Бернард Корнуэлл.

Добыча стрелка Шарпа

(страница 5 из 24)

скачать книгу бесплатно

   – Не уверен, сэр, что полковник Бекуит захочет принять меня обратно. Я ведь должен быть не в Лондоне, а в Шорнклиффе.
   – Бекуит будет делать то, что я скажу,– проворчал Бэрд,– а если выполнишь мое поручение, я прикажу ему поцеловать тебя в задницу.
   Шарпу нравился Бэрд. Хоть и генерал, а прост и резок, как простой солдат. По части сквернословия Бэрд мог дать фору любому сержанту, в выносливости на марше не уступал пехотинцу, а в рукопашной не знал равных. Боец, а не канцелярская крыса. В армии Бэрд поднялся довольно высоко, но, по слухам, нажил врагов наверху среди тех, кто не любил его за прямоту.
   – Что за поручение, сэр?
   – Опасное. Такое, что может стоить жизни,– с удовольствием ответил генерал, разливая по стаканам портвейн.– Мы посылаем своего человека в Копенгаген. Наши интересы в Дании, как считается, должны оставаться в тайне, но, смею предположить, эти секреты знают все французские агенты в Лондоне. Человек этот отправляется завтра, и я хочу, чтобы его кто-нибудь сопровождал. Видишь ли, он не настоящий солдат, а адъютант герцога Йоркского. Вроде вот этих…– Бэрд кивнул в сторону веселившихся в компании актрис офицеров. – Придворный, а не военный. Если надо постоять на посту возле королевского горшка – лучше человека не найти, а вот в брешь с таким не пойдешь.
   – Так он отправляется завтра?
   – Да. Понимаю, время в обрез. Вообще-то, мы готовили другого, но беднягу зарезали на улице пару дней назад. Вот герцог Йоркский и распорядился найти замену. Я сразу о тебе подумал, да вот не знал, где найти, и тут Господь отправляет меня в театр, а после театра я встречаю тебя здесь. Спасибо, Господи. Ты же не против перерезать парочку французских глоток?
   – Нет, сэр.
   – Наш посыльный утверждает, что ему охрана не нужна, что опасности никакой нет, но кто знает? Да и его хозяин, герцог Йоркский, настаивает на сопровождении, чтобы было кому махать саблей, а уж лучше тебя это никто не умеет. Ты же хорош! Почти как я!
   – Почти, сэр,– согласился Шарп.
   – Ну вот, считай, что приказ получил.– Генерал взял бутылку за горлышко и откинулся на спинку стула.– Ночуешь здесь?
   – Да, сэр.
   – Я тоже. В семь часов подадут карету. Поедем в Ипсвич.– Бэрд поднялся, но помедлил.– Вот что чудно. Если выполнишь поручение успешно, то, может быть, предотвратишь войну. Не совсем солдатское дело, а, как думаешь? Без войны ведь карьеру не сделаешь. Я, однако, сомневаюсь, что мы так уж скоро перекуем мечи на орала. По крайней мере не раньше, чем французишки образумятся. Итак, молодой человек, до завтра.
   Бэрд коротко кивнул и направился к своим спутникам. Шарп же с опозданием спохватился, что так и не поинтересовался, зачем вообще нужно посылать кого-то в Копенгаген. Впрочем, Бэрд даже не спросил его согласия – ему, наверно, и в голову не пришло, что Шарп может отказаться.
И генерал был, конечно, прав, потому что, как ни крути, он солдат.

   Утро следующего дня застало сэра Дэвида в хмуром расположении духа. Адъютант генерала, капитан Гордон, в объяснение причин дурного настроения Бэрда лишь поднес ко губам воображаемую бутылку, предупреждая Шарпа быть настороже и не лезть под горячую руку шотландца. Лейтенант молча устроился впереди, тогда как Бэрд еще долго кряхтел и ворочался сзади, проклиная лондонскую грязь и вонь, скверную погоду и неудобное сиденье. Наконец багаж генерала уложили на крышу кареты, и экипаж тронулся, но тут же остановился, чтобы принять последнего пассажира, настоявшего на том, чтобы его вещи привязали рядом с кладью Бэрда. Опоздавший был штатским лет тридцати, чрезвычайно худым и даже хрупким на вид, с тонким лицом, на котором каким-то чудом удерживалась изящная черная мушка. В руке у него была трость с золотым набалдашником, с которого свисал шелковый платок. Черные, как ружейный порох, волосы были смазаны ароматным маслом, гладко причесаны и перехвачены серебряной ленточкой. Забравшись в карету, он молча расположился напротив Шарпа.
   – Опаздываете, милорд,– недовольно проворчал генерал.
   Молодой человек поднял руку в белой перчатке, пошевелил пальцами, досадливо поморщился и закрыл глаза, всем своим видом и жестами давая понять, что не желает спорить по пустякам. Бэрд, оставив в покое его светлость, переключился на Шарпа.
   – У вас кровь на мундире, лейтенант.
   – Извините, сэр. Я отстирывал…
   Карета дернулась и покатила.
   – Вы же не поедете в Данию в окровавленном мундире!
   – Извините, сэр Дэвид,– вмешался капитан Гордон,– но лейтенант Шарп отправится в Данию в гражданском платье. Миссия носит секретный характер и…
   – Миссия носит…– перебил его генерал.– Какого черта? Это мой племянник,– объяснил он Шарпу, указывая на капитана Гордона.– Талдычит, как чертов стряпчий.
   Гордон улыбнулся.
   – У вас есть гражданская одежда, Шарп?
   – Так точно, сэр.– Лейтенант похлопал по ранцу.
   – Рекомендую переменить платье, как только окажетесь на борту судна.
   – Рекомендую переменить платье,– передразнил племянника Бэрд.– Выражайся по-человечески. Будь оно проклято, эта колымага когда-нибудь тронется?
   – Ничего не поделаешь, сэр Дэвид,– мягко заметил капитан.– Сегодня суббота, и из Эссекса везут овощи на рынок.
   – Чертовы овощи,– жалобно простонал Бэрд. – Вчера меня затащили в театр, сегодня я страдаю из-за эссекских овощей. Расстрелял бы всех.– Налитые кровью глаза злобно сверкнули и закрылись.
   Увлекаемая шестью лошадьми, карета подкатила сначала к Тауэру, где генерал вступил в перебранку со стражей, после чего им позволили проехать в ворота. Во дворе их ждала тележка, охраняемая дюжиной гвардейцев, командовал которыми высокий, приятной наружности молодой человек в голубом сюртуке, шелковом шейном платке, белых бриджах и черных сапогах. Выбравшегося с чертыханиями из кареты Бэрда он встретил вежливым поклоном.
   – Золото у меня, сэр Дэвид.
   – Надеюсь, что так оно и есть,– проворчал генерал.– Сортир тут имеется?
   – Сюда, пожалуйста, сэр,– указал молодой человек.
   – Это Шарп,– бросил Бэрд.– Заменит Вильсена, да упокоит Господь его душу. А это,– он повернулся к лейтенанту,– тот, чью жизнь вам полагается оберегать. Капитан Лависсер. Или майор Лависсер? У этих гвардейцев два звания. Дурачье чертово.
   Услышав о замене, Лависсер в первую секунду растерялся, но потом, когда генерал удалился справить нужду, улыбнулся, и его лицо, показавшееся вначале угрюмым и циничным, чудесным образом преобразилось.
   – Так вы будете моим спутником? -любезно спросил он.
   – Похоже, что так, сэр.
   – В таком случае, Шарп, мы непременно подружимся.– Лависсер протянул руку. Смущенный столь теплым приемом, лейтенант неуклюже ответил на это выражение дружелюбия.– Бедный Вильсен,– продолжал гвардеец.– Погибнуть на улице! Вот ведь несчастье! А ведь у него остались жена и дочь. Совсем еще ребенок.– Он удрученно покачал головой и повернулся к гвардейцам, пытавшимся снять с тележки деревянный сундук.– Думаю, золото нужно перенести в карету.
   – Золото? – спросил Шарп. Лависсер удивленно посмотрел на него.
   – Вам не сказали о цели нашего путешествия?
   – Мне сказали, сэр, что я должен охранять вас.
   – За что я буду вам вечно признателен. Но наша главная цель состоит в том, чтобы доставить золото датчанам. Сорок три тысячи гиней! Как вам нравится путешествовать с таким сокровищем?
   Лависсер распахнул дверцу кареты, дал знак своим людям перенести сундук и только тогда заметил последнего пассажира, бледного молодого человека в серебристом сюртуке.
   – Боже, Пампе! – изумленно воскликнул он. – И вы тоже здесь?
   Пампе, если таково было его настоящее имя, снова пошевелил неопределенно пальцами и немного подвинулся, освобождая место для драгоценного ящика. Эскорт из двадцати драгун расположился перед каретой. Вернувшийся Бэрд пожаловался, что сундук занял все свободное место.
   – Что ж, придется потерпеть,– мрачно добавил он и постучал по крыше, давая знак трогаться.
   Впрочем, настроение генерала улучшилось, как только карета миновала серые от копоти сады и занятые овощами поля в районе Хэкни, а поднявшееся солнышко разогнало тени над лесами и холмами.
   – Знакомы с лордом Памфри? – спросил Бэрд у гвардейца, кивая в сторону хрупкого молодого человека, похоже, уснувшего в уголке кареты.
   – Мы с Уильямом вместе были в Итоне,– ответил Лависсер.
   Памфри открыл глаза, посмотрел удивленно, как будто видел впервые, на Лависсера, повел плечами и снова погрузился в дрему.
   – Нам бы Итон тоже не помешал,– обратился к Шарпу Бэрд.– Может, научились бы чему полезному. Например, с какой стороны подходить к ночному горшку. Вы уже позавтракали, Лависсер?
   – Спасибо, сэр, лейтенант в Тауэре оказался весьма гостеприимным.
   – Да, в Тауэре гвардейцы в почете,– проворчал генерал, намекая на то, что настоящие солдаты подобными привилегиями не пользуются.– Капитан Лависсер,– продолжал он, обращаясь к Шарпу,– служит адъютантом у герцога Йоркского. Я ведь вам уже говорил, да? Но говорил ли я вам, что за человек его высочество? Мнит себя солдатом! В девяносто девятом провалил кампанию в Голландии, а теперь стал главнокомандующим. И вы бы стали, Шарп, если бы были сыном короля. К счастью для вас, обозников,– Бэрд взглянул на Лависсера,– в армии еще осталась пара настоящих солдат. И один из них – лейтенант Шарп. И если вы еще не поняли по той зеленой, с пятнами крови тряпке, что он носит, скажу, что лейтенант не только стрелок, но и таг [1 - От англ. thug – разбойник-душитель (член религиозной секты в Индии, поклонявшейся богине смерти Кали; секта предположительно уничтожена в середине XIX века).].
   Лависсер, отнесшийся к обидным словам в адрес своего господина вполне равнодушно, изобразил недоумение.
   – Извините, сэр, кто?
   – Вы ведь не бывали в Индии? – В устах Бэрда вопрос прозвучал обвинением.– Таг, капитан, это разбойник, головорез, безжалостный и умелый убийца. Я тоже таг, Лависсер. А вот вы – нет. И Гордон тоже.
   – За что я еженощно возношу благодарственные молитвы Создателю,– сообщил Гордон.
   – Шарп – хороший таг. Поднялся снизу, а такой путь с чистенькими руками не пройдешь. Расскажите им, Шарп, что вы сделали в Серингапатаме.
   – А это нужно, сэр?
   – Нужно,– заверил его генерал, и Шарпу ничего не оставалось, как подчиниться и поведать историю в кратком изложении.
   Лависсер слушал вежливо, но рассеянно, а вот лорд Памфри, присутствие которого все еще оставалось для лейтенанта загадкой, открыл глаза и так уставился на рассказчика, что даже смутил Шарпа. Тем не менее по завершении сбивчивого повествования его светлость так ничего и не сказал.
   А вот Лависсер молчать не стал.
   – Поразительно, мистер Шарп! – воскликнул он в притворном восторге.– Поразительно!
   Не зная, что сказать, лейтенант промолчал и отвернулся к окошку, за которым протянулось прибитое дождем пшеничное поле. Скирды сена напомнили Шарпу, что Грейс умерла ровно год назад, после сенокоса. К горлу подступил комок. Будь оно проклято, подумал он. Будь оно проклято! Он постоянно видел ее сидящей на террасе со сложенными на округлившемся животе руками, веселой и смеющейся. О боже, боже, когда же это кончится?
   Тем временем сэр Дэвид сменил тему и рассказывал о Копенгагене. Датский король, как выяснилось, лишился рассудка, и страной управлял кронпринц.
   – Вы и впрямь с ним знакомы? – спросил Бэрд у Лависсера.
   – Кронпринц знает меня, сэр,– осторожно ответил гвардеец.– Мой дед один из его камергеров, а мой господин, герцог, его кузен.
   – И этого достаточно?
   – Более чем,– уверенно ответил капитан.
   Лорд Памфри достал из кармана часы, откинул крышку, взглянул на циферблат и зевнул.
   – Притомились, милорд? – проворчал Бэрд.
   – В вашем обществе, сэр Дэвид, соскучиться невозможно,– ответил лорд Памфри высоким, почти пронзительным голосом. Каждое слово он произносил очень отчетливо, что придавало его речи необычную уверенность.– Я просто очарован вами.– Лорд захлопнул часы и снова закрыл глаза.
   – Чертов дурак,– пробормотал генерал и взглянул на Шарпа.– Речь идет о датском флоте,– объяснил он.– Флот чертовски большой, но сейчас заперт в Копенгагене и стоит на якоре. Толку никакого, только гниет потихоньку. И вот лягушатники задумали прибрать его к рукам и заменить корабли, что потеряли при Трафальгаре. По нашим данным, они собираются вторгнуться в Данию и увести флот.
   – А если французы оккупируют королевство,– подхватил Лависсер,– то перекроют вход в Балтику и нанесут удар по британской торговле. Конечно, Дания нейтральная страна, но в прошлом подобного рода мелочи Бонапарта не останавливали.
   – Нам нужен датский флот,– продолжал генерал,– потому что чертов корсиканец воспользуется им для нападения на Британию. Вот почему нам необходимо ему помешать.
   – И как вы это сделаете? – спросил Шарп.
   Бэрд хищно усмехнулся.
   – Чтобы не украл другой, укради сам. У нашего министерства иностранных дел есть человек в Копенгагене, который пытается убедить датское правительство прислать корабли в британские порты, но датчане пока упираются. Капитан Лависсер должен склонить их на нашу сторону.
   – А вы сможете? – поинтересовался Шарп.
   Лависсер пожал плечами.
   – Я собираюсь подкупить кронпринца. Дать ему взятку.– Гвардеец постучал по деревянному сундуку.– Мы везем золото, и блеск сокровищ ослепит и собьет с толку его высочество.
   Лорд Памфри застонал, но никто не обратил на него внимания.
   – Капитан Лависсер подкупит кронпринца,– пояснил Бэрд,– и если лягушатники прослышат об этом, то попытаются ему помешать. Нож в спину – вполне эффективное средство, так что ваша забота – защитить Лависсера.
   Ничего против Шарп не имел и даже надеялся, что французы предоставят возможность пустить в ход кулаки или саблю.
   – А что будет, сэр, если датчане не отдадут нам флот?
   – Тогда в Данию вторгнемся мы.
   – Вторгнемся в Данию? – удивился Шарп. Женщина в таверне уже намекнула на это, но он все равно удивился. Драться с датчанами? Но ведь Дания не враг!
   – Вторгнемся в Данию,– подтвердил Бэрд.– Наш флот уже готов выйти в море и только ждет сигнала в Харидже. У датчан нет выбора. Либо они передают флот под нашу защиту, либо я его просто заберу.
   – Вы, сэр?
   – За операцию отвечает лорд Кэткарт,– признался Бэрд,– но он размазня, поэтому, если что, туда отправлюсь я, и тогда да поможет датчанам Бог. Вашему другу Уэлсли,– с кислой миной добавил он,– будет чему поучиться.
   – Он мне не друг, сэр,– ответил Шарп.
   Да, Уэлсли действительно произвел его в офицеры, но после Индии их пути разошлись. Впрочем, ничего хорошего от встречи, если бы таковая и случилась, ждать не приходилось. Грейс приходилась Уэлсли кузиной, очень, правда, далекой, но ее поведение вызвало неодобрение всей аристократической семьи.
   – Я ваш друг, мистер Шарп, но должен признаться, что желаю вам неудачи. Подраться в Дании? – Глаза у Бэрда вспыхнули голодным блеском.– Я был бы только рад. Никто бы больше не говорил, что кое-кто может воевать только в Индии.
   Шотландец чувствовал себя несправедливо обойденным и не скрывал этого, тем более что все почести достались Уэлсли. Неудивительно, что генерал рвался в бой.
   К вечеру приехали в Харидж. На окружающих маленький порт полях стояли палатки, луга заняли кавалерийские и тягловые лошади, орудия теснились на городских улицах и каменной пристани, где, стоя рядом с дорогим кожаным баулом, путников встречал мужчина, не уступавший Бэрду ни ростом, ни шириной плеч. Одет он был в черное, как слуга, и поначалу Шарп решил, что это носильщик, доставивший багаж и дожидающийся заслуженной оплаты, но тут незнакомец поклонился Лависсеру, а тот фамильярно похлопал его по плечу и повернулся к Шарпу.
   – Это Баркер, мой слуга. А это, Баркер, лейтенант Шарп. Его прислали вместо несчастного Вильсена.
   Баркер бесстрастно посмотрел на лейтенанта. Еще один таг, подумал Шарп, кивая слуге, который не ответил на приветствие и отвернулся.
   – Представьте, лейтенант, до того как я привил ему мораль и обучил манерам, Баркер промышлял разбоями.
   – Не понимаю, сэр, зачем я вам нужен, когда у вас такой слуга.
   – Сомневаюсь, что вы мне понадобитесь, Шарп, но начальство настаивает, и нам остается только подчиняться.– Гвардеец ослепительно улыбнулся.
   Вошедшие в устье реки военные корабли привлекли на пристань толпу зевак; ближе к бухте, грязные берега которой обнажил отлив, стояли на якоре транспортные суда, фрегаты и бриги; а у самой пристани застыли неуклюжие посудины размером поменьше фрегатов, с низкими бортами и широким корпусом.
   – В брюхе у этих крошек установлены мортиры, – объяснил Бэрд и, повернувшись к городу, добавил: – Флотилия из десятка таких малюток способна за двадцать минут стереть Харидж с лица земли. Интересно было бы посмотреть, что они сделают, например, с Копенгагеном.
   – Вы же не станете обстреливать столицу нейтрального государства! – воскликнул капитан Гордон.
   – Я подвергну бомбардировке сам Лондон, если того потребует король,– отрезал генерал.
   – Но не Эдинбург, надеюсь,– пробормотал Гордон.
   – Вы что-то сказали, капитан?
   – Я лишь хотел напомнить, что у нас мало времени, сэр. Капитану Лависсеру и лейтенанту Шарпу пора отправляться.– Гордон указал на свежеокрашенный фрегат, стоявший у северного берега реки.– Это «Клеопатра».
   На фрегате, должно быть, заметили прибывшую карету, потому что уже спускали на воду шлюпку. Неподалеку от пристани собралось с десяток офицеров из ближайшего лагеря, среди которых мелькали и зеленые мундиры. Шарп не хотел, чтобы его заметили, поэтому отошел в сторонку и спрятался за бочками с сельдью. По глинистому берегу расхаживали в поисках рыбьих костей сварливые чайки. Он поежился. Выходить в море не хотелось, и Шарп знал причину – именно в море он познакомился с Грейс. Какой-то сельский джентльмен, приехавший к пристани в открытой карете, рассказывал дочерям о кораблях, участвовавших в Трафальгарском сражении.
   – Вон тот, видите? «Марс». Он был там.
   – Который из них, папа?
   – Тот, черный с желтым.
   – Они все черные с желтым. Как осы.
   Слушая вполуха непринужденное щебетание девочек, глядя на корабли и стараясь не думать о Грейс, Шарп не услышал приближающихся шагов и очнулся только тогда, когда за спиной прозвучал резкий, пронзительный голос.
   – Все в порядке, лейтенант?
   Он обернулся и увидел лорда Памфри, молчаливого спутника, едва ли произнесшего и пару слов за время поездки.
   – Милорд?
   – Впервые о том, что вас привлекли к участию в этом сомнительном предприятии, я услышал лишь вчера вечером,– негромко сказал Памфри,– и должен признаться, что дотоле ваше имя было мне совершенно незнакомо. Прошу извинить. Отец готовил меня для военной карьеры, но потом пришел к выводу, что я слишком умен и болезнен.– Он улыбнулся, но Шарп не ответил. Лорд Памфри вздохнул.– Я позволил себе потревожить сон двух или трех знакомых и навести о вас справки. Мне рассказали, что вы предприимчивый, изобретательный человек.
   – Вот как? – Шарп все еще не понимал, что общего может быть у него с лордом Памфри.
   – Я тоже человек предприимчивый и работаю на министерство иностранных дел, хотя в данный момент исполняю обязанности адъютанта при сэре Дэвиде Бэрде. Весьма поучительный опыт. Итак, лейтенант, все в порядке? Вы ведь не против участия в миссии капитана Лависсера?
   Шарп пожал плечами.
   – Получилось немного неожиданно, но…
   – Крайне неожиданно! Удручающе неожиданно! – согласился Памфри.
   Он был настолько худ и тонок, что казалось, порыв ветра может сбросить его с пристани на обнажившийся с отливом илистый берег, но впечатление слабости и хрупкости рассеивалось, когда вы встречались с его пронзительными, умными глазами. Достав табакерку с нюхательным табаком, лорд поднял крышечку и предложил Шарпу угоститься.
   – Нет? Не пользуетесь? Я нахожу процедуру весьма успокаивающей, а в данный момент нам прежде всего требуется сохранять ясную голову. Сия экспедиция вдохновлена и поддерживается герцогом Йоркским. Форин офис, где о Дании знают немного больше, чем его высочество, относится ко всей этой затее с крайним неодобрением, но – увы! – герцог заручился поддержкой премьер-министра. Мистер Каннинг желает заполучить флот и при этом избежать такого развития событий, которое привело бы Данию в стан наших врагов. По его мнению, взятка кронпринцу поможет казначейству избежать расходов на проведение военной кампании. Веские аргументы, не так ли, лейтенант?
   – Как скажете, милорд.
   – Я бы сказал, столь же веские, сколь и бестолковые. Все закончится слезами, лейтенант, вот почему министерство в своей невыразимой мудрости прикомандировало меня к этой датской экспедиции. Мне поручено, так сказать, подчищать за ними.
   Интересно, подумал Шарп, зачем его светлость носит на щеке мушку? Их ведь носят женщины, а не мужчины.
   – Думаете, милорд, из этого ничего не получится? – спросил он, наблюдая за двумя схватившимися из-за рыбьего хвоста чайками.
   Памфри устремил взгляд на корабли.
   – Из того, что я слышал о датском кронпринце, ничто не дает оснований полагать, что он подвержен коррупции.
   – Коррупции?
   Тень улыбки скользнула по лицу его светлости.
   – Я хочу сказать, что кронпринц не из тех, кто берет взятки, вот почему министерство крайне озабочено возможными неприятными для Британии последствиями этой аферы. Мы можем оказаться в весьма неловком положении.
   – Как?
   – Допустим, кронпринц сочтет себя оскорбленным фактом предложения взятки и объявит об этом на весь мир.
   – По-моему, ничего страшного,– пожал плечами Шарп.
   Лорд Памфри покачал головой.
   – Нам пришлось бы извиняться и оправдываться, что стало бы сильнейшим ударом по нашей дипломатии. Сказать по правде, мы даем взятки половине правящих особ Европы, но делаем вид, что ничего подобного нет. Есть и еще одно обстоятельство.– Он оглянулся, словно желая убедиться, что их никто не подслушивает. – Нам известно, что капитан Лависсер наделал много долгов, играя в «Олмаке». Не он один, конечно, но факт тревожный.
   Шарп усмехнулся.
   – Человек по уши в долгах, а вы посылаете его в другую страну с сундуком денег?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное