Бернард Корнуэлл.

Золото стрелка Шарпа

(страница 1 из 21)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Бернард Корнуэлл
|
|  Золото стрелка Шарпа
 -------

   С огромной благодарностью посвящаю эту книгу Эндрю Гарднеру

   Пошел я в солдаты, чтобы славу сыскать
   И пасть за шесть пенни в день.
 Чарльз Дибдин, 1745-1814


   Война была проиграна. Не закончена, но проиграна. Это понимали все – от генералов, командующих дивизиями, до лиссабонских шлюх. Англичане пойманы, ощипаны, выпотрошены, и теперь Европа ждет, когда шеф-повар Бонапарт переправится через горы, поглядит, все ли его поварята сделали как надо, и позволит зажарить дичь. Потом выяснилось, что маленькая британская армия не заслуживает даже крупицы внимания великого завоевателя – и это еще сильнее уязвляло гордость тех, кто ожидал неминуемого поражения.
   Война была проиграна. Испания пала. Разбитые в пух и прах, остатки испанских армий сгинули без следа в исторических хрониках, от былого оплота католической веры осталось всего ничего – укрепленный Кадисский залив да вооруженные крестьяне, сражавшиеся по законам герильи – «малой войны». В дело у них шло все: испанские навахи и английские мушкеты, засады и террор – благодаря чему французские солдаты ненавидели и боялись всех испанцев.
   Но ведь любому известно: малая война – не война. А настоящая война была проиграна.
   Капитан Ричард Шарп, некогда рядовой 95-го стрелкового полка его величества, а ныне – командир роты легкой пехоты Южного Эссекского полка, вовсе не считал поражение неминуемым, но и он пребывал в дурном настроении. Да и как не хмуриться и не раздражаться по любому поводу, если дождь, выпавший на рассвете, превратил дорожную пыль в чавкающую, брызгающую из-под ног жижу, а привычный зеленый мундир – в мокрое, липкое, холодное тряпье?
   Шарп шагал, прислушиваясь к солдатской болтовне, но сам помалкивал, а лейтенант Роберт Ноулз и сержант Патрик Харпер, которые в иной ситуации охотно завели бы разговор с командиром, сейчас держались в сторонке. Лейтенант Ноулз попытался было выяснить, что гложет Шарпа и нельзя ли чем-нибудь ему помочь, однако рослый ирландец помотал головой.
   – Его не развеселить, сэр, уж я-то знаю. Нашего ублюдка хлебом не корми, дай покукситься. Ну и пусть его, сэр. Само пройдет.
   Ноулз пожал плечами. Ему совсем не нравилось, что сержант называет капитана ублюдком, но скажи он об этом – и Харпер прикинется невинной овечкой, будет уверять, что капитановы родители не были обвенчаны, а ведь это правда; и к тому же Харпер не один год провоевал рядом с Шарпом и заслужил его дружбу – чему Ноулз изрядно завидовал. Не один месяц понадобился лейтенанту, чтобы понять: ошибаются многие офицеры, считая, что в основе этой дружбы – прошлое Шарпа, служба рядовым, походы и бои в солдатском строю и все такое; неспроста, мол, он, вознесясь на армейский олимп, предпочитает, как встарь, общаться с нижними чинами.
«Кто родился крестьянином, крестьянином и умрет», – с усмешкой сказал некий офицер, а Шарп услышал и оглянулся на него, и Ноулз заметил страх, вызванный этим холодным дерзким взором.
   Разница в званиях не позволяла Шарпу и Харперу вместе коротать досуг, но и за уставными отношениями Ноулзу было нетрудно разглядеть их дружбу. Оба были рослыми, а ирландец вдобавок силен как бык – и оба всегда держались очень уверенно. Ноулз никак не мог вообразить их без мундиров. Казалось, оба родились для битв и сражений, и на поле брани, где любой больше всего заботится о своем выживании – эти двое понимали друг друга с полуслова. Как будто поле битвы для них – дом родной, с завистью думал Ноулз.
   Он взглянул на небо, на тучи, просевшие до холмов по сторонам дороги.
   – Ну и погодка, чтоб ее!
   – Эх, сэр, ей-же-ей, дома мы б такой денек назвали славным.
   С сержантского кивера капала дождевая влага. Харпер ухмыльнулся и окинул взглядом роту, едва поспевавшую за быстроногим Шарпом. На скользкой дороге она слегка растянулась, и Харперу пришлось крикнуть:
   – Эгей, протестантское отребье! Война вас дожидаться не будет!
   Он гордился, что рота легкой пехоты обогнала весь полк, и вдобавок радовался, что Южный Эссекский продвигается на север, навстречу неизбежным летним баталиям. Патрик Харпер всякого наслушался про французов и их нового командующего, однако не собирался терять сон, гадая, что ждет впереди Южный Эссекский – пусть даже полк почти обескровлен. В марте из Портсмута вышел конвой с пополнением, но угодил в шторм – ходили слухи о сотнях трупов, выброшенных на южные бискайские берега, – и теперь народу в Южном Эссекском меньше половины от списочного состава. И что с того? При Талавере француз вдвое превосходил числом, а сегодня вечером в Келорико, куда стекаются войска, найдутся женщины на улицах и вино в лавках. Стало быть, не так уж нынче тяжела жизнь у парня из Донегола – бывало и похуже. Подбодрив себя такими мыслями, Харпер стал насвистывать.
   Шарп услышал этот свист и хотел было рявкнуть на сержанта, но в последний миг спохватился – нельзя срывать злость на подчиненных. Всегдашнее самообладание Харпера сейчас, однако, ощутимо действовало на нервы. Шарп и сам не верил в неминуемость поражения – для солдата поражение немыслимо, оно достается только врагу. И все же Шарп был собой недоволен – словно неотвязный кошмар, его изводила логика. У французов численное превосходство, а одной веры в победу все-таки маловато. Эта мысль заставила Шарпа прибавить шагу, как будто ходьба на пределе сил способна излечить от уныния. Как ни крути, у них наконец хоть какое-то дело.
   После Талаверы полк охранял южную испано-португальскую границу – боже, какая длинная, какая скучная зима! Снова и снова над убогими пустошами поднималось солнце, солдаты занимались боевой подготовкой и ходили дозорами по голым холмам – слишком спокойная, уютная, размягчающая жизнь. Офицеры нашли нагрудник французского кирасира и приспособили его вместо тазика для бритья, и как-то раз Шарп с отвращением обнаружил, что привык к маленькой роскоши – ежедневному ковшу горячей воды. А еще к свадьбам. Только за последние три месяца их справили два десятка, так что теперь в нескольких милях от последней из девяти рот Южного Эссекского плетется обоз с детьми, женами и шлюхами – ни дать ни взять бродячая ярмарка. Но все-таки этим необычно влажным летом они идут на север, туда, где неизбежно встретят французов, а в бою все сомнения и тревоги развеются в один миг.
   Дорога взобралась на гребень, являя взорам неглубокую долину с деревенькой посреди. В деревне стояла кавалерия – тоже, вероятно, из наступающих на север войск. При виде многочисленных коней Шарп дал-таки раздражению выход – сплюнул под ноги. Проклятая кавалерия, черт бы побрал ее франтовство, чванливость и нескрываемую снисходительность к пехоте! Но при виде спешившихся кавалеристов Шарп устыдился своего гнева. Он узнал синие мундиры немецких легионеров, а немцев стоило уважать за профессионализм – он ведь и сам был профессиональным солдатом. Хоть и поневоле. Когда нет денег на офицерский патент, будущее зависит только от твоего ума и опыта.
   Опыта было хоть отбавляй. Из своих тридцати трех лет Шарп семнадцать провел в строю. Первое время служил рядовым, потом сержантом, и вдруг – головокружительный прыжок в офицеры, и каждое продвижение по службе добыто на поле боя. Он дрался во Фландрии, в Индии, а теперь – на полуострове, и всегда прекрасно понимал: если вдруг наступит прочный мир, он вылетит из армии, как раскаленное докрасна пушечное ядро. Только на войне нужны такие мастера, как он, как Харпер, как жилистые немцы, сражавшиеся с французами в армии английского короля.
   На деревенской улице, под любопытными взорами кавалеристов, Шарп скомандовал: «Рота! Стой!» Один из немцев, офицер, выдернул из земли кривую саблю и подошел к Шарпу.
   – Капитан? – Легионеру пришлось спросить – на звание Шарпа указывали только красный пояс и палаш.
   Шарп кивнул.
   – Капитан Шарп. Южный Эссекский.
   У немецкого офицера брови полезли вверх, губы расползлись в улыбке.
   – Капитан Шарп! Талавера! – Он стиснул Шарпу руку, хлопнул его по плечу и повернулся выкрикнуть несколько слов своим людям.
   Глядя на Шарпа, кавалеристы в синем заухмылялись, закивали. Кто ж не слыхал об английском офицере, который в бою при Талавере захватил французского «орла»?
   Шарп мотнул головой, указывая на Патрика Харпера и роту.
   – Не забывайте про сержанта Харпера и ребят. Мы все там были.
   Немец просиял, глядя на людей Шарпа.
   – Славно поработали! – Он снова повернулся к Шарпу, щелкнул каблуками и едва заметно кивнул. – Лассау. Капитан Лассау, к вашим услугам. В Келорико путь держите?
   По-английски немец говорил неплохо, хотя и с акцентом. Но его солдаты, предположил Шарп, вряд ли знают английский.
   Шарп снова кивнул.
   – А вы?
   Лассау отрицательно покачал головой.
   – Коа. Патруль. Француз накапливает силы, драки не миновать.
   Похоже, его эта перспектива только радовала, и Шарп позавидовал кавалерии. Все боевые действия в эти дни велись между пологими берегами реки Коа, а не под Келорико.
   Лассау рассмеялся.
   – Да, теперь наша очередь захватывать «орла»!
   Шарп пожелал ему удачи. Если и суждено в ближайшее время какому-нибудь полку разбить французский батальон, то этим полком будет немецкий. Британскому коннику отваги не занимать, и с выучкой у него порядок, а вот дисциплина никудышная. В патруле или на заставе он изнывает от скуки и мечтает только о лихой атаке, о жаркой сече… Кони запалены, строя никакого, люди слишком уязвимы…
   Как и все пехотинцы в армии Веллингтона, Шарп отдавал предпочтение немцам – они знали свое дело и справлялись с ним на славу.
   Лассау ухмыльнулся, принимая комплимент. Шарпу сразу понравился этот человек: улыбчивое квадратное лицо, умные глаза в паутинках морщин, привыкшие подолгу всматриваться в удерживаемые противником горизонты.

   – Да, капитан, вот еще что. В деревне распроклятая военная полиция. – В устах Лассау хлесткое словечко прозвучало неуклюже – видимо, он не привык к английским ругательствам, но для военных полицейских вряд ли годилось иноязычное.
   Шарп поблагодарил и повернулся к роте:
   – Слышали капитана Лассау? Здесь военная полиция. Значит, шаловливым рукам воли не давать. Ясно?
   Никто не сказал «нет». Мародеров вешали на месте – такого конца себе не пожелаешь.
   – Привал на десять минут. Сержант, командуй.
   Немцы отошли, запахивая мокрые плащи, а Шарп направился по единственной улице к церкви. Деревенька была из убогих – нищая, безлюдная. Под напором ветра сиротливо раскачивались двери лачуг. По распоряжению португальского правительства ее жители подались на юг и запад – наступающие французы не получат здесь ни зерна, ни коней, ни скота, лишь колодцы, засыпанные камнями или смердящими трупами баранов. Выжженная земля…
   Заметив, что у Шарпа после встречи с Лассау приподнялось настроение, Патрик Харпер поравнялся с ним.
   – А ведь и не помародерствуешь, сэр, ей-же-ей.
   Шарп взглянул на солдат, устремившихся к лачугам.
   – Эти и здесь найдут, что спереть.
   Полицейских он увидел возле церкви. Трое на черных конях застыли, словно бандиты с большой дороги в ожидании роскошной кареты. Новехонькое обмундирование, обожженные солнцем лица – только что из Англии, сообразил Шарп. Но с чего это вдруг конногвардейцев снарядили не в бой, а на полицейскую службу? Оставалось лишь гадать.
   Капитан вежливо кивнул и поздоровался:
   – Доброе утро.
   Один из них (с офицерской саблей, торчащей из-под плаща) ответил кивком. Видимо, как и все ему подобные, он не слишком доверял дружелюбным жестам. Приглядевшись к зеленым мундирам стрелков, офицер сказал:
   – Я не слышал, что на этом участке должны находиться стрелки.
   Шарп промолчал, хоть и уловил обвиняющий тон. Если этот хлыщ принял их за дезертиров, то он круглый дурак. Дезертиры не ходят по дорогам в открытую среди бела дня, не носят мундиров и не приближаются к полицейским, чтобы сказать «здрасьте». Как и остальные восемнадцать стрелков из роты легкой пехоты, Шарп и Харпер гордо носили старые мундиры, предпочитая их темно-зеленый цвет красному цвету строевых батальонов.
   Взгляд полицейского перескакивал с одного стрелка на другого.
   – Письменный приказ есть?
   – Нас хочет видеть генерал, сэр, – благодушно произнес Харпер.
   На лице полицейского появилась слабая улыбка и тут же исчезла.
   – Хотите сказать, что вас пригласил лорд Веллингтон?
   – В самую точку, сэр.
   В голосе Шарпа звучало предостережение, но полицейский не внял. Не скрывая подозрительности, он с ног до головы окинул Шарпа взглядом. Что и говорить, командир стрелков выглядел необычно: поверх французского кавалерийского мундира – рваный и выцветший китель, на ногах – высокие сапоги, некогда купленные в Париже полковником императорской гвардии Наполеона. Как и у большинства его солдат, за спиной Шарпа был французский ранец из телячьей кожи, а на плече висела винтовка – и это у офицера! А эполеты? Оторваны с мясом! И красный пояс выгорел на солнце и засален. Даже холодное оружие – тоже знак различия – и то неуставное. Офицеру полагалась кривая сабля британской легкой кавалерии, но Ричард Шарп предпочитал палаш тяжелого кавалериста. Сами конники презирали это оружие, говорили, из-за тяжести им невозможно быстро парировать удар. Но Шарп был шестифутового роста и достаточно силен, чтобы резво махать тридцатипятидюймовым клинком.
   Офицер военной полиции не унимался:
   – Какого полка?
   – Южный Эссекский. – Шарп постарался ответить беззлобно.
   Полицейский дал коню шпоры, и тот сделал несколько шагов вперед. С нового места можно было смотреть вдоль по улице, следить за людьми Шарпа. Вроде бы никаких видимых причин вздернуть кого-нибудь на месте…
   Взгляд офицера вернулся к двум конногвардейцам и вдруг удивленно замер, коснувшись плеча Харпера. Этот ирландец, вымахавший на четыре дюйма выше Шарпа, всегда привлекал к себе взоры, но на этот раз в глаза полицейскому бросился не рост его, а оружие – еще более необычное для пехотинца, чем громадный палаш Шарпа. Семью стволами вниз на ремне висело настоящее чудище – массивное, грозное.
   – Это еще что? – спросил полицейский, указывая рукой.
   – Семиствольная винтовка, сэр, – браво ответил Харпер, откровенно гордясь своим новым оружием.
   – Где вы его раздобыли?
   – Рождественский подарок, сэр.
   Шарп ухмыльнулся. Харпер не шутил: он и впрямь получил на Рождество подарок от своего командира. Но полицейский, да и оба его подчиненных, не поверили. Офицер не сводил глаз с одного из самых неудачных изобретений Генри Нока, и Шарп догадался, что он, должно быть, никогда еще не видел такой винтовки. Их изготовили всего сотню для флота, и в то время эта идея казалась неплохой. Семь стволов по двенадцать дюймов в длину, один курок на всех – предполагалось, что, выпуская разом по семь пуль с защищенных топов, матросы превратят палубу чужого корабля в сущий ад. Вот только один пустячок не учли: отдача у семиствольного ружья как у маленькой пушки – враз ломает плечо тому, кто спускает курок. Только Харперу – правой руке Шарпа – хватало сил и природной крепости, чтобы обращаться с этим оружием по-свойски, но и его в первый раз поразила отдача семи стволов, с грохотом и пламенем выпускающих рой свинцовых ос.
   Полицейский фыркнул.
   – Рождественский подарок?
   – От меня, – подтвердил Шарп.
   – А вы кто такой?
   – Капитан Ричард Шарп. А вы?
   Полицейский расправил плечи.
   – Лейтенант Эйрис, сэр. – Последнее слово он выговорил неохотно.
   – И куда направляетесь, лейтенант Эйрис?
   Подозрительность конногвардейца действовала Шарпу на нервы. Раздражала и кичливость, бессмысленная демонстрация власти – оттого-то и подлил капитан в вопрос толику злобы.
   Вот из-за такого хлыща и носит он на спине следы порки. Из-за высокомерной скотины капитана Морриса и его льстивого прихвостня сержанта Хейксвилла. Вместе со шрамами Шарп держал при себе недобрую память об этих подонках и твердую решимость когда-нибудь поквитаться с обоими. Он знал, что Моррис обосновался в Дублине, а вот где Хейксвилл обретается – одному Богу известно. «Но когда-нибудь, – мысленно пообещал Шарп, – я до тебя доберусь». Ладно, сейчас не до него – надо отделаться от напыщенного сопляка, у которого власти больше, чем мозгов.
   – Так куда, лейтенант?
   – В Келорико, сэр.
   – Ну, коли так, лейтенант, счастливого пути.
   Эйрис кивнул.
   – Я сначала проедусь, взгляну, сэр. Если не возражаете.
   Шарп смотрел, как трое всадников движутся по улице; дождь хлестал по мокрым черным крупам коней.
   – Надеюсь, ты прав, сержант.
   – Прав, сэр?
   – Насчет того, что тут нечем поживиться.
   Одна и та же мысль разом мелькнула у обоих, одно и то же чутье предупредило об опасности. Они бросились бегом. Шарп выдернул из клапана в портупее свисток и дал несколько долгих сигналов – точно таких же, как те, что звучат в бою, когда пехота растягивается в редкую цепь, когда враг нажимает, а офицеры и сержанты приказывают рядовым отступить и перестроиться.
   Услыхав свист, полицейские пришпорили коней и свернули в закоулок между двумя низкими лачугами – решили осмотреть дворы, пока рота Шарпа высыпает из домов и строится.
   Харпер остановился перед колонной.
   – Ранцы надеть!
   За лачугами раздался крик. Шарп обернулся. Рядом стоял лейтенант Ноулз.
   – Что случилось, сэр?
   – Полицейские, чтоб их! Шарят тут… захотели жир растрясти.
   Он не сомневался: полицейские намерены найти криминал. Пока его глаза скользили по колонне, зрела убежденность, что Эйрис преуспел. На дороге стояло сорок восемь рядовых, три сержанта и два офицера. Не хватало одного. Рядового Баттена. Чертова Баттена – того самого, которого полицейский, торжествуя, волок со двора за чуб.
   – Мародер, сэр. Схвачен с поличным. – Эйрис улыбался.
   Баттен. Тот самый Баттен, что вечно ворчит; что ноет, когда идет дождь, и хнычет, когда дождь кончается. Рядовой Баттен – жертва кремневых замков, уверенный, что весь мир тайком ополчился против него. До чего же он жалко дергается в руках одного из помощников Эйриса! Если и есть в роте человек, которого Шарп с радостью бы вздернул, так это Баттен. Но будь он проклят, если какой-то сучий полицейский сделает это за него!
   Шарп перевел взгляд на Эйриса.
   – Что же он украл, лейтенант?
   – Вот.
   Тощего цыпленка Эйрис держал, как корону Англии. Заморышу умело скрутили шею, однако ножки еще подергивались. Шарп почувствовал, как в нем разгорается ненависть – не к полицейским, а к Баттену.
   – Я разберусь, лейтенант.
   Баттен скорчился под взором командира. Эйрис отрицательно покачал головой.
   – Вы не поняли, сэр, – проговорил он с мрачной снисходительностью. – Мародеров вешают, сэр. На месте, сэр. В назидание прочим.
   Колонна зароптала, но окрик Харпера заставил ее умолкнуть. Баттен стрелял глазами влево-вправо, будто искал защиты от нового проявления вселенской несправедливости .
   – Баттен! – рявкнул Шарп. – Где ты нашел цыпленка?
   – В поле, сэр. Честное слово! – Баттен оскалился от боли – полицейский сильно дернул за чуб. – Это дикий цыпленок, сэр!
   По рядам пробежал смешок, и на этот раз Харпер смолчал.
   Эйрис хмыкнул.
   – Дикий цыпленок!.. Опасный зверь, да, сэр? Он врет. Я его застал в доме.
   Шарп поверил, но уступать не собирался.
   – А кто живет в этом доме, лейтенант?
   Эйрис поднял бровь.
   – Честно говоря, сэр, я не обмениваюсь визитными карточками с португальским отребьем. – Он повернулся к своим людям. – Повесить.
   – Лейтенант Эйрис. – От этих слов на улице начисто прекратилось шевеление. – С чего вы взяли, что в халупе кто-то живет?
   – А вы сами посмотрите.
   – Сэр!
   Эйрис сглотнул.
   – Сэр.
   Шарп повысил голос:
   – Так есть там жильцы, лейтенант?
   – Нет, сэр. Но дом не брошен.
   – Почем вы знаете? В селе пусто. Нельзя украсть цыпленка, если у него нет хозяина.
   Эйрис не сразу нашелся с ответом. Сельцо было покинуто, жители сбежали от французов; с другой стороны, отсутствие хозяев не отменяет права собственности.
   – Цыпленок португальский, сэр. – Лейтенант опять повернулся к своим. – Повесить!
   – Стоять! – взревел Шарп, и снова воцарилась тишина. – Вы его не повесите, так что езжайте-ка куда собирались.
   Эйрис резко повернулся к Шарпу.
   – Этот мерзавец пойман с поличным и будет висеть. Сдается мне, у вас не солдаты, а ворье, им нужен урок, и, ей-богу, они его получат. – Лейтенант привстал на стременах и закричал, глядя на роту: – Он будет повешен у вас на глазах! И если еще кто-нибудь вздумает воровать, для него тоже найдется веревка!
   Его перебил щелчок. Эйрис опустил голову, и злоба в его глазах сменилась изумлением. Шарп вскинул свой штуцер; черное отверстие ствола глядело прямо на полицейского.
   – Отпустите его, лейтенант.
   – Да вы с ума сошли!
   Эйрис сильно побледнел, плечи его поникли. Сержант Харпер сам не заметил, как подступил к Шарпу, не заметил и отгоняющего взмаха командирской руки. Эйрис молча смотрел на капитана и сержанта: оба высокие, у обоих – суровые лица ветеранов; и что-то зашевелилось в его памяти… Он вглядывался в лицо, с которого не сходило насмешливое выражение из-за шрама, пробороздившего правую щеку, и наконец вспомнил. Дикие цыплята! Куроцапы чертовы! Рота легкой пехоты Южного Эссекского. Не та ли это парочка, что захватила «орла»? Что прорубила себе дорогу сквозь французский полк и выбралась со штандартом? Глядя на них, можно в это поверить.
   От Шарпа не укрылся трепет ресниц лейтенанта, он понял, что победил, но такая победа могла обойтись дорого. В армии не гладят по головке тех, кто пугает военных полицейских огнестрельным оружием. Хоть и незаряженным.
   Эйрис вытолкнул Баттена вперед.
   – Забирайте своего вора, капитан. Мы еще встретимся.
   Шарп опустил винтовку. Подождав, пока Баттен отойдет от коней, Эйрис дернул поводья и поехал со своими людьми в сторону Келорико.
   – Вы еще обо мне услышите, – донеслись до них его слова.
   Шарп даже не чувствовал – видел угрозу, черной тучей нависшую над горизонтом. Он повернулся к Баттену.
   – Так это ты, мразь, спер куренка?
   – Так точно, сэр. – Баттен плеснул ладошкой вслед полицейскому и жалобно добавил: – Но ведь он его забрал, сэр.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное