Барбара Смит.

Ее тайная связь

(страница 5 из 23)

скачать книгу бесплатно

– Тете Перси? – Новость вытеснила из головы девушки остальные мысли, и она схватила Кэлли за плечи. – Что с ней?

– Очень неладно с желудком, а скупердяйка Минни не желает позвать доктора. Говорит, от старого вымогателя все равно никакой пользы.

– О Господи!

Изабелла бросилась из роскошной спальни в гардеробную, переоделась в темно-синее, отделанное бархатом шерстяное платье, накинула сверху плащ, а волосы спрятала под капюшоном.

– Идем, – приказала девушка. – Покажешь, как выйти через заднюю дверь.

– Значит, теперь ты хочешь, чтобы я тайно разгуливала по всему дому?

– Только покажи мне дорогу к выходу, а потом вернешься и будешь ждать меня тут.

– Леди не пристало шататься ночью по улицам, – изобразила ужас Кэлли. – Может прицепиться какой-нибудь хлыщ.

– У меня есть кинжал. – Изабелла похлопала по карману юбки, ощутив внушающую уверенность твердость лезвия. Пока она не разоблачит убийцу, оружие будет при ней вместе с бесценным дневником. – Не мешкай.

Кэлли удивленно выгнула подведенные брови, но взяла из подсвечника свечу и направилась к двери.

В коридоре Изабелла приложила палец к губам, и тетушка, понимающе моргнув, повела ее к заднему выходу. Толстая ковровая дорожка заглушала их шаги. Когда они проходили мимо спальни леди Хелен, то услышали ее голос. Видимо, она пересказывала горничной события минувшего вечера.

К счастью, снизу не долетало ни звука. После возвращения девушки поднялись к себе, а Керн с маркизом остались в холле. Конюх пошел за верховой лошадью Джастина, а тот враждебно следил, как Изабелла поднималась по лестнице.

С каким бы удовольствием он поймал ее на оплошности или сорвал с нее маску перед всем обществом!

Впрочем, бояться нечего. Прошло больше четверти часа, назойливый граф давно отправился восвояси.


В библиотеке Керн лишь покачал головой, когда маркиз потянулся к хрустальному графину. Хозяин плеснул себе в бокал янтарного бренди, опустился в стоявшее у камина громоздкое кресло, пригубил напиток и откинул голову.

– Для таких сборищ я уже стар. Стакан бренди да хорошая книга – вот что мне нужно на вечер.

Граф окинул беспокойным взором ряды полок с томами в кожаных переплетах.

– Не представляю, как вы можете получать от этого удовольствие, если в вашем доме живет шантажистка.

От расслабленности Хатуэя не осталось и следа.

– Перестаньте расхаживать. И перестаньте ворчать по поводу моей гостьи. Что сделано, то сделано. Назад ничего не воротишь.

Керн опустился в кресло.

– Все можно вернуть. Прогоните ее, придумайте что-нибудь, чтобы она уехала. Ни один человек не задаст вам вопросов.

– И позволить, чтобы она опубликовала дневник?

– Да! – Граф стиснул подлокотники кресла. – Не ваша вина, что лорд Реймонд связался со шлюхой.

– Мы уже толковали об этом. Никакой скандал не должен его коснуться, иначе он потеряет шансы на сан лондонского епископа.

В былые времена тяжелый взгляд маркиза наверняка устрашил бы Керна, но не теперь, когда у него наболело на душе.

– Подумайте о Хелен.

Мисс Дарлинг – неподходящая компания для моей будущей жены.

– Мисс Дарси сегодня вела себя вполне пристойно, она умна и хорошо образованна. Мать отправила ее в провинцию, чтобы девочка имела возможность получить образование у гувернантки. К тому же мисс Дарси обещала покинуть нас к концу сезона.

– Вы слишком доверяете словам шантажистки, которая облапошит какого-нибудь простофилю и заставит на себе жениться. Совесть не позволяет, чтобы джентльмен взял ее в жены.

– Если такая ситуация возникнет, я немедленно вмешаюсь.

– Попомните мои слова, она непременно возникнет. Тем больше причин отослать негодяйку, прежде чем кто-нибудь узнает о ее истинном происхождении и о том, что вы поставили под удар собственную честь.

– Попрошу вас, Джастин, не ставить под сомнение мою честь.

Пальцы маркиза, сжимавшие бокал, побелели, и Керн решил изменить тактику.

– Поймите меня правильно. Я не хочу показаться непочтительным, но Изабелла Дарлинг принадлежит другому миру. Она незаконнорожденная дочь проститутки.

Хатуэй допил содержимое бокала и со стуком поставил его на стол.

– Никто из нас не способен изменить обстоятельства своего рождения. Также и мой брат не в силах избавиться от прошлых прегрешений.

– В таком случае пусть лорд Реймонд заплатит за свои грехи, а Линвуд – за свои.

– Не будьте столь злопамятны, Джастин. Все люди совершают ошибки. – Маркиз обратил суровый взгляд на очаг. На фоне освещенного прямоугольника его стареющий профиль выделялся еще четче. – Если уж говорить начистоту, то лучше поддаться страстям, чем отрицать даже их существование.

– И это я слышу от вас! – Потрясенный Керн вскочил на ноги. – Человека, который вел образцовую жизнь?

– Я не мраморная статуя, не надо возводить меня на пьедестал.

Джастин хотел возразить, но маркиз провел ладонью по лицу и сразу превратился в усталого старика.

– Сегодня у меня нет настроения ссориться. Уходите, не желаю больше ничего об этом слышать.

Если Хатуэй что-нибудь решил, переубедить его невозможно. Проглотив горечь разочарования, граф пожелал ему доброй ночи и покинул дом.

Но, вскакивая в седло, он вовсе не чувствовал себя обязанным примиряться с Изабеллой Дарлинг. Наоборот. Она нарушила его размеренную жизнь, нагло втерлась в приличное общество, а теперь собирается окрутить ничего не подозревающего джентльмена. Нельзя допустить, чтобы ее махинация удалась, как нельзя пройти мимо, если на твоих глазах совершается преступление.

Пока граф ехал сквозь туман, это чувство все больше укреплялось. Необходимо остановить Изабеллу Дарлинг, нельзя, чтобы она заняла место в их обществе. На безлюдном перекрестке Керн глянул в боковую улочку, и его озабоченность переросла в тревогу.

Из темноты конюшен появилась маленькая темная фигура.


За несколько минут до этого Изабелла спустилась по узенькой лестнице. Юным леди запрещалось ходить на половину слуг, поэтому раньше она никогда не пользовалась задней дверью.

– Куда мы попадем? – спросила она шепотом у Кэлли, показывающей дорогу.

– В кладовую. Берегись дворецкого, он спит рядом с серебром.

– Спит… Зачем?

– Охраняет серебряное блюдо, – усмехнулась тетушка. – И еще следит, чтобы никто из слуг не выходил по ночам.

– Тогда как же мы…

Но Кэлли уже открыла дверь, высунула голову наружу и подала девушке знак. Изабелла на цыпочках подошла к ней.

Кладовая представляла собой узкую комнату, заставленную высокими шкафами. Свет свечи отражался в стоявших на полках тарелках и серебряных блюдах, тишину нарушал ритмичный храп: трель вдоха – выдох с присвистом. На банкетке Изабелла разглядела под одеялом дородную фигуру дворецкого Боттса. Пробормотав молитву, она проскользнула мимо и потянула за собой Кэлли, идущую такой неспешной походкой, будто ничего на свете не боялась.

Благополучно миновав кладовую, тетушка безошибочно провела Изабеллу через лабиринт темных комнат. В коридоре для слуг чувствовался запах маринованного угря. Еще несколько шагов, и они вышли в зябкую прохладу ночи.

Кэлли указала на узенькую тропинку, вьющуюся через маленький огородик.

– Пройдешь через ворота и повернешь направо. Смотри под ноги, там всюду навоз. – Она помолчала, прикрывая ладонью дрожащее пламя свечи. Полные губы сжались от запоздалой тревоги. – Может, пойти с тобой?

– Не надо. Оставайся здесь на случай, если кто-нибудь вздумает постучать в мою дверь. К утру вернусь. Всем отвечай, что я сплю.

Изабелла быстро пошла по вымощенному плитами тротуару. Ветер шевелил листья березы, пахло влажной землей; клочья тумана, словно призрачные пальцы, держались за чернеющие кусты. Открыв ворота, она поблагодарила Господа, что петли не скрипнули.

Всхрапнула в стойле лошадь, и все стихло. Конюхи и кучер давно спали. Изабелла направилась к светлому прямоугольнику, который обозначал выход из конюшни. Тонкие бальные туфли совсем не защищали от попадавших под ноги острых камней.

Хотя девушка устала на балу и уже наступила полночь, она бы все равно не успокоилась, не выяснив, что приключилось с тетей Перси. Через полчаса она будет дома, поможет ей, утешит и до рассвета вернется обратно.

Изабелла свернула в переулок, затем по боковой улочке направилась к площади. Здесь туман оказался плотнее, чем в конюшне, и черные ветви деревьев казались чьими-то костлявыми руками. Вдалеке гулко процокали копыта, и снова все замерло. Как жутко идти по пустынной мостовой, когда мимо не грохочут кареты, никуда не торопятся слуги! Ощущение абсолютного одиночества заставило Изабеллу поежиться.

Ускорив шаги, она сжала в кармане рукоятку кинжала. Слава Богу, дальше ее путь будут освещать газовые фонари! Изабелла вернулась мыслями к заболевшей тетушке. Вроде Минни говорила, что Перси всегда становилось легче от отвара мяты с шалфеем. А капли опия ей дали?

Наконец она подошла к фонарю. Как странно, что небольшой кружок света придает столько уверенности! Ей очень хотелось задержаться тут, но она подняла юбку, чтобы не намочить ее в луже, решительно сошла с бордюрного камня и тут же вздрогнула от стука копыт.

Возникший из мрака боковой улочки всадник направился прямо к ней. Изабелла сдавленно вскрикнула, выхватила кинжал и, отшатнувшись, ударилась о фонарь. Всадник натянул поводья в кругу света, долговязая фигура угрожающе темнела в призрачном тумане.

– Мисс Дарлинг! – язвительно воскликнул он. – Какая встреча!

Она бы узнала этот насмешливый голос из тысячи. Хотя ночь скрывала выражение его лица, Изабелла видела надменно откинутую голову. Испуг вырвался наружу неистовым гневом.

– Вам нравится пугать меня?

– Я видел, как вы, подобно вору, вынырнули из конюшни. – Лошадь взбрыкнула, и Керн успокоил ее, дернув поводья. – Уберите нож!

Изабелле очень хотелось воткнуть острие в его ледяное сердце, но она подчинилась.

– Я не воровка, можете спокойно ехать своей дорогой.

– В таком случае, что вы здесь делаете?

– Не могла заснуть и вышла прогуляться.

– Леди не разгуливают в одиночку по улицам. – Граф оглядел ее с головы до пят. – Конечно, от старых привычек нелегко избавиться.

– С меня довольно ваших оскорблений.

– А с меня довольно вашего безрассудства.

Он приготовился спрыгнуть с лошади, однако Изабелла воспользовалась моментом и стала переходить улицу.

– Не волнуйтесь, – бросила она через плечо. – Если я попаду в беду, вы только обрадуетесь, что избавились от меня.

Граф пришпорил лошадь и поехал рядом.

– Если вас кто-нибудь увидит, пойдут слухи и вы не рискнете осуществить свой план.

Изабелла похолодела. На секунду ей показалось, что Керн догадался о ее намерении расследовать убийство. Хотя вряд ли. Он по-прежнему считает ее охотницей за богатым мужем.

– Если вы так заинтересованы в скандале, тогда езжайте, зовите людей, – ответила девушка, не замедляя шаг.

– Я хочу знать, куда вы направляетесь.

– Никуда конкретно.

– Неужели? – подозрительно спросил граф. – А может, у вас свидание с Мобри? Тогда ему стоило бы послать за вами карету.

Изабелла сжала под плащом кулаки. Проклятый лорд Керн, думает о ней самое плохое.

– Вы чрезвычайно проницательны, всегда разгадываете мои секреты, – съязвила она. – Его карета ждет меня на соседней улице, поэтому вы с чистой совестью можете удалиться. Я погублю себя, исчезну из вашей жизни, и вам для этого не потребуется никаких усилий.

Изабелла шла, высоко подняв голову, не оглядываясь. Если за его высокомерным лбом есть хоть какие-то здравые мысли, он должен уйти и предоставить ее судьбе.

Керн чуть слышно выругался. Краем глаза девушка заметила, что его темный силуэт быстро наклоняется; она хотела повернуть за угол, но сильная рука подхватила ее за талию и подняла на лошадь.

Изабелла оказалась зажатой между графом и лукой седла, ноги болтались высоко над землей, а любое движение только ухудшало ситуацию и она лишь теснее прижималась к его мускулистому телу.

От ярости она запрокинула голову, намереваясь потребовать свободы, но слова замерли на губах: лицо графа окаменело и стало неотразимым, сердце бешено колотилось рядом с ее плечом. С каждым вдохом она впитывала запах кожи и мускуса, темноты и опасности. Ей вдруг захотелось вскинуть руки, притянуть его голову, дотронуться до гладко выбритой щеки, испробовать на вкус губы…

Изабелла в ужасе замерла. Ведь она поклялась не следовать по дорожке матери, поклялась не отдаваться кому попало, сохранить себя для человека, который заслужит ее доверие и уважение.

Как у нее могло возникнуть влечение к этому родовитому грубияну?

– Опустите меня на землю! – Изабелла ударила его по руке.

Но его объятие стало еще крепче, причинив ей боль. Лошадь рванулась, и девушка прижалась к луке седла.

– Перестаньте извиваться! – оборвал ее Керн. – Вы пугаете животное!

– Куда вы меня везете?

– Назад к Хатуэям. Чтобы вы не навлекли позор на хозяина дома и леди Хелен.

Изабелла вспомнила о Персефоне, слабой от болезни, зовущей ее.

– Подождите, вы ничего не понимаете.

– Если вы беспокоитесь о Мобри, то вряд ли он так легко вас оставит. Утром он будет ползать у ваших ног, принесет цветы, станет умолять о благосклонности.

– Если угодно знать, – процедила Изабелла сквозь зубы, – я не собиралась с ним встречаться. А теперь отпустите.

Граф натянул поводья и остановился. Впереди маячил в тумане похожий на дворец особняк маркиза. Кроме ее слабо освещенного окна на втором этаже, он был темен и казался суровым, молчаливым стражем. Однако настоящая опасность исходила не от него, а от человека, державшего ее в плену.

Если бы он знал, что воспоминания Авроры находятся в паре дюймов от его руки, то не колеблясь задрал бы ей юбку и похитил дневник. При мысли о руке графа, скользящей по ее бедру, Изабелла чуть не задохнулась.

Он взял ее за подбородок и повернул лицом к себе. Глаза Керна блестели в темноте, и девушка снова ощутила внутреннюю дрожь, желание прижаться к его груди.

– Вы лжете, – бесстрастно произнес граф.

Сначала она не могла понять, о чем он говорит, но потом сообразила – о ее свидании с Чарлзом Мобри.

– Нет, не лгу.

– А я могу доказать, что лжете. Сейчас возьму и отыщу его карету.

– Давайте, если это доставит вам удовольствие. Только не найдете, ее нет.

– Тогда куда же вы шли? Только не повторяйте вздор о прогулке перед сном.

Отчаявшись избавиться от Керна, она наконец пробормотала:

– Дело в тете Перси. Она заболела и нуждается во мне.

– Где она живет?

– В борделе. С другими моими тетушками.

– Ах, с тетушками!

– Да! Можете презирать их сколько угодно, но это моя семья. – К досаде Изабеллы, у нее защипало глаза. И прежде чем Керн успел заметить ее слезы, она быстро отвернулась, снова попытавшись разорвать железный обруч его объятий. – А теперь опустите меня на землю. Время не ждет.

– Сидите, ради Бога, я отвезу вас. – Керн дернул поводья, и конь пустился рысцой.

– Не нуждаюсь я в вашей помощи.

– И тем не менее вы ее получите. Так что успокойтесь и перестаньте спорить.

Направляя лошадь по окутанным туманом улицам, граф твердил себе: «Не верь, Изабелла Дарлинг – лгунья, шантажистка, охотница за богатством». Но каким бы ни был у нее характер, Керн не мог позволить женщине идти одной по ночным улицам.

Будь проклята его порядочность!

И мягкосердечие. На миг ему показалось, что у Изабеллы слезы на глазах. Слезы.

Ее близость лишала графа способности мыслить здраво. Хотя девушка сидела неподвижно, как манекен, ее тело сводило его с ума. На секунду, лишь на секунду ему захотелось освободиться от условностей, затащить Изабеллу на какой-нибудь постоялый двор и неистово заняться с ней любовью. Брать ее снова и снова, пока она не перестанет мучить его телесно и духовно.

Лучше поддаться страстям, чем отрицать даже их существование.

Будь все проклято! Он не собирался отрицать их существование. Да и как бы он мог, если чресла у него горели, словно адское пламя. Но, позволив сидящему внутри зверю управлять собой, он уподобится отцу.

Дыхание вырывалось наружу крутыми завитками пара, руки в тонких перчатках вспотели. Просто он давно не вкушал запретный плод, ему нужна жена, и чем скорее, тем лучше. Добрая, невинная Хелен. Тогда уйдут и темные мысли, связанные с ведьмой мисс Дарлинг.

Пока они добрались до нужного дома в тихом районе по соседству с Риджент-парком, граф вымотался сильнее своей лошади. Он опустил Изабеллу на землю, и она тут же упорхнула, лишь взметнулся темно-синий плащ да открылась и закрылась дверь.

Никакого конюха поблизости не оказалось, и Керну пришлось самому прогуливать в темноте лошадь, стараясь остудить и свою горячку.

– Ну, что скажешь? – обратился он к животному. – Убежала, даже не поблагодарив за труды.

Конь моргнул черным глазом и, словно проявляя сочувствие, тихо заржал.

– Наверное, хочет, чтобы мы полночи дожидались ее на холоде, будто нам больше нечего делать.

Конь встряхнул шелковистой гривой, и граф привязал его к металлической решетке.

– Несносное племя – женщины. Тебе повезло, что ты кастрирован.

На этот раз мерин стукнул в землю копытом и всхрапнул. Потрепав его по шее, Керн направился к двери, ударил молотком и расхаживал у входа до тех пор, пока не отворилась крашеная белая створка.

В щель высунулась худощавая женщина в домашнем платье с целым водопадом рыжих кудрей.

– Вы кто? – настороженно спросила она.

– Я пришел за мисс Дарлинг.

– Она умерла.

На секунду Керн похолодел от ужаса, но потом до него дошел смысл сказанного.

– За мисс Изабеллой Дарлинг.

– Она занята.

Женщина попыталась захлопнуть дверь, но граф просунул ногу в щель.

– Я привез ее сюда, позвольте мне войти.

Она молча впустила его в темный вестибюль. В свете свечи, которую женщина держала наманикюренными пальцами, она казалась сущей дьяволицей.

– Минни не понравится, что вы здесь. Дом закрыт для всяких развратников.

Керна поразило, что его приняли за распутника. Если бы она знала, как ему хотелось излить свое разочарование и завыть на луну!

– Вы Диана, не так ли?

– Кто вам сказал мое имя?

Человек, которому граф заплатил, чтобы тот оставил дверь открытой, рассказал обо всех женщинах.

– Не важно. Передайте мисс Дарлинг, что ее ждет лорд Керн.

– Передайте сами, она наверху. – Диана повела плечом в сторону лестницы. – Только не топайте ногами, в доме больная. – И, забрав свечу, женщина поднялась по лестнице, виляя бедрами.

У графа не было намерений врываться в спальню к посторонней женщине, хотя в прошлый раз, когда он явился в будуар к Изабелле, подобные мысли ему не приходили.

Несмотря на поздний час, он не ощущал усталости, в теле кипела энергия. Керн поднял глаза, однако не заметил в темноте никаких признаков жизни, лишь со второго этажа доносились едва различимые голоса, и он шагнул в неосвещенную гостиную. В камине не тлели угли, решетка чистая, комната отделана столь же крикливо и с таким же отсутствием вкуса, как и весь дом: скульптурные изображения полуобнаженных богов и богинь, на окнах красные с золотыми нитями шторы, кресла расставлены уединенными группками. Не иначе как для оргий. В воображении он сам наклонялся над Изабеллой: юбки задраны до пояса, стройные ноги обвились вокруг него, кожа под его пальцами шелковистая, необыкновенно мягкая…

Процедив сквозь зубы проклятие, граф упал в золоченое кресло, вытянул ноги и ослабил галстук. Усилием воли он поборол в себе зверя. Нечего терзаться плотскими фантазиями, нечего представлять развратные удовольствия, которым предаются в этом доме! Надо дисциплинировать мозг и ни о чем не думать.


– Наконец уснула, – прошептала Изабелла, устало глядя на лежащую на кровати женщину.

Тетя Перси выглядела на удивление старой, бледные щеки ввалились, закрытые веки в паутинке голубых прожилок, ночной чепец наполовину прикрывал поредевшие седые волосы. Неглубокое дыхание было почти незаметным.

Кивком головы Минни поманила девушку из комнаты, и та, взяв свечу, на цыпочках вышла за ней в темный коридор.

– Бедняжка забылась впервые за два дня, все время звала тебя.

– Надо было сообщить мне раньше, – пробормотала Изабелла, чувствуя себя виноватой. – Я бы немедленно пришла.

– И оставила бы своих шикарных друзей из-за одряхлевшей жрицы любви? Я думала, ты уже забыла тех, кто тебя воспитал.

– Конечно, не забыла. И не было меня всего две недели.

– Но за это время ни разу не зашла. Наверное, вкусила хорошей жизни и теперь уже не помнишь, кто ты есть на самом деле.

– Я хочу найти человека, который убил мою мать. – Изабелла с трудом проглотила застрявший в горле ком и при этом никак не могла решить: неужели за добродушием Тримбла скрывалась такая же отвратительная, как его лицо, душа? – Хочу, чтобы он за все заплатил.

– Глупая затея. Я тебе сто раз говорила.

– Совсем не глупая. Ты сама рассказывала, что видела убийцу, входившего к маме в спальню.

– Я видела мужчину, только и всего. Но и того бы не сказала, если бы знала наперед, что ты начнешь гоняться за призраками. – Минни неодобрительно перебирала концы черной шали. – Предположим, кто-то из знати подсыпал Авроре яд. Ты думаешь, он признается в убийстве только потому, что ты его об этом спросишь? Скорее он убьет и тебя.

– Я должна узнать правду, – упрямо произнесла Изабелла.

– Пресвятая Богородица, вразуми эту глупую. Ни один суд тебе не поверит, если ты будешь свидетельствовать против знатного человека. Нечего дурить людям голову. Ты дочь проститутки, и никакое самое модное платье этого не изменит.

Слова Минни поразили девушку прямо в ее незащищенное сердце. На несколько секунд она потеряла дар речи. Такую отповедь можно было ожидать от лорда Керна, но только не от Минни, которая часто навещала Изабеллу в провинции, когда гонявшаяся за мечтой мать не находила для этого времени.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное