Эдгар Берроуз.

Тарзан и сокровища Опара

(страница 10 из 16)

скачать книгу бесплатно

В то время как арабы следили за ней из-за кустов, а Ахмет-Зек ехидно усмехался, видя, что она направляется прямо в его лапы, из-за листвы ближайшего дерева другая пара глаз следила за сценой, происходившей внизу. Это были удивленные, беспокойные, сияющие диким серым блеском глаза. Тот, кому принадлежали эти глаза, мучительно напрягал свою память, стараясь понять, почему лицо и фигура этой женщины казались ему знакомыми.

Неожиданный треск в кустах в том месте, откуда появилась Джэн Клейтон, привлек к себе внимание арабов и наблюдателя на дереве. Женщина обернулась, чтобы посмотреть, какая новая опасность угрожала ей сзади. И в этот момент огромная человекоподобная обезьяна показалась из-за кустов, а за ней ковыляла еще одна, и еще, и еще. Но леди Грейсток не стала останавливаться и считать, сколько этих ужасных созданий бежало за ней по пятам.

С заглушенным криком она бросилась бежать через поляну на противоположную сторону, и когда она добежала уже до кустов, Ахмет-Зек и его прислужники вскочили на ноги и схватили ее. В этот самый момент голый бронзовый гигант спустился с ветки дерева на правом краю поляны.

Повернувшись к удивленным обезьянам, он произнес несколько гортанных звуков и, не заботясь о том, какое впечатление произвели его слова на обезьян, повернулся и бросился на арабов.

Ахмет-Зек тащил Джэн Грейсток к лошади, привязанной у дерева, а его слуги торопливо отвязывали коней. Женщина, силясь вырваться от араба, повернулась и увидела человека-обезьяну, который бежал к ней. Ее лицо просияло от радости.

– Джон! – крикнула она. – Благодарение богу, ты пришел вовремя!

За Тарзаном шли обезьяны, удивленные, но послушные его приказанию. Арабы увидели, что им не успеть сесть на коней. Они понимали, что им не удастся убежать, и что звери и человек настигнут их. Ахмет-Зек узнал в этом человеке своего давнишнего противника и решил раз навсегда избавиться от него.

Крикнув своим арабам, чтобы они следовали его примеру, он поднял ружье и прицелился в бегущего великана. Его спутники с неменьшей быстротой спустили курки… Почти одновременно раздались три выстрела. Тарзан из племени обезьян и двое из его человекообразных волосатых воинов подались вперед и упали ничком на зеленый ковер джунглей.

Грохот выстрелов остановил остальных обезьян. Ахмет-Зек и его товарищи воспользовались их замешательством, вскочили в седла и помчались галопом, увозя с собой убитую горем женщину.

Они прискакали к деревне, и Джэн Грейсток опять очутилась в заточении в маленькой хижине, в которую она уже не думала вернуться. Но на этот раз к ней не только приставили второго часового, но связали ее по рукам и ногам.

В одиночку и по двое возвращались арабы, разосланные во все концы вдогонку за бельгийцем, но все они приезжали с пустыми руками. И с возвращением каждого нового гонца росли гнев и досада Ахмет-Зека, и такая ярость овладела им под конец, что никто не смел к нему приблизиться. В бешеном гневе метался он взад и вперед в своей шелковой палатке, но его гнев ничем не помог ему.

Верпер ушел, а с ним ушло и сокровище, которое возбудило жадность Ахмет-Зека и навлекло смертный приговор на голову его лейтенанта.

Когда арабы скрылись из виду, обезьяны подошли к своим товарищам, простертым на земле. Один был мертв, но другой, а также большая белая обезьяна еще дышали. Ворча и бормоча на своем странном языке, волосатые чудовища окружили этих двух.

Тарзан первый пришел в сознание. Он сел и огляделся вокруг. Из раны на его плече шла кровь. Когда в него выстрелили, он упал от неожиданности и ранения на землю и лишился сознания, но он не был мертв. Медленно поднявшись на ноги, он прежде всего взглянул на то место, где он в последний момент видел самку, которая пробудила в его дикой груди такое странное волнение.

– Где она? – спросил он.

– Тармангани увели ее с собой, – ответила одна из обезьян. – Ты говоришь на языке Мангани? Кто ты?

– Я – Тарзан, – отвечал человек-обезьяна, – могучий охотник, храбрейший боец. Когда я рычу, джунгли молчат и содрогаются от ужаса. Я – Тарзан из племени обезьян. Меня долго здесь не было, но теперь я вернулся к моему народу.

– Да, – сказала одна старая обезьяна, – это в самом деле Тарзан. Я знаю его! Это хорошо, что он вернулся. Теперь у нас будет хорошая охота.

Остальные обезьяны подошли поближе и стали обнюхивать человека-обезьяну. Тарзан стоял очень спокойно, с полуобнаженными зубами и напряженными мускулами, готовыми к действию; но никто не стал оспаривать его права быть среди них, и теперь, когда осмотр и обнюхивание окончились к общему удовлетворению, обезьяны снова обратили свое внимание на другую жертву разбойничьих выстрелов.

Эта обезьяна тоже была только слегка ранена. Пуля, задев лишь череп, оглушила ее, и когда раненая пришла в себя, она чувствовала себя хорошо.

Обезьяны рассказали Тарзану, что они шли на восток. По дороге внимание их привлек запах самки, и они стали выслеживать ее. Они хотели сейчас продолжать прерванное путешествие; но Тарзан предпочитал погнаться за арабами и отобрать у них женщину. После довольно продолжительных споров было решено, что они все-таки сначала отправятся на несколько дней поохотиться на восток, а потом вернутся и отыщут арабов. Так как время не имеет большого значения в глазах обезьяньего народа, Тарзан сдался на их просьбы; он и сам в это время мало превосходил обезьян своим умственным состоянием.

Другая причина, по которой он решил отложить свое преследование, была боль, причиненная раной. Разумнее было подождать, пока она заживет, прежде чем снова вступать в борьбу со стреляющими из ружей Тармангани.

И в то время как Джэн Клейтон с туго связанными руками и ногами лежала в своей темнице, ее естественный защитник бродил по джунглям, направляясь на восток, в обществе целой толпы волосатых чудовищ. Он терся с ними плечом о плечо так же просто, как за несколько месяцев до этого он пожимал руки своих знакомых в одном из наиболее избранных и фешенебельных клубов Лондона.

Но все время в глубине его пострадавшего и притупленного мозга таилась мысль, что ему нечего было делать здесь, что ему следовало быть, по каким-то непонятным причинам, в другом месте, среди совершенно других существ. К тому же его все время влекло назад к арабам, чтобы освободить женщину, которая привлекла его дикие чувства, хотя при обдумывании плана в его мыслях было скорее понятие «пленения», чем «освобождения».

Для него она была такая же самка, как и всякая другая самка джунглей, и он решил во что бы то ни стало захватить ее и сделать своей подругой. Когда он приблизился к ней на поляне, где ее схватили арабы, нежный запах, возбудивший его желание еще ранее, в камышовой хижине, снова долетел на мгновение до его ноздрей, и он понял, что нашел ту, к которой стремился.

История с сумочкой до известной степени тоже занимала его мысли, и у него, таким образом, было основание торопиться в лагерь разбойников. Он хотел завладеть красивыми камешками и этой самкой. После этого он вернется к большим обезьянам со своей новой подругой и с блестящими игрушками, уведет всю волосатую компанию в далекую чащу, неведомую человеку, и там он проживет свою жизнь, охотясь и воюя с обитателями джунглей.

Он обратился к своим товарищам-обезьянам, объяснил им, в чем дело, и пытался уговорить их сопровождать его, но все они, кроме Таглата и Чолка, отказались. Чолк был молод и силен и одарен большим умом, чем его товарищи, и, следовательно, обладал большей, чем они, силой воображения. Ему эта экспедиция сулила приключения и поэтому сильно манила его.

У Таглата была совсем иная побудительная причина, и если бы только Тарзан из племени обезьян подозревал о ней, он набросился бы на эту обезьяну и задушил бы ее в ревнивой ярости.

Таглат был уже не молод, но это был громадный зверь с колоссальными мускулами, жестокий и, в силу своего большого опыта, хитрый и сообразительный. Он отличался огромным ростом, и вес его громадного тела часто давал ему возможность победить более ловкого молодого противника. У него был мрачный и угрюмый нрав. Это выделяло его даже среди его нахмуренных товарищей, где такой характер является скорее правилом, чем исключением. Хотя Тарзан и не замечал этого, Таглат свирепо ненавидел его.

Ему удавалось скрывать свою ненависть только потому, что он безотчетно трепетал перед разумом и волей более благородного существа…

Итак, эти двое должны были сопровождать Тарзана в деревню Ахмет-Зека. Когда они двинулись в путь, остальные обезьяны удостоили их только прощальным взглядом и вернулись к своему важному занятию: они в это время обедали.

Тарзану стоило больших трудов сохранить в умах его спутников цель и смысл их путешествия, потому что сознание обезьяны не может долго сосредоточиваться на одном предмете. Одно дело – предпринять путешествие, имея в виду определенную цель, совсем другое – помнить об этой цели и постоянно думать о ней. На пути встречается столько вещей, которые отвлекают наше внимание!

Вначале Чолк настаивал на том, чтобы бежать как можно быстрее, словно деревня разбойников была не на расстоянии нескольких дней от них, а на расстоянии всего лишь часа; но через несколько минут упавшее дерево привлекло его внимание: под ним, наверное, можно было найти много вкусных вещей. И когда Тарзан спохватился, что Чолк исчез, и вернулся искать его, он нашел Чолка перед гниющим стволом, из-под которого он усердно выкапывал личинок и жуков, которые составляют существенную часть обезьяньего меню.

Так как Тарзан не хотел вступить в драку, ему ничего не оставалось делать, как терпеливо ждать, пока иссякнут лакомые запасы под деревом.

Когда Чолк наконец кончил, оказалось, что исчез Таглат. После долгих поисков Тарзан нашел этого достойного господина в созерцании страшных мучений раздавленного им грызуна. Он сидел и равнодушно смотрел в другую сторону, пока изуродованное существо, извиваясь от боли, медленно отползало от него, и вдруг, в тот момент, когда несчастное создание было уже уверено в своем спасении, он протягивал огромную ладонь и прихлопывал беглеца. Несколько раз повторял он эту процедуру, пока это занятие ему не надоело, и тогда он окончил мучения своей игрушки, проглотив ее.

Таковы были обескураживающие причины, которые отсрочивали прибытие Тарзана в деревню Ахмет-Зека; но человек-обезьяна был терпелив, потому что для выполнения его плана ему были нужны Чолк и Таглат.

Постоянно поддерживать в колеблющемся сознании человекоподобных интерес к их предприятию – было делом нелегким. Чолк начинал уставать от бесконечного пути, привалы были редкие и короткие. Он с удовольствием прекратил бы поиски приключений, если бы Тарзан не раздразнил его соблазнительными картинками огромных запасов пищи, которые они найдут в деревне Тармангани.

Что касается Таглата, то последний лелеял свою тайную надежду с большим постоянством, чем этого можно было ожидать от обезьяны. Но по временами он был готов бросить это предприятие, и, если бы Тарзан не заманивал и его, он давно бы сбежал.

Был душный тропический день, когда тонкое чутье трех путешественников предупредило их о близости арабского лагеря. Они приблизились к нему, крадучись и прячась в густой зелени деревьев.

Первым шел человек-обезьяна. Его гладкая, бронзовая кожа блестела от пота. Он весь покрылся испариной в то время как он пробирался через душную чащу джунглей. За ним ползли Чолк и Таглат, странные, лохматые карикатуры на своего богоподобного вождя.

Молча добрались они до края открытой поляны перед частоколом. Тут они взобрались на нижние ветки большого дерева, прилегающего к частоколу. Отсюда можно было отлично видеть, что происходило внутри.

Из ворот деревни выехал всадник в белом бурнусе. Тарзан, сказав Чолку и Таглату, чтобы они оставались там, где сидели, сам пролез по ветвям, как мартышка, к тропинке, по которой ехал араб. Он перепрыгивал с одного гигантского дерева на другое с легкостью белки и бесшумностью бестелесного духа.

Араб медленно ехал вперед, не подозревая об опасности, которая грозила ему с деревьев позади него. Человек-обезьяна сделал небольшой круг и ускорил свои прыжки, пока не забрался на дерево впереди араба. Здесь он притаился на нижней ветви, свешивавшейся над тропинкой. Араб приближался, напевая про себя дикую песню пустыни. На ветке гигантского дерева, пожирая глазами свою жертву, сидел человек-зверь, готовый загубить человеческую жизнь. Никто не узнал бы в этом существе английского лорда, который несколько месяцев тому назад занимал место в палате лордов в Лондоне и был всеми почитаем как избранный член этого учреждения.

Араб проехал под нависшей ветвью; наверху слегка зашелестели листья. Конь вдруг захрапел и присел: бронзовое человекоподобное существо упало к нему на круп. Две мощные руки обвились вокруг араба и стащили с седла на тропинку.

Десять минут спустя, Тарзан вернулся к своим товарищам с охапкой верхней арабской одежды под мышкой. Он показал им свои трофеи, рассказывая низкими гортанными звуками, как он добыл их. Чолк и Таглат пощупали материю, обнюхали ее и, приложив ее к ушам, старались даже вслушаться в нее.

Тогда Тарзан повел их назад через джунгли к тропинке и там все трое спрятались в кустах и стали ждать. Вскоре на тропинке показались двое черных арабов Ахмет-Зека в белых бурнусах. Они возвращались в лагерь, весело смеясь и разговаривая между собой. Вдруг, из-за кустов выскочили три гигантские фигуры, и в следующий же момент негры лежали мертвыми поперек тропинки, а над ними склонились фигуры трех убийц. Тарзан и с них снял верхнюю одежду, как он снял одежду своей первой жертвы, а затем спокойно вернулся с Чолком и Таглатом на дерево, которое они себе облюбовали.

Здесь человек-обезьяна нарядился сам и нарядил своих косматых товарищей в эти одеяния, так что издали их можно было принять за трех одетых в белое арабов, молча сидящих в лесу на дереве.

До наступления темноты они не уходили с этого места, потому что отсюда Тарзан видел, что происходило за частоколом. Кроме хижины, в которой он впервые почуял запах самки и подле которой он сейчас увидел двух часовых, Тарзан наметил себе еще палатку Ахмет-Зека. Что-то говорило ему, что именно там он найдет свою сумочку с камешками.

Вначале Чолк и Таглат были очень заинтересованы своим замечательным нарядом. Они щупали его, нюхали и пристально оглядывали друг друга с видимым удовольствием и удовлетворением.

Чолк, который по-своему был шутником, протянул вперед длинную волосатую руку, схватил капюшон бурнуса Таглата и спустил его ему на глаза, закрыв от него дневной свет.

Но старый самец был пессимист по натуре; он не признавал шуток. Он допускал, чтобы к нему дотрагивались только в двух случаях: при поисках блох или при нападении. Эта вещь с запахом Тармангани, которая закрывала его голову и глаза, не могла служить для первой операции – значит это было второе. На него нападали! Именно Чолк напал на него!

С сердитым хрипом Таглат кинулся на Чолка, не подняв даже шерстяной ткани, которая затемняла его зрение.

Тарзан кинулся к дерущимся. Качаясь и чуть не падая со своего ненадежного насеста, три огромных зверя колотили и кусали друг друга, пока, наконец, Тарзану не удалось разнять рассвирепевших обезьян.

Так как извинение – вещь незнакомая диким предкам человека, а объяснение – трудная и обычно бесплодная задача, Тарзан поспешил отвлечь их внимание от недавней ссоры тем, что стал знакомить их со своими планами на ближайшее будущее. Обезьяны, привыкшие к частым спорам, в которых теряется больше волос, чем крови, быстро забывают о таких незначительных схватках, и через минуту Чолк и Таглат опять сидели рядом и спокойно ждали, когда человек-обезьяна поведет их в деревню Тармангани.

Ночная мгла уже давно спустилась на землю, когда Тарзан повел своих товарищей из их убежища вниз на землю и направился с ними кругом частокола к отдаленному краю деревни.

Подняв складки своего бурнуса под мышки, чтобы ноги не запутались в длинных полах, Тарзан с небольшого разбега вскочил на верхушку забора. Опасаясь, что обезьяны вздумают подражать ему и только зря изорвут свою одежду, он велел им остаться внизу; затем он спустил сверху к ним копье, и Чолк, уцепившись за него, быстро вскарабкался и ухватился за верхушку частокола.

Таким же образом был поднят Таглат, и через минуту все трое молча спрыгнули вниз.

Прежде всего Тарзан повел их к хижине, в которой была заключена Джэн Клейтон. Сквозь грубо заделанное отверстие в стене он старался уловить запах самки, за которой он пришел.

Чолк и Таглат, прижав свои волосатые щеки к лицу кровного аристократа-англичанина, вместе с ним обнюхивали местность. Все они убедились, что женщина была внутри, и каждый реагировал на это по-своему.

Чолк отнесся к этому совершенно равнодушно. Самка была, все равно, не для него, а для Тарзана. Единственно, чего он хотел, это скорее заняться уничтожением пищевых запасов Тармангани. Он пришел, чтобы наесться досыта, не прилагая к добыванию еды никаких усилий. Тарзан сказал ему, что это будет его наградой, и он был этим вполне удовлетворен.

Но злые, налитые кровью глаза Таглата сузились, когда он увидел, что близилась минута для осуществления его тщательно обдуманного плана.

Он облизнулся, причмокнул своими отвислыми губами и затаил дыхание.

Убедившись, что самка была там, где он рассчитывал ее найти, Тарзан повел своих обезьян к палатке Ахмет-Зека. Проходивший мимо араб и двое черных рабов заметили их, но ночь была очень темна, и белые бурнусы скрывали волосатые тела обезьян и гигантскую фигуру их предводителя.

Они опустились на корточки, словно разговаривая между собою, и не вызвали ничьего подозрения. Они остановились у задней стены палатки Ахмет-Зека. Внутри ее Ахмет-Зек разговаривал со своими приближенными. А Тарзан, притаившись снаружи у задней стены палатки, внимательно прислушался к их разговору.

XVII
ДЖЭН КЛЕЙТОН В СМЕРТЕЛЬНОЙ ОПАСНОСТИ

Лейтенант Альберт Верпер с ужасом думал о судьбе, которая ждала его в Аддис-Абебе, и мечтал о бегстве. Но абиссинцы после исчезновения черного Мугамби удвоили свою бдительность, боясь, что Верпер последует примеру негра.

Одно время Верпер даже думал подкупить Абдул-Мурака. Он собирался предложить ему часть содержимого сумочки; но, боясь, что тот потребует за его освобождение и остальную часть, оставил эту мысль и стал искать другого выхода.

Его осенила идея. Он придумал способ сохранить свое сокровище и в то же время удовлетворить жадность абиссинца, не вызывая в нем никаких подозрений насчет сумочки.

Через день после бегства Мугамби, Верпер стал добиваться аудиенции у Абдул-Мурака. Когда Верпер предстал перед ним, мрачный взгляд абиссинца не обещал ему ничего хорошего. Но бельгиец вспомнил об общей слабости всего человечества к золоту и решил довести дело до конца.

Абдул-Мурак смотрел на него из-под нахмуренных бровей.

– Что ты хочешь от меня? – спросил он.

– Свободы! – ответил Верпер. Абиссинец презрительно усмехнулся.

– И ты потревожил меня, чтобы сказать то, что известно всякому дураку, – проговорил он.

– Я могу заплатить за это, – сказал Верпер. Абдул-Мурак громко рассмеялся.

– Заплатить за это? – переспросил он. – Уж не теми ли лохмотьями, которые висят на твоих плечах? Или, может быть, под твоей одеждой скрыта тысяча пудов слоновой кости? Убирайся отсюда, дурак, и если ты еще раз явишься ко мне со своими глупостями, я прикажу тебя высечь.

Но Верпер настаивал. Его свобода, а может быть и жизнь зависели от этого.

– Выслушай меня! – умолял он. – Что, если я дам тебе столько золота, сколько могут снести десять человек? Пообещаешь ли ты тогда, что меня доведут целым и невредимым до первого английского поста?

– Столько золота, сколько могут снести десять человек? – повторил Абдул-Мурак. – Да ты с ума сошел! Где ты имеешь столько золота?

– Я не имею его, но знаю, где оно спрятано! – ответил Верпер. – Обещай мне, и я поведу тебя к нему, если только тебе достаточно десяти мер!

Абдул-Мурак перестал смеяться. Он пристально смотрел на бельгийца. Человек казался нормальным, но десять мер золота! Это было невероятно. Абиссинец задумался.

– Хорошо! Предположим, что я пообещаю, – сказал он. – Как далеко это золото отсюда?

– На расстоянии одной недели к югу!

– А знаешь ли ты, какое наказание ожидает тебя, если мы не найдем золота на том месте, которое ты нам укажешь?

– Если его там не окажется, я отвечу своей головой, – сказал бельгиец. – Но я знаю, что оно там. Я собственными глазами видел, как его зарыли. И даже больше того: там не только десять мер, но столько, сколько могут снести пятьдесят человек. Оно целиком будет принадлежать тебе, если только передашь меня под защиту англичан.

– Ты можешь поручиться своей жизнью, что мы там найдем золото? – спросил абиссинец. Верпер утвердительно кивнул головой.

– Отлично! – проговорил абиссинец. – Я обещаю тебе свободу, если даже там будет только пять мер; но пока золото не будет в моих руках, ты останешься пленником.

– Я согласен, – сказал Верпер. – Завтра мы двинемся?

Абдул-Мурак кивнул головой, и Верпер вернулся в тюрьму. На следующее утро абиссинские солдаты были удивлены приказанием повернуть на юг. И случилось так, что в ту самую ночь, когда Тарзан с двумя обезьянами пробрался в деревню разбойников, абиссинцы расположились на ночь несколькими верстами восточнее деревни.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное