Николай Басов.

Абсолютная война

(страница 1 из 11)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Николай Владленович Басов
|
|  Абсолютная война
 -------

   Трол Возрожденный, Воин Провидения, прозванный Защитником, сидел в высоком резном кресле перед камином главного зала в замке Дотимер, что находился около деревушки Лугань, и смотрел на огонь. Огонь напоминал то пламя, которое горело в пещере у них с Учителем и вообще было сродни тому огню, из которого Трол возродился. Несмотря на это сходство, медитация не получалась.
   В огне не удавалось сжечь тревоги, волнения, не удавалось создать пустоту в сознании и почувствовать тонкие тела своего естества. Тролу что-то мешало, хотя он уже поднял слух до того, что различал шаги друзей на внешних галереях замка, возню кухарки на кухне, моющей посуду после ужина, ловил даже какие-то звуки из деревни, находящейся в четверти мили от замка. Возможно, он не хотел слишком сосредоточиваться, чтобы не потерять теплоту и спокойствие расслабления, а потому ему не удавалось осознать эту помеху.
   Наконец у него стало что-то получаться, пузырьки мыслей в сознании остановились, словно бы замерзли на месте, не развиваясь и не разрастаясь, и он ощутил поверхность, где эти мысли рождались, подобно болотному газу, возникающему на дне под слоем воды. Теперь следовало слиться с этой твердой поверхностью, осознать источник мыслей как часть себя, и тогда должно было наступить понимание всех вещей разом, тогда можно будет представить свое естество в первозданном виде, не тронутом мышлением и самой жизнью… Но что-то уже приблизилось настолько, что наводило свой фон на это состояние. Трол стал медленно подниматься к поверхности этой как бы воды, к нормальному состоянию, обычным реакциям и мышлению, потому что к нему приближались его друзья.
   Первым в комнату вошел Ибраил. Он был угрюм. В состоянии почти полного понимания жизни, в котором находился Трол, он вычитал в сознании мага что-то, напоминающее ярость… Да, Ибраил злился самым вульгарным образом, и всего лишь потому, что ему в очередной раз строила глазки местная деревенская знахарка по имени Чивилем, бывшая, по собственному разумению, еще в том возрасте, когда могла нравиться. Она вообще уже месяца три опробывала на Ибраиле свои женские чары, причем с необыкновенной настойчивостью.
   – Я думаю, Трол, – начал Ибраил, не осознав, в каком состоянии находится Возрожденный, – что мы здесь слишком задержались.
   Трол медленно улыбнулся, ощущая наконец ту пустоту в сознании, которая теперь казалась такой естественной, рядом с этим кипящим от гнева котлом.
   – Ага, ты тут сидишь, такой ледяной, такой внутренне философствующий, а мы там…
   Что они «там», Ибраил не договорил, потому что в зал почти следом за ним ввалились Роват да Куррс, имперский рыцарь, перешедший на сторону Трола за то, что его избавили от червя, помещенного в его тело, и бывший капитан кадотской стражи Крохан.
Их голоса показались Тролу очень громкими, хотя говорили они совершенно нормально.
   – Это, это… э-э, кошмар! – причитал Крохан. – Я говорю этому Дарему, что мы не собираемся разбазаривать наше золото на его головоломные торговые операции, а он мне отвечает, что криминала тут нет и что он честно с нами поделится. Вот и попробуй от него отвязаться.
   – От деревенских вообще отвязаться невозможно, – с категоричностью, выстраданной на собственной шкуре, проговорил Ибраил.
   – У меня еще хуже. – Роват понимающе посмотрел на мага и сокрушенно продолжил, так сказать, беседу. – Меня почему-то атакует эта ужасная Сибара. Куда не пойду, всюду она. И главное, они же теперь такую свободу почувствовали, что входят в замок, когда им вздумается. Стоит мне пойти поупражняться, она тут как тут, иду я в горы, чтобы проветриться, она тоже рядом… Не знаю, что и делать!
   Сибара была местной коннозаводчицей, сильной, красивой на местный, горский манер, предприимчивой и очень настойчивой. То, что она положила глаз на Ровата, никого не удивляло, мышлению этой еще весьма бодрой женщины была свойственна биологическая ясность стремлений, которые она и пыталась реализовать, выбрав своим объектом бывшего имперца.
   Да, почти у всех его друзей за те четыре месяца, что они прожили в Дотимере, возникли странные, не вполне понятные им трудности, которые никогда не встречаются на войне. Кого-то одолевали женщины, кому-то предлагали разбогатеть одним махом, и вокруг всей их компании вился рой местных подростков, осознавших, что нынешние хозяева замка, не в пример прошлым, не очень-то склонны держаться наособицу. Причем общались с напором и энергией, свойственной всему этому здоровому народу горной части Новолунгмии.
   – Может, когда придет время собирать урожай, они поутихнут? – с тревожной надеждой спросил Крохан, обращаясь почему-то к Ибраилу. – Я имею в виду, что они будут заняты?
   На что маг сердито и в высшей степени серьезно ответил:
   – Зато потом наступит зима, когда им нечем будет заняться, кроме как пастись в замке.
   – М-да, – вздохнул Крохан, усаживаясь перед огнем, во второе кресло, на расстоянии вытянутой руки от Трола, – вот тогда-то они нас и достанут. – Он помолчал, потом в упор посмотрел на Трола. – Нужно сматываться.
   – Да, – согласился Роват, наливая себе кубок светлого местного пива. – Если не отступим, они нас скоро раздавят.
   – Их статус не определен, – медленно, не вполне еще владея телом, ответил Трол. – Как только станет ясно, что какой-нибудь местный разбойник вроде Волынщика не разграбит деревню, мы, конечно, уедем.
   – Предлагаю оставить Батара, – отозвался Ибраил. – У него-то с этими деревенскими полное взаимопонимание, он даже жениться на какой-то из местных красавиц надумал, вот только не уверен, стоит ли это делать, если у него и так все уже получилось?
   – Он-то и подал… э-э… пример, – добавил Крохан.
   Все четверо переглянулись. Ибраил хмурился, Роват пытался сохранять ровное состояние духа, Крохан был разочарован, к тому же ему хотелось домой, в Зимногорье, а Трол смеялся, стараясь, чтобы это было не слишком заметно.
   – Одного Батара мало, – сказал Роват наконец. Они приходили к этой мысли уже не один десяток раз, и все с ней соглашались. – Один Батар в этом замке так же не способен защищаться, как я не способен летать.
   – Пусть обучает юнцов, – отозвался Ибраил. – А чтобы дело двигалось скорее, вы ему помогайте.
   – Он набрал полторы дюжины мальчишек, но они станут бойцами еще нескоро, – ответил ему Ибраил.
   – Так что же нам тут, на века поселиться? – вскипел Крохан.
   Все слова предназначались, конечно, Тролу. Он должен был признать, что они засиделись, что у каждого возникали не самые приятные мысли по поводу их тут пребывания. А скорее всего, они просто соскучились по городу, и может быть, по Кадоту, столице Зимногорья, где служил Крохан и где больше десяти лет прожил Ибраил.
   – Беда в том, что Тролу тут очень здорово, – сказал, чуть понизив голос, Роват. – Тренировки у него стали какие-то… невероятные. Я уже и не пытаюсь повторить то, что он делает.
   Трол медленно кивнул. После того как в него влилась часть ауры Гевста Рогатого, он пытался, несмотря на раны, освоить технику боя этого колдуна, действительно странную, но весьма эффективную, приводящую любого, кто к ней оказывался не готов, в состояние растерянности. Вот только тренировочные мечи, которые Трол использовал, были для нее не очень приспособлены. Но он преодолевал это несовпадение.
   – Трол, – заскрипел Ибраил, он все еще не мог успокоиться, – к тебе же обращаются.
   – Мы здесь… – Трол не знал, как продолжить. – Мне почему-то кажется, мы не просто так сидим тут. Не могу этого объяснить, но будет лучше, если мы пока… еще немного подождем.
   – Кому лучше? – отозвался Роват.
   – И кого собственно э-э… подождем? – поинтересовался Крохан.
   – Сказал же – не знаю, – честно ответил Трол. Он поднял руку, провел по коротким, недавно подрезанным волосам. – Но нужно ждать.
   – Мы дождемся, – снова быстрее всех отреагировал Роват, – нас тут всех переженят вконец.
   Вероятно, он имел в виду Батара, потому что пока эта угроза сработала только против него. Трол быстро посмотрел на Ибраила, тот сидел, вытянувшись в струнку. По его лицу ничего нельзя было прочитать. Его сознание находилось где-то очень далеко.
   – И что потом делать? – продолжал Роват, которому показалось, что высказанное им опасение не произвело большого впечатления на собеседников.
   Снова открылась дверь в зал, вошел Батар. Он уже немного восстановился после смерти брата, стал чуть прямее держаться, исчезла растерянность из глаз, и у него, как и было сказано, завелась подружка. Молоденькая женщина, почти совсем еще девочка, которую он выбрал за то, что она каким-то одному Кроссу известным способом помогла ему избавиться от печали. Она уже жила в комнате Батара, уже задирала нос перед остальными деревенскими и уже шила себе особенные платья, в которых невозможно было выйти в поле, но зато куда легче было приказывать людям, работающим в замке.
   Звали ее Тир. Вполне естественно, без малейшего напряжения она взяла на себя хозяйственные заботы по замку, и у нее, к крайнему удивлению всех, получалось совсем неплохо. В Дотимере появились слуги, на кухне всегда кипели котлы с очередным обедом, запасы на зиму множились, поврежденные стены удалось отремонтировать, а одежда на новых господах Лугани и окрестных земель была выстирана, выглажена и даже хорошо пахла. На полях, принадлежащих замку, как-то сами собой возникли работники из деревни, которые не имели ничего против барщины. За ними присматривал Михлус, бывший солдат и, как оказалось, родной отец Тир, прибившийся к Лугани после разорения своего родного Мирама, вполне грамотно осваивающий должность управителя. И разъездные торговцы теперь то и дело сворачивали в Дотимер, прознав, что новым господам замка и этих земель можно продавать все то, что было весной тут разграблено, а потому нуждалось в восстановлении – шпалеры, постельное белье, бочки с южным вином и пивом из долин, бумагу, чтобы вести отчетные книги, и даже запоры для кладовых. Ключи от этих кладовых тоже носила теперь Тир, уступив свое командование только в оружейной, где решил распоряжаться Батар.
   Батар тоже налил себе пива, подошел к очагу, погрел один бок, другой, повернулся к остальным.
   – Опять вы судачите, что тут жить невозможно. – Он отхлебнул, очень напоминая сейчас добродушного сельского сквайра, в которого медленно превращался. – А по-моему, тут не очень-то и плохо. Жаль, брат не дожил.
   – Ты же был рыцарем, – отозвался Роват. – Как же тебе…
   – Невозможно всю жизнь воевать, – отозвался Батар. – Может быть, лишь иногда, когда это нужно высшим силам.
   Он чуть опасливо посмотрел на Трола. Он признавал первенство Возрожденного и немного побаивался, что у него отнимут и этот замок, и его Тир, и его новую, оказавшуюся такой приятной жизнь мирного владетеля и защитника этой деревни.
   Трол поднялся на ноги, подошел к Батару и несильно хлопнул его по плечу. Он не собирался ничего у него отнимать, наоборот, он был рад, что из их компании выделился хотя бы один человек, которому такая жизнь была по вкусу и который мог взять на себя ответственность за жителей Лугани. Мог позаботиться, чтобы им тоже жилось безопасно и спокойно, чтобы они работали, растили детей и в сложных случаях знали, куда обратиться за помощью или советом.
   Трол уже замечал – при виде Батара местные чуть ниже кланялись и чуть быстрее сдергивали с головы шапки. Они тоже выбрали его своим владетелем и защитником. И никуда бывшему рыцарю было теперь не деться, да он и не хотел куда-то деваться… Все было правильно, и это облегчало Тролу принятие его собственных решений.
   – А я думаю, что, э-э… – начал было Крохан, но завершить свое заявление не успел.
   Потому что Ибраил вдруг дернулся так, словно в него попала стрела. Он даже вскинул руки, словно пытался защититься от чего-то, упавшего сверху, повернулся к Тролу.
   – Уводите всех… Уводите людей из деревни. Сюда, в замок… Быстро!
   Трол не успел даже понять, что Ибраил говорит ему, а Батар уже, бросив кубок, несся к выходу. Это был первый случай на памяти Возрожденного, когда орденец сумел опередить его. Но ненамного. Трол уже, проверив, есть ли у него за поясом хотя бы кинжал, побежал следом. На ходу Батар орал так, что его, казалось, могли услышать и в деревне:
   – Опустить мост, всем подняться на стены, занять посты! Тревога!
   Мост опустить к их подходу, конечно, не успели, но воротную решетку приподняли, поэтому Трол прокатился под ней, все-таки обогнав Батара. Краем сознания он заметил, что и Роват с Кроханом, лишь немного отстав, тоже спешат. Крохан успел каким-то образом подхватить меч и пристегивал его на ходу к поясу, а Роват просто вырвал на бегу у кого-то из мальчишек, выставленных у входа в донжон, копье, чтобы не остаться совсем уж без оружия.
   Подъемный мост, который служил в Дотимере и створкой, закрывающей воротный проем, опустился только до половины высоты, а Трол уже вскарабкался на него, балансируя на краю, чтобы спрыгнуть на противоположный край рва, когда это станет возможно. То же самое проделал и Батар, хотя у него скользили его израненные ноги и он разодрал о какие-то неровности перил руку.
   Мост проделал лишь две трети пути, когда Трол уже слетел с него, сильно оттолкнувшись ногами, помогая себе отмашкой обеих рук, чтобы пролететь чуть дальше. Он опасался, как бы то же самое не попробовал проделать Батар, с его техникой прыжка и привычкой к тяжелым доспехам это было очень опасно, он вполне мог раскроить себе в темноте голову либо вообще провалиться в ров… Но Батар все-таки прыгнул и сумел приземлиться почти нормально.
   Трол миновал четверть мили, отделяющие замок от деревни, менее чем за полминуты. Он и сам забыл, когда бегал так быстро и легко. И еще на подходе, набрав побольше воздуха в легкие, заорал:
   – Тревога! Всем спасаться в замке! Бросайте все, хватайте только оружие и – в замок!!
   Его не очень-то понимали, хлопали ставнями, высовывались в окна, в которых едва-едва затеплились лучины и жировые лампы, либо у тех, кто побогаче, сальные свечи. А Трол орал, носился по деревне, вламывался в дома, где было много детей, и выгонял жителей на улицу.
   Деревенские зашевелились, лишь когда на помощь к Батару, занятому примерно тем же, подоспели Роват с Кроханом. Особенно свирепствовал Роват, видимо, у него за последние месяцы накипело. Он просто хватал отцов семейств или пожилых матрон и вытаскивал их, в чем они были, на улицу, а потом чуть не пинками толкал в сторону замка.
   Детишки сначала развеселились, потом кто-то из них зарыдал, должно быть, испугавшись криков. Потом заголосила какая-то вполне уже взрослая деваха – ей кто-то порвал сорочку, в которой она готовила ужин… Через четверть часа люди все-таки сдвинулись с места. Правда, не так быстро, как Тролу хотелось бы, и отнюдь не налегке, но все-таки двинулись.
   Гнали перед собой скот, кто-то даже сумел нагрузить легкие горские повозки, многие несли с собой узлы с тряпьем, сумки со снедью и иконки святой Лугани, покровительницы деревни. Почти все гнали перед собой стайки детей, самых маленьких, конечно, несли на руках… В целом все происходило более-менее организованно и даже быстро. Вот только оружия почему-то почти ни у кого в руках не было.
   Трол немного успокоился, особенно после того, как заметил, что Батар с Роватом, обзаведясь факелами, подхваченными в гостинице Эдиса, обошли дальний край деревни, дотошно проверяя каждый дом. Так они и двигались, словно патруль, вытесняя деревенских из их жилищ, подгоняя их когда окриком, а когда и тычком в спину к мосту в замок, под защиту его стен, к безопасности.
   Они почти успели, заставив торопиться самых неповоротливых и медлительных, и даже переправили через подъемный мост две трети жителей, когда появились всадники. Они неслись во весь опор, осознав, что Ибраил их заметил. Темные плащи придавали им вид странных крылатых созданий с копьями и обнаженными мечами. Они пролетели опустевшую деревню, выскочили на окраину, ведущую к замку, и… остановились. Подъезжать к Дотимеру, где на стенах уже что-то выкрикивал Ибраил, а по дороге плечом к плечу, прикрывая последних жителей Лугани, медленно отступали Трол, вооружившийся вполне подходящей дубинкой, Крохан с мечом, Роват с копьем и Батар с луком, заимствованным у кого-то из своих деревенских знакомых, было опасно.
   Осадив коней, всадники потоптались, неловко тронулись вперед, потом сдали назад. Наконец-то Трол сумел их различить в темноте, подняв возможности своего зрения почти до предела. Горцы, хорошо вооруженные и на отличных конях, регулярные дружинники какого-то местного лэрда… Нет, нескольких лэрдов разом.
   Офицеры этих отрядов пытались было покрикивать на подчиненных, надеясь организовать вооруженный налет на хвост колонны деревенских, а может быть, лелея мечту на их плечах ворваться в сам замок… Но солдаты их не очень-то слушались. Ведь последнему новобранцу было ясно, что они опоздали, что людей из Лугани успели увести. А драться вот так, с ходу, в темноте не хотелось.
   И правильно делают, решил про себя Трол с мрачным удовлетворением. Их много, очень много, но не все еще сориентировались, а те три-четыре десятка, которые выстроились на околице, против нас ничего сделать не смогут. Да и боятся что-то предпринимать – весть о том, как здесь расправились с бандой Песли Волынщика, разнеслась далеко по горским селениям. Хотя, к сожалению, от этого нападения на деревню и замок все-таки не защита.


   Они дождались, когда стали поднимать мост, отступив к решетке, потом вошли во двор замка, разом превратившийся в помесь площади среднего городка во время ярмарки с табором какого-нибудь кочующего племени, а потом решетка с гудением хорошо прокованной стали опустилась. Мост подтянули до конца, чтобы закрыть воротный проем, и осада началась.
   Трол поднялся на надвратную площадку, тут уже собрались остальные, всматриваясь в темноту. Но видеть ночью, кроме Трола, умел только Ибраил, хотя и ему приходилось помогать себе магией. Неожиданно загорелся какой-то стожок сена на дворе одного из дальних от замка домиков, пламя разбушевалось и перекинулось на пару строений по соседству. И сразу стало легче ориентироваться.
   Стали видны всадники, много, гораздо больше четырех десятков – это подошли те, кого опередили самые первые налетчики. Сейчас, если бы они собрались тут в таком количестве, они непременно напали бы на жиденький заслон, который организовали Трол и его друзья. Они и в самом деле осмелели, некоторые подскакали почти к самому рву и принялись осматривать замок, словно собирались его вот сейчас, прямо с коней, атаковать. Роват молча взял у одного из выставленных здесь мальчишек лук, натянул перчатку на левую руку и послал в наглецов полколчана стрел. Троих ему удалось поразить довольно точно, еще пару раз он просто попал, хотя, как Трол почувствовал, не очень основательно. И тогда всадники, ругаясь и позванивания своим оружием, отошли к деревне.
   А там уже начался грабеж. Бессмысленный и жалкий. Воровали пуховые перины, резали кур, кто-то особенно нахальный выкидывал из гостиницы Эдиса сломанную мебель, главным образом столы и лавки для посетителей. А потом все как-то мигом затихло. Трол протянул нить своего внимания на дальную часть деревни и понял, что прибыл командир отряда. Он проехал деревню, должно быть, негромко приказал погасить пламя, чтобы деревня не выгорела дотла, чтобы его воякам было где жить во время осады, и наконец показался перед замком.
   Он уже отдавал первые приказы, в частности, послал своих людей искать беглецов в окрестных кустах, приказал охватить замок сплошным кольцом постов и выставлял подобие караулов на предмет внезапной вылазки осажденных. Потом командир вернулся в гостиницу Эдиса и долго о чем-то там спорил со своими офицерами, одновременно ужиная.
   А потом ему привели троих деревенских, которые почему-то сбежали не в замок, а в горы. Это была одна довольно толстая, хотя еще не пожилая женщина, ее худенький, всегда какой-то затравленный муж и деревенский старик-пастух, занявший эту должность после гибели Хлона. Разумеется, пригнали и деревенское стадо, чтобы тут же пустить его на мясо, хотя и не все, оставив часть на потом. А затем, разобрав факелы, образуя неправильный круг, вывели пленных к замку.
   – Наконец-то мы узнаем, в чем дело, – пробурчал Батар. Определенно, он переживал из-за всего происходящего больше других.
   Остановившись в трех сотнях шагов перед замком, всадник, в котором угадывался командир, сказал что-то одному из своих подручных. Тот приблизился к тому месту, где мост ложился на противоположный край рва, и прокричал, размахивая чем-то белым, прикрепленным к его коротковатой, горской пике.
   – Эй, где тут у вас самый главный? – На дасском он говорил не очень уверенно, с сильным акцентом.
   – Наемник, – прокомментировал Роват.
   – Говори, кто вы и что вам нужно, – сдержанно отозвался Крохан. С его луженой глоткой, привычной к командам на плацу, он, пожалуй, сдерживал голос, стараясь не выдать своего гнева, и все равно его было отлично слышно даже в деревне.
   – Мы – армия Аргоната, прозванного Угрюмым. Мы прибыли за золотом, которое вы храните в замке. – Парламентер оглянулся, почувствовал себя уверенно и добавил: – Если сдадитесь, мы заберем только золото и даже оставим вам оружие. Ну, и замок, конечно…
   – Аргонат! – заорал вдруг Батар. – Ты меня слышишь? Мы предлагаем тебе уйти и увести свою шваль как можно быстрее. Иначе ты получишь такую войну, о которой не помышлял!
   – Нет, – покачал головой Трол, – так его не проймешь. Он не просто привел сюда своих солдат, за ним кто-то стоит.
   – Тогда – война! – заорал парламентер и быстренько, развернув коня на месте, отлетел от стен замка.
   – Кто? – спросил Трола Роват.
   Трол медленно пожал плечами. В воздухе разлилось какое-то напряжение, он ощущал это всей кожей, всем своим вытянутым вперед вниманием.
   А вояки Аргоната заставили выйти вперед троих пленных, ударами поставили их на колени, потом наемник, который только что разговаривал с Кроханом и остальными, соскочил с коня, обнажил меч и тремя ударами отсек им головы. Все кончилось очень быстро, быстрее, чем женщина успела заплакать.
   – Как имя этого наемника? – сдержанно спросил Крохан.
   – Забудь о нем, – ответил Батар. Ему уже кто-то из его подчиненных мальчишек притащил арбалет. Он взвел его, наложил стрелу, положил на край бойницы, присел на колено, прицелился.
   Трол оглянулся на Ибраила, который стоял у боковой бойницы, тот почувствовал внимание Трола и кивнул. Он будет помогать, если Батару случится сделать ошибку. Но ошибки не произошло, стрела сорвалась с тетивы, туго вворачиваясь в темный воздух. Прошло несколько мгновений, а потом палач, который стоял над телом казненной женщины, вытирая меч и негромко похваляясь поставленным ударом, вдруг дернулся и отлетел назад. Даже не форсируя зрения, Трол увидел, что теперь в его груди, разорвав легкие и грудные артерии, торчала стрела, вонзившаяся почти до половины.
   – Отличный выстрел, – заметил Роват.
   Всадники дрогнули, Аргонат тут же нырнул за спины своих офицеров, но и остальные сдали к деревне. Трол оторвался от зрелища четырех тел, распростертых на каменистой земле.
   – Ибраил, сколько их?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное