Бернард Корнуэлл.

Триумф стрелка Шарпа

(страница 2 из 29)

скачать книгу бесплатно

   Шарп не смел пошевелиться. Он слышал, как кричали женщины и плакали дети. Потом застучали копыта. В поле зрения появились всадники. Это были, конечно, индийцы, причем самого дикого вида – с саблями, пиками, копьями, старинными мушкетами и даже луками. Спрыгнув с коней, они присоединились к общей охоте за добычей.
   Шарп лежал как мертвый. Кожу на лице стянула застывшая коркой кровь. Пуля оглушила его, и он не помнил, как выронил мушкет и свалился на землю, однако чувствовал, что рана не смертельная. И похоже, не глубокая. Голова раскалывалась, лицо заливала кровь, но при таких ранениях крови всегда много. Воздух он втягивал медленно и осторожно, рот не закрывал, хотя едва не поперхнулся, когда одна муха заползла в горло. И тут же на него пахнуло густым запахом табака, арака, кожи и пота. Человек с устрашающего вида кривым ножом наклонился над ним, и Шарп похолодел от страха, подумав, что тот собирается перерезать ему горло, но злодей лишь вспорол карманы мундира. В одном нашелся большой ключ от главного оружейного склада Серингапатама. Выточили его по заказу на городском базаре, так что сержанту, чтобы попасть на склад, не приходилось каждый раз заполнять пропуск и отмечаться в караулке. Мародер выбросил ключ, взрезал второй карман и, не обнаружив ничего, перешел к следующему телу. Шарп лежал, глядя на солнце.
   Где-то рядом застонал раненый сипай, и его сразу же закололи штыком. Сержант слышал предсмертный хрип бедняги и тягучий, хлипкий звук, с которым лезвие вышло из плоти. Как быстро все случилось! Шарп винил себя, хотя и понимал, что сделать ничего не мог. Не он впустил врага в форт, но он потерял несколько драгоценных мгновений, когда задержался, чтобы бросить в костер ранец и сумку с патронами. Теперь сержант корил себя за то, что не поспешил предупредить своих людей. Впрочем, к тому времени, когда он понял, что происходит, все шестеро уже были убиты или умирали. Шарп зашел за угол кухни помочиться и еще не успел закончить, когда пуля врезалась в тростниковую стену. Секунду-другую Шарп просто стоял, недоумевая, не веря собственным ушам, потом, даже не застегнув штаны, повернулся, увидел догорающий костер и машинально бросил в огонь ранец. Пока он взводил мушкет, пока бежал к тому месту, где сидели в ожидании обеда шестеро его солдат, бой уже практически закончился. Потом в голову ударила пуля, боль обожгла глаза, а очнувшись, сержант обнаружил, что лежит на спине, на лице сохнет кровь и во рту ползают мухи.
   Если бы не промедлил. Если бы не растерялся. Если бы... Мысль эта не давала покоя. Может быть, он успел бы увести своих парней. Спасти хотя бы одного или двух. И Дави Лала. Может быть, они успели бы перебраться через стену и добежать до леса. Может быть... Но Дави был мертв, и все шестеро солдат были мертвы, а сам Шарп лежал, слушая, как смеются, опустошая склад, убийцы.
   – Субадар! – крикнул офицер. – Снимите чертов флаг! Я сказал об этом еще час назад!
   Шарп не выдержал и снова моргнул, но никто ничего не заметил, и он закрыл глаза, чтобы не смотреть на солнце и чтобы выплакать злость, боль и ненависть.
Шесть человек убиты, Дави Лал убит, а он ничем им не помог. Коря себя, Шарп задавался еще одним вопросом: кто такой этот высокий офицер? В конце концов ответ принес чей-то голос.
   – Майор Додд? Сахиб?
   – Субадар?
   – Мы все погрузили, сахиб.
   – Тогда уходим, пока их дозор еще не вернулся. Отличная работа, субадар! Скажите людям, что их ждет награда.
   Шарп понял – убийцы покидают форт. Но кто они? Откуда взялись? Кому подчиняются? На майоре Додде была форма Ост-Индской компании, но ни он, ни его бандиты не могли состоять на службе в Компании. Нет, они – ублюдки, скоты, мерзавцы, порождение ада. Только это могло объяснить устроенную резню. Судя по тому, как быстро все случилось, сопротивления не было. Шарп лежал и слушал, как затихают крики, топот копыт, скрип повозок. Наступила тишина, но он для верности подождал еще немного. Где-то захныкал ребенок, всхлипнула женщина, а Шарп все ждал и ждал. Только уверившись, что Додд ушел со всем своим отрядом, он перекатился на бок. Форт пропах кровью. Над телами, жужжа, вились мухи. Сержант застонал и поднялся на колени. Вода в висящем над костром котле давно выкипела. Он встал, пнул проклятую железяку, и она свалилась в золу.
   – Ублюдки... – прохрипел Шарп и, наткнувшись взглядом на застывшее в немом удивлении лицо Дави Лала, едва сдержал слезы.
   Полуголая женщина с разбитыми в кровь губами увидела поднявшегося из груды мертвых тел, вскрикнула и, схватив ребенка, метнулась к бараку. Шарп не обратил на нее никакого внимания. Его мушкет пропал. Исчезло вообще все оружие.
   – Ублюдки! – крикнул он в горячий неподвижный воздух и наподдал тощей псине, обнюхивавшей мертвого Филиппса.
   Запах крови, пороха и горелого риса перехватил горло. Шарп закашлялся и повернул к кухне, где нашел кувшин с водой. Он напился, ополоснул лицо, вытер засохшую кровь попавшей под руку тряпкой. Промокнул неглубокую рану над ухом. И вдруг ужас, горечь и боль захлестнули его с такой силой, что он упал на колени и зажмурился. Но не заплакал. Даже не всхлипнул, хотя спазм и сбил дыхание.
   – Ублюдки! – громко выругался сержант.
   Он повторял это слово снова и снова, беспомощно, зло, вкладывая в него все, что кипело в душе. Потом вспомнил про ранец, поднялся и вышел на свет.
   Угли еще не остыли, и ему пришлось вооружиться палкой. Вороша пепел, Шарп находил то, что спрятал в костре. Сначала рупии, на которые надеялся нанять повозки. Потом рубины и изумруды, сапфиры и брильянты, золото и жемчуга. Он поднял мешок из-под риса, вытряхнул на землю оставшиеся зернышки и положил в него свои сокровища. Настоящие сокровища. Драгоценности, которые он четыре года назад забрал у настоящего султана. Тогда, у Речных ворот Серингапатама, Шарп подстерег и убил султана Типу, а потом снял с тела драгоценности.
   Он стоял на коленях, прижимая к животу мешок со своим сокровищем, вдыхая проклятую вонь Чазалгаона и задыхаясь от переполнявшего его чувства вины. Он выжил в кровавой резне. Потом все вытеснила злость. Шарп понял, в чем его долг перед мертвыми и что надо сделать. Найти других живых, помочь им и придумать, как отомстить.
   Отомстить тому, чье имя – Додд.
 //-- * * * --// 
   Майор Джон Стокс был инженером и одним из тех немногих людей, кому работа доставляет истинное наслаждение. Больше всего на свете он любил мастерить, разбираться во всевозможных устройствах и по мере сил вносить в них улучшения. Предметом приложения таланта мог быть орудийный лафет, сад или часовой механизм. Именно с часами он сейчас и возился; с часами, принадлежащими радже Майсура. Совсем еще молодой, почти мальчишка, раджа был обязан возвращением на трон британским войскам, свергшим прежнего правителя-узурпатора, султана Типу, а потому отношения между дворцом и небольшим британским гарнизоном Серингапатама складывались наилучшим образом. Часы майор Стокс увидел в одном из вестибюлей дворца и, пораженный их невероятной, отталкивающей точностью, прихватил с собой и отнес на оружейный склад, где теперь и разбирал с превеликим для себя удовольствием.
   – Клейма производителя нет, – говорил он своему единственному слушателю, – но я подозреваю местную работу. Однако ж видно, что руку приложил какой-то француз. Видите вот этот регулятор хода? Типично французское решение.
   Его гость равнодушно взглянул на то, что представлялось ему бессмысленным соединением пружинок и зубчатых колесиков.
   – Вот уж не думал, сэр, что лягушатники на такое способны, – пробормотал он.
   – О, еще как способны! – с оттенком укоризны произнес майор. – Они делают отличные часы! Достаточно вспомнить Лепена! Или Берто. А разве можно забыть Монтандона? Я уж не говорю о Бреге! – Майор покачал головой, как бы отдавая должное и признавая превосходство сих великих мастеров, и снова обратился к лежащему перед ним часовому механизму, который, при всей своей точности, разумеется, не шел ни в какое сравнение с шедеврами вышеперечисленных гениев. – А вот ходовая пружина немного заржавела. Жаль, но ничего не поделаешь. Думаю, все дело в том, что металл слишком мягкий. Арретир действует хорошо, как ему и положено. Декоративная работа прекрасная, а вот механика у индусов никудышная. Вы только посмотрите на ходовую пружину! Позор!
   – Так точно, сэр, сущее безобразие.
   Сержант Хейксвилл не смог бы отличить ходовую пружину от маятника, и ему было одинаково наплевать как на одно, так и на другое, но майор Стокс обладал нужной информацией, а потому гость счел полезным выказать некоторый интерес.
   – Они отбивали девять, когда должны были отбивать восемь, – заметил майор, погружая палец в металлические внутренности тикающего устройства, – или восемь вместо девяти. Не помню. От часа до семи все идет прекрасно, а где-то около восьми начинают сбиваться. – Начальник оружейного склада Серингапатама, пухлый, доброжелательный и жизнерадостный господин с рано поседевшими волосами, был совсем не похож на бравого вояку. – Вы знаете толк в часах, сержант?
   – Не могу сказать, что разбираюсь, сэр. Я простой солдат, так что мне и солнца хватает.
   Лицо сержанта жутковато дернулось. Нервный тик, неконтролируемое сокращение мышц, случался каждые несколько секунд, словно под кожей оживало неведомое существо.
   – Вы спрашивали о Шарпе, – продолжал Стокс, не сводя глаз с часов. – Ну и ну! Невероятно! Балансир сделан из дерева! Боже милостивый. Из дерева! Не удивительно, что ход сбивается! Знаете, Харрисон однажды тоже смастерил деревянные часы. Все детали деревянные, представляете? Даже зубчатая передача! Из обычного строевого леса.
   – Харрисон, сэр? Он из армейских?
   – Харрисон часовщик, сержант. Часовщик. И очень хороший мастер.
   – Не лягушатник, сэр?
   – Где вы видели француза с таким именем? Нет, конечно. Он англичанин. И часы у него отличные. Надежные и точные.
   – Рад это слышать, сэр, – сказал Хейксвилл и снова, не в первый уже раз, напомнил майору о цели своего визита. – Сержант Шарп, сэр, мой добрый друг, он здесь?
   – Здесь. – Стокс оторвался наконец от механизма и поднял голову. – Точнее, был здесь. Я видел его час назад. Но он отправился к себе. Вы, наверное, слышали, что случилось в Чазалгаоне? Так вот Шарп оказался там в самое неподходящее время. Ужасное несчастье.
   – В Чизлдоне, сэр?
   – Ужасное, по-другому и не скажешь. Я отправил его отсюда. Сказал, чтобы умылся, почистился, привел себя в порядок. Бедняга был весь в крови! Выглядел как настоящий пират. А, вот это уже интересно.
   – В крови, сэр?
   – Хм, шестизубчатая передача! Вильчатый рычаг! И кто только мог такое придумать? Испортили кашу маслом. Все равно что поставить эгговский замок на обычный пистолет! Полагаю, сержант, вам стоит подождать – Шарп скоро вернется. Хороший парень. Ни разу меня не подвел.
   Хейксвилл криво улыбнулся, поскольку ненавидел Шарпа всей душой.
   – Так точно, сэр. Один из лучших. – Щека его снова задергалась. – Я слышал, сэр, он снова куда-то уезжает? По какому-то поручению?
   – О, нет, нет! – Стокс решительно покачал головой и, вооружившись лупой, приник к механизму. – Шарп нужен мне здесь. Так и есть, видите? Нет волоска. Все просто. Как и должно быть.
   Майор поднял голову, но странный сержант с дергающимся лицом уже исчез. Ну и ладно – часы ведь куда интереснее.
   Выйдя из ружейного склада, Хейксвилл повернул налево, к баракам, где нашел временное пристанище. Королевский 33-й полк квартировал теперь в Хурригуре, в ста пятидесяти милях к северу. Поскольку его главная задача состояла в том, чтобы очищать от разбойников основные дороги западного Майсура, полку приходилось действовать на весьма обширной территории, и, оказавшись неподалеку от Серингапатама, где размещался главный оружейный склад, полковник Гор отправил небольшое подразделение для восполнения боезапасов. Исполнять поручение выпало командиру роты легкой пехоты капитану Моррису, который с половиной своих людей, в том числе и сержантом Хейксвиллом, должен был охранять ценный груз на всем пути следования от Серингапатама до Арракерри, где остановился полк. Выступить из города предполагалось на следующее утро. Дело представлялось необременительным, а посещение Серингапатама предоставляло сержанту Хейксвиллу возможность осуществить одно давно задуманное предприятие.
   Наткнувшись по пути на винную лавку, Хейксвилл не преминул войти, а войдя, потребовал выпивки. В заведении никого не было, если не считать хозяина и безногого нищего, обратившегося к посетителю за подаянием и получившего добрый пинок под ребра.
   – Проваливай отсюда, паршивый пес! – заорал Хейксвилл. – Нечего таскать сюда блох! Убирайся! Пошел вон! – Освободив помещение от нежелательного присутствия, сержант сел в темном углу и предался раздумьям. – Сам виноват, – пробормотал он под нос, чем немало встревожил хозяина лавки, бросавшего беспокойные взгляды на человека в красном мундире и со странно дергающейся щекой. – Ты сам виноват, Обадайя. Должен был все понять еще тогда! Четыре года назад! Богат. Богат как жид. Эй, ты что это делаешь, чертов нехристь? Подслушиваешь, черномазый ублюдок? – Испуганный хозяин, к коему и были обращены эти слова, спешно ретировался в заднюю комнату. Хейксвилл остался один. – Да, богат как жид, наш Шарпи. Только он думает, что никто этого не знает. А кое-кто очень даже хорошо знает. Надо же, что себе позволяет! Даже в бараке ему не живется! Снял комнатку где-то у Майсурских ворот. Обзавелся слугой. И всегда при деньгах! Пьет да гуляет.
   Хейксвилл покачал головой – какая несправедливость. Последние четыре года 33-й полк только тем и занимался, что рыскал по дорогам Майсура, охраняя их от разбойников, тогда как Шарп все это время нежился в Серингапатаме. Неправильно это. Нечестно. Несправедливо. Так не должно было быть. Счастливая жизнь давнего врага не давала Хейксвиллу покоя. Откуда у Шарпа деньги? Как он смог так разбогатеть? Ворует потихоньку со склада? Такое предположение представлялось сержанту вполне правдоподобным, но и оно не объясняло очевидного богатства Шарпа. На мелочах много не заработаешь. Как корову за соски ни дергай, больше, чем есть, молока не выжмешь. Более убедительной казалась другая версия благосостояния Шарпа, основанная на том, что Хейксвнллу удалось узнать совсем недавно и что отозвалось мучительным приступом зависти. Он почесал появившуюся после укуса москита припухлость на шее, обнажив при этом старый темный шрам, оставленный много лет назад веревкой палача. Избежав повешения, Обадайя Хейксвилл проникся твердой уверенностью в том, что победил смерть и стал неуязвимым. «Меня нельзя убить, – убеждал он всех, готовых слушать. – Отмечен Господом».
   Да, отмечен Господом, но при этом беден. Как церковная мышь. А Ричард Шарп богат. Ходили слухи, что он обосновался в доме Лали, где помещался еще и офицерский бордель. А с какой это стати сержанта допустят в такой дом? Ответ прост – только потому, что у него водятся деньжата. В конце концов, изрядно поломав голову, Хейксвилл открыл тайну богатства Шарпа.
   – Типу! – вслух сказал он и, стукнув жестяной кружкой по столу, потребовал еще арака. – И пошевеливайся, чертов ублюдок!
   Да, вот ответ. Иначе и быть не может. Разве Хейксвилл не видел, как Шарп рыскал неподалеку от того места, где убили султана? И никто ведь так и не объявил, что это он прикончил Типу. Согласно общему мнению, в конце осады султана подстрелил кто-то из подонков 12-го Суффолкского полка, но Хейксвилл наконец-то свел концы с концами. Конечно, это сделал Шарп. А промолчал он только потому, что сам прибрал к рукам все драгоценности. И кто бы на его месте стал в таком признаваться? Чтобы об этом узнала вся армия? Все старшие офицеры? Понятно, что благоразумнее держать язык за зубами.
   – Чертов Шарп!
   Теперь оставалось только найти причину, чтобы вернуть Шарпа в полк. Хватит ему отсиживаться на складе, в чистоте и покое! Хватит нежиться на мягких подушках в доме у Лали. Пришла очередь Обадайи Хейксвилла! Теперь он поживет в роскоши, попьет и поест вволю за счет камушков мертвого султана.
   – Рубины, – промолвил сержант, наслаждаясь звучанием слова. – Изумруды и сапфиры. Брильянты, яркие как звезды. И золотые слитки толщиной с кусок масла. – Он довольно ухмыльнулся. Осталось только употребить немного хитрости. Совсем немного. Соврать где надо и устроить так, чтобы кое-кого арестовали. – А там тебе и конец, Шарпи. Там тебе и конец.
   План уже разворачивался перед ним во всей изощренной красоте, как бутон распускающегося лотоса. Этот цветок Обадайя Хейксвилл видел во рву Серингапатама. Отличная придумка! Визит к майору Стоксу помог установить, что Шарп в городе, а значит, действовать нужно прямо сейчас. Пустить в ход ложь, а потом все пойдет само собой, как часы майора Стокса. Пружинки распрямятся, зубчики сомкнутся, колесики придут в движение и – тик-так, тик-так – начнут отсчитывать последние часы ненавистного выскочки. Физиономию сержанта Хейксвилла перекосила гримаса, пальцы сдавили оловянную кружку с такой силой, как будто это было горло врага. Скоро он разбогатеет.
 //-- * * * --// 
   Три дня понадобилось майору Додду, чтобы доставить груз в лагерь Полмана, раскинувшийся у самых стен входившего в Маратхскую конфедерацию города Ахмаднагара. В лагере размещалась пехотная бригада из восьми батальонов, каждый из которых формировался из лучших воинов-наемников северной Индии, проходивших обучение и состоявших под началом офицеров-европейцев. Доулат Рао Скиндия, магараджа Гвалиора, чьи земли простирались от крепости Барода на севере до Гавилгура на юге, похвалялся, что может выставить против врага сто тысяч человек и что его армия способна покрыть землю, как туча саранчи, однако истинным ядром его сил, их крепкой, прочной сердцевиной была как раз семитысячная бригада, или, как ее здесь называли, компу Полмана.
   Один из батальонов вышел из лагеря навстречу отряду майора Додда. Кавалерия, сопровождавшая сипаев в походе на Чазалгаон, вернулась раньше, а потому Полман, услышав об успехе предприятия, распорядился оказать своим «героям» торжественный прием. Выстроившись в две шеренги, батальон – в белых мундирах, препоясанных черными ремнями, и с начищенным до блеска оружием – вытянулся по стойке «смирно», но ехавший во главе своей небольшой колонны майор обратил внимание не на солдат, а на громадного слона, стоявшего у расписанного белыми и желтыми полосами шатра. Великолепное животное сияло на солнце, поскольку туловище его и голову прикрывала широкая кожаная накидка с вшитыми в нее и образующими сложный узор пластинами серебра. Впереди эта попона ниспадала с головы на всю длину хобота, закрывая слона практически полностью, если не считать двух больших круглых отверстий для глаз. Между серебряными пластинами поблескивали вставки из драгоценных камней, а венчавшую голову гиганта корону украшали пурпурные шелковые ленточки. Устрашающего размера бивни были защищены серебряными ножнами и заканчивались острыми, как игла, стальными наконечниками. Погонщик-махут обрядился по случаю в старомодную кольчугу, отполированную до того же, что и серебряные украшения, блеска. За спиной у него покачивалась изготовленная из кедра и отделанная прибитыми к дереву золотыми панелями клетка-хоуда, над которой покачивался балдахин из желтого шелка. По обе стороны от слона замерли, вытянувшись длинными шеренгами, облаченные в пурпурные мундиры пехотинцы. Некоторые держали на плече мушкеты, большинство были вооружены длинными пиками с широкими, сияющими на солнце лезвиями.
   Когда Додд приблизился шагов на двадцать, слон опустился на колени, и человек, сидевший в домике, осторожно спустился по обитой серебром лесенке, которую подставил один из телохранителей, и направился в тень под купол полосатого шатра. Это был европеец, рослый и плотного сложения, и то, что на первый взгляд могло показаться жирком, при ближайшем рассмотрении оказывалось комком упругих мышц. На круглом загорелом лице выделялись густые черные усы и живые, будто радующиеся всему, что видят, глаза. Форму он придумал себе сам: белые шелковые бриджи, заправленные в черные английские сапоги для верховой езды, зеленый мундир с золотыми шнурами и аксельбантами, а на широких плечах белые шелковые подушечки с короткими золотыми цепочками. Мундир был отделан алым кантом и алыми петельками, вышитыми над отворотами обшлагов с золочеными пуговицами. Голову его покрывала двууголка-бикорн, увенчанный пурпурными перьями, приколотыми кокардой с изображением белой лошади Ганновера. Золотая рукоять сабли изображала слоновью голову. На пальцах блестели золотые печатки.
   Войдя в шатер, сей господин опустился на диван, вокруг которого тотчас столпились адъютанты. Это и был полковник Энтони Полман, командовавший пехотной бригадой, пятью сотнями кавалерии и имевший в своем распоряжении двадцать шесть полевых орудий. Десять лет назад, когда армия Скиндии представляла собой всего лишь неорганизованное сборище разношерстных оборванцев на полудохлых лошаденках, Энтони Полман служил сержантом в Ганноверском полку Ост-Индской компании. Теперь он разъезжал на слоне, а два других возили на себе сундуки с золотыми монетами, сопровождавшими полковника во всех походах.
   Полман поднялся навстречу спешившемуся Додду.
   – Отличная работа, майор! – воскликнул полковник. В его английском все еще ощущался заметный немецкий акцент.
   – Прекрасно! Замечательно! – хором подхватили адъютанты, одну половину которых составляли европейцы, другую – индийцы.
   Сопровождаемый аплодисментами Додд прошел мимо выстроившихся двумя шеренгами телохранителей.
   – Восемьдесят тысяч патронов! – воскликнул блистательный полковник. – Замечательный успех!
   – Семьдесят три тысячи, сэр, – поправил его Додд, отряхивая пыль с бриджей.
   Полман усмехнулся.
   – Вот как? Семь тысяч пришли в негодность, а? Ничего не меняется.
   – Я к этому отношения не имею, сэр, – проворчал Додд.
   – Разумеется, майор. Поверьте, я знаю их порядки. Трудности возникли?
   – Никаких, сэр, – твердо ответил Додд. – Мы не потеряли ни одного человека, а вот у противника никто не уцелел. – Он улыбнулся, и слой лежавшей на щеках пыли раскололся трещинками. – Все уничтожены.
   – Победа! – провозгласил Полман, жестом приглашая виновника торжества пройти в шатер. – Угощайтесь, майор. У нас здесь и ром, и арак, и даже вода! Прошу вас!
   Додд остался на месте.
   – Прошу извинить, сэр, но мои люди устали, – напомнил он.
   – Ну так распустите их. Пусть угостятся. На кухне, уверен, для них что-нибудь найдется.
   Майор так и сделал и, распустив роту, вернулся в шатер. Глядя на него, каждый видел типичного англичанина, долговязого, несколько неловкого, с вытянутым землистым лицом и унылым выражением. От подавляющего большинства своих соотечественников Додд отличался тем, что не просто дезертировал из Ост-Индской компании, но и увел с собой сто тридцать сипаев. К Полману он пришел три недели назад, и многие из служивших у Полмана офицеров-европейцев видели в лейтенанте шпиона, засланного британцами, армия которых готовилась к наступлению против Маратхскои конфедерации. Полман их мнения не разделял. Да, еще ни один британский офицер не дезертировал так, как это сделал Додд, но ведь мало у кого имелись на то столь же веские, как у него, причины. Полковник сумел понять двигавшие перебежчиком мотивы: неудовлетворенность, амбиции, обиду и злость. Смог он оценить и достоинства дезертира. Послужной список показывал, что лейтенант не был ни посредственностью, ни придирой. Да и сипаи любили его. Желание идти вверх свойственно каждому, но не каждый готов пойти к цели таким путем, какой выбрал Додд. В общем, Полман поверил в новичка, произвел его в майоры и поручил ответственное дело: послал его в Чазалгаон. Тот, кто способен убивать недавних товарищей, шпионом быть не может. Додд с блеском прошел испытание, а армия Скиндии пополнила арсенал семьюдесятью тремя тысячами патронов.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное