Николай Басов.

Воин Провидения

(страница 5 из 22)

скачать книгу бесплатно

   – Не только не возражал, но даже выделил нам земли и всячески способствует, чтобы молодых недорослей посылали к нам на учебу. Так же, кстати, делает еще почти десяток государей на побережье Северного моря, Кермала и даже на Южном континенте. Что ни говори, а мы – сильная команда. И если возникнет спор с Империей, то ни у кого не возникает сомнения, на чьей стороне мы будем драться.
   – Но во внутренней политике вы можете быть… слишком самостоятельными, с точки зрения этих государей.
   – Мы не вмешиваемся во внутреннюю политику, – ответил Приам, он, оказывается, прислушивался к разговору. – К тому же, как известно, за три последних столетия ни один орденец не нарушил данную присягу. А мы нашли компромисс – командоры обязательно выходцы из тех мест, где мы пробуем обосноваться, и они всегда присягают…
   В дверь постучали. Перес поднялся – он уже знал что-то, что ему не понравилось, и отпер засов. В дверном проеме стоял уже знакомый Тролу толстяк. Он что-то проговорил Пересу на ухо. При желании Трол мог бы опустить порог слышимости и разобрать каждое слово, но не стал этого делать. С Пересом следовало обходиться очень аккуратно. Трол никак не мог понять, до какой степени он будет оставаться их помощником, а когда сочтет, что оказывать эту помощь уже опасно для собственного положения при дворе.
   Вздохнув, Перес закрыл дверь перед толстяком, сел за большой стол, на котором были расставлены разные закуски, и сделал широкий жест.
   – Прошу, мессиры, рассаживайтесь как вам вздумается. Крохана не будет, – Перес помолчал, – что делает наше заседание очень похожим на заговор. Но обсудить последние события крайне необходимо.
   Трол положил себе на тарелку немного салата, кусок козлятины и взял местного, очень душистого хлеба. Перес настолько был обеспокоен мерами безопасности, что решил обходиться без слуг. Впрочем, судя по всему, у него не было своих слуг, он пользовался людьми Сеньории, что в данном случае было в самом деле нежелательно.
   – Так что же произошло? – спросил Приам, не прикоснувшись ни к одному из блюд. – Откуда взялись кинозиты?
   – Может, снова летающие фламинго? – предположил Арбогаст, с удовольствием набивая рот чуть остывшим, но еще теплым рагу.
   – Фиолетовые, ты хочешь сказать? – пробурчал Приам.
   – Не знаю, хвала Демиургу, никогда их не видел.
   – Нет, я бы их точно заметил, даже если бы они спустились с неба в город всего на пару минут. – Перес тоже не хотел есть, он взял в руки нож и принялся рассеянно водить им по скатерти. – А что касается защитной магической завесы, ее я почувствовал бы еще раньше.
   – Я бы тоже, – сказал Трол.
   Перес нахмурился, сосредоточился и предложил свою версию:
   – Тогда – корабль? Обычный торговый неф, в трюме которого уместились три десятка вояк?
   – Перес, ты славный воин, но никогда не проходил таможенный контроль при входе в порт, – ответил ему Приам. – Я хочу сказать, что на нашем корабле их провезти невозможно… А мартогенские и прочие суда досматриваются так, что там незамеченной чересчур бойкая крыса не остается, не то что три десятка кинозитов.
   – И все-таки хотелось бы знать – магических инструментов при этих досмотрах не применяется? – спросил Трол.
   – Магии у нас вообще нет, запрещена законом.
Это фактор выживания по соседству с Империей. Если бы мы были неразборчивы на этот счет, нас бы уже давно не просто покорили, а стерли в порошок, – пояснил Арбогаст.
   – Да, эффективный способ, – усмехнулся Трол. – Кстати, мастер Перес, моя слежка за Гифрулом не слишком нарушила чистоту города?
   – Не слишком. Ты, кажется, иронизируешь, а Арбогаст прав. Впрочем, мы не тем заняты. Нам нужно подумать, как кинозиты оказались в Кадоте.
   – Для справки могу сказать, что за последние три дня ни один новый корабль не причаливал в Кадоте, – промямлил командор, стараясь жевать не очень громко, – я узнал сегодня в королевской канцелярии. Так что… – Он положил себе в тарелку еще немного мяса с салатом.
   Молчание повисло надолго. Даже Перес намазал себе каким-то паштетом кусок хлеба, положил сверху немного травы. Трол отодвинул свою тарелку в сторону, хотя съел вчетверо меньше Арбогаста. Но такой был день, он хотел быть в форме, и для этого приходилось чуть-чуть голодать. Потом он заговорил:
   – Во-первых, я не иронизирую. Во-вторых, каждому должно быть ясно, что случилось. Такна оставила в Зимногорье часть своих людей, уцелевших в драке с Учителем…
   – Если атака на пещеру была подготовлена так, как ты говоришь, если кинозитов было почти две сотни, то с кем же Такна увела фламинго из Зимногорья? Сомневаюсь, что их можно было бросить за здорово живешь, это дорогие птицы, – отозвался Арбогаст.
   – Дались тебе эти фламинго, Арбогаст, – отозвался Приам.
   – Кинозиты не умеют обращаться с фламинго, сэр Арбогаст. В Зимногорье их привели специальные погонщики, они даже в бою не участвовали, просто высадились рядом с пещерой и ждали приказов. А что касается кинозитов, то они расположились в городе заранее. На случай, если я вдруг все-таки появлюсь тут. Или… – Трол подумал, потом тряхнул головой и сказал себе под нос: – Нет, это слишком невероятно, пока оставим эту версию в покое… – Для всех он договорил так: – Собственно, на этот случай мы и рассчитывали, когда решили ловить имперцев на меня как на живца.
   – Какую версию ты хочешь оставить в покое? – спросил его Перес.
   – Что Такна вернула своих людей, как только узнала, что люди Гифрула не сумели со мной справиться. Не забывайте, я добирался до Кадота очень долго, больше двух недель.
   – Знаешь, какая система связи для этого нужна?
   – Вот система связи и есть в этом деле камень преткновения для всех наших расчетов, – согласился Трол. Подумал и добавил: – Знать бы, где находилось их лежбище, можно было бы вычислить время. А сейчас… Да, пока мало данных.
   Перес посмотрел на Трола с интересом, словно только сейчас понял, что Трол размышляет об этом деле куда продуктивнее других, и спросил:
   – Но почему они атаковали «Петух», едва туда вошел этот мальчик?
   – Кто-то следил, не появлюсь ли там я. Кто был этим соглядатаем, мы пока не знаем, но я подозреваю, что это был Кирд.
   – Этот юноша предан мне до мозга костей, я могу ручаться… – начал было Приам.
   – Предательство потому и существует на свете, что за предателя всегда кто-то ручается, мастер Приам. Я не хочу обвинять тебя, но Кирд – тот, кто был у нас в пещере, кого не было в твоем доме, когда ты искал его… А не было его, может быть, потому, что он торчал на углу улицы, ведущей к «Петуху».
   – Трол прав, твоего парня следует проверить, – согласился Арбогаст. – Я займусь этим. Кстати, где он сейчас?
   – Он почему-то исчез, когда мы с Тролом зашли ко мне в надежде, что ты ждешь нас там, – растерянно ответил Приам. – И никто не знает, куда он подевался.
   – Может быть, он исчез потому, что прослышал, как стражники допрашивали того нищего?
   – Нищего тоже следовало бы проверить, – отозвался Арбогаст.
   – Этим заняты люди Крохана, – ответил ему Перес. – Жаль, что его нет. Он бы сообщил нам, что нового узнал за этот вечер.
   – Может, он не хочет с нами делиться информацией? – спросил Трол. – Поэтому не пришел… Собственно, это веская причина, мастер Перес, чтобы, помимо Крохана, контролировать это дело. В нем слишком много непонятного, неизвестного, неясного. А главное – мы не можем даже предположить, как кинозиты и кое-кто из зимногорцев связываются с Империей.
   – Ты считаешь, кинозиты получили приказ атаковать «Петух» из Империи? – удивился Приам.
   – Ну, может быть, с того берега Кермала. Знаешь, с такого тихого, безлюдного берега, где может обосноваться какой-нибудь маг.
   – Это исключено, магический сигнал я бы заметил, – резковато отозвался Перес.
   – Сколько раз еще нужно говорить – в своих контактах с Империей они используют что-то другое, а не магию.
   – Но ничего другого не существует, понимаешь? – проговорил Перес чуть не по слогам. – Не существует! Я этого никогда в жизни не видел!
   – И все-таки, как ни убеждай меня, мастер Перес, что-то существует. – Трол обвел взглядом собеседников. – Гифрул получил сигнал из Империи, потому что о кинозитах ничего не знал. Иначе он напал бы на меня по дороге, используя и их тоже. Мне показалось, он взял в ту поездку всех своих верных людей. К тому же следует признать, он побаивался того, что ему предстояло… Но тем не менее вынужден был исполнять приказ. Это доказывает – если бы он знал о кинозитах, он бы их тоже захватил.
   – Ты считаешь, что случайная стычка с тобой является частью заговора? – скептически спросил Арбогаст. Он наконец наелся и говорил без пищи во рту.
   – Да, я считаю, он ехал выискать и добить меня. Или проверить и убедиться, мертв ли я. Такой у него был приказ.
   – Доказательства? – потребовал Приам.
   – Одна странная фраза, сказанная Визоем.
   – Всего лишь одна фраза, которую ты мог не так понять или интерпретировать… – подхватил Приам. – И на этом основании утверждаешь, что у имперцев есть невиданный способ связи? По-моему, это слишком, магистр Трол. Нет такого сигнала, как сказал тебе Перес, который бы в считанные мгновения преодолевал такие расстояния!
   Трол вдруг задумался и не стал спорить. Тогда подал голос Перес.
   – Что-то слишком сложно получается. Не один, а целых два заговора – и местный, во главе с Гифрулом, и от имперцев. Но и тот и другой контролируются из Империи. А атака на «Петух» вообще шедевр тактики – кто-то следит за гостиницей, когда туда входит мальчишка, магически замаскированный под Трола, дает сигнал в Империю или на противоположный пустынный берег Кермала, передает команду сидящим неизвестно где кинозитам, те атакуют гостиницу, убивают всех, чтобы никто наверняка не ушел и прежде времени не вызвал стражников, потом исчезают неизвестно куда… – Он помолчал, потом почти с ужасом спросил: – Может быть, портал? Но какой канал выдержит три десятка воинов и в то же время не засветится от перегрузки на целую неделю, да так, что его увидит не то что маг моей квалификации, а тот же самый бродяжка?
   Молчание затянулось. Тогда Приам сказал с тяжким вздохом, неожиданно для всех прояснившим его возраст и степень усталости:
   – Не знаю… Я не знаю, что делать.
   – Мне кажется, мы можем это решить, – осторожно проговорил Трол, – если вы объясните мне, кто такой Кочетырь.


   Крохана они нашли в казарме городской стражи. Разумеется, у капитана была тут отдельная комнатуха, довольно большая, с хорошей вентиляцией и даже украшенная каким-то донельзя вытертым гобеленом. Но все-таки это была казарма. Трол вздумал быстро понять, как бывает в магии проникновение в суть вещей, чем вызвана эта странность, но сразу выяснить эту особенность жизни Крохана не удалось, а глубоко копать сейчас было не время.
   Крохан подошел к небольшому комоду, плеснул воды в таз, умылся, вытерся, накинул камзол, и лишь потом, усевшись на край кровати, стал натягивать сапоги. В этом было что-то наводящее на мысль, что он так всегда делает – старается первым делом вернуть себе бодрость и сообразительность и лишь потом наводит офицерский глянец. По этой причине Перес смотрел на него с неодобрением, Арбогаст, наоборот, с пониманием. Впрочем, самому Крохану на это было наплевать, он поднял голову, уже внимательно рассмотрел людей, вломившихся к нему, и спокойно стал подготавливать чешуйчатую кирасу и мечи.
   – Ты почему дома-то не спишь? – спросил его маг со сварливостью очень уставшего человека, которому кажется, что другой может отдыхать с комфортом, но не делает этого по чистой глупости.
   – Не могу. – На мгновение показалось, что Крохан мог бы ответить более толково, но не стал. – Когда в городе такие дела, решил…
   Так, подумал Трол, дураку ясно, что никакой Крохан не стражник. Это воин, солдат, и с отменными понятиями о дисциплине, которые не может выбить никакая прочая служба. Впервые за весь день, еще медленно, едва-едва, этот человек стал казаться Тролу настоящим. Это было так странно, что он даже головой помотал, но наваждение не проходило. – Я готов, – наконец произнес Крохан. – В чем твое дело, мастер Перес?
   – Нам нужно встретиться, и довольно срочно, точнее, еще сегодня ночью, с кем-то, кого называют Кочетырь.
   – О-го! – В глазах Крохана сверкнули азартные огоньки. – А зачем?
   – Во имя безопасности города и страны необходимо воспользоваться услугами этого человека.
   – Даже так? Интересно. – Крохан задумался. – Наверное, я должен известить тебя, что это разбойник, бандит, поставщик самого гнусного, порочного тем, кто согласен за это заплатить. Я полагал, что он хитер, просто хитер. Но что он может знать нечто, скрытое от городской стражи, – никогда не подозревал.
   – Потому что ты солдат, Крохан, – неожиданно для себя вмешался Трол. – А он – вор. И если занимает в воровской иерархии некоторое положение, тебе его не понять. Видишь ли, у вас совершенно разные принципы.
   – Э-э, м-да… Понятно, – кивнул Крохан. Он застегнул все пуговицы и изобразил на лице подобие вежливой улыбки. – Ну, раз так, тогда пошли.
   Они вышли из его комнаты, повернули к выходу из казармы. Тут у дверей стояли трое стражников во главе с сержантом, видимо, посты на эту ночь были усилены. Но оценить, насколько бдительно стражи несли свою службу и в какой мере притворились бодрствующими при виде начальства, Трол не успел, потому что Крохан заговорил снова:
   – Как интересно ты сказал – Кочетырь занимает некоторое положение… Некоторое? – Он обернулся к Тролу, видимо, вид этого мальчика с мечом раздражал стражника, хотя он старался держать себя в руках. – Могу свидетельствовать, что он глава преступного мира! Подозреваю, ему подчиняются не только все чего-нибудь стоящие шайки города, но и те, кто орудует на дорогах. И может быть, у него даже есть доля в добыче, которую получают своим грязным промыслом пираты с Олавских островов.
   Они стояли во дворе замка, где расположились городские стражники, поэтому при желании их могли слышать многие. Трол почувствовал, что их не только слышат, но и не спускают с них глаз. Он поймал себя на том, что положил руку на эфес меча, который перевесил по местной моде на бедро, но при этом хорошо понимал – это лишнее, драки тут не будет, тут идет какая-то другая игра. До оружия, разумеется, дело дойдет, но не теперь, а после того, как минует множество других опасностей.
   Из сумрака плохо освещенного здания, где обычно помещался следственный приказ, вперед выступил высокий, очень худой, но жилистый паренек. В нем чувствовалась сила, только очень странного толка, определить ее сразу Трол не взялся бы. Крохан обернулся к нему, довольно почтительно, но и небрежно, вернее, по-товарищески поклонился. Снова повернулся к своим спутникам:
   – Честь имею представить, господа, Сантин, наследный владетель Дабны. Старший сын нашего короля Малаха и мой подчиненный.
   Значит, Кола – младший сын, подумал Трол. И посмотрел на юношу с интересом. Он был высок, у него было подвижное лицо с тонким носом, выпуклыми, слегка припухшими глазами, твердыми и в то же время большими, почти детскими губами. Общее впечатление было таким же двояким – он был тверд и ощутимо слаб, уязвим и неприступен, умен и зависим в своих размышлениях от чего-то, чего Трол не брался пока определить.
   – Ты почему не спишь, принц? – спросил Крохан его с точно такой же сварливостью, с какой совсем недавно получил похожий вопрос от Переса.
   – Засиделся за работой, – Сантин небрежно мотнул головой в сторону приказа. – Выяснял кое-какие бумажные дела. А куда спешите вы?
   Крохан, показывая, что от этого человека у него нет секретов, быстро и толково, в две фразы объяснил ситуацию. Принц обдумал ее, потом быстро осмотрел собравшихся людей, Арбогаст чуть повыше поднял факел, чтобы ему было удобнее.
   – Кажется, прав тот, кому пришла в голову мысль провести расследование нападения на «Петуха», используя уличных воришек. Они могут помочь, только нужно будет заплатить.
   – Я принес деньги, – негромко сказал Перес и тряхнул небольшим, расшитым золотыми нитями кошелем. – Надеюсь, этого хватит.
   – Тогда пойдемте, – решил принц. – Думаю, я смогу вам помочь.
   Да он же следователь, понял Трол. И, по всей видимости, достаточно толковый, чтобы Крохан, этот несгибаемый гордец и вояка, именно тут остановился и принялся орать на всю округу в надежде, что принц еще не завершил свою работу и выйдет к ним. Совершенно очевидно, что он гораздо лучше Крохана знает, с кем и как нужно разговаривать, чтобы добиться своего и чтобы их все-таки отвели к Кочетырю.
   Все было ясно, все именно так и выглядело. И вдруг Крохан проговорил:
   – Нет, Сантин, ты останешься. Это приказ. С ними пойду я.
   – Но, капитан…
   – Нет. – Чтобы подчеркнуть свое решение, он счел нужным пояснить: – Ты служишь тут, под моим началом, принц. А потому… подчиняйся. – Капитан повернулся к тем, кто его разбудил: – Господа, прошу.
   Перес вздохнул. Он устал, у него было слишком много сегодня работы, пожалуй, не по годам. А потому он проговорил с полным правом:
   – Пожалуй, я тоже останусь, капитан. Вместо меня перепоручаю свою роль сэру Арбогасту. – Он передал орденцу свой кошель. – Дойду с принцем до Сеньории, залягу спать. Но если будет нужна моя помощь…
   – Разумеется.
   Это лишило принца возможности спорить. А может быть, он и не стал бы спорить, просто высказался бы в том смысле, что решение принимать ему, и сделал бы по-своему. Но… поступок мага убедил его в необходимости подчиняться куда лучше, чем напоминание о чинах и иерархии.
   Перед тем как направиться к воротам, ведущим из обиталища стражников в город, которые полдесятка латных копьеносцев уже широко распахнули, словно пропускали обоз, а не несколько людей, Крохан принялся о чем-то шептаться с Сантином.
   – Бьюсь об заклад, он спрашивает, как разыскать этого Кочетыря, – заметил простодушный Арбогаст.
   Перес, который стоял так, что мог слышать и перешептывания стражников, и Арбогаста, бросил в сторону орденца мрачный, но подтверждающий взгляд. Потом они окончательно расстались. Принц пошел в кордегардию взять нескольких сопровождающих, которые могли бы довести его и мага до Сеньории, а Крохан, Арбогаст и Трол вышли в город.
   Они прошли относительно спокойные кварталы, где размещались арматоры и обеспеченные моряки, миновали край торговой площади, откуда начинались особнячки разбогатевших купцов и обнищавших аристократов, проскочили очень плотные и уже какие-то не вполне чистые ряды домов, в которых обитали ремесленники, и наконец оказались в том месте, которое есть во всех портовых городах, где, как многие считают, и начинается сам порт, хотя это еще не порт. Это припортовые районы для тех, кто не может или не хочет от него отходить, чтобы потратить свои денежки. И тут уже обитали те, кто был основной клиентурой Крохана – попрошайки, воришки, аферисты, игроки в зернь и кости, шлюшки всех мастей, статей и цен, владельцы дешевых кабачков, гостиниц, бань и прачечных, и, наконец, вербовщики, усылающие других за тридевять морей от Кадота, но сами всегда обретающиеся тут, на своем месте, у порта.
   – Теперь держитесь ближе, если не хотите, чтобы у вас срезали каблуки с сапог, – вполголоса проговорил Крохан.
   Они вошли в один кабачок, по странной прихоти владельца еще не закрытый на ночь, потом перешли в какую-то гостиницу… А потом все получилось довольно легко, хотя и не так быстро, как хотелось бы. Они просто ходили из одного заведения в другое, и Крохан произносил разные клички, узнавал некоторые, порой причудливые адреса. Арбогаст опять высказался, что если бы проводником с ними пошел Сантин, они добрались до цели в два раза быстрее и в три раза дешевле. Дешевле – потому что буквально за каждое слово приходилось «отстегивать» по серебряному грошу, а то и по пол-алтына.
   – Дело не в том, кто с вами пошел бы проводником, – нехотя проговорил Крохан, выделив последнее слово. – Они нас «водят», как это у них называется. Проверяют, сколько им нужно охраны, чтобы мы не могли от них вырваться. Смотрят, нет ли за нами другой слежки… Или моих дружинников. В общем – обдумывают предложение.
   – Не знал, что у них такая конспирация, – признался Арбогаст. – Могли бы легко встретиться где-нибудь на улице, в переулке…
   – Они затаились, – ответил Трол. – А это плохой признак. – Он помолчал, еще раз проверил внутреннее впечатление и подтвердил: – Не знаю, в чем тут дело, но они определенно напуганы.
   Словно в ответ на эти слова кто-то стоящий у покосившегося уличного фонаря негромко свистнул. Это был оборвыш, каких много в большом городе, особенно у порта. Трое воинов подошли в нему.
   Мальчик молча кивнул им и пошел вперед. Он открыл какую-то узкую, кованую, довольно представительную дверь, ведущую в узкую улочку, потом отодвинул решетку, сделанную в середине улочки, между высокими стенами домов, провел свой караван дальше, впустил их внутрь мрачного дома, стеной которого оканчивался этот тупик, попетлял по запутанным коридорам, миновав облака самых разных запахов… И они оказались в странной каморке, освещенной десятком ярких морских фонарей. Трол попробовал магическим способом определить их местонахождение и обнаружил, что они находились под громадами тяжелых, многоэтажных доходных зданий. Он сказал об это Крохану.
   – Самое их гнездовье, – ответил стражник. – Дюжина домов, которые простонародье называет почему-то «утюгами». Сколько раз мы тут облавы проводили, сколько арестов – ни разу серьезная рыбка не попалась. А ведь всему городу известно, что они тут, тут прячутся… Шаэтан меня побери!
   – Это потому, страж, что у тебя руки коротки.
   Дверь в противоположном углу комнаты вдруг раскрылась, и из нее вышли трое. Всего лишь трое. Два грубоватых, очень похожих друг на друга амбала, должно быть, братья или близкие родственники. Но они-то как раз помалкивали, а речь из-за их спин вел вертлявый, чем-то серьезно больной или привыкший к тяжелым наркотикам, крикливый субъект в килте. Клетка на килте была самая что ни на есть благородная, эти цвета даже Трол знал, как знак Даулов, едва ли не самого известного рода горцев Зимногорья.
   И несмотря на напряженность момента и на обостренное магическое чутье, Трол едва не поверил, что этот парень может быть из боковой ветви клана. Должно быть, потому, что очень уж странно было видеть такой килт на уличном воришке. Если он напялил его на себя без права – за одно это могли «загасить»…
   И все-таки не поверил. Потому что тут же с удручающей ясностью заметил шейный платок другой расцветки. И даже не родственной. Трол не знал, какому из местных родов принадлежит этот платок, но теперь ему стало ясно – разносортица, которой он не переставал удивляться в Кадоте с самого прибытия, подвела и этого парня. А тот тем временем повел себя странно, вернее, он заговорил. Но как!
   – Вы, бла-ародные господа, раздрай меня через перекладину, чего тут делаете ночью-то? А? Или забыли, что город поделен нами на две части – одна ваша, там и сидите в тряпочку. И вторая наша… наша всегда. А по ночам и весь город – наш. Захочем, будем тут карнавал устраивать, и никто из вас нам не помеха. Захочем – вас, тараканов недодавленных, будем грызть, как бабка Лукья на базаре крыс давит…


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное