщины умиленно ворковали, восхищаясь младенцем.
   – Это мои золовки, – представила Эшли. – Брайд Франклин, Кэтлин Магуайр, Магдален Батлер, Дейдре Наполи и Элизабет Суини, большая поклонница творчества Эмилии Шанн. Ты подпишешь для нее новую книгу?
   – Конечно, подпишу, – с улыбкой кивнула Эмили. – Элизабет, вам нравятся более эротичные книги?
   – Я их просто обожаю! – выпалила Элизабет. – То есть я всегда любила ваши книги, мисс Шанн, но прошлогодняя, «Строптивая герцогиня», была просто потрясающей. Та-а-ак романтично! Я еще не купила новую. – Она взглянула на обложку книги. – «Игривый принц». Мне наверняка понравится. Она такая же эротичная?
   – Гораздо эротичнее, – заверила Эмили.
   – У нее имеется прекрасная ролевая модель для героев, – заметил высокий, темноволосый и очень красивый джентльмен, подходя к столу. – Нагнувшись, он поцеловал Эмили. – Пора взять наследника и идти домой, дорогая.
Привет, Эшли.
   – Привет, Мик. Это Майкл Девлин, муж и редактор Эмили. Мик, это мой муж, Райан Малкахи.
   Мужчины обменялись рукопожатиями.
   – Я хотел позвонить вам, – сказал Майкл. – Отдать на реставрацию журнальный столик. Можно с вами связаться?
   – Я буду в офисе во вторник, – сообщил Райан.
   Майкл кивнул и подхватил корзинку с сыном.
   – Жду тебя у машины, – сказал он Эмили.
   – Микроавтобус еще не купили? – поддела Эшли.
   – Корзинка прекрасно помещается в багажнике «хилп». Но, думаю, рано или поздно придется подумать и о микроавтобусе. Мы, похоже, двигаемся к этому огромными шагами.
   Он с улыбкой кивнул собравшимся и ушел, унося сына.
   Эмили подписала книгу Элизабет, но Эшли не позволила золовке заплатить.
   – Небольшой сувенир в память об этом дне, – улыбнулась она. – Эм, я возьму оставшиеся книги. Только подпиши их. Одну я подарю Нине, другую – Бренди.
   Солнце уже почти скрылось за горизонтом. Эшли повела родственников к лимузину. Они направились к дому, где всех уже ждал чай. Бернс подал крошечные сандвичи и пирожные. На улице становилось все холоднее, так что после чая гости распрощались.
   Все очень удивились, когда мать сказала, что остается.
   – Мы с Линой хотим пообщаться, – мило улыбнулась Эшли. – Рада была познакомиться с вами. Надеюсь, вы будете приезжать на праздники.
   Они с Райаном помахали вслед отъезжающему лимузину и вернулись в гостиную, где оставалась Лиина, и где Бернс уже разжег огонь в камине.
   – Итак, дети мои, это любовь? – с улыбкой спросила Лина, сидевшая в мягком кресле у огня с кашемировым пледом на коленях. Ее модные туфли от Феррагамо были аккуратно поставлены у кресла. В свои семьдесят три года Анджелина казалась моложе благодаря темным волосам, стройной фигуре и чудесной коже.
   Райан, нагнувшись, поцеловал мать.
   – Да. Это любовь. Можешь себе представить?
   Лина вопросительно уставилась на Эшли.
   – Любовь, – чистосердечно призналась та. – Никогда не думала, что такое может со мной случиться.
   – Но ты же любила других, не так ли? – удивилась Лина.
   – Но не так, как вашего сына.
   Лина кивнула:
   – Тогда я счастлива. Наверное, стоило вернуться домой вместе с дочерьми. – Ее карие глаза искрились лукавством.
   – Мы поместим вас в самую дальнюю спальню, – шутливо пообещала Эшли.
   Лина весело рассмеялась и погрозила невестке пальцем.
   Райан расплылся в улыбке, очень довольный тем, как хорошо ладят женщины. Он налил всем вина, и все трое тихо беседовали, пока не появился Бернс с сервировочным столиком.
   – Я подумал, что вы захотите спокойно поужинать у огня, особенно после стольких треволнений, – заметил он.
   – Чем так хорошо пахнет? – облизнулась Эшли.
   – Похлебка со свининой, кукурузой и овощами и поджаренный сырный хлеб, – объявил Бернс, раздавая салфетки, после чего стал разливать похлебку в керамические чашки. Открыв блюдо с намазанными маслом тостами из сырного хлеба, он показал на нижний уровень столика, где был включен подогрев:
   – Там чайник и печеные яблоки. Когда вы поедите, я приду и соберу посуду.
   – До чего же вам повезло! – воскликнула Лина после его ухода.
   – Знаю, – согласилась Эшли.
   – Тосты просто восхитительны! – заметила Лина.
   – Миссис Би печет настоящий сырный хлеб, – пояснила невестка.
   После ужина Эшли вытащила коробу с «Монополией».
   – Я не играла с тех пор, как дети были маленькими, – вздохнула Лина, но тут же показала себя грозным противником, побив их обоих, забрав все деньги и легко выиграв несколько партий.
   – Вижу, ты не потеряла хватки, ма, – заметил Райан. – Не поверишь, Эшли, но мы вечно ей проигрывали.
   – Мог бы и предупредить, – шутливо пожаловалась Эшли.
   – Думаю, мне пора отдохнуть, – сказала Лина. – День действительно был долгим.
   Она сунула ноги в туфли, встала и, расцеловав сына и невестку, поднялась наверх. Вернувшийся Бернс собрал посуду и увез столик.
   – Доброй ночи, мистер и миссис Малкахи, – сказал он на прощание.
   Через минуту Эшли уже сидела на коленях мужа и целовала его в губы. Его рука скользнула под свитер, дернула застежку лифчика и стала ласкать теплую мягкую грудь.
   Один поцелуй перетекал в другой, пока оба не потеряли голову. Райан рывком задрал ее свитер и взял сосок в рот.
   – О, как хорошо… – пробормотала Эшли, когда он стал сосать.
   Он уже успел расстегнуть ее слаксы и просунул руку… ниже… ниже… ниже, пока не сжал пухлый холмик.
   – Я весь день хотел взять тебя, – тихо признался он. – Весь день, пока сестры надоедали нам, приставали и вязались к каждому слову, я думал о том, как поимею тебя вечером. – Кончик его языка обвел ушную раковинку. – Ты знала, что я об этом думаю? И тоже не могла дождаться вечера? Краснела при мысли о том, как мой большой «петушок» вонзается в тебя?
   – Ты такой нехороший мальчишка! – пробормотала Эшли. – Но я все знала. Ты почти весь день с трудом передвигаешься. Надеюсь, твои сестры не заметили. – Она прикусила его нижнюю губу. – Скажи, как сильно ты меня хочешь? Скажи, что собираешься делать со мной, милый.
   – Прежде всего, – начал он, – я хочу найти твой капризный маленький клитор, беби.
   Его палец скользнул между складок ее лона, гладя, лаская… Наконец он обнаружил крохотную изюминку.
   – О-о, – простонала Эшли. – О, это так чудесно, дорогой. Только не останавливайся!
   Она заерзала на его коленях, стараясь устроиться поудобнее. В ней начало копиться восхитительное пульсирующее напряжение. Она уже была очень мокрой, и он сумел быстро подарить ей наслаждение. Эшли вздохнула и тихо застонала:
   – Сделай это еще раз, Райан. Мне так хорошо…
   – Ты жадная маленькая ведьма. Но я разгорячился, как раскаленное железо.
   Он стал снова играть с ней, и через несколько секунд она снова вскрикнула.
   Он резко вонзил два пальца в ее лоно, принимаясь быстро двигать ими взад-вперед.
   – О да, дорогой! – ахнула Эшли. – Сделай это! Сделай это со мной! Только не останавливайся!
   – Но, беби, все развлечения достались тебе, – пожаловался он. – А я? Мне тоже хочется позабавиться. Тебя когда-нибудь трахали на полу у огня?
   Он осторожно столкнул ее с колен.
   – Я хочу сделать это сейчас. Сейчас и здесь, – заявил Райан, показывая на пол перед камином.
   – А если кто-то войдет? – нерешительно спросила Эшли.
   – Кто может войти? Дверь закрыта. Мать поднялась наверх. Бернсы ушли к себе. Идеальное время и место! Ну же, Эш, раздевайся поскорее, и сделаем это прямо сейчас, – уговаривал Райан, сбрасывая элегантные мокасины и стаскивая свитер. За свитером последовали брюки, которые он оттолкнул ногой подальше от камина. – Иди ко мне, беби, – проворковал он, стягивая шелковые трусы с узких бедер. Его массивная плоть вырвалась наружу.
   Эшли, кажется, забыла о необходимости дышать. Какое восхитительное тело!
   Она протянула руку, чтобы сжать его восставшую плоть, но Райан отстранился.
   – Сначала ты разденешься, – велел он, грозя ей пальцем.
   Эшли уже успела сбросить ботинки. Теперь она сняла свитер, слаксы, лифчик и сжала груди, словно предлагая их мужу.
   – Избавься от трусиков, беби, иначе мы не сможем поиграть, – прошептал Райан.
   – Возьми на себя этот труд, – предложила она. Райан шагнул ближе, но Эшли покачала головой.
   – Зубами, – уточнила она.
   – Ты очень скверная девчонка, – вздохнул он, но все же умудрился стянуть зубами шелковый лоскуток.
   – Да, и меня нужно отшлепать, – согласилась Эшли, чуть отступив и принимаясь сосать его пальцы. – Хорошая трепка всегда помогает воспитывать непослушных девчонок, – пробормотала она, не прерывая своего занятия, – а я была очень плохой.
   – Иди сюда, – грубо приказал он, садясь на стул и перегибая ее через колено. – И вы действительно заслужили наказание, леди.
   Его большая ладонь опустилась на ее пухлые ягодицы, и Эшли взвизгнула. Иисусе, да она действительно умеет его завести! Его жена открылась совершенно с новой стороны!
   Райан шлепнул ее несколько раз. Наконец круглая попка порозовела.
   – Ну, теперь ты просишь прощения? – спросил он.
   – Нет! – воскликнула Эшли.
   Райан трудился еще несколько минут, пока розовый цвет не сменился красным.
   – Ты ужасно непослушная девчонка, – упрекнул он, не прерывая своего занятия. – Ну, теперь ты раскаиваешься?
   Раздался очередной хлесткий шлепок.
   – Может быть, – неохотно выдавила она наконец.
   – Ладно, пока этого хватит, беби, – рассмеялся он. Эшли встала и поцеловала мужа.
   – Умеешь ты наказать девушку. Мне иногда это очень нравится.
   Опустившись на колени, она взяла его напряженную плоть.
   – А твои любовницы когда-нибудь тебя шлепали? – полюбопытствовала она, принимаясь лизать бархатистую головку.
   – Нет, – покачал головой Райан. – Ты хочешь отшлепать меня, Эшли?
   – Наверное. Со временем. Не сегодня.
   – А ты когда-нибудь наказывала мужчин?
   – Только не в этой жизни, – хихикнула Эшли. В конце концов, «Ченнел» нельзя назвать реальной жизнью, не так ли? «Ченнел» – это мир фантазий. – Но мне всегда этого хотелось. Я слышала, что после хорошей порки мужской «петушок» очень долго остается твердым.
   Она взяла его в рот и стала сосать.
   – Наверное, я сам никогда не смог бы найти такую женщину. Ты такая же страстная, как я. О-о, беби, это чудесно, но не давай мне кончить. Я хочу взять тебя. Войти глубоко, так, чтобы ты кричала от наслаждения.
   Райан нежно погладил ее по голове.
   – Адвокаты всего лишь хотели спасти наши деньги. Откуда им было знать, что из нас выйдет прекрасная пара!
   Он прикрыл глаза, не желая, чтобы она отстранилась. Эшли продолжала дразнить его языком, но он хотел войти в нее.
   – Довольно! Ложись на спину, жена, и раздвинь для меня ноги!
   Эшли поспешно подчинилась, и он скользнул между ее бедер.
   Она обвела языком губы.
   – Сделай это! Я так хочу тебя, Райан. И просто взорвусь, если ты не вонзишь в меня свой большой «петушок»! Резко! Глубоко! И быстро!
   Он одним ударом наполнил ее и стал двигаться, в точности так, как просила Эшли. Она обвила его ногами, вбирая все глубже, и застонала, когда его плоть нашла то заветное место, прикосновение к которому неизменно приводило ее к завершению. Но на этот раз он коснулся этого местечка всего раз-другой и не закончил начатого. Ее пятки забарабанили по его спине, и он тихо рассмеялся:
   – Не любишь, когда тебя дразнят? Странно, а мне так нравится тебя дразнить!
   Он снова коснулся волшебного местечка, прежде чем отстраниться, и Эшли, тихо всхлипнув, вонзила ногти в его спину.
   – О, Райан! Не нужно, дорогой! Заставь меня кончить! Заставь меня кончить!
   – Рано! – неумолимо бросил он. – Ты слишком алчная. Неужели не хочется продлить удовольствие?
   – Нет, черт возьми, я хочу кончить! – завопила она. Райан зажал ей рот ладонью:
   – Не желаешь же ты привлечь внимание к тому, что мы делаем?!
   Он засмеялся, но Эшли укусила его ладонь. Райан с воплем отдернул руку.
   – Ладно, маленькая сучка, – прорычал он. – Хочешь кончить? Так я тебя заставлю.
   И он сдержал слово. Эшли с тихим криком забилась под ним, изнемогая от наслаждения.
   – О Боже, это было так хорошо…
   – Неужели? – промурлыкал он. – Немного погодя ты сделаешь это снова, беби, потому что если ты насытилась, то я, черт возьми, нет!
   Только тогда Эшли поняла, что он так и не вышел из нее и по-прежнему очень-очень тверд.
   – Прости, я не хотела быть такой жадной, – пробормотала она.
   – Хотела. Но ты заплатишь за это, жена.
   И он снова стал двигаться, на этот раз медленно и размеренно, и скоро Эшли вновь застонала. Никогда раньше она не знала такого вожделения. Ее ноги снова сомкнулись кольцом на его спине. А он проникал все глубже. Длинные ногти бороздили его спину, и он на секунду остановился, чтобы сжать ее запястья и поднять руки за головой.
   – Тебе это нравится, правда? – шепнул он ей на ухо.
   – Да. Да! Поцелуй меня, Райан.
   Он яростно завладел ее губами. Язык скользнул в горячую пещерку ее рта, вонзаясь во влажные глубины в одном ритме с мужской плотью.
   Эшли стала сосать его язык, сжимая его губами, как раз в ту минуту, как мышцы ее лона неожиданно сократились вокруг огромного «петушка», вонзавшегося в нее. Райан застонал, и она приподняла бедра, чтобы встретить очередной выпад. На этот раз они кончили вместе. Сердца бешено бились в унисон, и потоки их горячих соков слились.
   – О Господи, – выдавила наконец Эшли, отталкивая его. – Никогда в жизни у меня не было такого невероятного секса. Мы еще живы?
   – Думаю, да, – простонал он, целуя ее руку. – И ты невероятная женщина. Я так рад, что мы нашли друг друга. Я люблю тебя. В жизни не думал, что могу сказать это женщине, не солгав, но я люблю тебя, беби.
   – Я тоже люблю тебя, – тихо призналась она. – Раньше я не верила в судьбу, зато верю сейчас. Только судьба могла свести нас. И, похоже, мы идеально подходим друг другу.
   Они долго молча лежали на ковре, и позже Эшли решила, что оба даже успели подремать.
   – Нам пора подняться наверх, беби, – сказал Райан наконец, – иначе я засну прямо здесь.
   Они не потрудились одеться, зная, что никого не встретят. Лина крепко спит в гостевой спальне, а комнаты Бернсов – в другом конце дома.
   Собрав одежду, они поспешили к себе, где, утомленные страстью, упали в постель.
   Райан проснулся раньше жены. Приняв душ и одевшись, он поцеловал спящую Эшли и спустился в кухню, чтобы сварить кофе. К его удивлению, почти сразу же пришла мать. Очевидно, она уже успела прогуляться.
   – Ты уже встала? Доброе утро, – приветствовал Райан. – Сок? У нас есть апельсиновый, ананасный и томатный.
   – Ананасный, – решила Лина. – Апельсиновый я и без того пью каждый день.
   Сын протянул ей стакан.
   – Ты счастлив, – констатировала она.
   – Я всем тебе обязан, мама. И тем, что люблю ее.
   – Но мог бы не полюбить, – вздохнула мать.
   – Эшли говорит, что это судьба.
   – Она верит в судьбу? – улыбнулась Лина.
   – До этих пор, по ее словам, не верила, – пояснил Райан.
   – Судьба свела твоего отца и меня, – задумчиво произнесла Лина.
   – Вы были счастливы?
   – Скорее, довольны, – честно ответила мать. – И хотя он был ирландцем, а я итальянкой, у нас имелось много общего. Религия. Любовь к труду. Но я никогда не любила Финбара Малкахи. Хорошо к нему относилась, это да. Но не любила.
   – И это при том, что у вас семеро детей! – воскликнул Райан.
   – Мы оба были пылкими натурами. Я знаю, мать не должна говорить на такие темы с собственным сыном, но это правда. Нам было хорошо в постели, и мы прекрасно друг другу подходили. И оба хотели детей. Конечно, не семерых, но отец мечтал о наследнике, а у меня рождались одни девочки. После твоего появления на свет мы попробовали зачать еще одного мальчика и получили Франческу. Тогда мы решили послать к черту папские проповеди, и твой отец стал пользоваться презервативами, пока у меня не закончился климакс. Знаешь, как тебе повезло, сын мой? Ты познал любовь. Это благословение Божье!
   – Я и не подозревал, что это так. До настоящего момента, – признался Райан. – Хочешь есть? Я прекрасно жарю яичницу. Учился у мастера своего дела.
   – Где Эшли? – улыбнулась Лина.
   – Пусть еще немного поспит. Итак, яичницу?
   – Да, пожалуйста, – рассмеялась она, но, тут же став серьезной, спросила: – Скажи, Райан, она любит тебя? И вы подарите мне внуков?
   – Любит, – кивнул он, – и обещает, что, как только откроет магазины и наладит работу, выбросит свои противозачаточные таблетки. Но разве у тебя не достаточно внуков, ма?
   – У меня много внуков. Но ни один не носит фамилию Малкахи.
   – Не волнуйся. Эшли хочет детей, – заверил Райан.
   – А Бернсы? Они не работают по воскресеньям?
   – Воскресенье и среда у них выходные, – пояснил он и принялся разбивать яйца в большую миску. – Эй, как давно мы не завтракали вместе?
   – Дай мне бекон, – велела она, – я его поджарю.
   Мать и сын в четыре руки приготовили завтрак; яичница и поджаренный хрустящий бекон. Миссис Би оставила в кладовой с вечера крошечные булочки с клюквой и яблоками.
   Наконец Лина наполнила тарелку и протянула Райану:
   – Отнеси Эшли завтрак, а потом поедим сами. Ты, очевидно, вконец ее вымотал.
   – Ничего, она умеет держаться на равных, – ухмыльнулся Райан.
   – Слишком много информации, – строго отрезала Лина.
   – И это после того, что ты мне тут рассказала? – смеясь, спросил он.
   – Я не открыла тебе ничего нового, Райан. Если бы мы с отцом не любили секс, тебя и твоих сестер не было бы на свете. Не аист же тебя принес, в конце концов?!
   Он взял тарелку и чашку кофе, разбавленного сливками.
   – Я скоро вернусь, ма.
   – Если не вернешься к завтраку, я сразу пойму, чем ты занимаешься, – шутливо пригрозила Лина.
   Райан, смеясь, поспешил наверх. Ничего не скажешь, его мать и жена – необыкновенные женщины. Он рад, что они подружились!


   Они были счастливы вместе. Райан установил систему камер, позволявшую видеть офис и мастерские на экране домашнего компьютера. Он решил ездить в офис только раз в месяц. Конечно, с ним всегда было можно связаться в случае крайней необходимости. И, разумеется, он неизменно был готов встретиться с клиентом. Райан нанял Билла, того, кто привозил его сестер в Эгрет-Пойнт в середине октября, и заменил свой спортивный автомобиль на «таун-кар», предварительно снабдив его всеми необходимыми приборами. Биллу, как холостяку, предложили пустующую квартиру над гаражом, где раньше жил водитель, когда в доме был полный штат слуг. Там даже имелась отдельная маленькая кухонька, но Билл при желании мог обедать с Бернсами, что он и предпочитал делать. В субботу и воскресенье он был совершенно свободен, поскольку Райан никуда не выезжал.
   Эшли привезла новых служащих в Эгрет-Пойнт и с помощью Нины обучала их, готовя к открытию новые магазины. Тридцатого октября миссис Бэбкок, Сюзетт и новые продавщицы покинули Эгрет-Пойнт. Первого ноября магазины должны заработать. Эшли была счастлива, видя, что все идет как по маслу. Новый каталог, выпущенный в августе и разосланный в конце сентября, имел большой успех: заказы сыпались дождем.
   Теперь они с Райаном ужинали в комнате для отдыха. Веранду закрыли на зиму, а столовая была слишком большой для двоих. Бернс поставил стол в эркере, где за ужином супруги могли наблюдать, как над заливом поднимается луна.
   – На следующей неделе мне нужно лететь в Венецию, – сообщил как-то вечером Райан.
   – Надолго? – расстроилась Эшли.
   – Всего на несколько дней. Мой старый друг, графиня ди Висконсини, нашла в маленьком городке на австрийской границе великолепный гардероб семнадцатого века. Оказалось, что он принадлежал дожу, ее предку. Она заплатила за доставку гардероба на свою венецианскую виллу, но просит отреставрировать его, а если нужно, то и починить. Я никому не могу доверить упаковку этого сокровища; слишком оно дорогое, чтобы оставить его в неумелых руках. Поэтому я лечу в Венецию, чтобы лично за всем присмотреть.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное