Эдгар Берроуз.

Приключения Тарзана в джунглях

(страница 4 из 17)

скачать книгу бесплатно

   Тог не смог нагнать Тарзана, и человек-обезьяна успел забраться на вершину дерева. Неуклюжий самец не посмел лезть дальше из боязни подвергнуться в свою очередь нападению. Тарзан же, сидя в безопасности на верхней ветке, насмешливо глядел вниз на своего преследователя и осыпал его всевозможными ругательствами. Когда же он довел Тога до белого каления, и огромный самец бешено заметался во все стороны на своем качающемся суку, он быстро взмахнул рукой… Со свистом прорезала воздух расправленная петля аркана над Тогом. Внезапный толчок – и зверь упал на четвереньки, а тугая петля крепко затянула его волосатое тело.
   Слишком поздно постиг несообразительный Тог намерения своего мучителя. Он попытался высвободиться, но сильным движением руки Тарзан потянул к себе аркан. Тог не удержался на месте, с ужасающим ревом полетел куда-то и, секунду спустя, повис в воздухе вниз головой на высоте тридцати – сорока футов от земли.
   Крепким узлом привязал Тарзан веревку к дереву и спустился ниже, на уровень с висящим в воздухе Тогом.
   – Тог! – сказал он. – Ты глуп, как Буто-носорог. Теперь ты будешь висеть здесь, пока не поймешь своей глупости. Ты будешь висеть здесь и ждать, а я пойду к Тике и поговорю с ней.
   Тог ревел и рычал, а Тарзан с усмешкой повернулся к нему спиной и мягко соскочил на нижний сук. Он стал подкрадываться к Тике, но самка, как и прежде, встретила его с оскаленными зубами и угрожающим рычанием. Он пытался умиротворить ее: знаками показывал ей, что питает к ней самые дружелюбные чувства, и вытянул вперед шею, чтобы взглянуть на балу Тики; но не так-то легко было убедить самку в том, что он не желает причинить вреда ее балу; материнский инстинкт только что родившей самки не хотел подчиняться голосу разума.
   Убедившись в безуспешности своих попыток отогнать или испугать Тарзана, Тика бросилась бежать. Она прыгнула наземь и, тяжело ступая, пересекла лужайку, где бродили и отдыхали другие обезьяны ее племени. Тарзан не стал ее преследовать, поняв, что самка мирным путем не согласится показать ему своего балу. Человеку-обезьяне хотелось подержать это крохотное созданьице на своих руках. При виде крошки-обезьяны им овладело какое-то странное чувство. Ему страстно хотелось прижать к себе и понянчить это забавное, маленькое тельце. Это крошечное существо принадлежало Тогу, а не Тарзану. Но его матерью была Тика, а Тарзан все еще продолжал любить ее.
   Голос Тога заставил его встрепенуться. Самец уже больше не рычал – он только жалобно выл. Тугая петля, стягивая ему ноги, замедлила кровообращение, и Тог стал сильно страдать. Несколько самцов сидели на земле, заинтересованные его положением: они делились нелестными для Тога замечаниями. К Тогу они не чувствовали симпатии, так как они неоднократно испытали на себе силу его страшных мышц и крепких челюстей. И они радовались его унижению.
   Тика видела, как Тарзан повернул обратно к дереву, и остановилась посреди поляны.
Она уселась на траву, крепко прижав к груди своего балу и подозрительно посматривая вокруг себя. Прежний беззаботный мир Тики исчез куда-то, и с появлением балу ей открылся новый мир, полный неведомых опасностей и несметного количества врагов. Она видела в Тарзане самого непримиримого своего врага – в Тарзане, который до сих пор был ее лучшим другом. Даже несчастная, дряхлая, полуслепая и беззубая Мамга, медленно бродившая в поисках червей вокруг гнилого пня, и та казалась ей злым духом, питающимся кровью маленьких балу.
   И в то время, когда Тика видела опасность там, где опасности не было, она не заметила пары сумрачных желто-зеленых глаз, с алчным блеском уставившихся на нее – глаз существа, притаившегося под сенью густого кустарника на противоположном конце лужайки.
   Голодная пантера Шита плотоядно глядела на соблазнительную пищу, находившуюся в двух шагах, но внушительные фигуры исполинских самцов несколько умерили ее пыл.
   Вот, если бы самка со своим балу подошла хоть на шаг ближе! Одним прыжком пантера набросилась бы на них и умчалась бы со своей добычей, не дав даже опомниться могучим самцам.
   Судорожно помахивая кончиком красно-бурого хвоста, пантера раскрыла пасть, обнажив свои желтые клыки и красный язык. Но Тика не видела Шиты. Не видели ее также и другие обезьяны, мирно бродившие по лужайке около Тики. Да и Тарзан-обезьяна не видел пантеры.
   Тарзан знал, что приходится терпеть беззащитному Тогу от самцов, и в тот же миг протиснулся между ними. Один самец, протянув лапу вперед, пытался поймать висящего в воздухе Тога. Вспомнив недавнюю свою стычку с ним, в которой Тог основательно отколотил его, самец этот пришел в дикую ярость и решил немедля отомстить Тогу. Лишь бы только удалось схватить качающуюся веревку, и Тог в его власти. Тарзан видел это и рассвирепел. Он признавал только честный бой, и замысел самца привел его в негодование. Самец было уже собрался схватить своей волосатой лапой беззащитного Тога, как Тарзан, с негодующим ревом, вскочил на сук рядом с нападающим и одним могучим взмахом руки скинул его с дерева.
   Падая вниз, удивленный и взбешенный самец стал судорожно цепляться за нижние ветви. Ловким движением ему удалось переброситься на другой сук, немного ниже первого. Найдя надежную точку опоры, он быстро оправился и так же быстро вскарабкался вверх, горя мщением… Но Тарзана интересовало теперь другое, и он не желал, чтобы ему мешали. Он пустился в пространные объяснения с Тогом, имеющие целью доказать непроходимую глупость последнего и несомненное превосходство его, Тарзана-обезьяны, великого, могучего охотника джунглей, над Тогом и всеми другими обезьянами.
   Доказав с полной наглядностью ничтожество Тога, Тарзан наконец отпустил свою жертву. Но как только разъяренный самец, сброшенный Тарзаном на землю, вскарабкался вверх на дерево и очутился с ним рядом, добродушный Тарзан весь преобразился и превратился в рычащего дикого зверя. Волосы его встали дыбом, верхняя губа приподнялась, обнажив ряд крепких, готовых к бою зубов. Он не стал ждать нападения, так как и голос, и воинственная поза самца ясно говорили о кровожадных его намерениях. С нечеловеческим ревом впился Тарзан зубами в горло врага.
   Нападение было стремительно и неожиданно. Грузный самец не удержался на суку и полетел вниз, судорожно Цепляясь за листья и ветви дерева. Тарзан тоже покатился за ним вниз, и на высоте пятнадцати футов от земли оба они упали на громадный сук того же дерева. Самец упал на спину, Тарзан на него. Человек-обезьяна прокусил врагу яремную жилу, и тот грохнулся наземь. Тарзан же успел вовремя схватиться за сук и удержаться на нем.
   Сидевшие на дереве обезьяны следили за боем. Они видели, как распласталось по земле безжизненное тело самца. Тарзан заглянул вниз и, убедившись в смерти своего противника, поднялся во весь рост, выпятил вперед свою широкую грудь, ударил по ней кулаком и огласил воздух жутким победным кличем своего племени.
   Пантера Шита, которая, сидя на самом краю лужайки, собралась было уже схватить свою добычу, вся вздрогнула при звуке громкого эха, повторявшего страшный, гипнотизирующий крик Тарзана; она пугливо оглянулась, выбирая путь к отступлению.
   – Я – Тарзан-обезьяна, – хвастал победитель, – могучий охотник, могучий боец! Нет в джунглях зверя, равного Тарзану!
   Затем он отправился обратно к Тогу.
   Тика видела все. Она даже положила своего драгоценного балу на мягкую траву и подошла немного ближе к дереву, чтобы не упустить подробностей боя. Может быть, она в тайниках своего сердца была на стороне Тарзана; может быть, самка гордилась победой, одержанной Тарзаном над обезьяной? Ответить на эти вопросы могла бы лишь она одна.
   Шита-пантера видела, как самка положила своего детеныша на траву. Снова стала она махать концом своего хвоста, как бы желая этим судорожным движением возбудить себя к решительным действиям. Победный клич человека-обезьяны сильно подействовал на ее нервы; только спустя несколько минут собралась она снова с духом и приготовилась вырвать свою добычу из круга отдыхавших на лугу исполинских обезьян.
   Тем временем Тарзан приблизился к Тогу. Взобравшись на верхний сук дерева, он развязал конец веревки и стал медленно спускать Тога вниз. Тог, однако, успел схватиться лапами за ветку.
   Он тотчас же вскочил на нее и стал бешено метаться во все стороны. Петля ослабела и ему удалось скинуть ее с себя. В его горящем мщением сердце не было места благодарности. Он помнил лишь одно: Тарзан заставил его претерпеть сильнейшую боль и унижение. Он должен отомстить за все. Однако ноги не слушались его, голова кружилась так, что волей-неволей пришлось отложить мщение до другого раза.
   Тарзан стал поправлять петлю аркана, не переставая читать Тогу нравоучений. Он объяснял ему, как бесполезна борьба слабого с сильным. Тика подошла поближе к дереву и с любопытством взглянула вверх. Шита же тем временем постепенно подвигалась вперед, ползя брюхом по земле. Еще секунда и она прыгнет из-за куста, схватит добычу и мгновенно умчится с нею в укромный уголок, чтобы навсегда покончить с маленьким балу Тики.
   Тарзан окинул взором лужайку. Все его добродушие и шумная хвастливость сразу улетучились. Бесшумно и быстро соскочил он на землю.
   Видя это, Тика решила, что он снова хочет преследовать ее и балу. Она ощетинилась и приготовилась к нападению. Но Тарзан, не останавливаясь, быстро промчался дальше. Тика, продолжая следить за ним глазами, увидала и поняла, наконец, что побудило Тарзана так быстро соскочить с дерева. На виду у всех к крохотному копошившемуся балу, лежавшему на траве на расстоянии не более нескольких футов от нее, медленно подкрадывалась Шита.
   С криком ужаса помчалась Тика вслед за Тарзаном. Шита увидела Тарзана. Она не спускала глаз с беспомощного существа, лежавшего в траве. Ей показалось, что Тарзан хочет отнять у нее добычу. И с сердитым ворчанием она кинулась на Тарзана.
   Тог слышал предостерегающий крик Тики и, грузно переваливаясь с бока на бок, бросился к ней на помощь.
   Другие самцы с сердитым ворчанием тоже поспешили на крик, но не могли поспеть за Тарзаном. И Шита, и человек-обезьяна почти одновременно добежали до балу. Они остановились друг против друга, оскалив клыки и грозно ворча, а крохотное, барахтающееся существо лежало между ними.
   Шита не посмела схватить балу, боясь нападения человека-обезьяны. По этой же причине и Тарзан не решался оказать балу немедленную помощь: стоило ему только наклониться над детенышем, как пантера в тот же миг расправилась бы с ним. Итак, они стояли друг против друга, а Тика бежала по лужайке, невольно замедляя шаг по мере приближения к Шите. Даже ее материнская любовь не могла побороть в ней инстинктивного страха перед исконным страшным врагом обезьян.
   Тог ревел и рычал; однако, он осторожно крался по лугу вслед за Тикой и часто останавливался. Другие самцы стояли поодаль, оглашая воздух неистовым ревом и жутким боевым кличем их племени. Шита уставилась на Тарзана своими горящими как уголья желто-зелеными глазами, косясь в то же время и в сторону, на приближавшихся к ней исполинских обезьян. Благоразумие подсказывало ей, что надо повернуться и бежать, но голод и соблазнительная близость добычи побуждали не уступать поля борьбы. Она подняла лапу, чтобы схватить балу, но в тот же миг Тарзан с диким гортанным возгласом кинулся на нее.
   Пантера пригнулась к земле, чтобы кинуться на него. Она нанесла быстрый, ужасный удар, который превратил бы голову Тарзана в кровавую массу, если б удар попал в цель. Но Тарзан вовремя увернулся и быстро бросился на зверя, сжимая в руке длинный нож, нож покойного отца, которого он никогда не видел.
   В тот же миг пантера Шита забыла о балу. Все ее мысли сосредоточились на одном желании: изорвать в клочья своими мощными когтями тело врага и погрузить длинные, желтые клыки в мягкую коричневую кожу человека-обезьяны.
   Тарзану и прежде приходилось вступать в единоборство с хищными зверями джунглей. Он испытал на себе мощь клыков этих зверей. Не всегда он выходил из боя с ними вполне невредимым. Но хорошо зная, что ожидает его в случае неудачи, он даже не дрогнул, потому что не ведал страха.
   Уклонившись от удара хищника, он отскочил в сторону и очутился позади пантеры. Всей своей тяжестью он навалился на полосатую спину зверя и впился зубами в его шею. Одной рукой он схватил Шиту за горло, а другой погрузил стальной клинок в ее бок.
   С ревом и воем, кусаясь и царапаясь, упала Шита на траву и судорожно металась по ней. Она тщетно старалась освободиться из железных объятий врага и ухватить зубами и когтями хоть часть его кожи.
   Тарзан бился в мертвой схватке с пантерой, и Тика видела это. У нее была своя забота. Пользуясь моментом, она подбежала к месту борьбы и схватила своего балу. Затем она взобралась на верхушку дерева и была теперь вне всякой опасности. Прижимая балу к своей волосатой груди и не спуская глаз с происходящей внизу борьбы, она отчаянными криками звала Тога и других самцов на помощь.
   С оглушительным ревом сбегались рассвирепевшие самцы к месту боя, но Шите в пылу схватки было не до них. Ей внезапно удалось сбросить Тарзана со спины и человек-обезьяна очутился на земле. Не успел он вскочить, как зверь задней ногой раскроил ему всю ногу от бедра до колена.
   Вид и запах крови еще более подзадорили самцов, но они только глядели на бой, не вмешиваясь. Но Тог не вытерпел.
   Еще несколько секунд тому назад он был полон ненависти к Тарзану… Сейчас он стоял в кругу обезьян и своими отвратительными красными крохотными глазами следил за боем. Какая работа происходила в его диком мозгу? Наслаждался ли он незавидным положением своего недавнего врага? Жаждал ли он увидеть, как вонзятся мощные клыки Шиты в мягкую шею человека-обезьяны? Или он оценил, быть может, бескорыстность и самоотверженность Тарзана, кинувшегося в бой, чтобы спасти маленького балу Тики? Является ли благодарность исключительно человеческой привилегией, или ею обладают также и существа низшей породы?
   Вид брызнувшей на землю крови вывел Тога из бездействия: с диким рычаньем он всем своим огромным телом навалился вдруг на Шиту. Его длинные клыки погрузились в белое горло хищника. Своими острыми когтями он рвал мягкую шерсть зверя на части, и клочья ее летали в воздухе джунглей.
   Пример Тога подействовал заразительно на других самцов. Они толпою кинулись на Шиту и терзали ее тело когтями, оглашая воздух диким завыванием.
   Да! То было удивительное, захватывающее зрелище – битва первобытных обезьян и белого исполина, человека-обезьяны с исконным их врагом, с пантерой Шитой.
   Тика в исступлении плясала на ветке дерева, качавшейся под ее тяжестью, и громкими криками подзадоривала бойцов. Така, Мумга, Камма и другие самки племени Керчака присоединились к ней, и их дикие исступленные вопли заглушали даже бешеный шум битвы.
   Кусая и нанося удары, из последних сил боролась за свою жизнь искусанная, изодранная в клочья Шита, но исход боя был ясен. Даже лев Нума и тот не рискнул бы вступить в бой с таким числом исполинских обезьян из племени Керчака. Сейчас, на расстоянии полумили от боя, царь зверей при грозных звуках битвы проснулся после своего послеобеденного сна, поднялся и благоразумно побрел дальше – в глубь джунглей.
   Разодранное, окровавленное тело Шиты перестало двигаться. Пантера застыла в последней судороге, а самцы все еще рвали в клочья ее чудесную шелковистую шерсть. Но усталость взяла свое, они оставили пантеру, и тогда из клубка кровавых тел поднялся гигант, весь окровавленный, и все же прямой, как стрела.
   Он поставил ногу на неподвижное тело побежденного зверя и, подняв свое окровавленное лицо к синему небу тропиков, огласил воздух диким победным кличем исполинских обезьян.
   Один за другим повторяли этот крик самцы-обезьяны племени Керчака. Самки, спустившись с деревьев, подошли ближе и начали издеваться над трупом убитого зверя. Молодые обезьяны, ребячески подражая старшим, устроили шумную игру: они представляли только что окончившийся бой.
   Тика подошла к Тарзану.
   Она по прежнему держала у своей волосатой груди маленького балу. Тарзан опять протянул руку, чтобы взять у нее детеныша. Он ожидал встретить и на этот раз со стороны Тики такой же недружелюбный прием, как и раньше. Но, сверх ожидания, она охотно передала ему своего балу, а сама стала лизать его страшные раны.
   И даже Тог, который отделался несколькими легкими царапинами, подошел к ним, встал рядом с Тарзаном и спокойно смотрел, как последний играл с балу. А потом и он наклонился и стал вместе с Тикой лизать раны человека-обезьяны.


   Среди отцовских книг, найденных Тарзаном в хижине на берегу моря, было много таких, которые сильно тревожили его начинающий развиваться ум. Работая усердно, с безграничным терпением, он, наконец, проник в тайну этих маленьких, черных букашек, которыми кишели печатные страницы. Он понял, что различные их комбинации обозначают на безмолвном языке что-то особенное, не вполне доступное пониманию мальчика-обезьяны. Они возбуждали его любопытство, давали пищу воображению и наполняли душу неудержимым стремлением к познанию.
   Он обнаружил, что найденный им словарь ничто иное, как сборник удивительных сведений. Он узнал это после долгих лет неутомимой работы, и тогда же ему, наконец, удалось открыть способ пользования им.
   Словарь служил ему предметом интереснейшей игры. Каждое новое слово открывало перед ним мир новых понятий, и он среди массы определений искал следы новой мысли с таким рвением, словно преследовал добычу в джунглях. Это была охота, а Тарзан, приемыш обезьяны, был неутомимым охотником.
   Встречались, конечно, слова, которые возбуждали его любопытство в большей степени, чем другие, – слова, которые по той или иной причине занимали его воображение. Так, например, он столкнулся с одним понятием, которое ему трудно было сразу уяснить себе, а именно со словом «Бог». Тарзан обратил на него внимание прежде всего благодаря краткости этого слова. Помимо этого его поразило, что оно начиналось с букашки «Б», значительно большей, чем остальные крохотные букашки «б». Он решил, что большая букашка «Б» – самец, тогда как остальные – самки. Вторым обстоятельством, возбудившим его любопытство, явилось обилие «мужских» букашек в определении этого слова. Высшее существо, Творец или Создатель вселенной. Конечно, решил Тарзан, это очень важное слово, и надо постараться понять его. И это ему удалось после долгих месяцев бесплодных усилий и глубоких размышлений.
   Однако Тарзан не считал потерянным то время, которое он употреблял на эти странные охотничьи экскурсии в заповедную область знаний. Каждое слово, каждое определение приводило его в таинственные дебри, раскрывало перед ним новые миры, в которых он только начинал ориентироваться; все чаще стали ему попадаться знакомые образы, и он обогащался все новыми сведениями.
   Но значение слова «Бог» все еще не было выяснено. Однажды он пришел к убеждению, что постиг значение загадочного слова: Бог – это могучий вождь – царь всех Мангани! Правда, Тарзан все-таки не был вполне уверен в этом, хотя бы уже потому, что Бог в таком толковании являлся существом сильнейшим, чем Тарзан…
   Тарзан, не знавший равного себе в джунглях, не хотел мириться с этим!
   Во всех своих книгах Тарзан не нашел изображения Бога, хотя все говорило за то, что Бог – великое, всемогущее существо. Тарзан видел изображения тех зданий, в которых Гомангани поклонялись Богу, но не заметил в них ни малейших признаков ни самого Бога, ни следов его пребывания. Он даже стал сомневаться в том, что Бог вообще существует, и решил сам пойти искать Бога.
   Начал он с того, что стал расспрашивать Мамгу, старую обезьяну, которая видала всякие виды на своем веку. Но старуха Мамга могла отдать себе отчет лишь в обыденном. Случай, когда Гунто принял колючий шип за съедобное растение, произвел на нее значительно более глубокое впечатление, чем бесконечные проявления величия божия, имевшие место на ее глазах, и которых она, конечно, не могла понять.
   Затем Тарзан обратился с расспросами к Нумго. Последний сумел на время отвлечь человека-обезьяну от поисков истины в печатных букашках довольно оригинальной теорией. По словам Нумго, луна Горо создала свет, дождь и гром. – Я знаю это, – говорил Нумго, – потому что Дум-Дум всегда танцуют при лунном свете. Этот довод, достаточно убедительный для Нумго и Мамги, не удовлетворил, однако, Тарзана. Тем не менее эта теория послужила ему отправным пунктом в дальнейших поисках, которые велись им уже в другом направлении. Он начал наблюдать за луной.
   Ночью он взобрался на верхушку самого высокого дерева в джунглях. Огромным круглым шаром сияла на небе великолепная экваториальная луна. Человек-обезьяна, сидя верхом на тонком качающемся суку, поднял свое бронзовое лицо к серебряному светилу.
   И сидя там, на вершине дерева, он, к своему удивлению, убедился, что Горо так же далек от него, как и от земли. Он решил, что Горо боится его.
   – Иди сюда, Горо! – кричал он. – Тарзан-обезьяна не причинит тебе вреда.
   Но луна и не думала опускаться.
   – Скажи мне, – продолжал он, – ты ли тот великий вождь, который посылает нам Ару-свет, который творит великий шум и буйные ветры и льет воду на нас, обитателей джунглей в те дни, когда становится вдруг темно и холодно. Ответь мне, Горо, ты ли Бог?
   Конечно, Тарзан не произносил слова «Бог» так, как мы с вами произносим его. Он не умел говорить на языке своих праотцов-англичан; но для каждой из крохотных букашек он придумал особые названия, которые все вместе взятые составили своеобразный алфавит.
   В отличие от обезьян, он не довольствовался одними лишь представлениями о предметах; ему нужны были слова, обозначающие эти представления. Во время чтения он охватывал все слова целиком. Но в разговоре он произносил отдельные слова, вычитанные им из книг, соответственно тем названиям, которые он дал различным маленьким букашкам, встречавшимся в данном слове. Обычно он прибавлял к каждому из них частицу, характеризующую род (мужской или женский) букашки.
   Таким образом и создалось то величественное слово, которое на языке Тарзана обозначало «Бог». Мужская приставка на языке обезьян – «бю», женская – «мю». Б у него значило «ля», о – «тю», г – «моу».
   Итак, слово «Бог» превратилось у него в «Бюлямютюмюмоу», или по-английски: Самец – Б – самка – о – самка – г.
   Таким же образом стал он произносить свое имя по-новому. Странно и удивительно звучало оно. Слово «Тарзан» состояло из двух слов: на языке обезьян это значит «белая кожа». Имя это было дано ему приемной матерью, исполинской обезьяной Калой. Когда Тарзан вздумал передать это слово на языке своих соотечественников, то ему к тому времени еще не удалось найти в словаре слов «белый» и «кожа». Но в одной из книг он увидел изображение белого мальчика и поэтому он назвал себя «Бюмюдимютоумюроу» или «маленький самец».
   Понять удивительную систему произношения Тарзана было бы столь же трудно, сколь и бесполезно, и поэтому мы будем впредь прибегать к более свойственным нам приемам произношения, почерпнутым нами из ученических тетрадок для упражнений в грамматике. Усвоение же правила, что «моу» значит г, «тю» – о и «по» – у, и что для произношения слова «мальчик» надо поместить мужскую частицу (на языке обезьян) «бю» перед целым словом и женскую частицу «мю» перед каждой отдельной буквой – было бы слишком утомительно. Помимо того, это завело бы нас в невылазные дебри.
   Итак, Тарзан апеллировал к луне, но луна безмолвствовала. Тарзан пришел в негодование. Он выпятил вперед свою широкую грудь, оскалил зубы и бросил в лицо безмолвному светилу свой воинственный клич.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное