Бернард Корнуэлл.

Добыча стрелка Шарпа

(страница 4 из 24)

скачать книгу бесплатно

   – Мы тут решаем денежный вопрос,– отозвался лейтенант,– не так ли, Джем? Шевелись. Деньги на стол, иначе я порежу тебя на кусочки.
   – Ты ведь не офицер, да? Переоделся в чужое? Но только не на того напал, сынок.
   – Я офицер.– Шарп прижал саблю посильнее, и кровь потекла обильнее.– Настоящий офицер. А теперь выгребай все из карманов.
   Хокинг бросил мешочек на стол и опустил руку в карман. Шарп ожидал услышать звон монет, но не услышал ничего, а потому, когда Джем вытащил руку, резанул саблей по пальцам. Пальцы разжались, и маленький пистолет упал на деревянный пол.
   – Выворачивай карманы!
   Хокинг еще медлил, решая, стоит ли позвать на помощь или лучше подчиниться. Что-то в голосе или, может быть, выражении лица лейтенанта склонило его ко второму варианту. Моргнув от боли, он сунул руку в карман и выгреб пригоршню монет. Дверь задрожала – кто-то попытался войти.
   – Подождите,– крикнул Шарп. Среди меди блеснуло серебро и даже золото.– Не останавливайся, Джем.
   – Тебе конец,– проворчал Хокинг, послушно выгребая оставшуюся мелочь.
   – Отойди к клеткам, ублюдок,– приказал Шарп, подталкивая его к животным.
   Оставалось пересыпать монеты в сумку, что оказалось не так-то просто – действовать приходилось одной рукой, да и с Хокинга нельзя было спускать глаз. Он уже прикинул, что добыча составила никак не меньше восемнадцати или девятнадцати фунтов.
   Его спас щелчок. Щелкнуло за спиной, и Шарп мгновенно узнал звук взведенного курка и отступил в сторону, успев обернуться и заметить дырку в деревянной стене. Скорее всего, «глазок» устроил Лампи, и один из парней Хокинга увидел, что происходит в кладовой. Дырка полыхнула пламенем, грохнул выстрел, и комната быстро заполнилась дымом. Под одеялом вскрикнула Эмили. Джем Хокинг схватил клетку и швырнул ее в Шарпа.
   Клетка ударила в плечо. Хокинг наклонился за пистолетом, и Шарп ударил его ногой в лицо, а потом рубанул саблей по голове. Хокинг рухнул под стол. Шарп схватил пистолет и выстрелил в стену около «глазка». Полетели щепки, но никто не вскрикнул, не застонал. Он наступил врагу на живот и ткнул саблей в горло.
   – Да, Джем, ты знаешь меня. Ты меня знаешь.
   Шарп не собирался раскрывать себя. Он планировал ограбить Хокинга и уйти, но теперь, почувствовав запах дыма, понял, что хочет убить мерзавца. Нет, не просто убить. Он хотел увидеть лицо Хокинга в тот момент, когда ублюдок поймет, что один из его подопечных вернулся. Вернулся офицером. Шарп улыбнулся и впервые за все время узрел страх на плоской физиономии Хозяина.
   – Я офицер, и меня зовут Шарп. Дик Шарп.
   Он увидел удивление в глазах Хокинга. Удивление, неверие и страх. Это уже само по себе было достаточным вознаграждением. Удивление в глазах Хокинга сменилось узнаванием, а с ним пришло и изумление; похоже, он никак не мог понять, как такое могло случиться, как один из его мальчишек стал офицером.
И вслед за непониманием накатил ужас – Хокинг понял, что мальчишка жаждет мести.
   – Ублюдок! – процедил Шарп.– Кусок дерьма. Помнишь, как порол меня? До крови. Помнишь? Я помню, Джем. Поэтому и вернулся.
   – Послушай, парень…
   – Я тебе не парень. Я вырос, Джем. Я солдат, офицер, и я научился убивать.
   – Нет!
   – Да!
   Горечь и злость было уже не остановить. Годы боли и унижений направили руку, и лезвие скользнуло по горлу врага. Последний крик Хокинга оборвался фонтаном ударившей вверх крови. Умирающий приподнялся, но Шарп, зарычав, резал и резал, рассекая мышцы и хрящи, пока сталь не наткнулась на кость. В разверзнутой ране пузырилась кровь. Шарп поднялся и последним ударом вогнал клинок так, что тот согнулся, врезавшись в основание черепа.
   – Это тебе за все, Джем.– Дверь сотрясалась от ударов снаружи, и Шарп пнул ее что было сил.– Мы еще не закончили.
   В коридоре стало вдруг тихо. Но сколько их там? Выстрелы, конечно, слышали многие, а любители добычи знают, что после стрельбы всегда есть чем разжиться. Чертов дурак, сказал себе Шарп. Сколько раз говорила ему Грейс – прежде думай, а уж потом делай, не позволяй злости управлять тобой. Он ведь и не собирался убивать, только ограбить. Хотя… Нет, он давно хотел это сделать, годами лелеял месть, но когда пришло время, сделал все неуклюже и в результате оказался в западне. На столе еще лежало несколько монет, среди них одна гинея, и Шарп бросил ее на кровать.
   – Эмили!
   – Сэр? – пискнула девочка.
   – Это тебе. Спрячь ее. И сама спрячься. Не высовывайся.
   В коридоре все еще было тихо, но это ничего не значило. Шарп задул лампу, натянул шинель и забросил за спину ранец. Потом повесил на грудь кожаный мешок, вытер саблю о лежащего Хокинга, подошел к двери и осторожно отодвинул задвижку. У парней в коридоре был один пистолет на двоих, но еще ножи и дубинки, и Шарп предполагал, что они набросятся на него, как только увидят, что дверь приоткрылась. Никто, однако, не нападал. Они ждали. Ждали, потому что понимали – рано или поздно он выйдет. Шарп наклонился, нащупал клетку, которую швырнул в него Хокинг, пододвинул ее к двери и открыл заслонку.
   В проникавшем с дальнего конца пристройки скудном свете было видно, как из клетки выползла и медленно двинулась к двери плотная черная тень. В какой-то момент барсук остановился и даже попятился, пытаясь вернуться в спасительную темноту, но наткнулся на острие сабли и неуклюже вывалился из комнаты.
   Грохнул пистолет, и пламя на мгновение раскололо тьму. Барсук пискнул и затих – удар дубинкой переломил зверю хребет. Распахнув дверь, Шарп прыгнул в коридор и свернул налево еще до того, как человек с дубинкой понял, что колотит животное. Сабля рассекла воздух. Кто-то вскрикнул. Шарп ткнул клинком в появившуюся фигуру – противник пригнулся и подался назад. Ждать лейтенант не стал – он уже мчался по коридору в дальний конец пристройки, выходившей, как подсказывала память, к тухлой канаве, по которой тащили с Темзы легкие лодки. Преследовать его бросился только один из телохранителей Хокинга. Шарп с ходу вышиб дверь и выскочил в переулок. Там его дожидались двое, но оба, увидев саблю, отступили. Шарп повернул направо и понесся вдоль длинного склада, где хранили табак и где во времена его детства орудовала шайка фальшивомонетчиков.
   – Хватай его! – крикнул кто-то, и он услышал топот за спиной.
   Еще один поворот. И еще. Крики преследователей становились громче. Они неслись за ним не для того, чтобы отомстить за Хокинга, о смерти которого, скорее всего, еще и не знали, а потому что он был чужаком. Волки осмелели, и Шарп бежал и бежал, подгоняемый криками за спиной. Ранец, шинель и сумка – вес немалый, к тому же сапоги утопали в грязи, и он знал, что должен побыстрее найти убежище, сбить охотников со следа. Еще один поворот. Длинный узкий переулок. Стена Монетного двора. Влево, вправо, снова влево. Он увидел наконец темную подворотню и, метнувшись в нее, опустился на корточки и затаил дыхание. Несколько человек пробежали мимо. Шум погони постепенно удалился и стих. Шарп выпрямился.
   Мундир намок от крови – ладно, это подождет. Он вложил саблю в ножны, ножны спрятал под шинель и с ранцем в руке зашагал в направлении на запад по запомнившимся с детства улочкам и переулкам. Миновав Тауэр, Шарп почувствовал себя в относительной безопасности – здесь в высоких, узких окнах уже мерцал желтоватый свет – и все равно постоянно оглядывался, проверяя, не идет ли кто следом. Большинство преследователей держались одной шайкой, но некоторые, те, что посмышленее, могли охотиться в одиночку, не привлекая к себе внимания. Теперь они уже знали, что рискуют не только ради сабли и серебряных пуговиц, но и ради денег Хокинга. Завидная добыча. Городские улицы были пусты, и пару раз Шарп оборачивался на звук шагов, но никого не увидел.
   Он миновал Темпл-Бар. Улицы оживали, прохожих становилось больше, но опасность еще сохранялась. Шарп быстро прошел Флит-стрит и повернул на север, в запутанный лабиринт узких улочек. Начался дождь. Из таверны высыпала небольшая компания, и он инстинктивно взял в сторону, перейдя на более широкую улицу, в которой признал Хай-Холборн. Здесь он остановился перевести дух. Оторвался или нет?
   Из окон домов на противоположной стороне улицы струился бледный свет. Иди в Севн-Дайалс, сказал он себе, и отыщи Мэгги Джойс. Дождь усилился, барабаня по крыше стоящей неподалеку кареты. Другая карета прокатила, разбрызгивая грязь, мимо, и ее лампы высветили желто-зеленую вывеску на здании с тускло мерцающими окнами. Два ночных сторожа в синих мундирах с сияющими пуговицами и длинными палками неспешно прошествовали мимо. Дошли ли до них известия о происшествии на Брухаус-лейн? Если да, то искать будут армейского офицера в перепачканной кровью шинели. Пожалуй, лучше укрыться. Надпись на вывеске означала, что перед Шарпом таверна под названием «Французский рожок». Когда-то заведение пользовалось большой популярностью среди музыкантов находящегося неподалеку, на Друри-лейн, театра, но потом его купил отставной солдат, радушно принимавший любого военного, так что в армии таверну называли не иначе как «Лягушкин хрен».
   Бифштекс, подумал Шарп, вот что мне надо. Бифштекс и пиво, кровать и тепло. Да, он хотел попрощаться с армией, но пока еще оставался офицером, а значит, «Лягушкин хрен» – место для него. Он повесил на плечо ранец и поднялся по ступенькам.
   Никто не обратил на Шарпа внимания. Никто даже не повернул головы. Примерно половина посетителей были офицерами, хотя и вторая половина, клиенты в штатском платье, тоже могла иметь непосредственное отношение к армии. Знакомых лиц Шарп не обнаружил и, отыскав свободное место в темном уголке у стены, сбросил с плеча ранец и снял промокшую от дождя шинель. Рыжеволосая женщина, фартук которой украшали с десяток эмблем разных полков, сообщила, что в таверне можно и переночевать.
   – Только в комнате ты будешь не один,– предупредила она,– так что, пожалуйста, не разбуди того джентльмена. Он сказал, что ляжет пораньше.
   Заметив кровь на зеленом мундире, женщина покачала головой.
   – Пришлось отбиваться от воров,– объяснил Шарп, похлопывая по кожаному мешочку.– У тебя не найдется холодной воды?
   – Хочешь вымыть сапоги?
   – Да. И принеси пива и стейк. Побольше.
   – Давненько стрелки сюда не захаживали. Слышала, будто их отправили куда-то за границу.
   – Я тоже это слышал.
   – И куда же?
   – Не знаю.
   Она наклонилась.
   – В Копенгаген, дорогуша. Так что постарайся вернуться целенький.
   – Копен… – -начал Шарп.
   – Ш-ш-ш.– Женщина приложила палец к губам. – Хочешь узнать что-то про армию, милый, приходи сюда. Мы знаем ответы за два дня до того, как в штабе королевской конной гвардии начинают задавать вопросы. – Она улыбнулась и ушла за пивом.
   Шарп открыл сумку и попытался определить, сколько в ней денег. Похоже, фунтов двадцать, не меньше. Выходит, преступление – дело доходное. Он повернулся спиной к бару. Двадцать фунтов. С такими деньгами можно начинать новую жизнь.
   Двадцать фунтов! И это за один вечер! И все равно Шарп злился на себя за несдержанность, из-за которой убил человека. Повезло еще, что удалось так легко выкрутиться. Неприятностей с законом можно было не опасаться, поскольку обитатели Уоппинга воздерживались от общения с констеблями. Многие в таверне Бика Мэлоуна видели Хокинга с армейским офицером, который, скорее всего, и пришил Хозяина, но Шарп сомневался, что власти проявят интерес к поиску преступника и даже узнают о случившемся. Тело Хокинга отнесут к реке и бросят в воду, а потом его, возможно, найдут на берегу где-нибудь у Дартфорда или Тилбери. Чайки выклюют внутренности и единственный оставшийся глаз. И за Джема Хокинга никого не повесят.
   По крайней мере Шарп надеялся, что за него никого не повесят.
   И все же радоваться было преждевременно. Его искали. Шарп ушел из Уоппинга с кругленькой суммой, и многие жаждали встречи с ним, чтобы денежки сменили владельца. В первую очередь опасаться нужно хокинговских мастифов, которые будут искать его именно в таких вот местах, как таверна «Лягушкин хрен». Останься здесь на одну ночь, а потом выбирайся из Лондона, сказал он себе. Едва Шарп принял это решение, как за спиной хлопнула дверь. Зашумели. Сначала он подумал, что это охотники за сокровищами Хокинга вышли на след, но, оглянувшись, увидел небольшую веселую компанию мужчин и женщин, укрывшихся в таверне от дождя. Мужчины отряхивали зонты и стягивали плащи с женщин. Шарп решил, что они пришли из театра, но женщины были в скандально откровенных платьях и с сильно накрашенными лицами. Вероятно, актрисы. Мужчины оказались офицерами и вовсю демонстрировали алые мундиры, золотые галуны и красные пояса. Шарп поспешно отвернулся, чтобы не привлекать внимания.
   – А я утверждаю,– объявил один из офицеров, – что хорошая выпивка помогает лучше разглядеть гения!
   Сие странное заявление вызвало смех и аплодисменты. Компания сдвинула столы и стулья.
   – В розовом, дорогая, ты истинное совершенство! – сообщил один из гостей своей спутнице и был незамедлительно высмеян за галантность своими же товарищами.
   Шарп хмуро уставился в кружку. Грейс любила театр, но теперь этот мир был не для него. Ну и черт с ним! В офицерах ему быть недолго. Деньги есть, а с ними можно попасть в любой мир и начать там новую жизнь. Шарп жадно допил пиво и лишь тогда понял, насколько проголодался и устал. Нужно умыться. Замочить в холодной воде мундир. Но всему свое время. Сначала выспаться. По крайней мере попытаться уснуть, если удастся отвлечься от мыслей о Грейс, а уж утром подумать, что делать со своей жизнью дальше.
   Тяжелая рука легла на плечо.
   – Я тебя ищу, а ты вот где,– произнес хрипловатый голос.
   Попался, подумал Шарп, цепенея.


   – У меня память на лица. Раз увидел – уже не забуду, – сказал генерал-майор Дэвид Бэрд и отступил на полшага, наткнувшись на злобный оскал, которым встретил его Шарп. – Ты ведь Шарп, верно? – спросил генерал и, видя, что свирепое выражение на лице офицера уступило место непониманию, резко добавил: – Так да или нет?
   Шарп, справившись с растерянностью, кивнул.
   – Так точно, сэр.
   – Когда-то я спас тебя от порки, а теперь – посмотри-ка! – ты уже офицер. Пути Господни неисповедимы, мистер Шарп.
   – Так точно, сэр.
   Бэрд, высокий, плотный, крепко сбитый здоровяк, был в красном мундире, увешанном эполетами и золотыми кистями. Бросив взгляд на своих спутников, офицеров с мокрыми зонтами и раскрашенных женщин, он состроил кислую гримасу.
   – Адъютанты герцога Йоркского. Его высочество настоял, чтобы они отвели меня в театр. Зачем? Не знаю. Тебя когда-нибудь таскали в театр, а, Шарп?
   – Однажды, сэр.
   И все тогда таращились на Грейс и шептались о ней, а она терпела, но потом расплакалась.
   – «Она склоняется перед завоевателем». И это название для веселой пьесы? – продолжал Бэрд.– Черт возьми, я уснул еще до конца вступления, так что представления не имею, что там было дальше. А вот о вас, мистер Шарп, я в последнее время немало думал. И не только думал, но и искал.
   – Искали? Меня, сэр? – Шарп не смог скрыть изумление.
   – Что это у тебя на мундире? Кровь? Так и есть! Боже, только не говори, что чертовы лягушатники уже высадились на побережье.
   – На меня напали, сэр. Вор.
   – Еще один? Два дня назад убили одного капитана из Грязной Полусотни. Подумать только – в двух сотнях ярдов от Пиккадилли! Не иначе как разбойники. Надеюсь, ты задал ему добрую трепку?
   – Так точно, сэр.
   – Хорошо.– Генерал опустился за стол напротив Шарпа.– Слышал, тебя произвели в офицеры. Поздравляю. В Индии ты славно поработал.
   Шарп покраснел от смущения.
   – Всего лишь исполнил свой долг, сэр.
   – Да, долг. Только исполнить его было не так-то легко. Господи! Пробраться в темницу Типу! Рисковать жизнью! Я достаточно долго пробыл в лапах этого чернявого ублюдка и не желал бы другим оказаться на моем месте. Но, слава богу, мерзавец мертв.
   – Так точно, сэр, – подтвердил Шарп, который сам убил Типу, хотя и не признавался в этом никому, и даже стал богачом, забрав его украшения, да вот только долго в богачах не задержался.
   – А я твое имя частенько слышу,– ухмыльнулся Бэрд.– Устраиваешь скандалы, а?
   Шарп моргнул – обвинение попало в цель.
   – Это так называется, сэр?
   Деликатность никогда не числилась в списке достоинств Бэрда.
   – А как еще? Ты бывший рядовой, она – дочь графа. Да, Шарп, по-моему, это и есть скандал. Так что случилось?
   – Она умерла, сэр.– К глазам подступили слезы, и Шарп опустил голову. Молчание затягивалось, и он ощутил вдруг неясную потребность заполнить тишину.– При родах, сэр. От лихорадки.
   – И ребенок тоже?
   – Да, сэр. Мальчик.
   – Ты! Эй! – не терпящим возражений тоном окликнул генерал проходившую мимо подавальщицу.– Бутылку портвейна и два стакана. И еще сыру, если у вас водится что-нибудь съедобное.
   – Семья леди Грейс,– заговорил неожиданно для себя Шарп,– заявила, что ребенок не мой, а ее мужа, а стряпчие обложили меня как гончие. Забрали все. Потому что ребенок умер сразу после матери. Сказали, что он был наследником ее мужа, понимаете? – Слезы все-таки прорвались и потекли по щекам.– Я ведь не против, пусть бы забирали все, сэр, но я не мог потерять ее.
   – Возьми себя в руки, солдат,– бросил Бэрд.– Не раскисай.
   – Извините, сэр.
   – Бог дает и Бог берет, и не дело проссывать свою чертову жизнь только потому, что тебе не нравятся его диспозиция.
   Шарп шмыгнул носом и посмотрел на сидящего перед ним генерала с изуродованным шрамами лицом.
   – Проссывать жизнь, сэр?
   – Я за тобой наблюдал, Шарп. Не выпускал из поля зрения. Знаешь, сколько жизней ты спас тогда в Серингапатаме, когда взорвал ту чертову мину? Десятки! И среди них мою. Если бы не ты, я бы здесь не сидел. – Для пущей убедительности он ткнул Шарпа пальцем в грудь.– Лежал бы в могиле. Можешь не сомневаться!
   Шарп не сомневался, но промолчал. В сражении за Серингапатам Бэрд пошел на штурм крепостных стен во главе передового отряда. Шотландец наверняка бы погиб, если бы Шарп, тогда в звании рядового, не подорвал заложенную под укрепления мину-ловушку. Он помнил пыль, разлетающиеся камни и несущийся по залитой солнцем улице огненный шквал. Помнил черный дым и грохот, как от тысячи катящихся бочек, и внезапную тишину, которая вовсе не была тишиной, потому что в ней звучали стоны и крики и потрескивали бледные языки пламени.
   – Тебя же Уэлсли в офицеры произвел? – спросил Бэрд.
   – Так точно, сэр.
   – Отличить человека, такое не в его характере, – хмуро заметил генерал.– Скуповат.– Бэрд не питал симпатий к сэру Артуру Уэлсли.– И за что же? За Серингапатам?
   – Никак нет, сэр.
   – Что ты заладил – «так точно» да «никак нет»! Ты что, школяр? Почему он тебя произвел?
   Шарп пожал плечами.
   – Я ему пригодился, сэр. Под Ассайе.
   – Пригодился?
   – Он, сэр, попал в неприятное положение.
   Под Уэлсли убили коня, а потом враги взяли его в окружение, и участь сэра Артура была решена, если бы на выручку не пришел сержант Шарп. В результате его вмешательства генерал остался цел, а с десяток индийцев остались навечно под Ассайе.
   – В неприятное положение? – усмехнулся Бэрд. – Не скромничай. Если Уэлсли произвел тебя в офицеры, значит, положение было отчаянное. Другое дело, стала ли его любезность благом? – Вопрос был с подковыркой, и Шарп не стал отвечать. Впрочем, генерал, похоже, знал ответ и без него.– Уоллес писал мне после того, как ты поступил в его полк. Писал, что ты хороший солдат, но плохой офицер.
   Шарп насупился.
   – Я старался, сэр. Старался как мог.
   Уоллес командовал 74-м полком, и Шарп, став лейтенантом, получил назначение в его часть. Именно Уоллес рекомендовал лейтенанта в 95-й, но у Шарпа не заладилось и на новом месте. Полный неудачник, подумал он.
   – Да, подняться из рядовых дело нелегкое,– согласился Бэрд,– но если Уоллес говорит, что ты хороший солдат, это уже комплимент. Мне как раз нужен хороший солдат. Я приказал найти парня, который мог бы сам о себе позаботиться в любом положении. Такого, кто не боится драки. Вспомнил тебя, но не знал, где найти. Надо было сразу заглянуть в «Лягушкин хрен». Давай, ешь свой стейк. Хорошее мясо не должно остывать.
   Шарп уже доедал бифштекс, когда генералу принесли портвейн и сыр. Бэрд наполнил стаканы.
   – Подумываю уйти из армии, сэр,– признался лейтенант.
   Бэрд уставился на него как на сумасшедшего.
   – Что? Чего ради?
   – Найду какую-нибудь работу.– Вариантов было немного: либо обратиться к Эбенезеру Файерли, купцу, с которым он подружился на корабле по пути из Индии, либо промышлять воровством. В конце концов, с этого и начинал когда-то.– Не пропаду.
   Сэр Дэвид Бэрд не столько порезал, сколько порубил принесенный сыр.
   – Вот что я скажу тебе, парень. Есть три вида солдат. Есть бесполезные, и, видит Бог, в этих недостатка нет. Есть хорошие, надежные парни, которые делают свое дело, но которые ссут в штаны, если им не покажешь, как пуговица застегивается. И есть мы с тобой. Солдаты солдат.
   Шарп скептически взглянул на собеседника.
   – Солдаты солдат?
   – Да, Шарп. Мы те, кто прибирает после парада. Короли катят в каретах, музыканты проходят, трубя, кавалеристы выпендриваются, как какие-нибудь чертовы эльфы, но что остается после них? Дерьмо и мусор. А подчищаем это все мы. Политиканы играют в свои игры, плетут паутину и затягивают узлы, а потом просят армию помочь им выпутаться. Мы делаем за них грязную работу, Шарп. Потому что умеем. Потому что мы делаем эту работу очень хорошо. Пусть ты не лучший офицер в армии короля Георга, но ты, черт побери, отличный солдат. И тебе нравится такая жизнь. Даже не говори, что не нравится.
   – Нравится быть квартирмейстером? – горько усмехнулся Шарп.
   – А что, и это тоже. Каждое дело должен кто-то делать, и кого отправить на склад, как не парня из солдат.– Бэрд сердито взглянул на Шарпа и неожиданно усмехнулся.– Значит, с полковником Бекуитом ты тоже не сошелся?
   – Похоже, что так, сэр.
   – Из-за чего?
   Подумав, Шарп решил, что отвечать искренно в данном случае не стоит. Не следует говорить, что он так и не почувствовал себя своим в офицерской столовой, – слишком туманно да и выглядеть будет так, как будто он жалуется.
   – Они просто ушли, сэр, а меня оставили прибираться в бараках. Я воевал, я видел врага в лицо, я проливал кровь, но теперь получается, что это все не в счет. Я им не нужен, сэр, и поэтому ухожу.
   – Не будь дураком! – рыкнул генерал.– Через год-два начнется большая война и армии понадобятся все. До сих пор мы только сдерживали французов, не давали им разгуляться, но рано или поздно придется столкнуться с ними лоб в лоб. Нам будут нужны офицеры, и у тебя появится шанс. Пусть сейчас ты квартирмейстер, но через десять лет будешь командовать батальоном, так что наберись терпения.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное