Бертрис Смолл.

Внезапные наслаждения

(страница 10 из 21)

скачать книгу бесплатно

   Эшли открыла пакет и заглянула внутрь. Она сразу же узнала выбранную Ниной рубашку. Совсем простая: сиреневый шелк с тоненькими бретельками, льнущий к хозяйке, как вторая кожа. Такая покажет все преимущества фигуры, даже те, которых нет.
   – У тебя порочный ум, Нина, – заявила она, закрывая пакет.
   – На тебе она будет сидеть идеально, – отрезала Нина. – Да, и завтра ни в коем случае не приходи в магазин. Позволь напомнить, что конец августа – это мертвый сезон. Я вполне могу обслужить двух-трех случайных покупателей и поговорить с зеваками, но особенных дел здесь нет. Я проведу день, обновляя ассортимент в компьютере, закроюсь в три и прибуду на свадьбу при полном параде.
   – Но если я не приду в магазин, что мне делать до половины пятого? – взмолилась Эшли.
   – Если я тебя знаю, а я тебя знаю, ты трижды проверишь, готово ли все к церемонии. Станешь метаться по комнатам. А потом вздремнешь, перед тем как принять душ и переодеться. Райан уже вернулся?
   Эшли глянула на часы.
   – Его самолет вот-вот приземлится в Кеннеди. Дай-ка, я проверю.
   Она подошла к компьютеру и отыскала расписание рейсов «Бритиш эйруэйз».
   – Да, уже приземлился. Пять минут назад.
   – Тогда иди домой. Он наверняка позвонит, и, поверь мне, любой мужчина в его положении нуждается в одобрении и ласковых словах. Не только невесты нервничают перед свадьбой!
   Эшли села в свой «солстис» и поехала домой. Но не успела она переступить порог, как сотовый взорвался звоном. Она откинула флип.
   – Эшли у телефона.
   – Я дома, – объявил Райан, – вернее, в такси по пути в город. Когда мне завтра выходить из дома?
   – Хочешь приехать вместе с матерью и Фрэнки? Лимузин заберет их в два. Сегодня Анджелина ночует у Фрэнки.
   – Да, это мысль! Пусть за мной заедут в последнюю очередь, хорошо? Я захвачу костюм и переоденусь у тебя, если не возражаешь.
   – Только побрейся, – предупредила Эшли. – Если на шоссе будут пробки, до церемонии у тебя останется полчаса или того меньше.
   – Договорились. Нервничаешь?
   – Немного, – вздохнула она. – А ты?
   – Тоже. Видишь ли, я никогда не думал, что это случится, и, возможно, не случилось бы, если бы не чертово завещание моего папаши. Наверное, я по натуре закоренелый холостяк.
   – Но разве ты не мечтал о детях? – удивилась Эшли.
   – Разумеется, мечтал.
   – В таком случае ты не можешь быть закоренелым холостяком, Райан. А если хочешь, чтобы Анджелина приняла твоих детей, придется жениться. Лина очень консервативна и придерживается традиций.
   – Как тебе удалось уговорить ее приехать на свадьбу, если она знает, что это чисто деловое соглашение? – допытывался он.
   – Пообещала, что, если вдруг брак по расчету окажется не совсем таковым, мы позовем священника и обвенчаемся.
Разве Фрэнки тебе не говорила?
   Она услышала, как Райан громко сглотнул.
   – Нет. Фрэнки сказала, что ты сумела уговорить и утешить маму, после того как сказала ей правду. Что маме ты действительно нравишься, и она позволила себя убедить.
   – Я всего лишь успокоила ее совесть, – рассмеялась Эшли. – Она хорошая женщина, и мне совсем не нравится ее расстраивать.
   – А может, в конце концов, все и уладится, – мягко предположил он. – Может, через два года мы позовем священника.
   – На свете все бывает, – согласилась Эшли. Сердце ее забилось сильнее. Неужели она нравится ему настолько, что он подумывает о настоящем браке? – Попытайся отдохнуть, – посоветовала она. – День будет нелегким.
   – Я надеюсь на грандиозную ночь, – объявил он.
   – Ты сейчас вскидываешь брови, верно? – неожиданно спросила Эшли.
   – Откуда ты знаешь? – хмыкнул он.
   – Ты всегда вскидываешь брови, когда говоришь непристойности, – пояснила она. – И это ужасно смешно, потому что ты становишься похожим на озорного мальчугана.
   – До завтра, Эш. Постарайся увидеть меня во сне, ладно?
   Увидеть его во сне?
   Эшли едва не выпалила, что благородный трибун, ее муж в «Ченнеле», как две капли воды похож на Райана. Ей вдруг захотелось включить «Ченнел» сегодня же вечером. Но если она, прожив ночь в мире грез, утром будет выглядеть усталой, то не сможет по достоинству насладиться реальностью. Он хотел спать с ней. Нет. Хотел поиметь ее. И она позволит ему. И сама будет наслаждаться каждой минутой. Они по закону муж и жена, так почему бы нет, если он этого хочет? Их соглашение давало право выбора. И невозможно отрицать существование сильнейшего сексуального притяжения между ними. Может, после того как они проведут несколько ночей вместе, прелесть новизны померкнет.
   Но в глубине души Эшли знала, что этому не бывать. Он пристрастится к сексу с ней, а она позволит ему все… все на свете.
   Ночью погода переменилась, выгнав жару в море и принеся дождь, который прекратился к десяти утра. Оказалось, что день выдался великолепным! Черт, да почему бы нет! Она, в конце концов, Кимбро. И это день ее свадьбы. На этот раз все будет хорошо. Никаких сюрпризов. Никакого позора. Все будет хорошо!
   Бернс принес ей кофе. Эшли наскоро съела яичницу, прежде чем поспешить в сад и убедиться, что все готово.
   Старый Тони, ее садовник, и молодой Тони, его внук и временный помощник, провели лето, всячески ухаживая за поднимающимися по деревянной решетке розами сорта «стерлинг силвер». Усилия их не пропали даром: решетка была буквально увита полураспустившимися бутонами и розами в полном цвету. Эффект был поразительно живописным. Перед решеткой стояли десять стульев в белых полотняных чехлах. По обеим сторонам решетки возвышались садовые вазы с лавандой и белыми цветами. Фиолетовый был любимым цветом Эшли.
   – Надеюсь, цветы продержатся до половины пятого? – спросила Эшли садовника.
   Тот кивнул:
   – В это время года солнце здесь бывает после половины четвертого, миссус. Все будет лучше не надо.
   – Спасибо, – кивнула Эшли. – Только держите собак подальше от этого места.
   – Обязательно, миссус, – заверил Тони. Вернувшись в дом, Эшли направилась в столовую.
   Стол уже был накрыт белой камчатной скатертью, вышитой по краям цветочным узором.
   – Откуда это? – удивилась Эшли.
   – Она хранилась в бельевом шкафу со дня свадьбы ваших родителей, – пояснил Бернс. – С тех пор мы ее ни разу не стелили. Пришлось выстирать и выгладить ее, чтобы избавиться от складок по сгибам. Я и забыл о ней, но вы знаете, как сентиментальна миссис Би. Она посчитала, что сегодня эта скатерть должна быть на столе.
   – Цветочная аранжировка просто восхитительна, – отметила Эшли, с восторгом разглядывая большую хрустальную чашу с пурпурными, фиолетовыми, розовыми и белыми георгинами вперемежку с зеленью.
   – Сам делал, – похвастался Бернс. – Сегодня мы поставим на стол «Ройял вустер» и «Уотерфорд». [7 - Знаменитые марки английского фарфора и хрусталя.] Но, может, вы хотите другую марку? «Горем Ферфакс» или «Рид и Бартон»?
   – Лучше «Ферфакс». Он нравится мне больше, чем «Ройял вустер», – подумав, велела Эшли, после чего покинула столовую. Делать было абсолютно нечего. В саду и доме все в порядке. А если она посмеет заглянуть на кухню, смертельно обидит миссис Би.
   Она отменила субботний сеанс массажа, но на двенадцать записалась в «Прайм катс» на маникюр и педикюр.
   Большие напольные часы в холле пробили один раз. Эшли рассеянно взглянула на циферблат, увидела, что уже одиннадцать сорок пять, и бросилась к машине.
   В салоне ее окружили знакомые. Здесь были Тиффани, Карла Джонсон и Нора Бакли. Они заговорщически улыбались. Эмили Шански, теперь Эмили Девлин, в конце июня родила своего первенца. Сейчас она делала педикюр, пока младенец мирно спал рядом в корзинке.
   – Выглядите просто супер для недавней роженицы, – заметила Эшли.
   – Вы так думаете? – усмехнулась Эмили. – Я все еще чувствую себя коровой, которая вот-вот отелится. Эшли, когда вы выйдете замуж, а вы обязательно выйдете замуж, несмотря на все предыдущие неудачи, постарайтесь воспользоваться каждым романтическим моментом, пока еще есть время. Поверьте знатоку: написать роман куда легче, чем ходить с огромным животом.
   – Уж это точно, – рассмеялась Карла Джонсон. – Эти неожиданные наслаждения могут так тебя достать!
   Остальные женщины понимающе рассмеялись. Каждая была подписчицей «Ченнела», но при этом вполне могла считать себя счастливицей, даже овдовевшая Нора.
   – Ну, я никогда не писала романов, но, думаю, когда-нибудь тоже рожу. И обязательно дам вам знать, что сложнее – ходить беременной или управляться в магазине, – улыбнулась Эшли. Интересно, почему Нора Бакли с каждым днем расцветает и молодеет? Эшли вспомнила, как всего несколько лет назад Нора не смела зайти в ее магазин. Только часами простаивала у витрины, грустная и поникшая. Но теперь она стала одной из лучших покупательниц Эшли, и чем более откровенным был комплект, тем больше он нравился Норе, хотя никто не знал, для кого она покупает эти кружевные безделушки. Однако Нора была очень скрытной женщиной, и никто ничего не знал о ее личной жизни, если не считать того времени, когда ее муж был арестован и той же ночью умер в камере.
   Маникюрша освободилась, да и педикюрша, закончив трудиться над ногами Эмили Девлин, перешла к Эшли. К половине второго она уже ехала домой, мечтая о ванне. И с каждой секундой все больше дергалась. Может, ванна успокоит разгулявшиеся нервы?
   Она налила в воду масло с запахом лилий и уже хотела лечь в воду, но тут зазвонил сотовый.
   – Эшли на проводе.
   – Мы уже в пути, – сообщил Райан и, понизив голос, спросил: – Что ты сейчас делаешь, Эш?
   – Ложусь в ванну.
   – В следующий раз я буду с тобой, – пообещал он. – До встречи.
   Эшли закрыла глаза и представила, как это будет. Да, ванна легко вместит их обоих.
   Ее рука скользнула между бедер и стала играть с клитором. О да, ей просто необходим мужчина. И как можно скорее. Но Райан тоже хочет ее. Сегодняшняя ночь будет поистине взрывной.
   Эшли вышла из ванны и встала под душ, чтобы смыть пену, после чего вытерлась и немного вздремнула. Будильник был поставлен на три сорок пять, и при первом же звонке она проснулась, чувствуя себя отдохнувшей и освеженной. Но все же несколько минут полежала неподвижно. Пора одеваться. Жених со своими родственниками скоро прибудут. Придут и немногие гости. Правда, учитывая обстоятельства, она не должна спускаться вниз и приветствовать их. Кроме того, все друг с другом знакомы.
   Эшли надела лифчик и трусики из кремового шелка и кружев, в отличие от повседневных, шелковых. Что ж, такие события происходят не каждый день.
   Ноги были загорелыми, чисто выбритыми. Поэтому Эшли не потрудилась надеть чулки. Только легкие босоножки из кремовой кожи. Наложила повседневный макияж: легкие зеленые тени для глаз, чуточку румян, розовая помада. И только потом наступила очередь платья, застегивавшегося на спине двумя перламутровыми пуговками, до которых она смогла дотянуться сама. Платье действительно сидело прекрасно.
   Глядя в зеркало, она взбила короткие волосы и вдела в уши старинные жемчужные серьги матери.
   В дверь постучали.
   – Войдите! – откликнулась Эшли.
   В комнате появился Бернс в темном костюме, белой рубашке и шелковой «бабочке» в белый и синий горошек.
   – Думаю, все готово, мисс Эшли, – с улыбкой объявил он, протягивая ей небольшой букет. – Кстати, моя жена просила вас надеть кольцо с сапфиром. Вам нужно что-то синее. Мать мистера Райана прислала вам кое-что старинное. Сунув руку в карман, он извлек маленький золотой крестик на тонкой цепочке. – Мисс Малкахи надеется, что вы будете его носить. Пообещала позже рассказать историю этого крестика. Разрешите надеть его вам на шею?
   – Пожалуйста, – кивнула Эшли. Маленький крестик улегся на груди как раз над вырезом платья. – Полагаю, теперь можно идти, – сказала она Бернсу.
   Он проводил ее вниз, а оттуда – в сад. Тони оказался прав: заходящее солнце ярко освещало решетку с розами. Зазвучал свадебный марш, и Эшли медленно проследовала по короткому проходу вслед за миссис Бернс, одетой в прелестное шелковое платье с сиреневым цветочным рисунком. В руке она несла маленький букет фиолетовых, сиреневых и белых георгин. Букет Эшли был собран из маленьких сиреневых роз, белых фрезий и плюща.
   Она гадала, откуда доносится музыка. Но мелодия смолкла как по волшебству, стоило им оказаться у решетки, где уже ждал Райан вместе с Реем Пьетро д'Анджело и судьей Палмером. На вопрос, кто отдает невесту, Бернс гордо ответил: «Я».
   Наконец-то. Она выходит замуж! Действительно выходит замуж! И сейчас станет женой красивого, сексуального мужчины, которого едва знает. Но, как ни странно, это ее не тревожило. Судьба иногда переворачивает твою жизнь, и если они возненавидят друг друга, так тому и быть. Их союз будет коротким.
   Но тут она подумала, что эти мысли совсем не годятся для невесты. Может, все у них сладится. Может, между ними возникнет нечто большее, чем просто секс. Возможно. Вероятно.
   Эшли слушала краем уха слова судьи и только по счастливой случайности ухитрилась вовремя ответить «да» в нужном месте. Эшли с Райаном не ездили в город за разрешением на брак. Судья Палмер сам выписал разрешение, чтобы сохранить в тайне предстоящую свадьбу. Эшли не хотела, чтобы кто-то знал о том, что она выходит замуж. А если бы она и Райан отправились за разрешением, «Эгрет-Пойнт газетт» уже в четверг поместила бы сенсационную новость на первой странице.
   Когда судья объявил их мужем и женой по закону штата, Эшли поняла, что больше она не вечная невеста. Отныне она замужняя женщина.
   – Можете поцеловать невесту, мистер Малкахи, – с улыбкой объявил судья.
   И Райан поцеловал ее. О да, поцеловал. Долгим, требовательным, страстным поцелуем, от которого она залилась румянцем. А когда он отпустил ее и заглянул в глаза, ноги Эшли подкосились. Она схватилась за него, а он улыбнулся.
   – Вот это да! – прошептала Эшли.
   – Как скоро мы сможем избавиться от гостей? – тихо спросил он.
   – Леди и джентльмены! – воскликнул судья. – Представляю вам мистера и миссис Райан Финбар Малкахи.
   Среди гостей раздались смех и аплодисменты. Все бросились к новобрачным с поздравлениями. Анджелина обняла их и поцеловала. Фрэнки, Нина и Тиффани дружно рыдали. Мистер и миссис Бернс стояли с гордым видом, словно выдавали замуж собственную дочь. Эшли настояла, чтобы на сегодняшний вечер наняли официантов и Бернсы сидели за столом вместе с остальными.
   – Итак, все хорошо, что хорошо кончается, – с довольной улыбкой сказал Реймонд. – Мы с Джо просто молодцы! Как, по-вашему, Лина? Счастливы, дорогая?
   – Пока да, – ответила Анджелина, многозначительно кивнув Эшли.
   – Теперь самое время идти в дом, – предложил Бернс.
   – Да, – согласилась Эшли. – Напитки и закуски уже поданы.
   Она взяла под руку мужа и направилась к дому.
   – Ты самая красивая в мире новобрачная, – тихо сказал Райан. – Но я думал, что ты не собираешься надевать подвенечное платье.
   – Оно не подвенечное. Просто платье, – заверила Эшли.
   – Но на тебе смотрится подвенечным. Я хочу получить твое фото на память.
   – В доме должен ждать фотограф, – сообщила Эшли. – Я даю местной газете эксклюзивные снимки. В следующий четверг мы появимся на первой странице.
   – Ты наняла газетного фотографа? – удивился он.
   – Нет, просто местного, но дала ему разрешение продать снимки в газету. Он думает, что ему придется фотографировать вечеринку. Я сказала ему, что это благотворительное мероприятие. Так что его ждет сюрприз, – хмыкнула Эшли.
   Райан широко улыбнулся:
   – У тебя своеобразное чувство юмора, Эш. Но мне нравится.
   Эшли счастливо улыбнулась. Она замужем. Райан – ее муж. Он хочет заняться с ней любовью. Ему нравится ее чувство юмора.
   В глубине души загорелась крохотная искорка надежды. Возможно ли, чтобы расчет обернулся чем-то совершенно противоположным? Ей никогда не везло с мужчинами. До этого момента…
   Они вошли в дом и сразу направились в просторную гостиную, где немедленно появились официанты с подносами, на которых красовались канапе и бокалы вина. Большинство гостей бывали в доме раньше. Эшли увидела, как Фрэнки потихоньку увела Роуз, Тиффани, Карлу Джонсон и Нину. Очевидно, решила показать им переделанные хозяйские комнаты.
   – Надеюсь, ты простишь ее, дорогая, – тихо сказала Анджелина. – Она очень гордится своей работой.
   – Фрэнки мне нравится. Надеюсь, мы станем подругами. И я подумываю устроить в октябре званый вечер для всей вашей семьи. Вы расскажете старшим дочерям, что мы поженились? Извещения о свадьбе разошлют в понедельник, но, по-моему, их нужно известить лично.
   – А я считаю, это прямая обязанность твоего мужа, – возразила Лина, лукаво блеснув теплыми карими глазами. – Не могли бы вы заказать групповой телефонный вызов для всех сразу? Это позволит вам получить представление о том, каким страстным характером обладают мои дочери. Возможно, это самое точное описание. Они не так уж плохи, как пытаются изобразить Райан и Фрэнки. Просто уже немолоды и устали от повседневной жизни. Некоторые люди в таких обстоятельствах могут найти себе занятие. Мои же дочери развлекаются, причиняя неприятности окружающим. Не могу понять, откуда в них такая уверенность в собственной правоте. Не так я их воспитывала.
   – Пожалуй, будет забавно позвонить всем одновременно. Но хватит ли у Райана на это храбрости, выдержать их натиск?
   – Натиск? Чей натиск? – осведомился Райан, подходя к ним и целуя Эшли в щеку.
   – Нам придется позвонить твоим сестрам сегодня вечером или завтра и рассказать о свадьбе. Объявления будут разосланы в понедельник. Нехорошо, если они узнают об этом именно так. Уж очень это холодно и равнодушно. Достаточно плохо уже то, что мы не пригласили их на свадьбу.
   – Не хотел скандалов и ссор. Эти гарпии наверняка не удержались бы, – пояснил он. – Но ты права. Им нужно позвонить, и сегодня же.
   Когда все вновь собрались в гостиной, Бернс, наблюдавший за гостями, сделал знак главному официанту. Тот объявил, что ужин подан. Все потянулись в большую столовую, охая и ахая над сервировкой стола. Как только гости расселись, подали прозрачный овощной бульон и наполнили бокалы. За бульоном последовала политая малиновым уксусом смесь разных сортов салата: бостонский, красный и зеленый, эндивии, горчичный, айсберг – вместе с горьковатыми цветами настурции. Основным блюдом была баранья нога, запеченная с чесноком и розмарином, с гарниром из только что сорванных зеленых бобов, ломтиков желтой летней тыквы и маленьких белых картофелин, зажаренных вместе с мясом. Бокалы были снова наполнены.
   После ужина гости снова вернулись в гостиную, где уже красовался свадебный торт.
   – Первый, кто запоет «Невеста разрезает торт», узнает, что почем, – мрачно предупредила Эшли. – Это так вульгарно!
   – Но я хотел бы снять новобрачных, разрезающих торт, – оживился фотограф. Узнав, что благотворительный вечер на самом деле обернулся свадьбой, он едва не лишился чувств, а когда Эшли великодушно разрешила ему продать три снимка в местную газету, потерял дар речи. Он уже снял жениха и невесту вместе с судьей Палмером, мистером и миссис Бернс, с Анджелиной и Фрэнки, с их друзьями. Сфотографировал Эшли, скромно сидящую со свадебным букетом на коленях, и еще раз, с Райаном, стоящим за спинкой стула. Его рука лежит на ее плече, ее ладонь – на его руке. В какой-то момент она повернулась к мужу и улыбнулась. Фотограф запечатлел и это. Теперь он делал снимки супружеской пары, разрезающей свадебный торт. Эшли дала мужу откусить кусочек торта. Фотограф нажал на кнопку. Зажужжала вспышка. Райан, в свою очередь, поднес кусочек торта к губам Эшли, и кусочек глазури остался у нее на носу. Она рассмеялась. Фотограф не упустил момента.
   К торту подавались миниатюрные горки лимонного шербета.
   Наступил вечер. Праздник подходил к концу. Для Рея, Розы, Анджелины и Фрэнки был подан лимузин, которому предстояло отвезти их в Нью-Йорк. Местные гости разъезжались в собственных машинах. Верхний слой свадебного торта был завернут, помещен в коробку и положен в морозилку – дожидаться празднования первой годовщины. Официанты хлопотливо убирали со столов. Бернс и его миссус исчезли, вероятно, отправились к себе.
   Эшли повернулась к мужу:
   – Полагаю, сейчас нужно позвонить твоим сестрам.
   – Да, – кивнул Райан. – Сначала дело, потом удовольствие. – Он притянул ее к себе и нежно поцеловал в губы. – Мне нравится, как вы целуетесь, миссис Малкахи.
   – Аналогично, – пробормотала она, краснея.
   Они отправились в библиотеку, где к телефону подключались две пары наушников. Райан нажал нужные кнопки, чтобы сделать групповой вызов, и набрал номер.
   – Брайд, это Райан. Я запрограммировал групповой вызов, чтобы все вы услышали мои новости, так что подожди немного, – попросил он и, не дожидаясь вопросов, набрал второй номер и повторил то же самое Бетте.
   – Откуда ты знаешь, что все они дома? – удивилась Эшли.
   – Сейчас вечер субботы, – ухмыльнулся он, прежде чем поговорить с Кэтлин, Магдален и Дейдре.
   – Итак, девочки, все собрались?
   – Кто-то умер? – выпалила встревоженная Брайд.
   – С мамой все в порядке? – вторила Магдален.
   – Никто не умер. Никто не ранен. Ни у кого не найдено неизлечимой болезни. Так что успокойтесь.
   – Почему же в таком случае тебе понадобилось говорить со всеми одновременно? – допытывалась Брайд. – Ты прекрасно знаешь: у нас полно своих дел, и некогда слушать твои глупости.
   Эшли вскинула брови. Ничего не скажешь, любящие сестры!
   – Я хочу сделать важное объявление, девочки, – продолжал Райан.
   – Ты пьян, – решила Бетта.
   – Возможно, немного, потому что день был волнующим. Сегодня я женился, сестрицы. Ма и Фрэнки были на свадьбе. Поскольку извещения рассылаются только в понедельник, я посчитал, что старшие сестры захотят все узнать заранее.
   Последовало долгое, напряженное молчание. Наконец Брайд спросила:
   – Кто эта особа, на которой ты женился? Какая-нибудь пронырливая золотоискательница, которая решила, что, выйдя за тебя замуж, сорвет джекпот?
   – Собственно говоря, она богаче меня. И это старые деньги, девочки. Не новые, в отличие от наших. Старые деньги. Прекрасный дом, битком набитый антиквариатом. Слуги. Благородное воспитание и происхождение. Ее предки помогали основать город.
   – Как ее зовут? – вскинулась Кэтлин. – Откуда взялась такая богачка?
   – Ее имя Эшли Корделия Кимбро, и она настоящая красавица, с волосами цвета красного дерева и зелеными глазами, в которых я тону, стоит мне только в них заглянуть.
   – О Боже, – простонала Бетта. Судя по интонации, ее брат влюблен.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное