Бернард Корнуэлл.

Триумф стрелка Шарпа

(страница 3 из 29)

скачать книгу бесплатно

   В шатре майору предложили почетное место по правую руку от Полмана. Слева от полковника сидела женщина, европейка, и Додд, увидев ее, с трудом заставил себя отвести глаза. Встретить красавицу в Индии – это уже само по себе приравнивалось к чуду. Она была молода, едва ли больше восемнадцати или девятнадцати лет, с бледным лицом и очень светлыми волосами. Губы, пожалуй, чуть-чуть тонковаты; лоб, возможно, чересчур широк, но вместе с тем в ней была некая необъяснимая притягательность. Понаблюдав, Додд решил, что именно несовершенство черт добавляет женщине привлекательности, а застенчивость и даже беззащитность, проступающие не только в выражении лица, но и во взглядах и манере держаться, усиливают обаяние. В первый момент он подумал было, что видит перед собой любовницу Полмана, но потом заметил обтрепавшийся подол простенького платья и неумело заштопанный кружевной ворот. Нет, щеголеватый полковник никогда бы не позволил своей любовнице одеваться так бедно.
   – Позвольте представить вам мадам Жубер, – сказал Полман, заметивший, с каким откровенным интересом майор рассматривает женщину. – Мадам, майор Уильям Додд.
   – Мадам Жубер? – Додд сделал ударение на первом слове и, привстав со стула, отвесил поклон.
   – Майор, – проговорила она низким, волнующим голосом и, нервно улыбнувшись, опустила глаза.
   Полман щелкнул пальцами, подзывая слугу, и повернулся к Додду.
   – Симона замужем за капитаном Жубером. – Он кивнул в сторону малорослого офицера, стоявшего во главе выстроившегося под жгучим солнцем батальона.
   – Жубер командует этим батальоном? – осведомился Додд.
   – Сейчас батальоном не командует никто, – с легким оттенком сожаления ответил полковник. – Но еще три недели назад во главе его стоял полковник Мейзерс. Тогда в нем было пять офицеров-европейцев, сейчас осталось двое, капитан Жубер и лейтенант Сильер.
   Он указал на второго европейца, стройного молодого человека, и Додд, отличавшийся завидной наблюдательностью, отметил, что упоминание имени лейтенанта вызвало слабый румянец на щеках Симоны. Интересно, подумал майор. Жубер, судя по виду, был лет на двадцать старше жены, тогда как лейтенант едва ли на год-два.
   – Нам нужны европейцы, – продолжал Полман, потягиваясь, отчего кожа на диване протестующе заскрипела. – Индийцы хорошие солдаты, но нам требуются люди, понимающие европейскую тактику войны.
   – Сколько офицеров вы потеряли, сэр? – спросил Додд.
   – Из этой бригады? Восемнадцать. Слишком много.
   Ушедшие были британцами и, согласно подписанным со Скиндией контрактам, имели право не воевать против своих соотечественников. Более того, Ост-Индская компания пообещала немалое вознаграждение каждому британскому офицеру, который дезертирует из маратхской армии, и в результате Полмана покинули лучшие.
Нет, у него еще осталось несколько неплохих специалистов – французов, голландцев, швейцарцев и немцев, но полковник понимал, что потерю восемнадцати офицеров не восполнить. Утешало лишь то, что удалось удержать артиллеристов. Полман верил в победоносную мощь своих орудий. Пушки обслуживали португальцы и индийцы-полукровки из португальских колоний в Индии, и их верность, как и профессионализм, не вызывала сомнений.
   Полман осушил стакан рому и налил себе еще. Выпить он мог много и почти не пьянел. Додд, не столь стойкий в противоборстве с алкоголем, ограничился несколькими глотками разбавленного вина.
   – Я обещал вознаградить вас, майор, если вы справитесь с заданием, – добродушно напомнил полковник.
   – Для солдата лучшая награда – чувство исполненного долга.
   В окружении разодетых, щеголеватых адъютантов майор чувствовал себя белой вороной, а потому решил сыграть роль грубоватого солдата, роль, которая, как ему представлялось, не могла не найти отклик в душе бывшего сержанта. Поговаривали, что Полман до сих пор хранил свою форму сержанта Ост-Индской компании как напоминание о том, какой путь прошел с тех пор.
   – Люди поступают на службу к Скиндии не только для того, чтобы получать удовольствие от исполнения обязанностей, – сказал полковник, – но и ради наград, которые эта служба предлагает. Разве мы все служим не для того, чтобы разбогатеть? – Он снял с ремня саблю. Ножны были обтянуты мягкой красной кожей и украшены крохотными изумрудами. – Держите.
   Додд покачал головой.
   – Сэр, я не могу взять вашу саблю!
   – У меня их много, майор. Есть и получше. Берите, не отказывайтесь. Я настаиваю.
   Майор осторожно принял подарок и вытащил клинок из ножен. Это было прекрасное оружие; сабля, которую он носил предыдущие двадцать лет, не шла с ним ни в какое сравнение. Индийцы часто ковали свои клинки из мягкой стали, и они нередко ломались в бою, но этот был сделан в Британии или во Франции, а в Индии лишь изготовили прекрасную золотую рукоять. Головка эфеса изображала слоновью голову, гарда – выгнутый хобот зверя. Черная кожа эфеса была оплетена золотой проволокой.
   – Спасибо, сэр, – от души поблагодарил майор.
   – Это лишь первая из ожидающих вас наград, – беззаботно ответил Полман. – После того как мы разгромим британцев, на вас прольется золотой дождь. А в том, что мы их разобьем, я не сомневаюсь. – Он выпил рому и продолжал: – Но случится это не здесь. Британцы атакуют нас в самое ближайшее время. И они, несомненно, полагают, что я останусь в городе и приму бой у его стен. Потакать их желаниям я не намерен. Пусть погоняются. Преследование измотает их, а реки, если пойдут дожди, остановят. Начнутся болезни. Боевой дух упадет, усталость возьмет свое. И вот тогда все бригады Скиндии соединятся. Прислать свою армию обещал раджа Берара. Общими силами мы сокрушим британцев. Но такой план предполагает сдачу Ахмаднагара.
   – Не самый важный в стратегическом отношении город, – вставил Додд, продолжая наблюдать за Симоной Жубер.
   Женщина по-прежнему держалась очень сдержанно, почти не поднимала глаз и лишь изредка посматривала на мужа и лейтенанта Сильера. Додда она как будто не замечала, но майора это не огорчало – придет время, и мадам Жубер обязательно обратит на него внимание. Носик у нее мог бы быть и побольше, решил он, но при всем том одно лишь присутствие в этой далекой, знойной, чужой, темнокожей стране создания столь бледного и хрупкого казалось почти чудом. Длинные светлые волосы, завитые мелкими колечками в стиле моды, господствовавшей в Европе лет десять назад, удерживали скромные перламутровые заколки.
   – Вы правы, Ахмаднагар не так уж важен, – согласился Полман, – но Скиндия не желает оставлять свои города врагу. По его приказу сюда завезли множество самых разных припасов. Он требует, чтобы я оставил здесь по крайней мере один полк. – Полковник указал взглядом на вытянувшиеся снаружи шеренги. – Этот полк, майор. Возможно, самый лучший. И все-таки мне ничего не остается, как расквартировать его в Ахмаднагаре.
   Додд отлично понимал тревогу Полмана.
   – Вы не можете вывести его из города, не вызвав недовольства Скиндии, но и не хотите его терять, когда город падет.
   – Я не могу его потерять! – с чувством воскликнул Полман. – Такой хороший полк! Мейзерс отлично с ним поработал, надо отдать должное. Теперь он, к сожалению, перешел на сторону врага, но смириться с этим легче, чем с бессмысленной потерей лучшей боевой части. Вот почему тот, кто примет полк под свою команду, должен знать, что его первейшая задача – сохранить людей и вовремя вывести из города.
   Додд ощутил прилив волнения. Ему хотелось быть в первую очередь офицером, человеком, воюющим не только из-за денег, и он почти убедил себя, что дезертировал не из-за каких-то проблем с законом, но ради возможности встать наконец во главе собственного полка. Там, в Компании, такого шанса, давно, по его мнению, заслуженного, ему не предоставили. Майор не сомневался, что может командовать полком, что знает, как это делать, и видел, к чему клонит Полман. Полковник улыбнулся.
   – Допустим, я дам вам полк Мейзерса. Вы сумеете вывести его из-под огня?
   – Так точно, сэр, – просто ответил Додд.
   Симона Жубер, впервые после того, как ее представили майору, подняла голову и посмотрела на него далеко не дружелюбно.
   – Без потерь? – спросил Полман. – С орудиями?
   – Без значительных потерь, сэр, и с орудиями, – твердо проговорил Додд.
   – Отлично! Итак, отныне это полк Додда. И если вы, майор, справитесь с делом, я произведу вас в полковники и дам второй полк.
   Додд отметил назначение, осушив стакан вина. Эмоции захлестнули его настолько, что он даже не осмелился открыть рот, чтобы произнести слова благодарности. Впрочем, выражение его лица говорило яснее всяких слов. Собственный полк! Наконец-то! Он так долго ждал этого момента. Что ж, теперь он покажет Компании, как умеют воевать презираемые ею офицеры.
   Полман жестом подозвал служанку и указал на пустой бокал.
   – Сколько людей у Уэлсли? – спросил он.
   – Не более пятнадцати тысяч пехоты, – уверенно ответил новый командир полка. – Возможно, меньше. Они почти наверняка будут разделены на две армии. Одной будет командовать Малыш Уэлсли, другой полковник Стивенсон.
   – Стивенсон ведь уже старик, не так ли?
   – Да, стар и очень осторожен.
   – Кавалерия?
   – Пять или шесть тысяч. По большей части индийцы.
   – Артиллерия?
   – Не более двадцати шести орудий. Самые крупные – двенадцатифунтовые.
   – У Скиндии восемьдесят полевых орудий. Есть даже двадцативосьмифунтовые. Если раджа Берара сдержит обещание, наша армия будет насчитывать сорок тысяч пехоты и по меньшей мере на пятьдесят орудий больше. – Полковник усмехнулся. – Но в сражении важны не только цифры. Битвы выигрывают и проигрывают генералы. Расскажите мне об этом генерал-майоре Артуре Уэлсли. Кто он такой?
   – Малыш Уэлсли? – В голосе Додда прозвучало презрение. Британский генерал был моложе, но уничижительную кличку он получил не поэтому. Скорее причина крылась в обычной зависти. Уэлсли имел то, чего не имели многие другие: связи и богатство. – Он молод. Ему всего лишь тридцать четыре.
   – Молодость не препятствие для хорошего солдата, – укоризненно заметил Полман, прекрасно понимая чувства майора, долгие годы наблюдавшего за тем, как его сверстники и даже более молодые офицеры растут по службе, тогда как он прочно застрял в низших чинах. В отличие от королевской армии, где сравнительно молодые люди нередко становились капитанами и даже майорами, в Ост-Индской компании действовала строгая система старшинства; ни купить более высокое звание, ни добиться повышения благодаря личным заслугам было невозможно. – Уэлсли действительно так хорош, как о нем говорят?
   – Он не проиграл ни одного сражения, – с горечью признал Додд, – по крайней мере, если не брать в расчет Малавелли.
   – Всего один залп? – спросил Полман, слышавший кое-что о том ночном столкновении.
   – Один залп и штыковая атака. Такое трудно назвать настоящей битвой.
   – Но он разбил Дхундию.
   – Кавалерийская атака против бандитского отряда. – Додд пожал плечами. – Я хочу сказать, сэр, что Малышу Уэлсли ни разу не доводилось противостоять артиллерии и пехоте в настоящем сражении. В генерал-майоры его произвели исключительно потому, что он брат генерал-губернатора. Будь его фамилия не Уэлсли, а Додд, он вряд ли получил бы и роту, не говоря уже об армии.
   – Аристократ? – осведомился полковник.
   – Конечно. А кто еще? Его отец был пэром.
   – Итак... – Полман бросил в рот пару орешков. – Итак, мы имеем дело с младшим сыном дворянина, отправленного в армию потому, что ни для чего другого он оказался не пригоден, а наверх его вознесли семейные деньги?
   – Именно так, сэр, именно так.
   – Мне приходилось слышать и другое мнение. Говорят, он свое дело знает.
   – Знает ли он свое дело? – Додд ненадолго задумался. – Можно и так сказать, только не надо забывать, что братец обеспечивает его деньгами. Он может позволить себе большой обоз, много быков, а потому его люди всегда сыты. Но пороху Уэлсли как следует не нюхал и на пушки с пехотой не ходил.
   – Тем не менее с обязанностями губернатора Майсура он справлялся неплохо, – мягко возразил Полман.
   – Не стану спорить, сэр. Может быть, Малыш Уэлсли и толковый губернатор, но разве из этого следует, что он толковый генерал?
   – Говорят, сторонник дисциплины.
   – Да, парады устраивать у него получается, – едко заметил Додд.
   – Но он ведь не дурак?
   – Нет, – признал Додд. – Не дурак, но и не генерал. Слишком быстро поднялся и слишком молод. Преуспел против разбойников, зато и сам получил хорошую взбучку под Серингапатамом.
   – Да-да, ночная атака. – Полман кивнул, припоминая слышанное. Тогда, четыре года назад, Артур Уэлсли атаковал противника в лесу под Серингапатамом и был жестоко бит солдатами султана Типу. – Тем не менее недооценивать врага опасно.
   – Как и переоценивать, сэр, – убежденно ответил Додд. – Факты говорят о том, что Малыш Уэлсли не провел ни одного настоящего сражения, ни разу не имел под началом более тысячи человек и ни разу не сталкивался с настоящей обученной армией, имеющей в своем распоряжении артиллерию и дисциплинированную пехоту. На мой взгляд, такое ему не по плечу. Убежит к брату и потребует подкрепления. Человек он осторожный.
   Полковник улыбнулся.
   – Так давайте заманим его в глубь нашей территории, где он уже не сможет отступать. И разобьем. – Он еще раз улыбнулся, вынул из кармашка часы и откинул крышку. – Мне придется вас покинуть, но сначала закончим дела. – Из другого кармана Полман достал и протянул Додду запечатанную бумагу. – Здесь, майор, приказ о вашем назначении командующим полка. Но помните, мне нужно, чтобы вы вывели его из Ахмаднагара. Помогите с обороной, но не ввязывайтесь в затяжные бои. Уэлсли не сможет окружить весь город, для этого у него слишком мало людей, так что проблем с отходом у вас быть не должно. Утрите ему нос, Додд, но сохраните полк. Вы меня понимаете?
   Додд понял. Полковник подвергал его новому испытанию, поручая трудное и далеко не благородное дело: уйти без потерь с поля боя. Такой маневр не сулил славы, но требовал стойкости и мужества. Майора ждала вторая проверка. Первой был Чазалгаон, второй станет Ахмаднагар.
   – Я справлюсь, сэр, – ответил он без показной бравады.
   – Хорошо. Я немного облегчу ваше положение тем, что заберу семьи на север. Одно дело вывести из города солдат и совсем другое – тащить за собой ораву женщин и детей. А вы, мадам? – Полман повернулся к Симоне Жубер. Его мясистая ладонь легла на ее колено. – Вы пойдете со мной? – Он разговаривал с ней, как с ребенком. – Или останетесь с майором Доддом?
   Захваченная врасплох вопросом, женщина покраснела и бросила быстрый взгляд на лейтенанта Сильера.
   – Я останусь здесь, полковник, – ответила она по-английски.
   – Позаботьтесь о ее безопасности, майор. – Полман посмотрел на Додда.
   – Позабочусь, сэр.
   Полковник поднялся. Телохранители поспешили занять места по обе стороны от слона, а погонщик, все это время отдыхавший в тени животного, вскарабкался на его спину, ухватившись, как матрос за канат, за хвост гиганта. Пробравшись мимо позолоченного домика, он уселся на шее слона и повернул его к шатру.
   – Уверены, что хотите остаться? – Полман обернулся и еще раз взглянул на молодую женщину. – Путешествие со мной намного безопаснее. В домике вам будет вполне комфортно, если только вы не страдаете морской болезнью.
   – Я останусь с мужем.
   Симона встала, и Додд с удивлением обнаружил, что она гораздо выше, чем ему представлялось. Высокая и немного неуклюжая, подумал он. Тем не менее его по-прежнему влекло к ней.
   – Хорошая жена и должна быть рядом со своим супругом. Или по крайней мере с чьим-то супругом. – Полман перевел взгляд на Додда. – Увидимся через несколько дней, майор. Надеюсь, вы получите второй полк. Не подведите меня.
   – Не подведу, сэр, – пообещал Додд, сжимая свою новую саблю.
   Полковник поднялся по серебряной лесенке и исчез в домике-хоуде. Майор проводил его взглядом. Перед ним стояла двойная задача – спасти полк и заработать репутацию, и он знал, что сделает все, чтобы достичь обеих целей.


   Шарп сидел под навесом в той части склада, где хранились орудийные ядра. Начался дождь, и, хотя ему было далеко до муссонного ливня, когда потоки воды низвергаются с неба сплошной стеной, неторопливая, но упорная серая морось уже превратила глинистый двор в хлюпающую, скользкую слизь. Майор Стокс, начавший день в чистом красном мундире, белом шелковом шарфе и начищенных сапогах, озабоченно, как заведенный, расхаживал вокруг нового лафета.
   – Нет, правда, Шарп, вы ни в чем не виноваты.
   – А чувствую себя так, будто виноват.
   – Да-да, такое бывает. Но вы-то проявили себя молодцом, Шарп. Ей-богу. И ни в чем не виноваты, с какой стороны ни посмотри.
   – Я потерял шестерых, сэр. И еще Дави.
   – Бедный Ежик. – Майор остановился возле лафета, присел и пристально посмотрел на хобот. – Вам не кажется, что здесь есть неровность? Небольшая выгнутость, а?
   – По-моему, все ровно, сэр.
   – И ошкурено не очень чисто. Нет, определенно... – Майор выпрямился и начал отстегивать саблю. Каждое утро слуга присылал на склад стопку выстиранного и тщательно отглаженного обмундирования, и через час майор Стокс раздевался, оставаясь в бриджах и рубахе, и брал в руки пилу или циркулярный нож, шило или скобель. – Хобот должен быть прямым. Там, на стене, циркулярный нож номер четыре. Будьте любезны, Шарп...
   – Подточить, сэр?
   – Я сам подточил его вчера вечером. Подточил как надо. – Стокс стащил мундир и закатал рукава. – Вся беда в том, что дерево здесь не выдерживают как следует. – Он наклонился над хоботом лафета, и на землю полетели свежие белые завитки. – Чиню часы, – продолжал он, не прекращая работы, – и должен вам доложить, отличный механизм. Прекрасный механизм. Все хорошо, кроме привода. Сразу видна местная работа. Вам бы надо на них взглянуть. Они у меня в кабинете.
   – Обязательно посмотрю, сэр.
   – А еще я нашел новый материал для оси. Удивительное дерево, Шарп! Ей-богу, удивительное!
   – И все равно они ломаются, сэр, – мрачно сказал Шарп и, наклонившись, подхватил котенка, представителя многочисленного семейства, давно и прочно обосновавшегося на оружейном складе. Он посадил котенка на колено и погладил по теплой спинке. Котенок довольно заурчал.
   – Перестаньте, Шарп! Не будьте вы фаталистом. Придет время, и проблему с осью мы обязательно решим. Вопрос в материале и больше ни в чем. Подберем подходящее дерево... Ну вот, так-то лучше.
   Майор отступил от лафета и окинул его критическим взглядом. На ружейном складе работало немало ремесленников-индийцев, но майору нравилось делать все собственными руками. К тому же большинство местных были озабочены подготовкой к празднику Дуссера, для которого они строили три громадные фигуры, которые будут затем торжественно пронесены по улицам города и преданы огню у индуистского храма. Сейчас индийцы трудились под соседним навесом: одни варили клей, другие наклеивали полоски ткани на плетеную корзину, которая предназначалась для головы одной из фигур. Майор проявлял к их работе неподдельный интерес, и Шарп, хорошо зная своего начальника, не сомневался, что Стокс не преминет вмешаться в процесс.
   – Я говорил, что вас искал какой-то сержант?
   – Никак нет, сэр.
   – Приходил перед обедом. Странный тип. – Присмотревшись, майор решил подровнять еще один участок хобота. – У него, знаете ли, лицо дергается.
   – Обадайя Хейксвилл...
   – Да, кажется, он именно так и назвался. Не думаю, что дело такое уж важное. Сказал, что случайно попал сюда и разыскивает старых товарищей. Знаете, что я думаю?
   – Не знаю, сэр, но вы мне скажите.
   Интересно, подумал Шарп, каким это ветром сюда занесло Хейксвилла? Впрочем, в любом случае ничего хорошего ждать не приходилось.
   – Тиковые балки в бывшем тронном зале Типу, вот они-то свое уже вылежали. Мы могли бы снять с полдюжины и наделать из них целую кучу осей!
   – Вы имеете в виду позолоченные балки, сэр? – спросил Шарп.
   – Позолота с них все равно скоро облетит.
   – Радже такое вряд ли понравится, – с сомнением заметил Шарп.
   Стокс даже побледнел от огорчения.
   – Да-да, вы правы. Кому понравится, если у него станут разбирать потолок, чтобы делать из балок орудийные лафеты. И все-таки... Знаете, раджа весьма любезный господин. В отличие от своих придворных. Между прочим, часы принадлежат ему. Бьют восемь, когда надо бить девять. Или наоборот? Как вам эта заключка?
   Шарп посмотрел на клин, поднимающий и опускающий дуло орудия.
   – По-моему, все в порядке, сэр.
   – И все-таки подстрогать не помешает. Может быть, проблема в наших шаблонах, а? Надо бы проверить. Вам нравится дождь, Шарп? Замечательно, верно? А то ведь цветы просто умирали! Думаю, в этом году будет на что посмотреть. Вам обязательно надо взглянуть.
   – Вы все еще хотите, чтобы я остался, сэр? – спросил Шарп.
   – Здесь? – Майор, зажимавший не понравившийся ему клин тисками, повернулся к сержанту. – Конечно, я хочу, чтобы вы остались. Вы лучший из всех, кто у меня был!
   – Сэр, я потерял шестерых.
   – Вам не за что себя винить. И я дам вам других.
   Если бы все было так легко! Как Шарп ни старался, мысли постоянно возвращались к случившемуся в Чазалгаоне, и он снова и снова корил себя за медлительность. Когда резня закончилась и убийцы ушли, сержант прошел по форту. Большинство женщин и детей остались в живых, но при виде окровавленного солдата они пугались и прятались. К вечеру в форт вернулся из дозора капитан Робертс, заместитель майора Кросби. Зрелище, открывшееся за колючей стеной, ошеломило даже бывалого офицера. Его вырвало.
   Шарп рассказал капитану все, что знал, и Робертс в тот же день отправил донесение в Хуррихур, где находился штаб армии, а потом отпустил и Шарпа.
   – Нас наверняка ждет расследование, так что показания вам еще придется давать, но пока возвращайтесь в Серингапатам.
   Не имея других приказов, Шарп отправился домой. Мешок с рупиями он передал майору Стоксу. Вообще-то сержант ждал какого-нибудь наказания, но Стокса куда больше занимал угол заключки.
   – Я сам видел, как винт вылетал только из-за того, что угол слишком острый. Представьте, что такое случается в бою! Я видел пушки с металлическими заключками, так делают лягушатники, но они ржавеют. Ржавеют оттого, что их вовремя не смазывают. Лягушатникам доверять нельзя. Что-то вы запечалились, Шарп.
   – Ничего не могу с собой поделать, сэр.
   – Что толку печалиться? Пусть печали предаются поэты и священники. Те, кому за это платят. Подумайте сами, ну что вы могли сделать?
   – Убить одного из этих ублюдков, сэр.
   – А они бы убили вас. Ни вам, ни мне это бы наверняка не понравилось. Посмотрите-ка на этот угол! Хорош, а? Надо обязательно сверить его с шаблоном. Как ваша голова?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное