Бертрис Смолл.

Новая любовь Розамунды

(страница 9 из 45)

скачать книгу бесплатно

– Даже страшно подумать, что может прийти в голову Логану, если он обнаружит меня среди женщин, готовящих его невесту к первой брачной ночи! Я уже преподнесла девице в качестве свадебного подарка свое жемчужное ожерелье, и это должно его уколоть!

– Расплата за недоразумение в день твоей свадьбы, дорогая? – заметил лорд Кембридж, неслышно подошедший сзади. – А ты неплохо научилась давать сдачи, моя куколка! Я горжусь тобою!

– Я ничего не имею против невесты, Том! – посчитала нужным объяснить Розамунда. – На самом деле я считаю, что она подходит Логану как нельзя лучше. Она будет с радостью исполнять все его прихоти, без возражений рожать ему детей и содержать дом в идеальном порядке. И за все это едва ли дождется благодарности, поскольку Логан считает это само собой разумеющимся. Если мой подарок ей понравится, я буду только рада! А если он будет колоть Логану глаза всякий раз, как Джинни будет надевать ожерелье, – я буду рада еще больше!

– Кто поверит, что когда-то эта женщина была робкой и смиренной, как агнец Божий? – с улыбкой проговорил Том, обращая свой вопрос к графу Гленкирку.

– Я лично предпочитаю женщин с перчинкой в характере! – ответил Патрик и любовно посмотрел на Розамунду.

– Тогда вы не ошиблись. Моя кузина из их числа! – расхохотался лорд Кембридж.

– Я сказала королеве, что вынуждена вернуться во Фрайарсгейт из-за болезни Филиппы, – вполголоса сообщила Розамунда сэру Томасу.

– Ах, значит, наше время при этом восхитительном дворе закончилось, – с сожалением заметил он. – Оно пролетело слишком быстро, моя шалунья. Но однажды мы непременно должны сюда вернуться. Обещай мне это. Если уж я обречен всю зиму присматривать за твоими девочками, мне полагается награда.

– И ты ее получишь, Том, – пообещала Розамунда. – Если бы не девочки, я непременно оставила бы тебя здесь предаваться самым разнообразным порокам.

– Для скромного джентльмена здесь множество соблазнов, – со вздохом признался Том. – Конечно, если он действительно умеет быть скромным и не выдает чужих секретов. Кое-кто из придворных еще помнит времена прежнего короля и его фавориток. Должен сказать, Стюарты – весьма любопытное семейство! – многозначительно ухмыльнулся Том Болтон.

– А вы действительно большой скромник, Том! – расхохотался Гленкирк. – Я не слышал ни слова о ваших похождениях. Напротив, многие дамы выразили свое сожаление по поводу того, что джентльмен с такими галантными манерами до сих пор не обзавелся женой.

– На самом деле эти лукавые создания имели в виду не мою галантность, – засмеялся Том, – а мой тугой кошелек, Патрик! Но я предпочитаю независимое существование, мои дорогие, а моими наследницами являются дочери Розамунды. Она моя самая близкая родственница. Мы с ней как родные брат и сестра.

– И я никогда не имела друга лучше, чем ты, Том! – с чувством заметила Розамунда. – Мы с Патриком сейчас уходим, а ты можешь продолжать развлекаться до тех пор, пока не придет пора уезжать.

Это случится уже на днях. – Розамунда послала кузену воздушный поцелуй и вместе с лордом Лесли покинула тронный зал.

В тесной спальне, ставшей их убежищем в эти дни, Розамунда и ее любовник не спеша разделись и приготовились лечь в постель. Он продолжал давать ей уроки терпения, хотя для нее это было не так-то просто. Снова и снова она спрашивала себя, как могло случиться, что она полюбила так глубоко, так беззаветно этого мужчину, о существовании которого не подозревала еще месяц назад. Сегодня она не могла найти ответ на этот вопрос, точно так же как и вчера, и вряд ли сумеет найти его в будущем. Она знала лишь одно: ей необходимо быть с Патриком, в его объятиях, в его постели.

– Что подумает о нас твой сын? – спросила Розамунда, распуская шелковые ленты, стягивавшие ворот ее нижней сорочки.

– Он подумает, что мне посчастливилось снова найти любовь, – ответил граф Гленкирк. – Хотя моя невестка, несомненно, сочтет меня ненормальным. Она воскликнет что-то вроде: «Как, милорд, в вашем-то возрасте!» – и надменно подожмет тонкие губки. У Анны слишком холодное сердце. Жаль, что Адам не догадывался об этом до того, как оказался с ней в постели. Впрочем, он доволен своей женой. Похоже, ему удалось найти к ней подход, несмотря на ее склочный характер.

Патрик снял с Розамунды нижнюю сорочку и вскользь коснулся поцелуем ее обнаженных плеч.

– Интересно, мы с ним когда-нибудь встретимся? – спросила Розамунда и стала расстегивать на Патрике рубашку. – Он больше похож на тебя? Или на мать?

– Он тоже высок ростом и, по мнению окружающих, унаследовал мои черты, но глаза у него от матери. Ни у одной женщины я не видел таких дивных синих глаз, как у моей Агнес, и Адам унаследовал это чудо. По-моему, именно глаза привлекли к нему внимание его жены. – Патрик привлек Розамунду к себе. – Мне нравится чувствовать, как твои соски трутся о мою грудь, – прошептал он волнующим голосом.

Розамунде достаточно было ощутить рядом с собою его сильное горячее тело, чтобы в глазах у нее потемнело от наслаждения.

– Ты совсем не похож ни на Оуэна, ни на Хью.

– Я рад, – ответил Патрик, целуя Розамунду в губы.

Она чувствовала, как упирается ей в живот затвердевшее мужское копье.

– Ты когда-нибудь снимешь с себя эти проклятые штаны? – капризно проговорила Розамунда и в нетерпении провела рукой по напряженной плоти.

– Ай-ай-ай, девушка! Какая вы несдержанная! – лукаво пожурил ее Патрик.

– Я ужасно несдержанная, когда имею дело с тобой, Патрик Лесли! Скажу тебе больше: я вообще превращаюсь в бесстыжую развратницу!

– Придется мне дать тебе урок послушания, Розамунда! Любовь приносит гораздо больше наслаждения, если ты занимаешься ею не спеша. Ты собралась наброситься на меня как голодный зверь, но я этого не допущу. – Патрик выпустил Розамунду из объятий, чтобы раздеться, затем снова привлек ее к себе, повернув спиной, чтобы удобнее было держать в ладонях ее пышные груди. Он нежно ласкал их, осторожно поводя своей возбужденной плотью по ее ягодицам.

Розамунда вздохнула и расслабилась, отдаваясь его сильным рукам. Патрик оказался прав. Неторопливые ласки гораздо лучше поспешного совокупления. Дразнящие, нежные прикосновения возбуждали Розамунду все сильнее.

– Ох, Патрик, – со вздохом наслаждения произнесла она, – это так прекрасно!

– Мы только начали нашу игру, любовь моя! – тихим, с хрипотцой голосом отвечал граф. Он повернул Розамунду к себе лицом и раздвинул языком ее губы.

Розамунда издала тихий стон страсти. Тогда Патрик поднял ее на руки, уложил на кровать и лег рядом. Ее тело оживало под ласками его больших рук. Он перевернул Розамунду на живот и стал гладить ей спину и плечи, постепенно опускаясь все ниже, пока не достиг ее тугих ягодиц.

– Конечно, это гораздо лучше делать с лосьоном или хотя бы с маслом, – пояснил Патрик. – В Сан-Лоренцо умеют ухаживать за телом, Розамунда, и я непременно познакомлю тебя с мастерами этого дела. Вот увидишь, тебе это понравится, любовь моя.

Затем он прошептал ей на ушко короткий приказ, и она приподняла ягодицы, позволяя овладеть собою. Он вошел в нее медленно и осторожно, постепенно проникая внутрь все глубже. Розамунда застонала от наслаждения.

– Вот так-то, моя шалунья! – прошептал Патрик. – Получи от меня все, что я могу предложить! Я уже не помню, когда хотел женщину с такой страстью, с какой хочу тебя. И даже овладев тобою, я не могу насытиться! – Он настолько ускорил свои рывки, что Розамунда не смогла сдержать восторженный крик.

– Ох, Патрик, ради Бога! Не останавливайся! Я не вынесу, если ты остановишься!

– Это еще не все, любимая! – Патрик сделал еще несколько сильных толчков, и обильная струя семени излилась в женское лоно. Розамунда зарыдала от восторга.

– Я даже представить себе не могу, что когда-то нам придется расстаться, – сказала она, обратив к Патрику свое мокрое от слез лицо.

– Не расстраивайся прежде времени, любовь моя! – ласково прошептал он. – У нас еще много всего впереди, это я тебе обещаю! – И покрыл поцелуями лицо Розамунды. Она глубоко вздохнула, чувствуя себя совершенно счастливой. За окном ревела и ярилась вьюга, но утомленным любовью мужчине и женщине в комнате не было дела до остального мира.

На следующий день снегопад наконец-то прекратился, небо расчистилось. Наступила ясная, холодная ночь. Решено было покинуть Стерлинг утром. К удивлению Розамунды, вместе с ними собрались в путь лорд Клевенз-Карн и его молодая жена.

– Но ведь тогда он узнает, что я не поехала домой, во Фрайарсгейт! – встревожилась Розамунда.

– Я уже посоветовался с королем, и он считает, что здесь ничего не поделаешь. Королева лично настояла на том, чтобы вы ехали вместе, потому что беспокоится о твоей безопасности. Если король станет возражать, ему придется рассказать о своих планах. Он никогда не решится на это, ведь тогда Англия моментально узнает о планах Шотландии, – попытался объяснить ситуацию граф Гленкирк. – Мне ничего не остается, как уповать на патриотизм Логана Хепберна, когда мы окажемся у поворота на Лейт. Не сомневаюсь, что он сумеет убедить свою жену сохранить нашу тайну.

– А я постараюсь расположить ее к себе, развлекая во время пути, – с готовностью подхватил Том. – Ей наверняка будет не по себе, ведь она едет в свой новый дом, а с моей помощью она хотя бы на время позабудет о страхах. Более того: я намерен сохранить добрососедские отношения между Фрайарсгейтом и Логаном Хепберном, несмотря на твое плохое поведение, кузина. – Том лукаво улыбнулся и подмигнул Розамунде.

– Вы просто незаменимый союзник, Том, и я вам очень за это признателен! – смеясь, проговорил граф Гленкирк.

– Не надейтесь откупиться от меня этой лестью, мой дорогой лорд, – заметил Том. – Я все еще вне себя от обиды за то, что вынужден вернуться в занесенный снегами Фрайарсгейт, тогда как вы тайком увозите мою кузину и самого близкого друга на благословенные берега Сан-Лоренцо! И однажды я надеюсь получить награду за свое содействие вашим планам!

– Вы получите все, что пожелаете! – пообещал граф Гленкирк. – Конечно, в разумных пределах!

– Разумные пределы – понятие растяжимое! – хитро ухмыльнулся Том. – Но если вы хотите отблагодарить меня, то привезите сладкого вина со средиземноморских виноградников, да вдобавок вашего виски!

– А на закуску несколько кувшинов оливок, выдержанных в течение года в каменных кувшинах в масле с лимонным соком! Оливки из Сан-Лоренцо по праву считаются редким лакомством! – пообещал граф Гленкирк. – А вот если бы вы попробовали их виноград! В жизни не ел ничего слаще!

– Все, ни слова больше, приятель, потому что я уже успел пожалеть о своем решении остаться во Фрайарсгейте!

– Ох, Том, но ты должен остаться! Мои девочки будут подвергаться опасности, если рядом не будет тебя! – не на шутку встревожилась Розамунда.

– Милая кузина, я уже дал тебе слово и возвращаюсь во Фрайарсгейт, чтобы присмотреть за тремя ангелочками, которых ты произвела на свет. Но это не избавит меня от сожалений о том, что я не могу отправиться с тобой, – сказал Том.

– Ты мог бы привить им хорошие манеры! – проворковала Розамунда, ласково погладив кузена по плечу.

– А вот это им как раз не помешает! – усмехнулся Том. – Особенно Филиппе, которая могла бы подумать, прежде чем отправлять естественные надобности где попало, заодно с остальными детьми. Приличная девица пользуется для этого ночным горшком!

– И ты ей непременно это объяснишь, дорогой Том, – со смехом отвечала Розамунда.

– Ах, так ты еще и смеешься над моей скромностью? – Том нарочито нахмурился. – Ну, зато не мне, а тебе предстоит полировать задницу, сутки напролет болтаясь в седле! И пока ты будешь мотаться по зимним дорогам, в дождь и в снег, я буду отдыхать во Фрайарсгейте, в тепле и уюте, а дорогая Мейбл будет выполнять все мои прихоти и угощать на славу! И что я должен сказать ей, кузина?

– Я написала для нее письмо, Том. Конечно, она все равно не успокоится и начнет приставать к тебе с расспросами, но ты можешь выложить ей все как есть, – понизив голос, отвечала Розамунда. – И она наверняка обвинит бедную Маргариту в моем плохом поведении! – заключила она с грустной улыбкой.

– Уж это точно. Мейбл никогда не поверит, что ты сама дошла до такой жизни, моя дорогая девочка! – согласился Том.

– Мне нужно пойти попрощаться с королевой.

С этими словами Розамунда вышла из тронного зала, где происходила эта беседа, оставив мужчин вдвоем.

Королева пребывала в приподнятом настроении.

– Я еще никогда не чувствовала себя лучше в подобных обстоятельствах! – сообщила она Розамунде.

– Значит, предсказанию короля суждено сбыться.

– Его предсказания всегда сбываются, – согласилась Маргарита Тюдор. – Это какая-то мистика. А ты все-таки покидаешь меня, моя старая подруга!

– Я чудесно провела время при дворе, – отвечала Розамунда, – и обещаю, что вернусь к тебе, как только смогу!

– И ты не позволишь войне нас разлучить? – спросила королева.

– Какой еще войне? – удивилась Розамунда.

– Той, которую мой брат Генрих рано или поздно наверняка навяжет моему мужу и всей Шотландии, – с грустью в голосе произнесла королева. – Хотя мой брак и должен был раз и навсегда положить конец вражде между нашими странами, однако этого не случилось. И виноват в этом только Хэл, и никто больше! Он не дает Якову и шагу ступить! Мой муж, однако, вел себя гораздо мудрее, чем брат, но Хэлу так хочется втянуть Шотландию в войну, что мы все равно окажемся по разные стороны, Розамунда!

– Если война действительно начнется, я не позволю ей разрушить нашу дружбу! Что бы ни сотворили с этим миром мужчины, мы, женщины, сумеем остаться друзьями! Я сделаю все, что в моих силах, чтобы вернуться сюда к тому времени, когда твой сын появится на свет, – пообещала Розамунда. – А если удастся, то и пораньше.

– А как же лорд Лесли? – не удержалась от вопроса королева, снедаемая любопытством.

– Он едет со мной, – ответила Розамунда. – Патрик решил, что может не спешить с возвращением в Гленкирк, потому что его сын сумеет справиться с хозяйством. И вдобавок ехать со мной во Фрайарсгейт будет гораздо приятнее, чем тащиться по горным кручам в зимнюю непогоду!

– Значит, вы не расстаетесь, – заключила королева. – Я так рада за вас! Несмотря на все свои шутки, я вижу, как ты любишь его, а он – тебя. Это так странно, но это правда. Благослови Господь вас обоих!

– Спасибо тебе, – с чувством произнесла Розамунда и обняла королеву на прощание.


День выдался ясным и очень холодным. Путь до Лейта, ближайшего шотландского порта в заливе Ферт-оф-Форт, занял полных два дня. Логан считал, что они едут в Эдинбург. Проделать этот путь можно было гораздо быстрее, всего за день, но лорд Лесли опасался за юную госпожу Хепберн.

– Она молодая и слабая на вид девушка, – говорил он. – Боюсь, что такой длинный перегон не для нее.

Решено было остановиться на ночлег в таверне неподалеку от Линлайтгоу. Это была совсем маленькая таверна, и двух женщин устроили в одной комнате с еще одной путешественницей и Энни. Мужчинам пришлось довольствоваться общим залом. Розамунда считала ситуацию весьма забавной, пока молодая жена не пустилась с нею в откровения.

– Мадам, – начала Джинни, – вы женщина с определенным опытом, и я ни в коей мере не хочу показаться непочтительной, когда признаюсь, что мне нужен женский совет.

Розамунда чертыхнулась про себя, но не подала и виду и вежливо сказала:

– Вы вполне уверены, что не пожалеете об оказанном мне доверии, госпожа Хепберн? Некоторые вещи должны оставаться тайной, хранимой между мужем и женой.

– Нет, я не думаю, что расскажу вам что-то лишнее. Я просто хочу знать: все ли мужчины с такой охотой готовы уложить женщину в постель? И как часто считается приличным для мужа быть вместе со своей женой? – С каждым словом Дженни смущалась все сильнее и к концу фразы стала уже вся пунцовая.

– Вам повезло, если муж укладывает вас в постель с такой охотой, – ответила Розамунда. – Это значит, что ему нравится ваше общество. И он имеет право требовать от вас близости столько раз, сколько пожелает, конечно, за исключением тех случаев, когда вы беременны или у вас начинаются месячные. Мужчины относятся к близости в постели по-другому, нежели женщины. Так уж сотворил их Господь.

– Да, вы правы, – задумчиво произнесла Джинни. – Спасибо. Моя матушка скончалась, когда мне исполнилось десять лет, и меня сразу отправили в монастырь. Монахини ничего не знают о таких вещах, а если бы и знали, не пожелали бы об этом говорить. Это слишком мирские дела.

– Вы с неохотой покинули монастырь, госпожа Хепберн? – спросила Розамунда.

– Нет, что вы! Но у меня нет сестер или хотя бы других знакомых женщин, с которыми я могла бы поговорить. И я оказалась совершенно не подготовлена к первой брачной ночи. Но мой муж проявил чрезвычайную чуткость и терпение, – заключила Джинни.

– Я рада, – ответила Розамунда. – Мужчины иногда не понимают, что значит быть по-настоящему невинной девушкой. И могут вести себя довольно грубо. При этом они обычно не думают, что делают нам больно. Им это просто невдомек.

– Спасибо вам, мадам! – воскликнула Джинни слегка дрогнувшим от волнения голоском. – А то я не знала, что и подумать! Вы позволите задать вам еще один вопрос?

«О Боже, спаси и помилуй!» – взмолилась про себя Розамунда, а вслух произнесла:

– Конечно!

– Прилично ли мне получать удовольствие от близости с моим мужем?

– А вы получаете удовольствие? – уточнила Розамунда, явно заинтересованная услышанным.

– Ох, и еще какое! – призналась Джинни и снова залилась краской смущения до самых корней волос.

– Это вполне прилично, – успокоила ее Розамунда. – На самом деле это очень хорошо для вас.

– Наверное, нам давно пора спать, – негромко сказала Джинни. – Ближайшие несколько дней будут нелегкими. Нам еще далеко до Клевенз-Карна?

– Если продержится ясная погода, вам придется ехать еще несколько дней после Эдинбурга, – ответила Розамунда. – Ваш замок расположен почти на самой границе, и вы живете ближе к Англии, чем другие шотландцы.

– Мне приходилось слышать, что англичане очень жестокие люди, мадам. Это правда? – Синие глаза Джинни были по-детски широко распахнуты.

– Я тоже англичанка, госпожа Хепберн. По-вашему, я жестока? – спросила в свою очередь Розамунда.

– Нет, мадам, – с поспешностью заверила Джинни.

– Ну так спите, милая, и не тревожьтесь понапрасну. Вы вышли замуж за хорошего человека, и вам понравится жизнь в Клевенз-Карне, – сказала Розамунда и закрыла глаза, давая понять, что разговор закончен.


Утром все двинулись в путь еще до рассвета и проехали несколько часов, пока не достигли большой развилки с двумя дорожными указателями. На одном было написано «Эдинбург», на другом – «Лейт». Граф Гленкирк остановил коня, и Том подъехал к нему.

– Здесь нам предстоит расстаться, Том, – негромко произнес Патрик и махнул рукой Логану, подзывая его к себе. – Развлеките наших леди и попрощайтесь с кузиной, пока я буду разговаривать с лордом.

– Да хранит вас Господь, Патрик! – сказал в ответ лорд Кембридж. – Надеюсь, мы еще встретимся.

Мужчины пожали друг другу руки, и Том отъехал к Розамунде и госпоже Хепберн.

– Что случилось, милорд? – сердито спросил, подъехав к графу Гленкирку, Логан. Он не скрывал, что компания, в которой он вынужден был проводить последние дни, удовольствия ему не доставляет.

– То, что сейчас я вам скажу, Логан Хепберн, должно остаться между нами. Я обращаюсь к вам по приказу короля. Вы понимаете?

Логан кивнул, заинтригованный столь необычным вступлением.

– Я понимаю, милорд, и даю вам слово, что не буду пересказывать то, что узнаю от вас.

– Королева, – начал граф, – воображает, что устроила славную шутку. Она находит это смешным, не имея понятия о том, почему мы на самом деле покидаем двор, и приложила все силы, чтобы свести нас вместе на этом пути. Она поверила, что у Розамунды заболела дочь и леди возвращается домой, а я просто сопровождаю ее. Королева отлично знает о том, с каким упорством вы добивались руки леди Фрайарсгейт, и считает забавным, что ваша молодая жена едет вместе с нами. Но у Розамунды все дочери здоровы, и мы направляемся вовсе не во Фрайарсгейт. Король лично возложил на меня тайную дипломатическую миссию. Как вы уже знаете, я в течение восемнадцати лет не появлялся при дворе и был вполне доволен жизнью у себя в горах. Собственно говоря, никому и в голову не пришло, что король вызвал меня с какой-то особенной целью. И никто, кроме короля, не знает, что мне поручено и куда я направляюсь. Я не имею права сказать это даже вам, Логан Хепберн. Я обещал королю, что выполню его приказ, если Розамунда поедет со мной.

– А вдруг она не захотела бы ехать? – тут же спросил лорд. Несмотря на все старания, он не мог подавить в душе ревность к этому человеку, который ухитрился увести Розамунду прямо у него из-под носа. – Розамунда обожает свой Фрайарсгейт и не переносит долгой разлуки с родным домом.

– Тем не менее она согласилась ехать со мной, – заметил граф Гленкирк.

– Как вы могли полюбить друг друга за столь короткий срок? – не удержался от вопроса, не дававшего ему покоя все это время, Логан.

– Я и сам не понимаю, – честно признался граф. – Все, что я могу сказать вам, так это то, что до встречи с Розамундой я не жил, а всего лишь влачил жалкое существование. Но с той минуты, как наши глаза встретились, мы только о том и думаем, как быть вместе.

– Розамунда никогда не откажется от Фрайарсгейта, – угрюмо добавил Логан.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Поделиться ссылкой на выделенное