Николай Басов.

Обретение мира

(страница 3 из 24)

скачать книгу бесплатно

   – Ты-то сам их больно любишь, – проговорил Дондик с неведомым Ростику прежде сарказмом. И тут же повернулся к нему, кажется, он принял решение. – Майор Гринев, что от нас, от Города потребуется для войны за шхеры?
   – Во-первых, следует подготовиться к тому, что мы эту войну выиграем, – начал Ростик. – А значит, прикинуть, какую крепость мы сумеем построить там, на другом конце континента. Причем делать ее придется быстро, лучше, если бы уже до холодов мы с этим справились. Населить ее, наверное, можно частично пурпурными, для людей полегче будет.
   – Командирами должны быть только мы, люди, – вставил Мурад, но с этим, разумеется, никто не спорил.
   – Во-вторых, полагаю, что на алюминиевый завод нужно направить аймихо, и побольше. Наблюдение через машинку Зевса требует очень высокой ментальной подготовки и немалых сил, лучше будет, если аймихо организуются и начнут вести постоянное наблюдение, это нас здорово поддержит. Потому что, мне показалось… – Он чуть смутился. – Я не утверждаю, но мне показалось, что посредством этой машины можно не только вести разведку, но и на довольно большие расстояние сообщать сведения, например, о сосредоточениях противника, в данном случае – океанских викрамов.
   – Понятно, – кивнул Герундий, – примерно, как гиганты между собой объясняются чуть не на тысячу километров.
   – Наездники в гигантах, – поправил его чуть сварливо Дондик. – И не на тысячу, а всего-то в пределах одной-двух сотен километров. Хотя с Зевсом, похоже, умеют общаться без ограничений. Только он не всегда этого хочет.
   – В-третьих, обычных возможностей наших заливных викрамов для этой войны все-таки недостаточно, иначе они бы сами уже давно этот поход затеяли. Поэтому придется их вооружить, то есть выдать несколько тысяч пушек, которые выращивает в пирамиде Зевс. Они одноразовые, кажется, и под водой могут стрелять, не то что наши, которые мы изготавливаем.
   – Сколько у Казаринова одноразовых ружей? – повернулся к Герундию Дондик.
   – Не знаю, но четырех тысяч точно нет. – Герундий поежился. – И убедить его отдать эти пушки викрамам тоже будет непросто. Он над ними трясется, словно от них его жизнь зависит.
   – Прикажем, и выдаст, никуда не денется. – Дондик похмурился, но недолго. – Может, несколько сотен зажмет, он куркуль, каких поискать, но все равно выдаст. Давай, Гринев, дальше.
   – И в-четвертых, придется направить на эту войну всех касаток, какие у нас есть. И с лучшими наездниками. – Ростик подумал, закончил: – Кажется, все.
   – Не все, – вступил вдруг Мурад, – еще необходимо все это поручить вот ему, – он кивнул на Ростика. – Иначе черта с два у нас что-нибудь путное выйдет.
   – Согласен, – слегка улыбнулся Дондик. – Только вот что, Гринев, жалко пушки-то. Может, у викрамов и бойцов столько не наберется… Я имею в виду – умелых бойцов.
   – Жалко, не жалко, а это придется сделать, – Рост решил, что пора быть твердым. – Иначе и начинать эту войну бессмысленно.
Хотя… Можно их не просто так вываливать в море, а торговать ими. Требовать, как всегда, металл викрамский, может быть, даже много металла. Это Казаринова немного успокоит.
   – Или в рассрочку, – проговорил Герундий. – Пусть знают, что мы им не просто так даем оружие, что они все равно за него должны будут расплачиваться. Хотя бы после победы. Опять же, замотивируем их как следует…
   – Да, поторговаться придется, – согласился Дондик. – Металл нам нужен, Зевса прокормить непросто.
   – Слушай, Гринев, а ты не можешь меня в касатку посадить? – попросил Мурад. – Ну, забудь все, что между нами было, ведь я тоже могу обижаться… за ссылку. – Он помолчал, сообразив, что сказал что-то не то. – Просто считай меня своим замом, что ли?
   – Нет, – запротестовал Дондик, – ты должен готовиться к тому, чтобы крепость к осени возвести. – Он повернулся к Росту. – И Гартунга я тебе не отдам, он будет этой твоей волшебной комнаткой заниматься и за аймихо приглядывать. Как думаешь, справится? – И неожиданно сам же решил: – Справится, у него способность подглядывать за этим миром, не то что у остальных… Которых не знаешь, как использовать.
   – Гринев, – спросил Герундий, – а Зевс до шхер дотянуться не может? Тогда бы мы и не заботились о крепости… Он вон как запросто катакомбы под заводом сооружает, может, и простую крепостишку нам слепит?
   – Наверное, может, но это далеко очень… Поэтому потребуется много времени, и главное – металла. Лучше уж мы сами, – Рост очень старался не улыбаться. – Старым, дедовским способом.
   Он был доволен, что все так удачно складывалось.
   – Дедовским-то недешево выйдет, – буркнул Герундий. – Людей туда таскать, стройматериалы… Запаришься.
   – Так, – Председатель хлопнул по своему обыкновению ладонью об стол, за которым они сидели, – решение в целом принято. Попробуем, опять же, как Гринев нам насоветовал.
   – Ага, – согласился и Мурад, – хуже-то не будет.
   А вот это уже неизвестно, почему-то решил Ростик, но думать об этом сейчас не хотелось.


   ВОдессу прилетели только на следующее утро. Так получилось. Необходимо было хотя бы отоспаться, если уж не по-настоящему отдохнуть, прежде чем переключаться на новое задание с чувством и толком. Ладу с Кимом тем не менее не слишком взволновало, когда Ростик поведал им о результатах позднего собеседования, на котором оба пилота не присутствовали. Ким только свистнул:
   – Даже у меня слегка дух захватывает.
   – А по мне – все к лучшему, – Лада обернулась, чтобы посмотреть на Ростика, который сидел, по обыкновению, за их спинами, в пушечной башенке. – Даже то, что ты на этот раз удумал. – И тут же занялась более насущными проблемами, повернулась к Киму. – Командир, у Чужого присядем, чтобы Никудышника подхватить?
   Они присели у Чужого, Ким куда-то сбегал, привел своего бакумура, вдобавок к тому п'току, которого им на алюминиевом присоветовала Людочка, с двумя загребными полетели дальше. У Одессы Лада неожиданно принялась ругаться:
   – Нет, ты посмотри, что они делают? Может, шугануть их для порядка?
   Рост присмотрелся и тут же понял, что Лада ругалась правильно. Это была его ошибка, это он просмотрел. Прозрачные киты буквально облепили оба стоящих в отдалении корабля, отбитые на Валламахиси, и кружили около них, кружили… А он-то их не увидел. Вернее, если бы они подошли ближе, тогда, конечно, заметил бы, а так, на расстоянии более десяти километров… Впрочем, все равно он должен был их увидеть, недаром его за пушки посадили, ведь не пассажиром же он летел.
   – Справятся без нас, – только и буркнул Ким, закладывая вираж, чтобы посадить машину перед воротами Одессы.
   Когда плюхнулись на землю, подняв столб свежей еще, весенней пыли, Ким спросил Роста:
   – С тобой сходить к Казаринову? А то он жмот, может упереться и не дать тебе ружей для викрамов.
   – Ты, что ли, ему поможешь? – удивилась Лада. – Это, брат, политика, тут мы с тобой…
   – А знаешь, пошли. Может, в вашем присутствии Казаринов и вправду подобреет.
   Казаринова нашли в одной из мастерских. Он, как и положено инженеру, распекал выстроившихся перед ним работяг, которые хмуро ждали, пока начальственная гроза сама собой выдохнется. Рост доложился управляющему городом, тот с подозрением посматривал то на прибывших офицеров, то на «недобитых», по его мнению, рабочих. Наконец, уразумев, чего от него хочет Ростик, вздохнул.
   – Так и быть, если начальство приказало, пойдемте в арсенал. Раз инспекция, подсчеты, ведомости разные… Так тому и быть. – По дороге, пока они шагали по узким улочкам Одессы, неожиданно пожаловался: – Вот ты скажи, Гринев, разве правильно впустую металл жечь? Они его куют, греют почти до двух часов, чтобы он, видите ли, мягче был. А сколько при это металла пережигается?! Другие, нормальные-то ребята в полчаса обходятся, а эти… Лентяи!
   – А разве металл выгорает при ковке? – невинно спросил Ким.
   – А как же? – Казаринов нахмурился еще больше, понял, что зря изливал душу и жаловался этим-то вот… Которые только по небу гонять умеют. – Эта бригада мне досталась из Боловска, они только дерево умеют ковать, а мне сказали – опытные. Знал бы раньше, я бы им и молотков в руки не давал, не то что молот поковочный.
   Дошли до какого-то неприметного строения в центре города, только у ворот его застыли перед начальством целых трое охранников, это ясно обозначало – домик этот не простой склад для банных веников.
   Внутри оказалось гулко и пустовато. На прочных, хорошо прокованных деревянных стендах расположилось разнообразное оружие. У дальней стеночки, в самом темном уголке в пирамидах стояли одноразовые ружья.
   – Сколько их? – спросил Ростик.
   – Да уже три тысячи семьсот семнадцать, – с гордостью сообщил Казаринов. – Зимой Зевс отлично поработал, а когда стало теплее, еще быстрее взялся.
   – Это у него энергии больше стало от солнышка, – предположил Ким.
   – Вот что, – решился Ростик, – я у вас три тысячи пятьсот из них забираю.
   Казаринова, казалось, хватит удар. Он даже возразить ничего не смог. Пришлось Ростику поведать ему все то, что они с Дондиком и остальными вчера решили предпринять. Убеждая и поясняя, Рост подхватил пока одно из ружей, и так дошли до главного, почти уже настоящего административного корпуса города. Казаринов по-прежнему помалкивал, только отдувался, причем на носу у него вдруг прорезались странные морщинки, словно он и хотел наморщить нос, но и понимал, что это – бессмысленно. Наконец, когда все вроде бы стало понятно, спросил:
   – Когда примешься за дело?
   – Сегодня, сейчас.
   – Вода холодная, не лето еще.
   – А что делать? Времени, как всегда, жалко, и терять его попусту… Лучше уж сегодня.
   Так и получилось. С приготовлениями провозились до обеда, вкусно, как всегда в Одессе, пообедали, а потом отправились на берег. Рост уже волок акваланг, который ему доставили. Ружье несла Лада, Ким куда-то сбежал, видимо, у него имелись свои планы, о которых Лада, судя по ее рожице, отлично знала.
   Дошли до лодочной пристани, как величественно назвал это шаткое сооружение из непонятных досок Казаринов. Он, впрочем, посмотрел на Ростика, махнул рукой обреченно и тоже куда-то ушагал. У него-то действительно были дела, возиться с городом ему предстояло почти в одиночку, замов у него не было, насколько слышал Ростик, такой Казаринов был человек – не доверял хозяйственные или технические дела кому-то другому. Двух гребцов все-таки выделил, оба оказались, конечно, бакумурами.
   Доплыли до плота, под которым был подвешен подводный колокол. Рост смотрел на это потемневшее от времени сооружение скептически, разболтанное волнами, удерживаемое воедино только подгнившими веревками, как и пристань, оно не внушало доверия. Но делать нечего, пришлось выбраться из лодки, перейти на качающиеся не в такт бревнышки, между которыми пробивалась холоднющая вода. Лада последовала за Ростиком, приказав гребцам далеко не отплывать. Мельком глянув, неопределенно пояснила:
   – Мало ли что?
   Впрочем, это было правильно. Ныряльщику полагалось находиться под присмотром. Ростик разделся до кальсон, полусвесился с плота, опустился до пояса в воду. Она оказалась такой холодной, что он даже зубами заскрипел. Не выдержал, все-таки выдернулся.
   – Черт, больно же… Жалко, мы полотенце не захватили, – он неопределенно повел руками. – Хоть и Полдневье, а все-таки ветер сквозит. Окоченеть недолго.
   – Почему же – не захватили? – рассудительно проговорила Лада. – Я и о еде подумала, вдруг нам до вечера тут сидеть. А бакумуров посылать… Они пока довезут, половину сами сожрут. Тут порядки вольные, они себя с людьми на равных чувствуют. Хотя у тебя в Храме так же.
   Пока Рост отказался вытираться, полотенце тоже следовало экономить. Снова сунулся в воду, нашел веревочку, привязанную к языку колокола, дернул, не получилось, потом приноровился. Звон в воде, наверное, пошел такой, что даже бакумуры в лодке долго еще дергали ушами, даже когда Рост вынырнул. Потом пришлось ждать. Рост побродил по плоту, обсыхая, соскучился и предложил:
   – Давай, что ли, ружье опробуем?
   Подобрал пушку, еще раз подивился ее функциональности и необычности. Она действительно была гладенькой, зализанной, немного непривычной, но и естественной, словно персик. Тут уж ничего нельзя было убавить, все оказывалось нужным и на своем месте. Ростик почему-то вспомнил, что Экзюпери таким же совершенством почитал плуг, по той же причине. Только держал он в руках все-таки не плуг. Лада сказала:
   – Слушай, а викрамские руки под эти рукояти заточены? Ведь Зевс эти ружья для нас выращивал.
   – Океанским были бы малы, а нашим… подойдет, кажется. К тому же они мастера, если что-то им не понравится, сами из положения выйдут, выдумки у них хватит.
   Он опустил ружье в воду, посмотрел, как поднялись пузырьки воздуха, заливая ствол, направил его в море и пальнул параллельно поверхности воды, чтобы увидеть, где лопнет шнур ионизированной воды.
   – Метров пятьдесят, а то и больше.
   – Сорок три метра, – мерно уронила Лада. – Маловато… Впрочем, ты говорил, что дальше викрамы все равно не видят.
   – Зато слышат. Но стрелять на слух они, наверное, не сразу научатся. – Помолчал. – Лучше бы все-таки дальше.
   Снова позвонили в колокол. Лада хотела было Ростика заменить, аргументируя, что ему еще нырять сегодня, но он не позволил. Сам снова окунулся до пояса, позвонил, недоумевая, неужто трудно было более длинную веревку привязать, чтобы не каждый раз нырять приходилось.
   Викрамы появились часа через два, когда уже и бакумуры в лодке задремали на солнышке. Но они же первыми и заметили рыболюдей. Поднялись, что-то стали выкрикивать, куда-то показывать. Рост пригляделся, действительно, на гладкой, лишь слегка взморщенной воде появились непонятные бурунчики. Со вздохом, который не сумел подавить, он принялся впрягаться в акваланг.
   – Ты там не очень-то геройствуй, – сказала Лада. – А то они, как тебя с ружьем увидят, могут не понять.
   Рост прыгнул спиной назад, попробовал удержать боль от холодной воды, потом понял, что продержится не долее четверти часа. И трусовато решил, если все пойдет хорошо, этого будет довольно.
   Первой перед ним появилась какая-то викрамская мамаша, довольно взрослая, большая, с поясом, на котором болтались разные ножи, и невероятным количеством побрякушек вокруг шеи. Грудь у нее была сморщенной, словно из нее давным-давно было выпито все молоко. Она поглядывала на Ростика равнодушно, как это у викрамов было в обыкновении.
   Рост пригласил ее жестом. Она подплыла не сразу, но все-таки подплыла. Рост осторожно взял пушку за ствол, причем мамаша как-то малозаметно дрогнула при этом, протянул ей. Она рассматривала Роста очень долго, прежде чем подхватила ружье. А потом… Вскинула его к плечу так ловко, что возникало подозрение, с таким предметом определенно была уже знакома. Взвесила его, снова куда-то прицелилась. Так бы и Ростик приноравливался к новому ружью.
   Потом она отвернулась от Ростика, о чем-то куда-то пискнула, и хотя ничего не было слышно, уши все равно заложило. Из водной мглы появились еще трое викрамов. Очень здоровые, молодые. Все по очереди стали опробовать оружие. На лице самого младшего, как решил Ростик, заиграла улыбка восхищения, если, разумеется, это была улыбка.
   А Ростик тем временем принялся ментатить. Изо всех сил, но в то же время довольно спокойно он объяснял, что за эти вот стволы люди хотят металл, много градин, которые выращивали в себе местные, разводимые викрамами ракушки. Он процедил через мозги это сообщение раз, другой, третий… Внезапно мамаша заинтересовалась. Она подплыла к Ростику, в какой-то очень легкой и повелительной манере положила ему руки на виски. Ремешок маски, конечно, мешал, но не очень.
   Рост расслабился и приготовился повторить свое требование еще раз. Но… Когда он очнулся, то стало ясно, что тело его сводит от холода. Трое викрамов волокли его легко, как пушинку, и по направлению к плоту.
   Они вынесли его, осторожненько положили на настил, что-то попищали Ладе, из чего она заключила, что может и сама приниматься за дело. Она принялась растирать Роста так энергично, что чуть кожу не сдирала. При этом, разумеется, ругалась:
   – Что ты за непутевое создание, Рост, другие-то не болтаются в ледяной воде дольше необходимого, а ты… Кстати, говорить-то можешь?
   – Не знаю, – отозвался Рост, едва шевеля солеными губами.
   Он чувствовал, что отдает Богу душу. В прямом смысле. Тело задубенело, сердце гнало кровь по сосудам такими слабыми толчками, что возникало подозрение – вот сейчас возьмет и остановится.
   Лада еще разок растерла его, потом принялась скидывать акваланг, уже молча. Снова растерла. Наконец сказала:
   – Уж не знаю, получилось у тебя там или нет, но больше тебе сегодня в воду нельзя. Не отогрею потом.
   – А больше, кажется, и не нужно, – Рост был не слишком в этом уверен, даже оглянулся на морскую гладь, откуда викрамы его вытащили. – Теперь придется только ждать.
   С тем они и добрались до города. Пока Роста устраивали в его обычной комнатке, пока носили белье для постели, он сидел на табурете, закутанный с головой в одеяло, как истуканчик. Потом ему принесли горячего бульона, который был на удивление вкусным и обжигающим. К тому же в нем было много какой-то серой пудры, сделанной из корешков, которые так любили бакумуры. От этой смеси бросило в жар, словно от водки.
   Ночью Рост проснулся, жалея, что рядом никого нет. Потому что самому подняться ему было мудрено. У него болела спина, текло из носу, и к тому же дышалось с натугой. А поутру его прихватило по-настоящему. Он находился в том неопределенном состоянии, которое бывает только в болезни, когда временами спишь и в то же время видишь, может быть, в промежутках сна, что вокруг происходит. Но люди и все другие казались при этом едва ли не прозрачными, как привидения.
   Так он обнаружил Кима, который сидел на стуле за столом, где Ростик когда-то писал отчет о путешествии на условную Новую Гвинею, и разговаривал он о чем-то с обоими вырчохами. Как они при этом понимали друг друга, оставалось загадкой. Лишь к вечеру Рост сообразил, именно сообразил, придумал, что, рассматривая этих троих, почему-то не заметил Василисы. А она тоже сидела у стеночки, напоминая невзрачную картинку, вырезанную из старого журнала, не больше.
   Потолок то опускался, то снова взмывал, каждая трещинка между плитами литого камня временами надвигалась на Роста, а временами становилась едва различимой. И все равно он почему-то так выучил их рисунок, что мог бы нарисовать по памяти.
   К утру второго, кажется, дня к нему пришла Лада. Она деловито отпихнула обоих вырчохов, которые сидели на длинной лавочке, наверное, специально принесенной снизу, и объявила:
   – Викрамы выложили за ночь на плоту семьсот градин. Если считать, что каждая весит граммов пятнадцать, получается… киллограмов десять металла с небольшим хвостиком.
   Рост подумал. Или ему казалось, что он думает.
   – Добавьте еще столько же и оставьте все градины на плоту. Только выкладывайте не на вес, а по штукам.
   Эта речь заставила его закашляться, словно у него в легких образовалась небольшая котельная, которая изрыгала пламя, жар и дым. Лада еще что-то докладывала, но этого Ростик уже не понял.
   Он поднялся через три дня. Слабый, как новорожденный щенок, Ростик приоделся в какой-то халат, который оказался неведомым образом у него в комнате, и с помощью Барона и Батат спустился в главный зал. Тут его впервые за эти дни нормально принялись кормить. Вот только аппетита не было, он и съел-то всего ничего. Зато его тарелку, убедившись, что он на пищеварительные подвиги не способен, подвинула к себе Батат. Барон, поглядев на нее с удовольствием, неожиданно сообщил:
   – Теперь, люд-Ростик, тебе придется привыкать к тому, что за тобой буду следовать только я. Она ждет ребенка.
   – И… куда же ее поместить? – Рост все-таки туго соображал после болезни.
   – Куда? – не поняла Батат. – В Храм, где ты нас приветил с первых дней.
   – Ага, – только и сказал Ростик, наверное, соглашаясь, что это наилучшее решение. Тогда ему пришла еще одна мысль: – А знаешь, друг Барон, у нас, людей, считается, что ребенка женщина должна вынашивать в присутствии мужа.
   – У нас принято наоборот, мужа отсылают подальше, – отозвался Барон.
   – Все равно, друг, тебе придется, наверное, к ней присоединиться.
   – Не понимаю, – даже перестала жевать Батат.
   – Я скоро залезу в касатку и уйду воевать на юг с океанскими викрамами. – Он помолчал, чтобы они правильно поняли, что он им сообщает. Через некоторое время Барон кивнул. – И это займет не один месяц. Поэтому тебе лучше оберегать Храм и, следовательно, находиться при жене.
   – Я не возражаю, – вдруг отозвалась Батат.
   – Я никак не смогу тебе сопутствовать? – для верности спросил Барон.
   – Уверен, что нет.
   – Жаль. И что по этому поводу скажет друг-Докай? Знаешь, – он повернулся к жене, – может, я тогда в городе Шир Гошодов поживу? – Не дождавшись ответа, снова посмотрел на Ростика. – Храм в защите не нуждается. Ты хорошо устроил, что там находятся аглоры. Они лучшие воины, каких я знаю. Поэтому там ничего печального случиться не может. Вечером в комнату, где Рост продолжал отлеживаться, уже не теряясь во сне, как во враждебных зарослях, а просто почитывая лоцию залива, которую кто-то из лодочников составил между делом, пришел Казаринов. За ним следовала Люся Казаринова. Она здорово изменилась, заматерела, как-то погрузнела и стала жесткой. Но в присутствии отца держалась вежливо.
   – Значит, так, – начал Казаринов. – Они выложили рядом с нашей кучкой еще одну кучку градин, как в первый раз. Это что значит – что они настаивают на своей цене за каждую пушку?
   – А прежние градины оставили? – спросил Ростик.
   – Оставили, – сказала Люся.
   – Значит, они согласны с нашей ценой, – с облегчением признал Рост. – Наши добавленные градины они считают нашей. А те семьсот, которые выложили сначала, следует сложить со второй. На этой цене и остановимся.
   – Все равно, можно потребовать больше, – все-таки Люся не могла не хмуриться. – У них вон какие плантации, до горизонта.
   – У нас тут нет горизонта, – быстро, словно стесняясь, поправил ее Казаринов. И почему-то в его словах помимо воли прозвучала неприкрытая тоска.
   – Больше мы торговаться не станем, – решил настаивать Ростик. – Они и без того довольно рассудительно решили, что те сто двадцать выстрелов, которыми заряжено каждое из ружей, стоят… Именно столько, сколько мы запросили.
   У него и фразы не слишком-то получались, и язык заплетался.
   – Думаешь, они выстрелили из ружья все патроны? – с интересом спросил Казаринов.
   – Дураками были бы, если бы не опробовали его до конца, – твердо сказал Ростик. – А они не дураки.
   – Это уж точно, – подтвердил бывший главный инженер вагоноремонтного завода. – Что теперь?
   – Выложите на плот сотню ружей и потом очень точно посчитайте количество шрапнелин. Если все получится, будете добавлять каждый день еще по сотне.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное