Бернард Корнуэлл.

Трафальгар стрелка Шарпа

(страница 2 из 24)

скачать книгу бесплатно

   – «Revenant» – словечко, которое лягушатники придумали для призраков, – пояснил Чейз. – Существительное мужского рода. Когда-то у меня был учитель, который накрепко вдолбил в меня все эти вещи – ничем теперь не вышибешь! – В соседнем дворе заголосил петух. Чейз посмотрел на небо. – Светает. Могу я угостить вас завтраком? Затем мои ребята доставят вас на «Каллиопу». И домой, в Англию!
   Дом. Шарп не знал иного дома, кроме армии, а в Англии не был уже шесть лет. Целых шесть. Возвращаться туда ему совершенно не хотелось. Англия не была для него домом; впрочем, он никогда не задумывался о том, где же его настоящий дом. И все-таки, где бы ни находилось это место, Шарп направлялся именно туда.

   Корабль очищали от водорослей, поэтому Чейз жил на берегу.
   – Сейчас отлив, поэтому мы перевернули корабль и полируем его медный зад, а затем снова спустим на воду, – объяснял капитан, пока слуги накрывали на стол. На завтрак подали кофе, вареные яйца, хлеб, ветчину, холодную курицу и корзину с манго. – Чертова работенка! Выгрузить все орудия да еще и выволочь наружу содержимое половины трюмов! Зато потом корабль заскользит по волнам, как по маслу. Берите еще яйца, Шарп! Я же вижу, вы проголодались. Я и сам голоден как волк. Как вам дом? Он принадлежит кузену жены, который занимается торговлей и сейчас в горах по каким-то своим делам – уж я не знаю, чем там занимаются торговцы, чтобы набить свои карманы. Это его управляющий рассказал мне о проделках Нана Рао. Сидите-сидите, Шарп. Угощайтесь.
   Они завтракали в тени широкой веранды, которая выходила на маленький садик, дорогу и гавань. Чейз был любезен, щедр и, кажется, даже не вспоминал о зияющей пропасти, которая разделяла простого прапорщика – носителя первого офицерского звания – и капитана многопушечного судна, чей морской ранг приравнивался к армейскому полковнику, не говоря уже о том, что на собственном судне капитан был и вовсе подобен Всевышнему. Поначалу Шарп держался настороже, но вскоре потеплел, увидев, что приветливость и доброжелательность Чейза исходят от чистого сердца.
   – Вы хоть понимаете, что Панжит на самом деле мог потащить меня в суд? – восклицал Чейз. – Боже всемогущий, Шарп, в какую переделку я чуть не вляпался! Нана Рао снова исчез бы, и никто бы мне не поверил, что он воскрес из мертвых! Еще ветчины, не стесняйтесь! Против меня началось бы расследование, и я наверняка угодил бы под трибунал. Нам чертовски повезло! Но кто мог знать, что у него целая армия?
   – Да уж, мы легко отделались, сэр.
   – Только благодаря вам, Шарп. – Чейз вздрогнул. – Отец уверял меня, что я не доживу до тридцати, однако мне уже исполнилось тридцать пять. Впрочем, если рядом не окажется такого вот прапорщика Шарпа, когда-нибудь я непременно сгину в какой-нибудь переделке! – Чейз похлопал по кожаной суме с деньгами, которая лежала на столе. – Между нами, Шарп, денежки свалились словно с небес.
Как думаете, смогу я вырастить манго в Англии?
   – Не знаю, сэр.
   – Надо будет попробовать. Посажу парочку на припеке в саду, чем черт не шутит. – Чейз отхлебнул кофе и вытянул длинные ноги. Его удивляло, почему Шарп в свои тридцать или около того носит столь низкое звание. Капитан принялся с присущим ему тактом расспрашивать гостя и, узнав, что Шарпа произвели в офицерский чин из солдат, искренне восхитился. – Я знавал одного капитана, который поднялся из самых низов, и он был чертовски хорош в своем деле! Всегда знал, что творится там, куда иные капитаны и носа не сунут. Армии повезло с вами, Шарп!
   – Вряд ли мои командиры согласятся с этим, сэр.
   – Я замолвлю за вас словечко, Шарп. Впрочем, если мне не удастся догнать этого призрака, вряд ли к моим словам прислушаются.
   – Удастся, сэр, не сомневайтесь.
   – Хотелось бы верить, хотя этот корабль – чертовски шустрая бестия! Как все французские корабли. Видит бог, эти ублюдки не умеют с ними управляться, но уж строить их научились на славу! Французские корабли словно француженки. Прекрасные, быстрые, но безнадежно ветреные. Еще горчицы? – Чейз передал кувшинчик через стол, затем бросил взгляд на гавань и потрепал по загривку тощего черного котенка. – Превосходный кофе, – заметил капитан, затем рукой показал в сторону моря. – А вон и ваша «Каллиопа».
   Шарп вгляделся в даль, но никакой «Каллиопы» не увидел – на рейде стояло множество кораблей, а вблизи гавань кишела лодками, баркасами и рыболовными суденышками.
   – Сушит свои марсели, – пояснил капитан, и Шарп заметил, что один из дальних кораблей развернул верхние паруса.
   Впрочем, на таком расстоянии судно ничем не отличалось от дюжины кораблей Ост-Индской компании, которые предпочитали сбиваться в целые флотилии, чтобы обезопасить себя от нападения каперов, рыскавших по просторам Индийского океана. С берега суда можно было принять за военные корабли – на их массивных корпусах чередовались полосы черной и белой краски, словно за бортами скрывались пушки, но эта уловка не обманула бы и капитана самого распоследнего капера. Эти корабли, чьи трюмы ломились от богатств Индии, были самыми лакомыми кусочками для корсаров и французов. Их захват мог обеспечить смельчакам безбедную жизнь до гробовой доски.
   – А где ваш корабль, сэр? – спросил Шарп.
   – Отсюда не видно, – отвечал Чейз. – Он перевернут на отмели у дальней оконечности Слоновьего острова.
   – Перевернут?
   – Лежит на боку, чтобы мы могли почистить ему брюхо.
   – А как его имя?
   Казалось, капитан сконфузился.
   – «Пуссель».
   – Похоже на французский.
   – Это и есть по-французски, Шарп. Означает девственницу. – В ответ на ухмылку Шарпа Чейз сделал вид, что оскорбился. – Неужели вы не слышали об Орлеанской девственнице? – спросил он.
   – Нет, сэр.
   – Была такая дева Жанна д’ Арк из Орлеана, Шарп. Корабль назван в ее честь. Надеюсь, судьба Жанны минует его и корабль не зажарят живьем.
   – А зачем вы назвали корабль именем француженки? – спросил Шарп.
   – Лягушатники назвали. До того как Нельсон захватил его на Ниле, это был французский корабль. Обычно имя захваченному кораблю не меняют, если только оно не звучит совсем уж отвратительно. На Ниле Нельсон захватил еще «Франклин» – восьмидесятипушечный парусник дивной красы, но флот не мог позволить, чтобы корабль носил имя презренного предателя-янки, вот судно и обозвали «Канопусом». А моей шустрой красотке оставили старое имечко. О нет, господи, только не это! – Капитан привстал и всмотрелся в дорогу. – Вот черт! – Напротив ворот остановилась открытая коляска. Доселе такой приветливый Чейз помрачнел.
   В открытой коляске с кучером-индусом в желто-черной ливрее сидели господин и дама. Два индуса-лакея открыли дверцу и опустили ступеньки. Джентльмен средних лет в светлом парусиновом сюртуке вышел из коляски. Нищий, опираясь на короткий костыль и грубую культю, тут же устремился за милостыней, но лакей остановил его резким пинком, а кучер хлестнул кнутом. Джентльмен напомнил Шарпу сэра Артура Уэлсли. Возможно, виной тому были крупный нос и высокомерное выражение лица или исходящая от незнакомца аура власти и привилегированности.
   – Лорд Уильям Хейл. – Чейз с неприязнью выговаривал каждый слог.
   – Никогда не слыхал о таком.
   – Он из Контрольного совета, – объяснил Чейз и, когда Шарп удивленно поднял бровь, продолжил: – Шестеро, которым правительство поручило следить, чтобы никто не вздумал надуть Ост-Индскую компанию. Или, если таковое случится, чтобы вину не возложили на правительство. – Капитан с кислой миной смотрел, как джентльмен разговаривает с дамой, сидящей в коляске. – А это его жена. Они плыли со мной из Калькутты, а значит, будут возвращаться с тем же конвоем, что и вы. Молитесь, чтобы они не оказались вместе с вами на «Каллиопе».
   Седины лорда Уильяма заставили Шарпа предположить, что жена его тоже немолода. Однако, когда дама опустила солнечный зонтик, у Шарпа перехватило дыхание. Бледное и тонкое юное лицо поражало красотой и печалью. Шарп зачарованно уставился на красавицу.
   Чейз улыбнулся.
   – Урожденная Грейс де Лавер Гуд, третья дочь графа Селби. Лет на двадцать моложе мужа, но так же холодна и неприветлива.
   Шарп не мог оторвать от женщины глаз, ибо она была удивительно хороша! Лицо цвета слоновой кости с резкими чертами, обрамленное черными локонами. Наверняка служанка ее светлости битый час укладывала волосы госпожи, чтобы создать это впечатление простоты и безыскусности. Дама не улыбалась, а молча и равнодушно внимала словам мужа.
   – Она кажется скорее печальной, чем холодной, – возразил Шарп.
   Чейза позабавило замечание Шарпа.
   – О чем ей печалиться? Ее светлости повезло родиться красавицей, муж богат, умен и честолюбив. Быть ей женой премьер-министра, если лорд Уильям не оступится на пути к славе, а поступь у него легка и осторожна, как у кота.
   Тем временем лорд Уильям завершил разговор с женой и махнул лакею, чтобы тот отворил ворота.
   – Вам следовало бы построить въезд для карет, – резко заметил его светлость, направляясь к капитану. – Эти нищие совсем распоясались.
   – Увы, милорд, мы, моряки, неуверенно чувствуем себя на суше. Удастся ли мне соблазнить вашу жену чашечкой кофе?
   – Леди Грейс нездоровится. – Лорд Уильям поднялся по ступеням веранды, бросил на Шарпа беглый взгляд и протянул Чейзу руку. Его светлость наверняка заметил следы крови на щеке капитана, однако предпочел промолчать. – Ну, Чейз, что скажете?
   Чейз неохотно достал большую кожаную суму, в которой лежали деньги Нана Рао и отсчитал часть лорду Уильяму. Вероятно, от мысли, что ему придется коснуться грязных монет, его светлость поморщился, но деньги взял и тут же засунул в карман.
   – Ваша расписка. – Он протянул Чейзу клочок бумаги. – Полагаю, вы не получали новых приказов?
   – Увы, милорд. Мне по-прежнему велено отыскать «Ревенан».
   – Уж лучше бы вы возвращались домой. Мне срочно нужно в Лондон. – Его светлость вздохнул и, не произнеся ни слова больше, отвернулся.
   – Вы лишаете меня возможности представить вам моего близкого друга, мистера Шарпа, – произнес Чейз.
   Лорд Уильям одарил Шарпа еще одним беглым взглядом. Не найдя ничего, что заставило бы его переменить первоначальное мнение об этом субъекте, лорд Уильям снова отвел глаза. Он успел прочесть во взгляде Шарпа силу, уверенность и гордость, но его светлость не собирался тратить время на тех, кто явно не обладал властью и деньгами.
   – Мистер Шарп служил под началом сэра Артура Уэлсли, – сказал Чейз.
   – Как и тысячи других, – небрежно заметил сэр Уильям и нахмурился. – Вы должны помочь мне, Чейз.
   – Весь к услугам вашей светлости, – вежливо ответил капитан.
   – У вас ведь есть баркас и гребцы?
   – Как у любого капитана.
   – Вы доставите нас на борт «Каллиопы»?
   – Увы, милорд. Я уже пообещал баркас мистеру Шарпу, но не сомневаюсь, он не откажется разделить его с вами. Он тоже плывет на «Каллиопе».
   – Буду рад помочь, – сказал Шарп.
   Однако по выражению лица лорда Уильяма прапорщик заключил, что будет последним человеком на свете, к которому его светлость решит обратиться за помощью.
   – Что ж, нет – так нет, – промолвил сэр Уильям и величавой поступью удалился к коляске.
   Чейз тихо рассмеялся.
   – Разделить баркас с вами, Шарп? Да скорее он расправит крылья и полетит!
   – Я бы не отказался разделить баркас с ней, – промолвил Шарп, не сводя глаз с леди Грейс. Ее светлость пристально разглядывала толпу нищих, которые толпились поодаль, опасаясь жалящего хлыста кучера.
   – Дорогой мой Шарп, – Чейз посмотрел вслед коляске, – вам придется разделять общество этой дамы по меньшей мере четыре месяца пути, но вряд ли вам удастся увидеть ее еще раз. Лорд Уильям уверяет, что у жены слабые нервы и она не расположена к обществу. За месяц, пока она плыла на моем корабле, я видел ее от силы два раза. Ее светлость и носа не показывала из каюты или прогуливалась по корме ночью, когда никто не мог ее потревожить. Ставлю свое годовое жалованье против вашего месячного, что вы доплывете до Лондона, а она так и не узнает вашего имени.
   Шарп улыбнулся.
   – Я не держу пари.
   – Счастливчик, – вздохнул Чейз. – А вот я в прошлом месяце, как последний болван, проиграл кучу денег в вист! Чем нарушил обещание, которое дал жене, и Господь еще покарает меня за это. Бог мой, каким идиотом я был! Я играл почти все ночи, пока мы плыли из Калькутты, и в результате задолжал этому богатенькому ублюдку сто семьдесят гиней! Сам виноват, – признал капитан уныло, – но, клянусь, больше я не поддамся искушению! – Чейз коснулся деревянной поверхности стола, словно не слишком доверял собственным словам. – Увы, деньги у меня надолго не задерживаются. Впрочем, если я захвачу «Ревенан», наверняка получу хорошие призовые!
   – Непременно захватите, – ободряюще сказал Шарп.
   Чейз улыбнулся.
   – Ваши слова да Богу в уши, Шарп! Только вот на мою беду в кои-то веки у чертовых лягушатников объявился настоящий моряк. Капитан Луи Монморан чертовски хорош, его люди чертовски хороши, не говоря уже о его корабле!
   – Но ведь вы – британец, – произнес Шарп, – поэтому должны быть лучшим.
   – Аминь, – согласился Чейз. Капитан написал на клочке бумаги свой адрес в Англии и настоял на том, чтобы проводить гостя до форта, где Шарп забрал свой ранец. Затем мимо тлеющих руин склада Нана Рао друзья отправились на причал, где ждал баркас. На прощание капитан пожал Шарпу руку. – Помните, я ваш должник.
   – Вы уже выплатили большую часть долга. Чейз покачал головой.
   – Прошлой ночью я сглупил, и, не будь вас, кто знает, чем обернулась бы к утру моя глупость. Можете полностью располагать мною, Шарп, не забывайте об этом. Вот увидите, мы еще встретимся.
   – Надеюсь, сэр.
   И Шарп спустился вниз со скользких ступеней. Его ждала дорога домой.

   Потрепанные и окровавленные после ночной потасовки матросы пребывали в превосходном расположении духа. Хоппер – боцман, который так доблестно сражался с телохранителями Панжита, – помог Шарпу взобраться на баркас. Лодку украшали яркие красные полосы вокруг планширов. Красной краской были обведены даже белые ручки весел.
   – Позавтракали, сэр? – спросил Хоппер.
   – Ваш капитан не дал мне пропасть.
   – Второго такого нет. – Голос Хоппера потеплел.
   – Вы давно знаете Чейза? – справился Шарп.
   – Он был тогда не старше мистера Коллиа. – Боцман мотнул головой в сторону мальчишки лет двенадцати, который сидел рядом с ним на корме. После того как баркас благополучно доставит Шарпа на «Каллиопу», юному мичману было поручено пополнить запасы выпивки из личного погреба капитана Чейза. – Мистер Коллиа, – продолжил боцман, – на этом баркасе за главного, верно я говорю?
   – Так точно, сэр, – отвечал мальчишка звонким голосом, затем протянул руку Шарпу. – Гарри Коллиа, сэр. – Юному мичману не было нужды добавлять это «сэр», ибо его ранг был равен сухопутному званию Шарпа, но Шарп был старше и к тому же являлся другом капитана.
   – Мистер Коллиа тут за главного, – повторил Хоппер, – поэтому, сэр, если он скомандует на абордаж, придется нам идти на абордаж. Мы должны беспрекословно ему подчиняться, верно, мистер Коллиа?
   – Как скажете, мистер Хоппер. Команда скалила зубы.
   – Чтоб я больше не видел этих ухмылок на ваших рожах! – рявкнул боцман и смачно сплюнул за борт коричневую от табака слюну. Отсутствие двух передних зубов позволяло ему с блеском проделывать этот трюк. – Так вот, сэр, – боцман посмотрел на Шарпа, – я служу капитану Чейзу с тех пор, как он сам был мальчиком на побегушках. Вместе мы захватили «Бувин».
   – «Бувин»?
   – Лягушачий фрегат, сэр, тридцать две пушки. Мы были на двадцативосьмипушечном «Спрайтли», и через двадцать две минуты фрегат был наш от первой до последней пушки, а кровь стекала в шпигаты! Придет день, мистер Коллиа, – боцман сурово посмотрел на мальчишку, лицо которого почти терялось под треуголкой, слишком большой для его головы, – и вы станете за главного на корабле его величества, и тогда вашим долгом будет колошматить лягушатников со всей мочи.
   – Надеюсь, мистер Хоппер.
   Баркас медленно скользил мимо пальмовых листьев и раздутых трупов крыс, собак и кошек. Рядом плыли другие лодки, нагруженные багажом. Некоторым пассажирам повезло – их корабли стояли в доках Ост-Индской компании, но доки не могли вместить все торговые суда, отправлявшиеся в Англию, поэтому большинству пассажиров приходилось самим добираться до якорных стоянок.
   – Я видел, как ваш багаж грузили на местную лодку, сэр, – обратился боцман к Шарпу, – и сказал ублюдкам, что отыщу их в аду, если задумают какую пакость. Они тут совсем страх потеряли, сэр. – Хоппер мотнул головой вперед и рассмеялся. – Смотрите, что вытворяет этот негодяй!
   – Вытворяет? – переспросил Шарп. Он видел только две лодчонки, которые замерли на месте. Одна была нагружена багажом, в другой находились трое пассажиров.
   – Ублюдки просят за перевоз рупию, – объяснил Хоппер, – но на полпути удваивают, а то и утраивают цену или грозятся плыть обратно к причалу. Наши ребята проделывают этот трюк, когда берут пассажиров от Дила до Дауна. – Боцман дернул за рулевой трос, чтобы обогнуть лодки.
   Шарп заметил в первой лодке сэра Уильяма Хейла, его жену и незнакомого молодого человека. Двое слуг и багаж занимали вторую. Лорд Уильям что-то рассерженно выговаривал ухмыляющемуся индусу, которого гнев его светлости нисколько не трогал.
   – Придется его чертовой светлости заплатить, – ядовито заметил Хоппер, – или вернуться в порт.
   – Подойдем ближе, – попросил Шарп.
   Хоппер удивленно посмотрел на него и пожал плечами, словно говоря, что, если Шарп намерен выставить себя дураком, ему, боцману, нет до этого никакого дела.
   – Суши весла! – прокричал он. Команда вытащила весла из воды, и баркас медленно подплыл к неподвижным лодкам. – Весла на воду! – снова гаркнул Хоппер, и весла вновь опустились в воду, останавливая баркас.
   Шарп поднялся.
   – Нужна помощь, милорд?
   Лорд Уильям нахмурился, но ничего не ответил. Его жена делала вид, будто посреди вони бухты ее изящных ноздрей коснулся особенно отвратительный запах. Женщина смотрела на корму, словно происходящее ее не касалось. На помощь пришел третий пассажир – молодой человек в скромном, как у священника, платье, который встал и попытался объяснить, что происходит.
   – Они не хотят плыть дальше, – пожаловался юноша.
   – Успокойтесь, Брейсуэйт, и сядьте на место, – резко оборвал его лорд Уильям.
   Шарп вовсе не собирался помогать лорду Уильяму, другое дело – его красавице жене. Шарп вытащил пистолет и взвел курок.
   – А ну, греби! – приказал он индусу, который в ответ презрительно сплюнул за борт.
   – Ради бога, что вы собираетесь делать? – Наконец-то лорд Уильям соизволил заметить Шарпа. – Здесь моя жена! Поосторожнее с оружием, болван! Кто вы такой?
   – Нас представили друг другу не больше часа назад, милорд, – отвечал Шарп. – Меня зовут Ричард Шарп. – Он выстрелил – пуля пробила дерево чуть выше уровня воды как раз между непокорным индусом и его пассажирами. Леди Грейс в страхе прижала руку ко рту, но пуля, никого не задев, всего лишь проделала дыру в борту лодки, и индусу пришлось наклониться, чтобы зажать большим пальцем пробоину. Шарп начал перезаряжать пистолет. – Греби, негодяй! – крикнул он.
   Индус оглянулся, оценивая расстояние до берега, но Хоппер приказал гребцам подплыть сзади и встать между двумя лодками, отрезав пути к отступлению. Казалось, лорд Уильям от такой наглости утратил дар речи. Его светлость с негодованием наблюдал, как Шарп вгоняет в короткий ствол вторую пулю.
   Индус явно не хотел, чтобы вторая пуля угодила в борт его лодки, и ему ничего не оставалось, как крикнуть гребцам, чтобы те налегли на весла. Хоппер одобрительно кивнул.
   – Между ветром и водой, сэр. Капитан Чейз гордился бы вами!
   – Между ветром и водой? – переспросил Шарп.
   – Вы проделали дыру прямо по ватерлинии, сэр. Лодка потонет, если ублюдок не позаботится законопатить дыру.
   Шарп смотрел на ее светлость, которая наконец-то перевела взгляд на своего спасителя. Наверное, именно из-за больших прекрасных глаз лицо казалось таким печальным. Шарп не удержался и подмигнул ей. Женщина тут же отвела взгляд.
   – Теперь она наверняка запомнит мое имя, – сказал Шарп.
   – Так вы старались ради нее? – спросил Хоппер и рассмеялся, когда Шарп не ответил.
   Лодка лорда Уильяма достигла борта «Каллиопы» первой. Слугам предлагалось взбираться на борт, как им заблагорассудится, а багаж матросы подняли на борт сетями. Его светлость с женой сошли с лодки на плавучую платформу, а оттуда по сходням поднялись на шкафут. В ожидании своей очереди Шарп вдыхал запах трюмной воды, соли и дегтя. Грязная струя вырвалась из дыры высоко в корпусе.
   – Откачивают воду, сэр, – пояснил Хоппер.
   – Вы хотите сказать, он дырявый?
   – Все корабли дырявые, сэр. Такова их сущность.
   У борта пришвартовалась еще одна лодка, и матросы «Каллиопы» начали поднимать наверх сети с брыкающимися козами и ящики с квохчущими курами.
   – Молоко и яйца, – одобрительно заметил боцман и велел гребцам пришвартовать лодку у борта. – Попутного вам ветра, сэр, – пожелал боцман. – Обратно в старушку Англию?
   – Обратно в Англию, – ответил Шарп. Гребцы подняли весла, и баркас плавно пристал к плавучей платформе. Шарп дал боцману монету, коснулся шляпы, приветствуя мистера Коллиа, поблагодарил команду и ступил на платформу. Оттуда он вскарабкался на верхнюю палубу рядом с орудийным портом, из которого торчало блестящее дуло. На палубе его ждал офицер.
   – Ваше имя? – спросил он тоном, не допускающим возражений.
   – Ричард Шарп.
   Офицер уставился в список.
   – Ваш багаж уже на борту, мистер Шарп, а это вам. – Он протянул Шарпу сложенный лист бумаги. – Правила поведения на корабле. Прочтите, запомните и строго соблюдайте. Ваш боевой пост – орудие номер пять.
   – Мой что? – удивился Шарп.
   – Каждый мужчина на борту должен в случае опасности защищать корабль, мистер Шарп. Орудие номер пять. – Офицер махнул рукой вдоль заваленной багажом палубы. – Мистер Бинн!
   Юный офицер появился из-за груды скарба.
   – Сэр?
   – Проведите мистера Шарпа на нижнюю палубу. Семь на шесть. И не забудьте молоток и гвозди! Живо!
   – Сюда, сэр, – юный Бинн устремился на корму, – а молоток и гвозди всегда при мне.
   – Зачем? – не понял Шарп.
   – Деревянный молоток и гвозди, сэр. Вам придется прибить мебель к палубе. Если мы попадем в шторм, все тут встанет вверх тормашками, а пока мы не достигнем Мадагаскарского пролива, море будет неспокойным, да, сэр, очень неспокойным. – Бинн юркнул вниз, словно кролик в нору.
   Шарп последовал было за ним на лестницу, что соединяла палубы, но его остановил окрик. Из-за ящиков выступил лорд Уильям, за ним тащился юноша в погребальном наряде.
   – Ваше имя? – бросил Хейл.
   Шарп вскинулся. Он понимал, что нарываться не стоит, что Хейл – большая лондонская шишка, но неприязнь к его светлости победила осторожность.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное