Эдгар Берроуз.

Мечи Марса

(страница 4 из 16)

скачать книгу бесплатно

   Почти сразу же люди из коридора вошли в комнату. Они могли меня заметить, но, очевидно, не заметили, потому что направились прямо к двери в соседнюю комнату, которую один из них открыл. Из своего убежища я отчетливо видел этого человека и всю комнату, тогда как сам оставался в тени.
   То, что я увидел за дверью, заставило меня призадуматься. В центре обширного помещения находилось не менее пятнадцати человек – пятнадцать сильных мужчин. Во главе стола сидел человек огромного роста. Я знал, что это Ур Джан. Он был отлично сложен, при первом же взгляде становилось ясно, что это незаурядный боец.
   Человека, открывшего дверь, я тоже хорошо видел, но его товарища скрывал от меня шкаф. Ур Джан поднял голову.
   – Что случилось? – спросил он. – Кто это с тобой?
   Затем он произнес:
   – А, я узнаю его.
   – У него сообщение для тебя, Ур Джан, – сказал человек у двери. – Он говорит, что сообщение очень срочное, иначе бы я не привел его.
   – Пусть войдет, – сказал Ур Джан. – Посмотрим, чего он хочет. А ты возвращайся на свой пост.
   – Входи, – сказал человек, обращаясь к своему спутнику, – и молись своему первому предку, чтобы твое сообщение заинтересовало Ур Джана, иначе ты не выйдешь из этой комнаты.
   Он отошел в сторону, и я увидел пришедшего с ним. Это был Рапас Ульсио.
   Глядя на его спину, когда он приближался к Ур Джану, я понял, как он напряжен. Я гадал, что могло привести его сюда, ведь он не был членом Гильдии. Тот же вопрос, очевидно, возник и у Ур Джана, о чем свидетельствовали его слова:
   – Что нужно здесь Рапасу Ульсио?
   – Я пришел как друг, – ответил Рапас. – Я принес Ур Джану слово, которого он долго ждал.
   – Лучшее слово, которое я мог бы услышать, это что кто-то перерезал твою грязную глотку, – Ур Джан усмехнулся.
   – Великий Ур Джан любит шутить, – пробормотал Рапас. Гигант вскочил на ноги и ударил кулаком по столу.
   – Почему ты, жалкий перерезыватель глоток, думаешь, что я шучу? Но лучше смейся, пока можешь, ибо если ты не сообщишь мне ничего важного, если ты просто так пришел в запретное для тебя место, если ты помешал нашей встрече без достаточных оснований, я сделаю тебе новый рот, но ты не сможешь им смеяться.
   – Я хотел угодить тебе, – взмолился Рапас, – я был уверен, что ты оценишь мое сообщение, иначе бы я не пришел.
   – Говори быстрее, что за сообщение.
   – Я знаю, кто убивает для Фал Сиваса.
   Ур Джан рассмеялся. Это был отвратительный смех.
   – Я тоже, – проревел он. – Это Рапас Ульсио!
   – Нет! Поверь мне, Ур Джан! – воскликнул Рапас.
   – Тебя видели входящим и выходящим из дома Фал Сиваса, – обвинял глава убийц Рапаса. – Ты у него на службе, а для каких целей, за исключением убийства, может он нанять такого, как ты?
   – Да, я прихожу в дом Фал Сиваса.
Я часто бываю там. Он нанял меня телохранителем, но я принял его предложение только для того, чтобы иметь возможность шпионить за ним. Теперь я узнал то, что мне нужно, и пришел прямо к тебе.
   – Ну, и что же ты узнал?
   – Я уже сказал тебе. Я узнал, кто убивает для него.
   – И кто же, если не ты?
   – Он нанял чужака в Зоданге, пантана по имени Вандор. Этот человек убивает для него.
   Я не мог сдержать улыбки. Каждый считает себя знатоком человеческих душ и, когда происходит что-то, что подтверждает эту веру, он бывает польщен. Это было тем более приятно, что обычно люди редко правильно оценивают поступки других людей. Я же никогда не доверял Рапасу Ульсио и с первого взгляда понял, что он подлец и предатель.
   Ур Джан скептически посмотрел на него.
   – А почему ты принес мне это сообщение? Ты не мой друг и не друг моих людей.
   – Но хочу им быть, – умолял Рапас. – Я рисковал жизнью, чтобы сообщить тебе это, потому что хочу присоединиться к Гильдии Убийц и служить под началом великого Ур Джана. Если так произойдет, это будет лучший день в моей жизни. Ур Джан величайший человек в Зоданге, величайший человек на всем Барсуме. Я хочу служить ему, и буду служить верно.
   Все люди падки на лесть, и часто чем они значительнее, тем более податливы.
   Ур Джан не был исключением. Он расправил плечи и выпятил грудь.
   – Ну, – сказал он более мягко, – мы подумаем над этим. Возможно, мы сумеем тебя использовать, но сначала нужно покончить с этим Вандором.
   Он быстро осмотрел собравшихся.
   – Кто знает его?
   Все недоуменно пожимали плечами. Никто меня не знал.
   – Я покажу вам его, – сказал Рапас. – Я покажу вам его сегодня же.
   – Ты в этом уверен? – спросил Ур Джан.
   – Я договорился встретиться с ним в столовой.
   – Неплохая мысль, – сказал Ур Джан. – Когда ты с ним встречаешься?
   – Примерно в половине восьмой зоды.
   Ур Джан обвел взглядом своих людей.
   – Ульдак, – сказал он, – ты пойдешь с Рапасом. Не возвращайся, пока Вандор жив.
   Я хорошо рассмотрел Ульдака, пока он шел к двери, и запомнил каждую деталь его внешности, даже походку. Я видел его всего несколько мгновений, но был уверен, что никогда не забуду.
   Пока эти двое выходили из большой комнаты и пересекали прихожую, где я скрывался, Рапас объяснял своему спутнику план, сложившийся у него в голове.
   – Я покажу тебе столовую, где мы встречаемся, и когда ты придешь туда, то увидишь, кто сидит со мной за столом.
   Я не мог не улыбнуться. Что сказали бы эти двое и Ур Джан, если бы знали, что тот, кого они ищут, находится в нескольких ярдах от них.
   Я хотел последовать за Рапасом и Ульдаком, но не мог выйти из-за шкафа: мне бы пришлось пройти мимо открытой двери, ведущей в комнату, где сидели Ур Джан и его пятнадцать убийц. Придется ждать окончания встречи, только тогда я смогу выбраться на крышу. Хотя меня раздражала вынужденная бездеятельность, я использовал это время, чтобы запомнить лица убийц. Некоторые сидели ко мне спиной, но даже их я мог изредка видеть в профиль.
   Вскоре Ур Джан заметил открытую дверь и приказал одному из убийц, сидевшему поблизости, закрыть ее. Едва дверь закрылась, я выбрался из-за шкафа и вышел в коридор. Я быстро двигался к комнате, через окно которой проник в здание.
   Успех моего плана зависел от того, успею ли я в столовую раньше Рапаса и Ульдака. Я добрался до балкона и без препятствий вскарабкался на крышу, а вскоре уже приземлил флайер в ангаре. Спустившись на улицу, я направился в столовую.
   Найдя место, откуда я мог следить за входом, я стал ждать. Долго ждать не пришлось. Вскоре я увидел две приближающиеся фигуры. Они остановились на перекрестке двух улиц недалеко от меня, и Рапас указал Ульдаку столовую, потом они разделились: Рапас двинулся в сторону общественного дома, где я впервые встретился с ним, а Ульдак повернул и пошел по улице, ведущей к месту встречи убийц.
   До встречи с Рапасом оставалось еще ползоды, но сейчас меня больше интересовал Ульдак. Как только Рапас прошел мимо меня по противоположной стороне улицы, я вышел из своего убежища и быстро пошел в том направлении, куда удалился Ульдак.
   Добравшись до перекрестка, я увидел убийцу немного впереди себя. Он шел медленно, очевидно, просто убивая время и дожидаясь часа, когда я встречусь с Рапасом. Держась противоположной стороны улицы, я довольно долго шел за ним, пока он не оказался в совершенно пустынном месте. Я не хотел, чтобы были свидетели того, что мне предстояло сделать.
   Перейдя улицу, я прибавил шагу. Расстояние между нами быстро сокращалось, и вот я уже в нескольких шагах от него. Я подошел так тихо и осторожно, что он вздрогнул от неожиданности, когда я заговорил:
   – Ты меня знаешь?
   Он резко повернулся, положив руку на рукоять меча.
   – Кто ты? – спросил он.
   – Возможно, я ошибся, – сказал я. – Ведь ты Ульдак?
   – Ну и что?
   – Но ведь тебя послали убить меня. Меня зовут Вандор, – закончив говорить, я выхватил меч.
   Он был очень удивлен, когда я назвал себя, но ему ничего не оставалось делать, как только защищаться, и он с отвратительным смешком тоже извлек оружие.
   – Ты дурак, – заявил он. – Любой другой убежал бы и спрятался, если бы знал, что его ищет Ульдак.
   Очевидно, этот человек считал себя великим бойцом. Я мог смутить его, открыв свое подлинное имя. Сердце любого воина Барсума сожмется, если он узнает, что ему противостоит Джон Картер. Но я не сказал ничего. Я решил проверить, имеет ли он основания хвастать. Он, несомненно, был хорошим фехтовальщиком и, как я и ожидал, очень хитрым и неразборчивым в средствах. Большинство убийц не имеют представления о честной схватке, они просто убийцы.
   Вначале он сражался довольно небрежно, ведь он был уверен, что легко одолеет меня, но когда он увидел, что не может этого сделать, он применил несколько трюков и, наконец, совершил непростительный проступок – свободной рукой он выхватил пистолет. Зная, с кем я имею дело, я все время ожидал чего-нибудь подобного.
   В тот момент, когда его рука уже направила на меня пистолет, я выбил его меч и ударил его по руке, державшей огнестрельное оружие, почти перебив ее. С криком гнева и боли он отступил, но я был уже перед ним. Он взмолился о милосердии и закричал, что он не Ульдак, что я ошибся.
   Этот трус повернулся, пытаясь бежать, но я вынужден был сделать то, что мне очень не нравилось, но чтобы осуществить свой план, я не мог оставить его в живых, поэтому я догнал его и пробил ему сердце. Он упал лицом вниз. Я вытащил меч из его тела и быстро огляделся. Никого не было видно.
   Я перевернул Ульдака на спину и концом своего меча начертил на его груди крест.


   Когда я вошел в столовую, то сразу увидел Рапаса, с нетерпением ожидавшего моего прихода. Он выглядел очень самодовольным и презрительным.
   – Ты точен, – сказал он. – Удалось найти что-нибудь интересное в ночной жизни Зоданги?
   – Да, – ответил я. – Я хорошо повеселился. А ты?
   – У меня был очень удачный вечер. Я установил очень важную связь и, мой дорогой Вандор, я не забыл тебя.
   – Очень благородно с твоей стороны, – произнес я.
   – Да, ты запомнишь этот вечер на всю жизнь, – воскликнул он и разразился смехом.
   – Ты должен рассказать мне об этом.
   – Нет, не теперь, – ответил он. – Это должно пока оставаться тайной. Ты скоро сам все узнаешь, а теперь давай поедим. Сегодня я угощаю. Я плачу за все.
   Жалкая человекоподобная крыса раздулась от важности, почувствовав себя полноправным членом Гильдии Убийц.
   – Хорошо, – согласился я, – пусть будет по-твоему.
   Чтобы сделать ситуацию еще более забавной, я заказал самые дорогие блюда, какие только были.
   Когда я вошел в столовую, Рапас сидел лицом к входу. Когда кто-нибудь входил, я видел, как на его лице выражение ожидания сменялось разочарованием.
   За едой мы говорили о самых незначительных вещах. По мере того, как ужин подходил к концу, росло нетерпение и раздражение Рапаса.
   – В чем дело, Рапас? – спросил я спустя некоторое время. – Чем ты встревожен? Ты кого-нибудь ждешь?
   Он быстро взял себя в руки.
   – Нет, я никого не жду, но у меня есть враги. Всегда нужно быть начеку.
   Его объяснение было достаточно правдоподобным, но я-то знал, что это неправда. Я мог бы сказать ему, что он ждет напрасно, но не сделал этого.
   Рапас, как мог, затягивал ужин и, чем дольше это продолжалось, тем больше он нервничал и тем чаще смотрел на вход.
   Наконец я захотел уйти, но он задержал меня.
   – Посиди еще немного, – сказал он. – Разве ты торопишься?
   – Мне пора возвращаться, – ответил я. – Я могу понадобиться Фал Сивасу.
   – Нет, – сказал он, – до утра ты свободен.
   – Но мне нужно немного поспать, – настаивал я.
   – Ты успеешь выспаться, – сказал он, – не беспокойся.
   – Но я все же пойду, – с этими словами я встал. Он тоже неохотно поднялся.
   – Я тебя немного провожу, – сказал он.
   Мы уже были у выхода, когда с улицы вошли два человека. Здороваясь с владельцем, они продолжали взволнованно обсуждать что-то.
   – Агенты Владыки снова за работой, – заметил один из них.
   – А что случилось? – спросил владелец.
   – На улице Зеленого Горла нашли тело одного из убийц Ур Джана, а над сердцем у него – крест Владыки.
   – Да будет силен Владыка, – сказал владелец. – Зоданга станет только лучше, если он очистит ее от убийц.
   – Как звали убитого? – спросил Рапас с волнением, которое попытался скрыть.
   – В толпе говорили, что его звали Ульдак, – ответил один из принесших новость. Рапас побледнел.
   – Это был твой друг, Рапас? – спросил я.
   – О, нет, – ответил Ульсио. – Я не знал его. Идем.
   Мы вместе вышли на улицу и пошли в направлении дома Фал Сиваса. Плечом к плечу шли мы по освещенным кварталам, прилегающим к столовой. Рапас нервничал. Краем глаза я следил за ним и старался прочесть его мысли, но он был настороже и закрылся от меня.
   Я часто имел преимущество перед марсианами, потому что мог читать их мысли, а вот моих мыслей они не могли прочесть. Почему так, я не знаю. Чтение мыслей широко распространено на Марсе, но все марсиане в целях безопасности выработали способность закрывать свой мозг – такой защитный механизм у них стал почти всеобщим.
   Однако когда мы вышли на темную улицу, стало очевидным, что Рапас старается идти за мной. Хотя я не мог прочесть его мыслей, я догадывался о его намерениях: Ульдак не выполнил поручение, и у Крысы появилась возможность прославиться самому и заслужить благосклонность Ур Джана.
   Если у человека есть чувство юмора, подобная ситуация немало повеселила бы его, как и меня. Вот я иду по совершенно темной улице рядом с человеком, который постарается убить меня при первой же возможности, и мне необходимо расстроить его планы, но так, чтобы он ничего не подозревал. Я не хотел убивать Рапаса Ульсио, по крайней мере сейчас. Я чувствовал, что так или иначе сумею использовать его.
   – Идем, – сказал я. – Почему задерживаешься? Ты устал?
   Я обнял его, прижал его руку. Так мы продолжали идти к дому Фал Сиваса. На ближайшем перекрестке он высвободился.
   – Я оставлю тебя здесь, – сказал он. – Я не хочу сегодня идти в дом Фал Сиваса.
   – Хорошо, друг мой. Но, надеюсь, мы скоро увидимся.
   – Да. Скоро.
   – Завтра вечером, может быть? – предложил я. – Или еще через день. Освободившись, я приду в столовую; возможно, там я найду тебя.
   – Хорошо, – сказал он. – Я ужинаю там каждый день.
   – Спокойной ночи, Рапас!
   – Спокойной ночи, Вандор!
   Он свернул налево, а я продолжал свой путь.
   Я подумал, что он последует за мной, но ошибся. Вскоре я подошел к дому Фал Сиваса.
   Гамас впустил меня. Обменявшись с ним несколькими словами, я отправился к себе. В ответ на мой сигнал Занда открыла дверь. Девушка рассказала мне, что ночью в доме все было спокойно, никто не пытался войти в квартиру. Она приготовила мне спальные шелка и меха. Смертельно уставший, я тут же уснул.
   На следующее утро сразу после завтрака я отправился на дежурство у двери кабинета Фал Сиваса. Очень скоро он вызвал меня, спросив:
   – Ну, что было ночью? Сопутствовала ли тебе удача? Я вижу, что ты жив, значит, ты не нашел место встречи убийц.
   – Наоборот, я нашел его. Я был рядом с ними в соседней комнате и видел их всех.
   – Что же ты узнал?
   – Немного. Через закрытую дверь я почти ничего не слышал, а открыли ее лишь ненадолго.
   – И что же услышал?
   – Они знают, что ты нанял меня телохранителем.
   – Что? – воскликнул он. – Откуда они могли узнать?
   Я покачал головой.
   – Где-то утечка.
   – Предатель? – воскликнул он.
   Я не сказал ему о Рапасе. Я боялся, что он прикажет его убить, чего мне пока вовсе не хотелось делать, ведь он мог быть полезен.
   – Что еще? – спросил он.
   – Ур Джан приказал убить меня.
   – Ты должен быть осторожен, – сказал Фал Сивас. – Тебе лучше не выходить ночью.
   – Я сумею позаботиться о себе, – ответил я, – и смогу принести больше пользы выходя из дома и разговаривая с людьми, чем сидя взаперти.
   Он кивнул.
   – Я думаю, ты прав.
   После некоторого размышления он воскликнул:
   – Я знаю, кто предатель!
   – Кто же? – вежливо поинтересовался я тут же.
   – Это Рапас Ульсио! Ульсио! У него точное прозвище.
   – Ты уверен в этом? – спросил я.
   – Никто другой не может им быть, – ответил Фал Сивас. – Кроме вас двоих никто не имеет разрешения на выход. Но мы положим конец этому, как только он вернется. Когда он придет, убей его. Понял?
   Я кивнул.
   – Это приказ, – добавил он. – Смотри, он должен быть выполнен.
   Некоторое время он сидел молча, и я видел, что он внимательно изучает меня.
   Наконец он заговорил снова:
   – По твоему интересу к книгам я понял, что ты знаком с наукой.
   – Совсем немного, – заверил я.
   – Мне нужен такой человек, как ты, – заметил он. – Если бы я мог тебе верить!.. Кому можно верить? – казалось, он думает вслух.
   – Я редко ошибаюсь, – продолжал он. – Я читал Рапаса, как книгу. Я знал, что он невежда и что у него сердце предателя.
   Внезапно он повернулся ко мне.
   – Но ты другое дело. Думаю, что можно попытаться. Но если ты обманешь меня…
   Он встал и взглянул на меня. Я никогда не видел такого злобного выражения лица.
   – Если ты обманешь меня, Вандор, ты умрешь такой смертью, какую только сможет изобрести мозг Фал Сиваса.
   – Умирают только один раз, – сказал я.
   – Но ты будешь умирать долго, если это сделать научно.
   Но теперь он расслабился, и тон его немного смягчился. Я мог себе представить, как наслаждается Фал Сивас, следя за мучениями своего врага.
   – Я хочу посвятить тебя в мои тайны. Немного, совсем немного, – сказал он.
   – Помни, что я не просил тебя об этом, – ответил я. – Мне не нужны твои секреты.
   – Риск будет взаимным, – сказал он. – Твоя жизнь против моих секретов. Идем, я кое-что покажу тебе.
   Он повел меня по коридору мимо своей квартиры наверх по пандусу на этаж, вход на который был воспрещен. Мы миновали ряд роскошно убранных комнат и через маленькую дверь, скрывавшуюся за занавесом, прошли на чердак, находившийся этажом выше.
   Поддерживаемый лесами и занимая почти всю длину огромного зала, там стоял самый странный корабль из всех, какие мне приходилось видеть. Нос его был эллипсоидным, затем он сильно расширялся в диаметре, а к корме постепенно сужался.
   – Вот он, – с гордостью сказал Фал Сивас, – дело всей моей жизни, почти оконченный.
   – Совершенно новый тип корабля, – заметил я. – В чем он превосходит имеющиеся типы кораблей?
   – Он построен для достижения таких целей, которые не под силу ни одному другому кораблю, – ответил Фал Сивас. – Его скорость превысит человеческое воображение. Он полетит туда, где еще не бывал ни человек, ни корабль. На этом корабле, Вандор, я смогу посетить Турию и Хлорус. Я смогу летать на другие планеты.
   – Удивительно, – заметил я.
   – Но это еще не все. Корабль не только сверхскоростной. Я могу заверить тебя, что он выдержит очень высокое давление и предельные перепады температуры. Возможно, Вандор, другие изобретатели достигли того же, к примеру, Гар Нал тоже мог сделать это, но лишь один человек на Барсуме и, несомненно, один мозг во Вселенной смог сделать то, что сделано. И этот человек – Фал Сивас. Я дал этому безжизненному механизму мозг, усовершенствовал его, и через некоторое время после незначительных доделок этот корабль сможет летать самостоятельно. Он полетит, выполнит мое желание и вернется назад. Ты, конечно, уверен, что это невозможно. Ты думаешь, что Фал Сивас сошел с ума. Но смотри внимательнее!
   Он сосредоточил свой взгляд на носу странно выглядевшего корабля, и вскоре я заметил, что корабль медленно поднимается с лесов и повисает в воздухе. Вот он поднял нос, потом корму и, наконец, вернулся на свое место на лесах.
   Я был поражен. В жизни я не видел ничего более удивительного и не смог скрыть своего восхищения.
   – Ты видишь, – сказал он, – мне не нужно даже говорить с ним. Механический мозг, который я поместил на корабле, улавливает мысли. Я просто подумал о том, что он должен сделать. Механический мозг уловил мой приказ и отдал распоряжения механизмам корабля, которыми он управляет точнее, чем любой пилот. Вандор, мне пришлось вести долгую и ужасную битву, чтобы создать этот удивительный механизм. Я вынужден был совершать поступки, которые потрясли бы добропорядочное человечество. Но я верю, что дело стоило того. Я верю, что мое великое достижение стоит тех жизней и страданий, которыми за него заплачено. Я тоже платил дорого. Он отнял у меня то, что я не смог возместить. Я думаю, Вандор, что он отнял у меня человеческие инстинкты. Если не считать того, что я смертен, в остальном я такое же создание холодных формул, как этот корабль, лежащий перед тобой. Иногда я ненавижу его, и все же я умер бы за него. Я видел, как умирают из-за него другие, умирают в бесчисленных количествах. А он должен жить. Это величайшее достижение человеческого мозга.


   Я считаю, что в каждом из нас – две личности. Иногда они похожи, и расхождение между ними незаметно, но иногда разница настолько велика, что появляется феномен доктора Джекила и мистера Хайда. Короткая вспышка откровенности показала, что Фал Сивас как раз таковым и является.
   Казалось, он немедленно пожалел о своем эмоциональном всплеске и снова перешел к объяснениям технической стороны своего изобретения.
   – Не хочешь ли ты взглянуть на него изнутри?
   – Очень хочу, – ответил я.
   Он вновь сосредоточил внимание на носу корабля. Вскоре открылась дверь в борту, и оттуда на пол скользнула веревочная лестница. Это было невероятно, как будто работу выполнила призрачная рука.
   Фал Сивас знаком предложил мне подняться по лестнице. Он всегда следил, чтобы никто не шел за ним, потому что постоянно опасался за свою жизнь.
   Дверь вела прямо в небольшую комфортабельную, роскошно убранную каюту.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное