Эдгар Берроуз.

Мечи Марса

(страница 2 из 16)

скачать книгу бесплатно

   – Да, – ответил я. – Но я много лет не был в городе. В сущности, я не был здесь с того времени, когда город был сожжен тарками. В нем так много изменений, что кажется, будто пришел в чужой город.
   – По внешнему виду ты похож на профессионального солдата, – предположил он.
   – Я пантан, служил много лет в другой стране, но недавно убил там человека и вынужден был бежать.
   Я знал, что если он преступник, как я предположил, это признание в убийстве заставит его держаться со мной свободнее. Он быстро взглянул на меня и отвел глаза. Я увидел, что мое признание произвело на него впечатление.
   По пути в столовую, которая размещалась на другой улице недалеко от общественного здания, мы продолжили разговор.
   – Ты хочешь остаться в Зоданге? – спросил он.
   – Это зависит от того, найду ли я здесь жилье, – ответил я. – Денег моих хватит ненадолго и, конечно, оставив своего последнего нанимателя при таких обстоятельствах, я не получил документы, поэтому мне вообще будет трудно найти место.
   За едой Рапас немало выпил, и чем больше он пил, тем разговорчивее становился.
   – Я присматривался к тебе, Вандор, – заявил он наконец, – и если ты настоящий парень, а мне кажется, что так оно и есть, то я смогу найти тебе нанимателя.
   Он придвинулся ко мне и зашептал на ухо совсем тихо:
   – Я – наемный убийца.
   Это была невероятная удача. Я надеялся установить связь с убийцами, и первый же человек, с которым я познакомился, признался мне, что он один из них.
   Я неодобрительно пожал плечами.
   – На этом не заработаешь много денег, – сказал я.
   – Можно, если у тебя есть связи, – заверил он меня.
   – Но у меня нет связей, особенно здесь, в Зоданге, – возразил я. – Я не принадлежу к зоданганской Гильдии и, как я уже сказал тебе, у меня нет документов.
   Он подозрительно осмотрелся по сторонам, чтобы проверить, не подслушивают ли нас.
   – Гильдия не нужна, – прошептал он, – Мы не принадлежим к Гильдии.
   – Тогда это верная дорога к самоубийству, – заметил я.
   – Может быть, но не для меня: я убийца и не принадлежу к Гильдии, тем не менее зарабатываю хорошие деньги и не должен ни с кем делиться.
   Он снова выпил.
   – Далеко не у всех такая голова, как у Рапаса Ульсио.
   Он придвинулся еще ближе.
   – Ты мне нравишься, Вандор, ты хороший парень.
   Голос его охрип от выпивки.
   – У меня очень богатый клиент, у него всегда много работы и он хорошо платит. Может, потом он даже наймет тебя на постоянную работу. Как тебе это нравится?
   Я пожал плечами.
   – Человек должен жить, – сказал я, – и он не может быть слишком разборчив, когда у него нет денег.
   – Ну, тогда пойдешь со мной.
Я иду туда сегодня вечером. Когда Фал Сивас будет говорить с тобой, я скажу ему, что ты как раз такой человек, какой ему нужен.
   – А как же ты? – спросил я. – Это же твоя работа. Вряд ли одному человеку нужны два убийцы.
   – Не тревожься обо мне, – сказал Рапас. – У меня на этот счет другие планы.
   Он внезапно замолчал и бросил на меня быстрый подозрительный взгляд. Похоже, что от сказанного он протрезвел:
   – Что я сказал? Я слишком много выпил.
   – Ты сказал, что у тебя другие планы. Вероятно, у тебя лучшая работа на примете.
   – И это все? – допытывался он.
   – Еще ты сказал, что возьмешь меня к человеку по имени Фал Сивас, который даст мне работу.
   Рапас явно испытал облегчение.
   – Да, я возьму тебя к нему сегодня же вечером.


   Остаток дня Рапас проспал, а я в это время приводил в порядок флайер на крыше гостиницы. Это было гораздо более укромное местечко, чем спальные комнаты или улицы города, где какой-нибудь случай мог раскрыть мое инкогнито.
   Копаясь в моторе, я припомнил внезапный страх Рапаса: он, очевидно, испугался, что сболтнул мне лишнего в пьяной беседе. Я лениво размышлял, что бы это могло быть. Испуг промелькнул в глазах Рапаса сразу после фразы о том, что у него другие планы. Что за планы? Какими бы они ни были, было ясно, что они бесчестны, иначе он бы так не боялся. В дальнейшем, при более близком знакомстве с Рапасом, я убедился, что мое первое суждение о нем было верным и что прозвище «крыса» вполне им заслуженно.
   Меня раздражала вынужденная бездеятельность, но, наконец, наступил вечер и мы с Рапасом Ульсио вышли из гостиницы и снова отправились в столовую. На этот раз Рапас был трезв и за едой выпил только одну порцию.
   – Нужно иметь ясную голову, когда говоришь со старым Фал Сивасом, – сказал он. – Клянусь моим первым предком, я не знаю более острого ума на Барсуме.
   Поев, мы вышли в ночь, и Рапас повел меня по широким улицам и узким переулкам, пока мы не подошли к большому зданию, стоявшему у западных стен Зоданги. Это была темная мрачная башня, а улица, ведущая к ней, была не освещена. Здание стояло в районе складов; вокруг было тихо и совершенно пустынно.
   Рапас приблизился к маленькой двери, которая скрывалась за контрфорсом. Он ощупал одну сторону двери, потом отступил назад и стал ждать.
   – Не просто получить разрешение на вход в дом старого Фал Сиваса, – заметил он с оттенком хвастовства. – Только если знаешь условный сигнал, тебя впустят.
   Мы молча ждали две-три минуты. Ни звука не доносилось из-за двери, но вдруг в ней приоткрылось очень маленькое круглое отверстие, и в тусклом свете дальней луны я рассмотрел чей-то глаз. Потом послышался голос:
   – А, благородный Рапас!
   Слова были произнесены шепотом, затем дверь раскрылась. Проход был узким, и человек, открывший нам, прижался к стене, чтобы мы смогли войти. Потом он закрыл дверь и повел нас по темной комнате. Здесь наш проводник остановился.
   – Хозяин не говорил, что ты приведешь с собой еще кого-то, – сказал он Рапасу.
   – Он этого не знал, – ответил Рапас. – В сущности, я сам не знал об этом до сегодняшнего дня. Но будь уверен, твой хозяин будет рад, когда я объясню ему, кого я привел.
   – Фал Сивас решит сам. Тебе лучше пойти одному и поговорить с ним, оставив незнакомца со мной.
   – Хорошо, – согласился мой сопровождающий. – Оставайся здесь, Вандор, пока я не вернусь.
   Раб открыл дверь в дальней стене приемной и, после того как Рапас прошел, он последовал за ним и закрыл ее. Вначале я не мог понять, почему раб ушел, ведь я слышал, что он собирался остаться со мной, но потом ощутил вполне определенно, что за мной наблюдают.
   Не могу объяснить это чувство, которое изредка охватывает меня. Любой земной человек сказал бы, что такая форма телепатии невозможна с научной точки зрения, но я иногда чувствовал скрытое наблюдение, а позднее обнаруживал, что за мной действительно следили.
   Мои глаза бесцельно блуждали по комнате и остановились на двери, за которой исчезли Рапас и раб. Я заметил маленькое отверстие и блеск чьих-то глаз. Непонятно, почему за мной следили, но если наблюдатель надеялся заметить во мне что-нибудь подозрительное, он был бы разочарован. Как только я понял, что на меня смотрят, я подошел к скамье у стены и сел, стараясь не выказывать ни малейшего любопытства. Сама по себе слежка мало что означала, но если сопоставить ее с мрачностью и таинственностью здания, с предосторожностью, с которой нас сюда впустили, то создавалось неприятное впечатление о хозяине этого дома.
   Из-за стен комнаты не доносилось ни звука, в маленькую приемную не проникал шум ночного города. Я сидел в полной тишине примерно минут десять, затем дверь открылась, и тот же раб поманил меня.
   – Следуй за мной, – сказал он. – Хозяин хочет тебя видеть. Я отведу тебя к нему.
   Я последовал за ним по мрачному коридору и вверх по извилистому пандусу на следующий этаж здания. Мгновением позже он ввел меня в мягко освещенную комнату, обставленную с прямо-таки сибаритской роскошью, где я увидел Рапаса, стоявшего перед диваном, на котором полулежал человек. Чем-то он напоминал большого кота, следящего за добычей и в любой момент готового к прыжку.
   – Фал Сивас, это Вандор, – сказал Рапас, представляя меня.
   Я склонил голову и замер в ожидании.
   – Рапас рассказал о тебе, – медленно произнес Фал Сивас. – Откуда ты?
   – Родом я из Зоданги, – ответил я. – Но я оставил этот город много лет назад.
   – А где ты был все это время? – спросил он. – Кому ты служил?
   – Это касается только меня, – ответил я на его вопрос. – Главное, что я давно не был в Зоданге и не могу вернуться в страну, откуда бежал.
   – У тебя есть друзья или знакомые в Зоданге?
   – Конечно, какие-нибудь знакомые могут еще жить, но я с ними не встречался. Мои родители и большинство друзей были убиты, когда зеленые орды овладели городом.
   – И с тех пор ты не был в Зоданге?
   – Нет.
   – Возможно, ты как раз тот человек, который мне нужен. Рапас уверен в этом, но я нет. Ни одному человеку нельзя доверять.
   – Но, хозяин, – прервал Рапас, – разве я не служил тебе верно?
   Мне показалось, что губы Фал Сиваса искривились в легкой усмешке.
   – Ты образец, Рапас, – сказал он. – Честная душа.
   Рапас раздулся от важности. Он был слишком самовлюблен, чтобы заметить нотку сарказма в голосе Фал Сиваса.
   – Я могу считать себя нанятым? – спросил я.
   – Ты понимаешь, что тебе придется чаще использовать не меч, а кинжал? – спросил он. – И что яд иногда предпочтительнее пистолета?
   – Понимаю.
   Он внимательно посмотрел на меня.
   – Может наступить время, – продолжал он, – когда тебе придется обнажить меч в свою защиту. Ты хорошо владеешь мечом?
   – Я пантан, – ответил я, – а пантан живет мечом. То, что я здесь, уже ответ на твой вопрос.
   – Не совсем. Мне нужен хороший фехтовальщик. У Рапаса в руке короткий меч. Посмотрим, устоишь ли ты против него.
   – Деремся до смертельного исхода? – спросил я.
   Рапас громко фыркнул.
   – Я привел тебя сюда не для того, чтобы убивать.
   – Нет, не до смерти, конечно, – сказал Фал Сивас, – пусть это будет всего лишь коротким упражнением. Посмотрим, кто нанесет удар первым.
   Мне это не понравилось. Я обычно не обнажаю свой меч, если не намерен убивать, но мне приходилось смириться и играть выпавшую мне роль до конца. Теперь мне часто придется делать многое, чего я не одобряю. Поэтому я кивнул в знак согласия и подождал, пока Рапас обнажит меч. Вот сверкнул его короткий меч.
   – Я не стану делать тебе слишком больно, Вандор, – сказал он, – я буду добр к тебе.
   Я поблагодарил его и обнажил свое оружие.
   Рапас сделал шаг вперед с самоуверенной улыбкой на губах. В следующее мгновение оружие вылетело из его рук. Обезоруженный, он был в моей власти.
   Он попятился с отвратительной усмешкой. Фал Сивас засмеялся.
   – Случайность, – сказал Рапас. – Я еще не приготовился.
   – Мне жаль, – сказал я ему. – Иди и поднимай свое оружие.
   Он подобрал меч и на этот раз сделал яростный выпад. Если бы он ему удался, то дело не ограничилось бы простой царапиной. Он пронзил бы мне сердце. Я парировал удар, и снова его меч отлетел в сторону и зазвенел, ударившись о противоположную стену.
   Фал Сивас громогласно захохотал. Рапас был взбешен.
   – Довольно, – сказал хозяин. – Спрячьте мечи.
   Я знал, что Рапас теперь стал моим врагом, но это меня мало беспокоило, потому что я не доверял ему с самого начала.
   – Ты готов поступить ко мне на службу? – спросил Фал Сивас.
   – Я уже поступил, – ответил я.
   Он улыбнулся.
   – Думаю, что ты сделал правильный выбор. Рапас хочет уйти, чтобы заняться своими делами. Пока он отсутствует, ты будешь моим телохранителем. Когда он вернется, я так или иначе сумею использовать тебя. То, что у тебя нет знакомых в Зоданге, очень ценно для меня.
   Он повернулся к Рапасу.
   – Можешь идти, Рапас, и, пока будешь отсутствовать, возьми несколько уроков фехтования.
   Фил Сивас улыбался, но Рапасу было не до смеха. Уходя, он даже не попрощался со мной.
   – Боюсь, ты задел его самолюбие, – заметил Фал Сивас после того, как за убийцей закрылась дверь.
   – Хуже спать от этого я не стану, – ответил я, – и вообще, это не моя вина.
   – Что ты имеешь в виду? – спросил Фал Сивас.
   – Рапас неважный фехтовальщик.
   – До сих пор считалось, что он хорошо владеет мечом, – заверил меня Фал Сивас.
   – Он убийца, а не воин, поэтому больше знаком с кинжалом и ядом.
   – А как насчет тебя?
   – Как солдат, я предпочитаю меч, – ответил я.
   Фал Сивас пожал плечами.
   – Это меня не касается, – сказал он. – Если ты предпочитаешь убивать моих врагов мечом, используй меч. Все, чего я требую, чтобы ты убивал их.
   – У тебя много врагов? – спросил я.
   – Много, – ответил он. – Я изобретатель, и многие хотели бы украсть мои изобретения. Некоторых из них я уже уничтожил, но их люди заподозрили меня и хотят отомстить. Есть среди них один, кто больше всех стремится уничтожить меня. Он тоже изобретатель и нанял в Гильдии Убийц человека для расправы со мной. Эту Гильдию возглавляет Ур Джан. Теперь он лично угрожает моей жизни, потому что мои телохранители – не члены Гильдии.
   Мы продолжали разговаривать некоторое время, затем Фал Сивас приказал рабу показать мне мое помещение.
   – Оно находится под моим, – сказал он. – Если я позову тебя, ты сможешь прийти немедленно. Доброй ночи.
   Раб отвел меня в другую комнату на том же этаже. В сущности, это была маленькая квартира из трех комнат. Они были просто, но с удобством обставлены.
   – Вы в чем-нибудь нуждаетесь, господин? – спросил раб, собираясь уходить.
   – Ни в чем, – ответил я.
   – Завтра вам в услужение будет дан раб.
   С этими словами он ушел, и я стал слушать, запрет ли он дверь снаружи.
   Дверь осталась открытой, но я бы не удивился, если бы ее заперли: настолько зловещим и таинственным казалось все, связанное с этим зданием.
   Некоторое время я осматривал помещение. Оно состояло из гостиной, двух маленьких спален и ванной. Единственная дверь вела из гостиной в коридор. Ни в одной из комнат не было окон. На полу и потолке я увидел вентиляционные отверстия, а легкое движение воздуха свидетельствовало, что здание проветривается автоматически.
   Комнаты были освещены радиевыми шарами, широко распространенными на Барсуме. В гостиной помещались стол, скамья, несколько стульев и полка с книгами. Просмотрев их, я обнаружил, что это все научные труды. Здесь были книги по медицине, химии, механике и электротехнике.
   Время от времени я слышал какие-то звуки в коридоре, но не стал выяснять, что это, мне хотелось заслужить доверие Фал Сиваса и его людей, прежде чем я начну узнавать то, что мне надо. Хотя я даже не мог сказать определенно, что я хочу знать о Фал Сивасе, ведь, в конце концов, мое дело в Зоданге не было связано с ним. Я явился уменьшить влияние, а если возможно, то и уничтожить Ур Джана и его Гильдию Убийц. Все, в чем я нуждался, это была база для работы. Я был несколько разочарован тем, что судьба столкнула меня с противниками Ур Джана. Я предпочел бы стать членом Гильдии, понимая, что большего добился бы изнутри.
   Если бы я вошел в Гильдию, то вскоре установил бы личности ее главных членов и тогда мог бы отдать их под суд или начертить над их сердцами крест острием своего меча – этого мне хотелось больше всего.
   Занятый своими мыслями, я уже снимал ремни и разворачивал спальные меха и шелка, когда услышал звуки, которые могли быть вызваны дракой на этаже надо мной. Потом послышался глухой удар, как будто упало чье-то тело.
   Эти необычные звуки лишь подчеркнули прежнюю сверхъестественную тишину большого дома, придавая всему некоторую таинственность, хотя ничего таинственного здесь могло и не происходить. Я удивился и улыбнулся, поняв, что все происходящее вокруг оказало некоторое влияние на мои крепкие нервы, и продолжал свои приготовления ко сну, когда в здании прозвучал резкий крик.
   Я снова прислушался.
   Казалось, звуки приближаются. Я предположил, что человек бежит по пандусу с верхнего этажа в коридор, идущий мимо моей квартиры. Возможно, то, что происходило в доме Фал Сиваса, меня не касалось, но я не мог спокойно слышать женский крик. Я подошел к двери гостиной, распахнул ее и увидел девушку, быстро бегущую ко мне. Волосы ее были растрепаны, глаза широко раскрыты; она часто оглядывалась назад. Почти добежав до двери, она увидела меня. Застыв на мгновение с выражением удивления и ужаса, она пробежала мимо в распахнутую дверь моей комнаты.
   – Закрой дверь, – прошептала она срывающимся голосом. – Не отдавай меня ему! Не впускай его!
   Казалось, никто ее не преследует, но я закрыл дверь, как она просила, и повернулся к ней за объяснениями.
   – В чем дело? – спросил я, – От кого ты бежишь?
   – От него! О, он ужасен! Спрячь меня, не впускай его!
   – О ком ты говоришь? Кто ужасен?
   Она стояла, дрожа, широко раскрыв глаза, глядя мимо меня на дверь как человек, сошедший с ума от ужаса.
   – Он, – прошептала она. – Кто еще может быть?
   – Ты имеешь в виду…
   Она подошла ближе и начала говорить, а потом заколебалась.
   – Почему я должна верить тебе? Ты его слуга. Все вы одинаковы в этом ужасном месте.
   Она стояла очень близко ко мне, дрожа, как листок.
   – Я не могу! – воскликнула она. – Я не позволю ему!..
   Затем так быстро, что я не успел помешать, она выхватила мой кинжал и направила его себе в грудь. Но тут я оказался быстрей и схватил ее за руку. На вид она казалась хрупким созданием, но я не без труда обезоружил ее, потом подтолкнул к скамье и заставил сесть.
   – Успокойся, – сказал я, – тебе нечего меня бояться. Пока я с тобой, тебе вообще нечего бояться. Расскажи мне, что случилось? Расскажи, чего ты боишься?
   Она сидела, глядя мне в глаза, а потом взяла себя в руки.
   – Да, – сказала она, – может быть, тебе можно верить. Ты заставил меня так думать… твой голос, твой взгляд.
   Я положил ей руку на плечо, как испуганному ребенку.
   – Не бойся, расскажи мне о себе. Как тебя зовут?
   – Занда, – ответила она.
   – Ты здесь живешь?
   – Я рабыня, пленница.
   – Что заставило тебя закричать?
   – Я не кричала, это другая. Он хотел взять меня, но я вывернулась, и он забрал другую девушку. Придет моя очередь, он возьмет меня. Он всех нас возьмет.
   – Кто возьмет тебя?
   Она задрожала, выговаривая:
   – Фал Сивас.
   В ее голосе был ужас. Я сел на скамью рядом с ней и взял се за руку.
   – Успокойся. Расскажи мне, что все это значит. Я здесь новичок. Я лишь сегодня поступил на службу к Фал Сивасу.
   – Ты ничего не знаешь о Фал Сивасе?
   – Только то, что он богатый изобретатель и боится за свою жизнь.
   – Да, он богат, и он изобретатель, но он великий убийца и вор. Он похищает идеи других изобретателей, а их убивает. Те, кто слишком много знают о его изобретениях, тоже умирают. Они никогда не покидают вот этот дом. При нем всегда находится убийца, готовый выполнить его приказ здесь или в городе, и он всегда боится за свою собственную жизнь. Сейчас его убийца – Рапас Ульсио, но оба они боятся Ур Джана, главу Гильдии Убийц, потому что Ур Джан узнал, что Рапас убивает для Фал Сиваса за меньшую цену, чем берут убийцы из его Гильдии.
   – Но что это за удивительные изобретения, над которыми работает Фал Сивас?
   – Я не знаю всего, но у него есть корабль. Он был бы удивительным, если бы все, что с ним связано, не было бы замешено на крови и предательстве.
   – Что это за корабль?
   – Это корабль, который может совершать космические перелеты. Он говорит, что через некоторое время мы сможем так же легко летать с планеты на планету, как мы сейчас летаем от одного города к другому.
   – Интересно, – сказал я, – но совсем не ужасно.
   – Но у него есть другие ужасные вещи. Например, механический мозг.
   – Механический мозг?
   – Да. Конечно, я не смогу всего объяснить. Я так мало училась; я часто слышала, как он говорил о нем, но далеко не все понимала. Он говорил, что вся жизнь в конечном счете есть результат механических воздействий. Он считает, что в основе химических процессов лежат механические. О, я, вероятно, объясняю неверно, но я поняла, что он работает над механическим мозгом, который будет мыслить логично, абсолютно не поддаваясь влияниям, которым подвержено человеческое мышление.
   – Это кажется мне диким, – заметил я, – хотя и в этом я не нижу ничего ужасного.
   – Ужасна не его идея, – сказала она, – ужасны методы, которыми он пользуется для усовершенствования своих изобретений. В попытках дублировать человеческий мозг он должен изучить его. Для этой цели ему нужно много рабов. Некоторых он покупает, но большинство похищают для него.
   Она задрожала, в голосе ее послышалось сдерживаемое рыдание.
   – Я не знаю, я сама не видела этого, но говорят, что он привязывает жертвы так, чтобы они не могли двигаться, и затем вскрывает череп, пока не обнажится мозг. Тогда при помощи лучей, проникающих сквозь ткани, он следит за работой мозга.
   – Но его жертва не может долго выдержать, – сказал я, – она потеряет сознание и быстро погибнет.
   Она покачала головой.
   – Нет, у него есть особые наркотики. Он впрыскивает их в вены жертвам, так что они остаются живы и долгое время не теряют сознания. Длительное время он применяет различные стимуляторы и следит за реакцией мозга. Можешь представить себе, что испытывает бедная жертва? Много рабов привозят сюда, но немногие остаются в живых. Только две двери ведут в здание, а окон в нем нет. Рабы не выходят через эти двери, они исчезают за маленькой дверью, ведущей в комнату ужасов рядом со спальней Фал Сиваса. Сегодня вечером Фал Сивас послал за нами, за той девушкой и за мной. Он предполагал использовать только одну, но обычно вызывает нескольких и выбирает ту, которая кажется ему лучшим экземпляром. Причем его выбор определяется не только научными требованиями, но и привлекательностью будущей жертвы. На этот раз он выбрал меня. Меня охватил ужас, но я попыталась вырваться. Он тащил меня по комнате, но потом поскользнулся и упал. Прежде чем он поднялся, я открыла дверь и убежала. Услышав крик той девушки, я поняла, что он взял ее, но я получила только отсрочку. Он возьмет и меня, спасенья нет. Ни ты, ни я не выйдем из этого дома живыми.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное