Эдгар Берроуз.

Сын Тарзана

(страница 4 из 18)

скачать книгу бесплатно

   Сержант подбежал к капитану. Весь лагерь вглядывался вдаль. Жако отдал сержанту несколько кратких приказаний, сержант приложил руку к козырьку и вернулся к солдатам. Двенадцать человек оседлали лошадей и поскакали навстречу всадникам. Оставшиеся приготовились к сражению. Может быть, всадники, так быстро скачущие к их лагерю, – друзья пленных арабов и хотят освободить своих товарищей внезапным нападением. Впрочем, всадники не старались скрыть своего приближения: на виду у всех они бешено мчались к лагерю. Но «ястреба» не так-то легко обмануть: именно эта откровенность и казалась ему подозрительной.
   Сержант со своим отрядом встретил арабов в двухстах ярдах от лагеря. Жако видел, как сержант говорил с высоким, одетым в белое человеком, должно быть, вождем этой шайки. Затем сержант и араб вместе поскакали к лагерю. Жако ждал их. Оба они соскочили с коней перед ним. – Шейх Амор бен Хатур! – возвестил сержант. Капитан Жако внимательно рассматривал шейха. За сотни миль кругом он знал всех арабских вождей; но этого человека никогда не видал. То был высокий, угрюмый старик лет шестидесяти, со следами страстей на вытянутом лице, с узенькими, злобными глазками. Капитану Жако араб сразу же не понравился.
   – Что вам угодно? – спросил капитан.
   – Ахмет бен Худин – сын моей сестры! – сказал араб. – Отдайте его мне, я буду отвечать за него, и он больше не нарушит французских законов.
   Жако покачал головой.
   – Этого не будет, – сказал он, – я обязан взять его с собой. Он предстанет перед нашим судом, и его будут судить по закону. Если он ни в чем не виновен, его оправдают.
   – А если виновен? – спросил араб.
   – Его обвиняют в многочисленных убийствах. Если вина будет доказана, его приговорят к смерти.
   Левая рука шейха была спрятана под бурнусом.
   Он вытащил из-под бурнуса тяжелую сумку козлиной кожи, наполненную червонцами, развязал ее, зачерпнул оттуда горсть монет и разложил их на ладони правой руки. Это были золотые монеты французского чекана. По величине сумки, по ее раздутым бокам, капитан Жако заключил, что она вмещает немалое богатство. Шейх Амор бен Хатур бросал сверкавшие монеты с ладони обратно в сумку одну за другой. Потом он туго стянул ее ремнями. При этом он не сказал ни слова.
   Капитан Жако внимательно смотрел на араба. Они были одни. Представив шейха капитану, сержант отошел на некоторое расстояние и теперь стоял к ним спиной. Шейх, собрав все деньги, протянул тяжеловесную сумку капитану Жако.
   – Ахмет бен Худин, сын моей сестры, убежит этой ночью! – сказал он. – Ну?
   Капитан Арман Жако покраснел до корней своих коротко остриженных волос. Потом побледнел и со сжатыми кулаками сделал шаг к арабу. Но сейчас же, передумав, остановился и крикнул:
   – Сержант! Отвезите эту черную собаку обратно и смотрите, чтобы вся его шайка сейчас же убиралась вон! Если кто-нибудь ночью приблизится к нашему лагерю – стрелять!
   Шейх Амор бен Хатур выпрямился во весь рост.
Его злобные глаза сверкали. Он потрясал тяжелой сумкой перед лицом капитана.
   – Ты дорого заплатишь за жизнь Ахмета бен Худина, во сто крат дороже, чем стоит это золото! – вскричал он. – И еще дороже ты заплатишь за слово, которым обозвал ты меня! За все это ты заплатишь мне бедою и горем!
   – Убирайся вон, – закричал капитан Арман Жако, – пока я тебя не вытолкал!
 //-- * * * --// 
   Все только что описанное произошло за три года до начала моего рассказа. Дело Ахмета бен Худина внесено в судебные протоколы, и кому угодно можно познакомиться с ним. Он был осужден на смерть и встретил ее со стойкостью араба.
   А месяц спустя, таинственно исчезла Жанна Жако, маленькая семилетняя дочь капитана Армана Жако. Ни богатства ее родителей, ни могущество великой республики не могли вырвать тайны ее местонахождения из хищных лап пустыни, которая поглотила ее и ее похитителя.
   Огромное вознаграждение было обещано тому, кто вернет ее домой. Немало любителей приключений отправилось на поиски. Но поиски в пустыне были совсем не по плечу современным цивилизованным сыщикам; кости многих из них и по сей день белеют под жгучим африканским солнцем в безмолвных песках Сахары.
 //-- * * * --// 
   Два шведа, Карл Иенсен и Свэн Мальбин, после бесплодных поисков девочки в южной Сахаре, решили заняться более выгодным промыслом – добыванием слоновой кости. Они скоро прославились на весь край своей жестокостью и жадностью. Туземцы боялись и ненавидели их. Европейские правительства, на территориях которых они охотились, не раз старались изловить их. Но безлюдный юг Сахары научил их многому такому, чего не знали их преследователи. Их набеги были внезапны и быстры. Шведы набирали слоновой кости и возвращались на север, в непроходимые дебри раньше, чем охранители ограбленной территории успевали узнать об их посещении. Они неустанно истребляли слонов. Они крали слоновую кость у туземцев. У них было целое войско – более сотни арабов и негров – свирепая шайка головорезов. Запомните их – Карла Иенсена и Свэна Мальбина – рыжебородых великанов-шведов – нам еще придется встретиться с ними!
 //-- * * * --// 
   В самой глубине джунглей, на берегу неисследованного притока огромной реки, впадающей в Атлантический океан, недалеко от экватора, лежит маленькое селение, окруженное крепкой деревянной стеной. Двадцать хижин, крытых пальмовыми листьями и похожих на улья, укрывают все ее негритянское население. Около десятка арабов ютятся в шатрах из козлиной кожи. Здесь они набирают товары, которые дважды в год сплавляют на север, в Тимбукту.
   Перед шатрами арабов играла маленькая десятилетняя девочка, черноволосая, черноглазая; лицо у нее было орехового цвета, осанка грациозная и величавая. «Дитя пустыни» – сказал бы всякий, увидав ее хоть раз.
   Она плела рубашку из длинных волокон травы для поломанной куклы, которую сделал ей около года назад один добрый чернокожий раб. Голова куклы была грубо вырезана из слоновой кости, а туловище состояло из крысиной шкурки, набитой травой. Щепочки, пришитые к крысиной шкурке, служили кукле руками и ногами. Кукла была безобразна и грязна, но Мериэм думала, что это самая прекрасная и драгоценная кукла в мире. Во всем мире она любила только ее и доверяла только ей.
   Все, с кем встречалась Мериэм, за исключением очень немногих, были жестоки или равнодушны к ней. За ней смотрела старая черная ведьма Мабуну – беззубая, грязная и злая. Она била маленькую девочку, щипала ее и даже раза два сажала на горячие угли. Кроме того, был еще шейх, ее отец. Его она боялась еще больше, чем Мабуну. Он сердился на нее по пустякам и кончал свои длинные выговоры поркой, от которой ее маленькое тельце становилось черным и синим.
   Но она была счастлива, когда играла с Джикой, украшая ее волосы дикими цветами, делая ей юбочки из листьев. Когда ее оставляли одну, она всегда была занята и всегда напевала песенку. Никакая жестокость не могла лишить счастья ее маленькое сердечко.
   Только при виде шейха она становилась тиха и угрюма. Ее страх перед ним переходил иногда в истерический ужас. Джунглей она тоже боялась, джунглей, которые днем окружали селенье болтовней обезьянок и криками птиц, а по ночам – воем и ревом диких зверей. Да, она боялась джунглей; но шейха она боялась так сильно, что не раз в ее детской головке мелькала мысль бежать в эти ужасные джунгли, чтобы избавиться от постоянного страха перед жестоким отцом.
   И вот, сидя у шатра и примеряя рубашку Джике, она вдруг увидела шейха. Счастливая улыбка сразу исчезла с ее лица. Она хотела отскочить в сторону, чтобы не попасть отцу под ноги, но не успела. Араб зверски ударил ее по лицу. Она упала, вся дрожа, но не плача. Он выругался, не взглянув на нее. Старая черная ведьма громко рассмеялась, обнажив свой единственный желтый клык.
   Убедившись, что шейх ушел, девочка пробралась в тень шалаша и прижала Джику к груди. Все ее тело вздрагивало от горьких рыданий. Она не смела плакать громко, так как боялась, что ее услышит отец. Не одна только физическая боль жгла ее сердце, но и другая боль, тоска по любви, которой она никогда не знала.
   Маленькая Мериэм не помнила другой жизни. Она знала только бесконечную жестокость шейха и Мабуну. Смутно, в глубине своей детской души, она хранила слабое воспоминание о милой, нежной маме; но Мериэм иногда казалось, что это не воспоминание действительной жизни, а сон, в котором воплотилась ее страстная жажда материнской нежности и ласки…
   Сама она была лишена материнских забот, но зато щедро расточала их своей Джике. Джика была ужасно избалованным ребенком. Маленькая мама Джики не следовала примеру своего отца и своей няньки: она воспитывала Джику с изумительной кротостью и снисходительностью. Джика получала тысячу поцелуев в день. Иногда Джика вела себя скверно, но маленькая мама никогда не наказывала ее. Мериэм любила и ласкала свою дочку, потому что ей самой так недоставало любви!..
   Она крепче прижала Джику к груди, и ее рыдания постепенно стихали. Немного успокоившись, она стала изливать свое горе своему единственному другу.
   – Джика любит Мериэм, – шептала девочка. – Но за что шейх, отец мой, не любит меня? Разве я веду себя дурно? Я стараюсь быть хорошей! Я не знаю, за что он бьет меня. Сейчас он ударил меня очень больно, Джика, но я ничего не сделала плохого, я только сидела перед палаткой и шила тебе юбочку. Наверное, шить нехорошо, потому что он побил меня за это. Но что же здесь плохого? О, милая моя! Я не понимаю, я не знаю, Джика, я так хотела бы умереть! Вчера охотники принесли убитого эль-Адреа [льва]. Эль-Адреа умер. Никогда больше не будет он тихо подкрадываться к беззащитным зверям. Никогда больше не будет его огромная косматая голова наводить ужас на мирно пасущихся животных. Никогда больше не будет его громовой голос потрясать землю. Эль-Адреа умер. Охотники больно колотили его, когда принесли в деревню, но ему было все равно. Он не чувствовал боли, потому что он умер. Когда я умру, Джика, я тоже не буду чувствовать щипков Мабуну и пинков моего отца, шейха. Тогда я буду счастлива. О Джика, как я хочу умереть!
   Быть может, Джика хотела сказать что-нибудь утешительное своей маленькой маме, но ее намерению не суждено было осуществиться, потому что у деревенских ворот вдруг раздались громкие сердитые голоса. Мериэм прислушалась. Она была любопытна, как все дети, и ей очень хотелось побежать к воротам и узнать, в чем дело. Деревенские жители уже бежали туда. Но Мериэм не решилась пойти вместе с ними. Шейх, наверное, там, он увидит ее и опять побьет. Мериэм стала прислушиваться, не двигаясь с места.
   Она услышала, что толпа движется к палатке шейха. Девочка осторожно высунулась из палатки. Ей так хотелось узнать, что случилось! Деревенская жизнь протекала однообразно, и Мериэм не имела никаких развлечений.
   Она увидела двух белых людей. Их было только двое, но Мериэм слышала, как они говорили окружающим их туземцам, что они приехали с большим караваном, который расположился невдалеке от деревни. Белые хотели поговорить с шейхом.
   Старый араб встретил их у входа в палатку. Его глаза сердито сверкали, когда он вышел к гостям. Хозяин и гости обменялись приветствиями. Белые сказали, что хотели бы купить слоновой кости. Шейх насупился. Нет у него слоновой кости! Мериэм удивилась. Она знала, что соседняя хижина почти доверху набита клыками слонов. Девочка высунулась из палатки, чтобы лучше разглядеть посетителей. Какая у них белая кожа! Какие светлые бороды!
   Один из белых неожиданно глянул в ту сторону, где сидела Мериэм. Она хотела спрятаться, потому что она боялась всех на свете, но было уже поздно, белый увидел ее. Мериэм заметила, что в его взгляде выразилось необыкновенное удивление. Шейх тоже заметил удивление белого.
   – Нет у меня слоновой кости, – повторил он. – Я не торгую. Уходите! Убирайтесь!
   Они вышли из палатки, и шейх стал подталкивать белых по направлению к воротам. Белые не знали, что им делать, а шейх непрерывно осыпал их бранью. Сопротивляться было безрассудно, а потому белые люди ушли из деревни и быстрыми шагами направились к стоянке своего каравана.
   Шейх вернулся в палатку… Он бросился к маленькой Мериэм, которая лежала, прижавшись к стене из козлиной кожи. Мериэм затрепетала. Шейх нагнулся, схватил ее за руку, протащил до своей палатки и сильным ударом втолкнул девочку внутрь. Сам он тоже вошел в палатку, опять схватил Мериэм и стал жестоко колотить ее.
   – Не смей выходить из палатки! – рычал он. – Если ты еще раз покажешься на глаза чужестранцам, я тебя убью!
   Сильным пинком ноги он отбросил ее в дальний угол. Мериэм плакала, а шейх расхаживал взад и вперед и что-то шептал себе под нос. У входа сидела Мабуну, бормоча и посмеиваясь.
   В лагере чужестранцев один говорил другому:
   – В этом нет сомнения, Мальбин!
   – Ни малейшего, – отвечал его товарищ. – Но я одного не могу понять: почему этот старый негодяй не потребовал выкупа?
   – Есть нечто более дорогое сердцу араба, чем деньги, Иенсен, – сказал первый. – Это – месть.
   – Возможно, – ответил Иенсен. – Но все-таки нужно начать с денег.
   Мальбин покачал головой.
   – Шейха не подкупишь, – сказал он. – Можно подкупить кого-нибудь из его людей, но сам шейх никогда не променяет мести на золото. Если мы сейчас предложим ему денег, мы только подтвердим те подозрения, которые возбудили в нем, когда разговаривали у палатки. А тогда – наше счастье, если удастся унести головы!
   – Что ж, попробуем подкупить другого, – согласился Иенсен.
   Но их замысел потерпел жестокое крушение. Много дней пришлось им стоять лагерем вблизи поселка, прежде чем удалось подкупить низкорослого, старого негра, вождя туземных войск шейха; тот соблазнился презренным металлом, потому что жил на берегу и знал великое могущество денег. Он обещал поздно ночью привести им ребенка.
   Чуть только стемнело, двое белых отдали приказание собираться в дорогу. К полуночи все было готово. Носильщики прилегли у своей клади, готовые в любую минуту взвалить ее на плечи и двинуться в путь. Вооруженные аскари прятались в кустах между лагерем и арабской деревней; они должны были прикрывать караван, когда черный вождь принесет их господам то, чего они ждут, и караван двинется.
   На тропинке, ведущей от деревни к лагерю, раздались шаги. Дозорные аскари подняли тревогу; белые насторожились. Они ожидали одного человека, а к ним шли двое. Иенсен сделал несколько шагов вперед и спросил приглушенным шепотом:
   – Кто идет?
   – Мбида! – был ответ.
   Так звали подкупленного негра. Иенсен успокоился, но затем его охватило сомнение: зачем Мбида привел с собой еще другого? И вдруг он понял. То, что принесли эти люди, лежало на длинных носилках. Иенсен разразился проклятиями. Неужели этот осел доставил им мертвое тело? Ему было заплачено за живого ребенка!
   Носилки остановились перед белыми людьми.
   – Получайте свою покупку! – сказал один из пришедших. Они спустили носилки на землю, повернулись и быстро исчезли в темноте ночи.
   Мальбин взглянул на Иенсена, и кривая улыбка исказила его губы. То, что лежало на носилках, было покрыто лоскутом материи.
   – Ну, что же? – насмехался Мальбин. – Сними покрывало и полюбуйся на свою покупочку. Хорошие деньги мы выручим за мертвое тело, особенно после того, как потаскаем его шесть месяцев по пустыне под горячим солнцем!
   – Кто же мог знать, что этот болван доставит девчонку мертвой? – проворчал Мальбин. Он отвернул уголок покрывала, а потом сорвал его совсем.
   Взглянув на то, что было под покрывалом, они с проклятиями отскочили от носилок: перед ними лежало мертвое тело неверного Мбиды.
   Через пять минут верблюды Иенсена и Мальбина мчались во весь опор к западу, а за ними неслись взволнованные аскари, готовясь защищать караван от ожидаемого каждую минуту нападения арабов.


   На всю жизнь запомнил сын Тарзана первую ночь, проведенную им в джунглях. Лютые звери не грозили ему ужасной смертью; кровожадные дикари ни разу не выглянули из-за деревьев. Впрочем, может быть, были и звери, и дикари, но мальчик был так углублен в свое отчаяние и в свои тяжелые мысли, что все равно не заметил бы их.
   Он думал о своей несчастной маме; сознание огромной вины перед родителями заставляло его невыносимо страдать. Американца ему не было жалко: вор заслужил наказание. Но Джек с ужасом думал о том, что все его планы расстроены теперь убийством Шендона. Теперь ему не вернуться домой! Ужас перед жестоким судом дикарей, о котором он читал в захватывающих, но фантастических рассказах, заставил его бежать без оглядки в джунгли. Но не только за себя он боялся: он боялся доставить своим родителям новое горе и опорочить их честное имя в позорном судебном процессе.
   Когда наступило утро, мальчик немного приободрился. Проснулось солнце и вместе с ним в груди у Джека проснулась новая надежда. Он может другим путем вернуться в цивилизованный мир. Кто же сможет догадаться, что он имеет какое-нибудь отношение к убийству незнакомца, в крошечной гостинице на далеком диком берегу?
   Мальчик сидел на суку, прижавшись к обезьяне; он не спал почти всю ночь; он совсем продрог. Тонкое белье не защищало его от сырости джунглей. Лохматый бок его друга был его единственной защитой. Как он обрадовался рассвету, сулившему столько тепла, как благословлял он солнце, целителя всех несчастий!
   Он разбудил Акута.
   – Идем! – сказал он. – Я продрог, я хочу есть. Мы поищем еды там, на солнышке, – и он показал на открытое место, поросшее мелким кустарником и усеянное обломками скал.
   Мальчик сразу спрыгнул на землю. Обезьяна же принялась осторожно нюхать утренний воздух. Наконец, убедившись в полной безопасности, она медленно спустилась к мальчику.
   – Нума и его подруга Сабор едят тех, которые раньше спускаются, а потом озираются. Те же, кто раньше озирается, а спускается после, сами едят их.
   Так обезьяна дала мальчику первый урок мудрости джунглей. Сначала они посидели рядком на открытой поляне, так как сын Тарзана хотел обогреться. Обезьяна учила его выкапывать червяков; но мальчика не прельстила подобная пища. Он нашел несколько птичьих яиц и съел их сырыми. Потом Акут накопал всяких съедобных кореньев. Наконец, они набрели на воду. Это была большая лужа солоноватой, дурно пахнущей жидкости; края ее были утоптаны ногами бесчисленных животных. Табун зебр ускакал при их появлении.
   Мальчика мучила жажда, и он, не привередничая, начал пить. Акут тем временем стоял, подняв голову, и прислушивался к каждому шороху. Затем он велел мальчику встать на страже и сам наклонился к воде. Но время от времени он поднимал голову и пристально вглядывался в кусты, которые росли на противоположном берегу этого грязного пруда. Утолив свою жажду, он спросил мальчика:
   – Все ли благополучно?
   Акут, как всегда, говорил по-обезьяньи.
   – Да, – отвечал мальчик, – ни один листик не дрогнул, пока ты пил.
   – Здесь, если ты хочешь остаться живым, ты должен полагаться не только на свои глаза, но и на свои уши и на свой нос. Главным образом – на нос. Когда я увидел зебр, убежавших от нас, я понял, что нет опасности на этом берегу. Иначе они убежали бы задолго до нашего появления. Но на том берегу может прятаться враг, и я не могу его учуять, потому что ветер дует туда и уносит запах. Поэтому я направляю по ветру свои глаза и уши: куда нельзя проникнуть носом, можно проникнуть глазами.
   – И кого же ты увидел там? Никого! – сказал мальчик, смеясь.
   – Я увидел там Нуму, он прячется в кустах, вон там, где растет высокая трава, – сказал Акут.
   – Там лев? – воскликнул мальчик. – Откуда ты знаешь? Я ничего не вижу.
   – Тем не менее, Нума – там, – ответил Акут. – Сначала я услыхал его вздох. Теперь ты еще не можешь отличить вздох Нумы от шелеста ветра, но ты должен со временем научиться узнавать вздох Нумы. Потом я стал смотреть и увидел, что трава движется в одном месте сильнее, чем может колыхать ее ветер. Взгляни, она трепещет под его дыханьем, видишь ты? Видишь, она дрожит у его боков – слева и справа. Так не дрожит трава нигде вокруг.
   Мальчик напрягал свое зрение. Его глаза были лучше обычных человеческих глаз. Наконец, он легонько вскрикнул.
   – Да, – сказал он шепотом, – я вижу. Лев лежит вон там. Его голова повернута к нам. Он смотрит на нас?
   – Нума смотрит на нас, – ответил Акут, – но мы в безопасности, если не подойдем слишком близко. Он лежит на своей добыче. Брюхо его уже почти полно, иначе мы слышали бы хруст костей. Он следит за нами из любопытства. Он либо будет кончать свой обед, либо пойдет пить. Он не станет прятаться от нас, потому что сейчас мы для него не враги и не добыча. Но это прекрасный случай: ты научишься видеть Нуму. А ты должен уметь видеть Нуму, если хочешь жить в джунглях. Нума не трогает обезьян, когда нас много. Клыки у нас длинные и сильные, мы умеем сражаться; но когда нас немного, а он голоден, мы должны быть осторожны. Обойдем его, и ты познакомишься с запахом Нумы. Чем скорее ты выучишься узнавать этот запах, тем лучше. Но держись поближе к деревьям, ибо иногда Нума совершает непредвиденные поступки. Держи уши, глаза и нос открытыми! Помни всегда, что враг может скрываться за каждым кустом, на каждом дереве, в каждой заросли. Спасаясь от Нумы, не попади в зубы к Сабор, его подруге. Иди за мной!
   И Акут стал обходить лужу.
   Мальчик шел по его следам. Чувства его были напряжены, нервы натянуты. Вот это жизнь! Он забыл о своем решении выйти на берег у какого-нибудь другого порта и вернуться обратно в Лондон. Он думал теперь только о диких радостях жизни, о борьбе с могуществом обитателей джунглей, царивших в лесах и пустынях дикого материка. Он не знал страха. Но честь и совесть он знал, и они причиняли ему немало тревог, когда начинали бороться с любовью к свободе за обладание его душой.
   Скоро мальчик почувствовал резкий запах хищника. Он улыбнулся. Что-то подсказало ему, что он узнал бы этот запах среди миллионов других запахов, даже если бы Акут не сказал ему, что лев близко. Было что-то странно знакомое в этом запахе, что-то сверхчувственно-знакомое, от чего короткие волосы встали у него на затылке и верхняя губа непроизвольно обнажила оскаленные клыки; он почувствовал, что все его мышцы напряглись, как бы готовясь к страшной битве; он испытывал удивительно приятное ощущение, какого никогда раньше не знал. Он стал другим существом – осторожным, проворным, ко всему готовым. Запах Нумы превратил мальчика в зверя.
   Он никогда не видел льва, ведь мать запрещала ему ходить в зверинец. Он знал его только по картинкам и жаждал увидеть царя зверей во плоти. Он непрестанно смотрел через плечо Акута, надеясь, что вот-вот Нума встанет с добычи и обнаружит свое присутствие. Потом он замедлил шаги и немного отстал от обезьяны. Вдруг он услышал пронзительный крик своего косматого друга. Мальчик мгновенно повернул голову, и его охватил трепет восторга: полузакрытая кустами стояла перед ним красавица-львица; спина у нее изогнулась; сверкающие зеленоватые глаза глядели прямо в глаза мальчику. Их разделяло не более десяти шагов. Сзади, за спиной у львицы, стоял Акут и старался диким ревом отвлечь ее внимание от мальчика. Он надеялся, что мальчику удастся вскочить на дерево.
   Но отвлечь Сабор было невозможно. Она глядела на мальчика. Он стоял между нею и ее мужем, между нею и ее добычей.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Поделиться ссылкой на выделенное