Эдгар Берроуз.

Тарзан и сокровища Опара

(страница 14 из 16)

скачать книгу бесплатно

Для пленницы везли отдельную палатку и ночью ее ставили между палатками Мохамет-Бея и Верпера. К ней были приставлены двое часовых, один спереди и другой сзади, и при таких предосторожностях не считали нужным связывать пленницу.

Вечером после своего разговора с Мохамед-Беем Джэн Клейтон сидела у входа в свою палатку, наблюдая за оживленной деятельностью маленького лагеря. Она поужинала принесенными ей лепешками из кассавы и не поддающимся описанию варевом, в которое вошли: свежеубитая мартышка, пара белок и остатки зебры, убитой накануне. Но балтиморская красавица в борьбе за существование уже давно притупила свои тонкие чувства, которые в прежнее время возмутились бы даже при наличии гораздо меньших оснований.

Глаза молодой женщины скользили по вытоптанной лесной поляне. Но она не видела перед собой ничего: ни кучки людей, смеющихся и дерущихся между собой, ни джунглей, скрывавших от нее горизонт. Ее взгляд скользнул по всему этому и остановился на далеком домике, окруженном спокойствием и счастьем. И глаза ее наполнились слезами радости и печали. Она видела высокого, широкоплечего мужчину, возвращающегося верхом с отдаленных полей; она видела, как сама она стоит у калитки в ожидании его с охапкой свежих роз, только что сорванных с кустов. Все это ушло, исчезло в прошлом, уничтоженное огнем, пулями и ненавистью этих низких жестоких людей. Джэн Клейтон вздрогнула и, едва сдерживая рыдания, вернулась в свою палатку и бросилась на груду грязных одеял. Уткнувшись в них лицом, она долго плакала, пока благодетельный сон не принес ей временного облегчения.

Джэн Клейтон спала, а в это время из соседней палатки вынырнула высокая, темная фигура. Она подошла к часовому у входа в палатку пленницы, нагнулась, шепнула ему что-то на ухо, и часовой кивнул и скрылся в ночной мгле. Темная фигура подошла к задней стене палатки и тоже сказала что-то другому часовому, и тот удалился вслед за первым.

Тогда темный человек вернулся ко входу в палатку, развязал скреплявшие полотно тесемки и бесшумно, как привидение, проскользнул во внутрь.

XXI
БЕГСТВО В ДЖУНГЛИ

Верпер не спал. Он метался в своей постели и думал о прекрасной женщине в соседней палатке. Он заметил, что Мохамет-Бей неожиданно стал проявлять интерес к пленнице, и, судя по себе, догадывался, на чем основывалась внезапная перемена в его отношении к ней. Сердце Верпера переполнялось дикой ревностью при мысли, что Мохамет-Бей может привести в исполнение свои гнусные намерения относительно беззащитной женщины.

Странное дело! Намерения Верпера были нисколько не лучше намерений араба, а между тем он считал себя защитником Джэн Клейтон и был вполне убежден, что, если внимание Мохамет-Бея было ей противно, то такое же внимание со стороны Верпера могло быть ей чрезвычайно приятным.

Муж ее умер, и Верпер воображал, что он сможет заполнить в ее сердце место, оставшееся свободным. Он мог предложить Джэн Клейтон вступить с ним в брак, чего, конечно, не сделает Мохамет-Бей.

Впрочем, такое предложение со стороны араба было бы, конечно, отвергнуто с величайшим презрением, точно так же, как и его низкое вожделение.

В конце концов бельгиец пришел к убеждению, что пленница не только имела основание полюбить его, но что она различными, чисто женскими приемами, уже дала ему почувствовать зарождающуюся привязанность.

И вдруг внезапная решимость овладела им. Он откинул свои покрывала и поднялся. Натянув сапоги и прикрепив к поясу патронташ и револьвер, он подошел ко входу в палатку и выглянул наружу. Перед палаткой пленницы не было часового. Положительно, судьба играла ему в руку!

Он вышел и подошел к задней стене соседней палатки. И тут не было часового. Верпер смело приблизился ко входу и вошел внутрь.

Луна слабо освещала внутренность палатки. У стены чей-то силуэт наклонился над грудой одеял. Какое-то слово было произнесено шепотом, и другая фигура поднялась с одеяла и села на постели. Понемногу глаза Верпера привыкали к темноте. Он увидел, что человек, склонявшийся над постелью, был мужчина, и догадался, кто был этот ночной посетитель.

Красные пятна запрыгали перед глазами бельгийца. Нет! Этот человек не получит ее! Она принадлежит ему и только ему. Од никому не уступит своих прав!

Он перебежал через палатку и кинулся сзади на Мохамет-Бея. Араб был поражен неожиданным нападением, но он был не из тех, которые сдаются без боя. Пальцы бельгийца искали горло араба, но тот оттолкнул его руку и, поднявшись, повернулся к своему противнику. Верпер тяжело ударил его по лицу и араб, зашатавшись, полетел на пол. Если бы Верпер воспользовался этим случаем, Мохамет-Бей уже в следующее мгновение был бы в его власти. Но вместо этого бельгиец дергал рукоятку своего револьвера, стараясь вытащить его из кобуры, и, как на зло, судьбе было угодно, чтобы в этот самый момент револьвер застрял в своем кожаном футляре.

Прежде чем Верпер высвободил оружие, Мохамет-Бей опомнился и набросился на своего противника. Верпер опять ударил его в лицо. Араб возвратил удар. Отчаянно борясь и пытаясь задушить друг друга, противники метались на узкой площади палатки, в то время как женщина с глазами, широко открытыми от ужаса и удивления, следила за ними, не смея шевельнуться.

Несколько раз Верпер пробовал вытащить револьвер. Мохамет-Бей, не ожидая наткнуться на отпор, да еще на отпор такого рода, пришел в палатку невооруженный, с одним только ножом. И во время первой короткой передышки он вытащил его из-за пояса.

– Собака! – пробормотал он. – Посмотри на этот нож в руках Мохамет-Бея! Взгляни хорошенько, неверный, потому что это последняя вещь, которую ты увидишь и почувствуешь в твоей жизни. Этим ножом Мохамет-Бей вырежет твое черное сердце. Если у тебя есть бог, молись ему сейчас – через минуту ты будешь мертв.

С этими словами он ринулся вперед с высоко поднятым над головой ножом.

Верпер все еще безуспешно дергал рукоятку своего оружия. Араб был почти около него. В отчаянии европеец подождал, пока Мохамет-Бей подбежит совсем близко к нему. И тогда он бросился на пол к стене палатки и вытянул одну ногу.

Хитрость удалась. Мохамет-Бей, стремительно несшийся вперед, споткнулся о препятствие и грохнулся наземь. Он сейчас же вскочил на ноги и повернулся, чтобы возобновить борьбу, но Верпер был на ногах раньше его, и в его руке сверкнул револьвер, освобожденный наконец из кобуры.

Араб подался вперед, чтоб схватиться с противником. Раздался громкий выстрел, слабый свет блеснул в темноте, и Мохамет-Бей упал, покатился по полу и замер у постели женщины, которую он хотел обесчестить.

Почти одновременно с выстрелом в лагере раздались возбужденные голоса. Люди перекликались друг с другом, перепуганные и недоумевающие. Верпер слышал, как они бегали туда и обратно, обыскивая лагерь.

Джэн Клейтон встала и приблизилась к Верперу с протянутыми руками.

– Чем смогу я отблагодарить вас, мой друг? – спросила она. – И подумать только, что я сегодня едва не поверила гнусной лжи этого мерзавца, когда он говорил мне о вашем вероломстве и о вашем прошлом. Я должна была бы знать, что белый человек и джентльмен не мог не быть защитником женщины, принадлежащей к одной с ним расе, среди опасностей этой дикой страны.

Руки Верпера бессильно повисли. Он стоял, глядя на нее, и не находил слов для ответа. Ее доверие совершенно обезоружило его.

Тем временем в лагере арабы разыскивали, кто стрелял. Часовые, снятые Мохамет-Беем с их поста, первые подали мысль осмотреть палатку пленницы. Им пришло в голову, что женщина, защищаясь, могла убить их предводителя.

Верпер услышал, что сюда идут люди. Если в нем увидят убийцу Мохамет-Бея – его ждет смерть. Свирепые, жестокие разбойники разорвут на части христианина, осмелившегося пролить кровь их предводителя. Он должен был найти какое-нибудь объяснение и помешать им увидеть труп Мохамет-Бея.

Вложив револьвер в кобуру, он быстро вышел из палатки и очутился лицом к лицу с приближавшимися людьми. Ему удалось заставить себя улыбнуться, и он с улыбкой вытянул руку, преграждая им дорогу.

– Женщина сопротивлялась, – сказал он, – и Мохамет-Бей был вынужден выстрелить в нее. Она не убита, а лишь слегка ранена. Вы можете вернуться к себе. Мы с Мохамет-Беем останемся подле пленницы.

Он повернулся и вошел в палатку, а разбойники, удовлетворенные этим объяснением, вернулись к своему прерванному сну.

Когда Верпер снова очутился подле Джэн Клейтон, им руководили намерения уже совсем не те, которые за десять минут до этого подняли его с ложа. Возбуждение, пережитое им во время его схватки с Мохамет-Беем, и опасность, угрожавшая ему со стороны арабов, охладили пылкую страсть, во власти которой он находился, когда впервые вошел в палатку.

Но другое, новое чувство закралось в душу бельгийца. Как бы низко ни пал человек, чувства рыцарства и чести, если только они когда-нибудь были в его сердце, не могут окончательно заглохнуть в нем; Альберт Верпер давно забыл о рыцарстве и чести, но совершенно бессознательно Джэн Клейтон задела давно замолкнувшую струну, и она отозвалась глубоко в сердце дезертира.

Теперь, впервые за все время, он постиг, как безнадежно мрачно было положение прекрасной пленницы, и впервые осознал всю глубину своего падения.

Слишком много гнусности и подлости лежало на его совести, чтобы он мог надеяться когда-нибудь искупить все свои проступки. Но в первом порыве раскаяния он искренне желал исправить, насколько это будет в его силах, то зло, которое причинила этой милой, нежной женщине его безграничная жадность.

Он стоял молча, погруженный в раздумье, и как будто прислушивался к удалявшимся шагам арабов. Джэн Клейтон прервала его размышления.

– Что мы будем делать теперь? – спросила она. – Утром труп будет обнаружен. Они убьют вас, когда узнают.

Верпер ответил не сразу. Несколько мгновений он думал, потом быстро повернулся к женщине.

– У меня есть план! – воскликнул он. – Для его выполнения от вас потребуется много храбрости и самообладания. Но вы уже доказали, что у вас есть и то, и другое. Хватит ли у вас сил еще на одно испытание?

– Я готова на все, лишь бы бежать отсюда, – отвечала она с улыбкой.

– Вы должны притвориться мертвой, – пояснил он. – Я вынесу вас из лагеря. Я объясню часовым, что Мохамет-Бей приказал мне унести ваш труп в джунгли. Это на первый взгляд странное приказание я объясню тем, что Мохамет-Бей питал к вам безумную страсть и так раскаивался в том, что убил вас, что не в силах был больше выносить укоров совести при виде безжизненного тела.

Движением руки Джэн Клейтон остановила его. Улыбка промелькнула на ее губах.

– Да вы лишились рассудка! – воскликнула она. – Неужели вы думаете, что часовые поверят этой нелепой сказке?

– О, вы не знаете их! – отвечал он. – Несмотря на суровую внешность этих закоренелых преступников, в каждом из них есть романтическая жилка. И эту жилку вы найдете у самых грубых, жестоких людей. Это чувство романтизма толкает людей к дикой жизни преступлений и разбоя. Не беспокойтесь, наша хитрость удастся. Джэн Клейтон пожала плечами.

– Что же, попробуем, – проговорила она. – Ну, а потом что же?

– Я спрячу вас в джунглях, – продолжал бельгиец, – а утром приду за вами один и приведу с собой двух лошадей.

– Но как объясните вы смерть Мохамет-Бея? – спросила она. – Она будет обнаружена прежде, чем вам удастся скрыться отсюда утром.

– Я не стану объяснять этого, – ответил Верпер. – Мохамет-Бей сам объяснит это – это мы предоставим ему. Вы согласны на риск?

– Да.

– Тогда я сейчас принесу вам оружие и патроны. И Верпер вышел из палатки.

Через минуту он вернулся со вторым револьвером и добавочным патронташем вокруг пояса.

– Вы готовы? – спросил он.

– Вполне готова, – отвечала молодая женщина.

– Тогда лягте ко мне на левое плечо. И Верпер опустился на колени.

– Так, – сказал он, поднимаясь на ноги. – Теперь свесьте руки и ноги, а также голову совершенно свободно, чтобы они болтались. Помните, что вы мертвы.

В следующий момент бельгиец уже проходил по лагерю с телом женщины на плече. Ограда из колючих растений окружала лагерь, охраняя его от нападения диких зверей. Двое часовых мерно шагали при ярком свете костра. Один из них заметил приближение Верпера.

– Кто ты такой? – крикнул он. – Что несешь ты на плече?

Верпер спустил капюшон своего бурнуса, чтобы часовой мог видеть его лицо.

– Это труп женщины, – пояснил он. – Мохамет-Бей просил меня унести его в джунгли, потому что он не может смотреть на лицо той, которую любил. Необходимость заставила его убить ее. Он жестоко страдает, он совершенно безутешен. Я с трудом удержал его от самоубийства.

На плече говорящего Джэн, перепуганная, неподвижная, ждала ответа араба. Конечно, он рассмеется и не поверит этой глупой сказке. Они догадаются о хитрости, к которой прибегнул г. Фреко, и тогда они оба погибли. Она уже думала о том, чем она сможет помочь своему спасителю, когда через секунду он вступит в борьбу с часовыми.

В это время она услышала голос араба, отвечавшего г. Фреко.

– Ты пойдешь один, или может быть разбудить кого-нибудь, чтобы проводить тебя? – спросил араб, и в голосе его не слышалось ни малейшего удивления по поводу того, что в характере Мохамет-Бея так неожиданно обнаружились нежность и чувствительность.

– Я пойду один, – ответил Верпер и мимо часового прошел в узкое отверстие заграждения.

Несколько минут спустя он уже углублялся в джунгли со своей ношей и, когда стволы деревьев скрыли от него пламя лагерного костра, он остановился и спустил ее на землю.

– Шш-шш, – прошептал он, видя, что она хочет заговорить, и, отведя ее еще немного глубже в лес, остановился под большим развесистым деревом. Здесь он опоясал ее патронташем и дал ей револьвер, помог ей вскарабкаться на нижние ветви дерева.

– Завтра утром, – прошептал он, – как только мне удастся улизнуть от них, я вернусь за вами. Будьте мужественны, леди Грейсток! Нам еще удастся спастись.

– Благодарю вас, – ответила она тихо. – Вы были очень храбры и очень добры ко мне.

Верпер не ответил, и ночная мгла скрыла краску стыда, залившую его щеки. Он торопливо повернулся и направился назад к лагерю. Часовой со своего поста видел, как бельгиец вошел в свою палатку, но он не видел, как тот ползком вылез из-под задней стены и подкрался осторожно к палатке, в которой раньше находилась пленница и где сейчас лежало мертвое тело Мохамет-Бея.

Приподняв задний край палатки, Верпер пролез внутрь и подполз к трупу. Не медля ни минуты, он схватил кисти рук мертвеца и потащил тело за собой. Ползком он вышел наружу и, подкравшись к боковой стенке палатки, в течение нескольких минут оглядывал лагерь: никто не следил за ним.

Вернувшись к трупу, он взвалил его к себе на плечи и быстро перебежал через открытое место, разделявшее палатку пленницы от палатки Мохамет-Бея. У шелковой завесы палатки он остановился, опустил свою тяжелую ношу на землю и притаился, неподвижно прислушиваясь.

Убедившись наконец, что никто его не видел, он нагнулся, приподнял полу палатки и вполз вовнутрь, волоча за собой бесчувственный предмет, который когда-то был Мохамет-Беем. Он уложил труп в постель Мохамет-Бея и стал рыться в темноте, разыскивая револьвер араба. Найдя его, он вернулся к постели, стал на колени перед грудой одеял и ковриков, просунул правую руку с револьвером под одеяла и левой плотно обернул ее несколькими слоями толстой ткани. Потом он нажал курок и одновременно с этим закашлялся.

Заглушенный выстрел за звуками кашля не мог быть услышан даже непосредственно за стеной палатки. Верпер был доволен. Злорадная улыбка появилась на его губах, когда он вытащил револьвер из-под одеяла и осторожно всунул его в правую руку мертвеца, поместив три пальца вокруг рукоятки, а указательный прижав к курку. Потом он привел в порядок разбросанные покрывала и вышел из палатки тем же путем, как и вошел, спустив за собой шелковую полу и прикрепив ее, как она была раньше.

Подойдя к палатке пленницы, он и тут спустил заднюю полу, чтобы не было видно, что кто-то входил и выходил отсюда. Затем он вернулся к себе, прикрепил к колку полотно палатки и кинулся на постель.

На следующее утро он был разбужен криком раба Мохамет-Бея.

– Скорее, скорее! – Мохамет-Бей лежит мертвый в своей палатке, он сам убил себя.

Верпер вскочил с постели, на лице его выражался испуг. Но при последних словах чернокожего он облегченно вздохнул, и испуг на лице его сменился улыбкой.

– Я иду! – крикнул он и, натянув сапоги, вышел из палатки.

Взволнованные арабы и негры со всех концов лагеря бежали к шелковой палатке Мохамет-Бея. Когда Верпер вошел в нее, толпа арабов стояла вокруг трупа своего начальника.

Протолкавшись через толпу, Верпер подошел к трупу. С минуту он молча вглядывался в мертвеца, потом повернулся к арабам.

– Кто сделал это? – крикнул он. В голосе его слышались угроза и обвинение. – Кто убил Мохамет-Бея?

И в ответ раздался целый хор возмущенных голосов.

– Мохамет-Бей не был убит, – кричали они. – Он сам убил себя. Аллах и вот это – наши свидетели! И они указали на револьвер в руке мертвеца. Вначале Верпер симулировал недоверие, но потом дал себя все-таки уговорить, что Мохамет-Бей покончил самоубийством, раскаиваясь в убийстве горячо любимой женщины.

Верпер собственноручно обернул покрывала вокруг трупа, стараясь спрятать места, обгоревшие во время выстрела. Шесть чернокожих вынесли труп на поляну и опустили его в неглубокую могилу, выкопанную перед лагерем. Когда комья земли стали падать вниз на одеяла, обернутые вокруг тела Мохамет-Бея, еще один вздох облегчения вырвался из груди Верпера: его план удался лучше, чем он предполагал.

Со смертью Ахмет-Зека и Мохамет-Бея разбойники остались без предводителя и после короткого совещания решили вернуться на север к своим племенам.

Узнав, в каком направлении они поедут, Верпер заявил, что он поедет на восток к морю. Разбойники не знали ничего о сумочке Верпера, и так как они в нем сейчас совершенно не нуждались, они ничего не имели против того, чтобы он шел своей дорогой.

Наблюдая за отъездом арабов, Верпер остановил свою лошадь посреди поляны. Он благодарил бога, что наконец ускользнул из их цепких лап.

Когда топот их коней замер в отдалении, Верпер повернул свою лошадь направо и поехал к тому месту, где он накануне оставил леди Грейсток.

Подъехав к дереву, он остановился и радостным голосом крикнул наверх:

– С добрым утром!

Но ответа не последовало. Верпер тщетно вглядывался в густую листву. Он слез с лошади и взобрался на дерево, откуда ему были видны все верхние ветви. Дерево было пусто – Джэн Клейтон исчезла.

XXII
СОЗНАНИЕ ВОЗВРАЩАЕТСЯ К ТАРЗАНУ

Когда Тарзан перебирал камешки, брошенные Ахмет-Зеком, его мысли нечаянно вернулись к груде желтых слитков, из-за которых так ожесточенно бились арабы и абиссинцы.

Что было общего между этой грудой грязного металла и красивыми сверкающими камешками, которые раньше наполняли его сумку? Что такое был этот металл? Откуда он появился? Какая мучительная неясная мысль все время преследовала его? Что значило то смутное воспоминание, почти уверенность, что эта груда слитков имела какое-то отношение к его прошлому и что она принадлежала ему?

Что было в его прошлом? Он покачал головой. Бледные картины его детства, проведенного среди обезьян, медленно проходили в его памяти, а за ними следовала странная путаница лиц, фигур и событий, которые как будто никакого отношения не имели к Тарзану из племени обезьян, а между тем казались ему знакомыми.

Медленно и мучительно восстанавливалась его память по мере того, как поврежденный мозг заживал благодаря прекрасному кровообращению.

Впервые за долгое время образы, появлявшиеся в его сознании, показались ему близкими и знакомыми; но он не мог ни водворить их на места, которые они занимали в его прошлой жизни, ни назвать их по именам.

Особенно часто в смутных воспоминаниях больного мозга появлялся образ прекрасной самки. Кто была она? Кем была она Тарзану из племени обезьян? Ему казалось что он ее когда-то видал на том самом месте, где абиссинцы откопали эту груду золота; но только тогда окружающая местность была совсем другой.

Там было одно строение… нет, там было много строений… и там были плетни, живые изгороди и цветы. Тарзан наморщил лоб: он был озадачен. Один момент ему уже казалось, что он нашел объяснение всему этому, и вдруг вся картина побледнела, словно подернулась дымкой, и на ее месте появилась сцена в джунглях: голый белый юноша, танцующий в кругу диких волосатых обезьян.

Тарзан покачал головой и вздохнул. Почему он не мог вспомнить этого? Он во всяком случае был убежден, что груда золота, место, где оно лежало, нежный аромат все время ускользавшей от него самки, образ белой женщины и он сам были каким-то образом неразрывно связаны между собой, и что прошлое было связующим звеном между ними.

Но если в его воспоминаниях женщина была неразрывно соединена с тем местом, то где же было и искать или ждать ее, как не там? Тарзан пойдет и поищет ее. Он привесил пустую сумочку через плечо и по верхушкам деревьев направился назад к равнине.

На опушке леса он встретил арабов, отправлявшихся на поиски Ахмет-Зека. Спрятавшись, он дал им пройти и Потом продолжал свой путь к обгоревшим развалинам Дома.

Во время своего путешествия через равнину он наткнулся на небольшое стадо антилоп, которое паслось на полянке, со всех сторон защищенной кустами. Обстоятельства благоприятствовали охоте. В течение получаса Тарзан выслеживал жирную годовалую антилопу – и наконец одним прыжком подскочил к ней и уложил своим охотничьим ножом. Солнце уже склонялось к западу, когда Тарзан уселся возле своей жертвы, чтобы насладиться плодами своего искусства, своей хитрости и силы. Утолив голод, он поднялся и направился по тропинке к реке. Когда он напился, ночь уже спустилась над равниной, а он был еще на расстоянии полуверсты от того места, где лежала груда желтых слитков и где он надеялся найти таинственную женщину или хоть какое-нибудь указание на ее местонахождение.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное