Барбара Смит.

Ее тайная связь

(страница 4 из 23)

скачать книгу бесплатно

Оркестр сыграл первые такты кадрили, и граф повел невесту на середину зала. Хелен присела перед ним в реверансе, ее щеки вспыхнули, и она победно улыбнулась.

– Правда, грандиозно? Мистер Мобри часто бывает на светских раутах, но ни разу не снизошел до того, чтобы пригласить даму ниже себя положением. Только нашей Изабелле удалось поймать его на крючок.

– Он сноб, а не рыба, и сразу выплюнет крючок, поняв, что наживка не та.

Керн полагал, что Хелен кинется на защиту кузины, но та лишь нахмурилась.

– Меня это тоже беспокоит, – призналась она. – Надо поговорить с папой.

Граф едва слушал ее, наблюдая, с каким изяществом самозванка выполняла сложнейшие фигуры, словно всю жизнь танцевала на балах в высшем обществе. Свет канделябров выхватывал медные пряди в темно-каштановых волосах, зеленое платье ласкало женственные изгибы ее тела. Мобри больше не выглядел скучающим, когда фигура танца сводила их вместе. Изабелла склоняла голову в его сторону, и было видно, что они беседуют. На ее губах играла чарующая улыбка; она глядела на партнера так, словно он завоевал ее сердце.

Керн почувствовал стеснение в груди. Черт бы побрал эту потаскушку! Ее поведение доказывало, что дорогая одежда и хорошие манеры только маскировали низменную сущность. Но будь Керн заядлым спорщиком, он и тогда не поставил бы на то, что ее первой жертвой окажется Чарлз Мобри.

Изабелла наклонилась и что-то шепнула ему на ухо, в ответ Мобри прижал к груди руку.

Господи! Неужели она назначила свидание? Нет, Изабелла Дарлинг не могла обладать подобной наглостью. В таком случае, что она ему сказала?


– Я даже не мечтала танцевать с человеком вашего положения, – пробормотала Изабелла с оттенком почтительности. – Вы наверняка знаете всех в обществе.

– Выводок кудахтающих кур, дураков и дур. – Пепельно-серые глаза Чарлза Мобри скользнули по ее груди, и он снова посмотрел ей в лицо. – А вы, наоборот, райская птица. Сияющий луч, прогоняющий скуку утомительного сборища.

Изабелла посчитала неразумным указывать ему на то, что он сбился с рифмы.

– О, сэр, вы заставляете меня краснеть. Я бы предпочла говорить о вас, а не обо мне.

– Скромность только подчеркивает вашу красоту. Любовь моя – она как роза, что пышно летом расцвела. Любовь моя – она как песня, что душу в небо унесла…

Фигура танца развела партнеров и дала Изабелле передышку от его назойливого внимания. Подавляя нетерпение, она стала размышлять, как лучше получить нужные сведения, и вдруг уловила пристальный взгляд лорда Керна.

Учтите, мисс Дарлинг, я не спущу с вас глаз.

Бдительность графа заставила Изабеллу смутиться и почувствовать себя виноватой. Черт его побери! Неужели он ждет от нее какой-нибудь оплошности? Но она не собиралась выходить за рамки приличий. По крайней мере когда он рядом.

Танец продолжался и Изабелла снова оказалась перед Мобри. Он взял ее за руку, и она обезоруживающе улыбнулась.

– Позволительно ли мне заметить, как щедро одарила вас природа? Друзья вами, наверное, восхищаются.

Он горделиво выпятил грудь под темно-фиолетовым сюртуком.

– Многие ценят мои достоинства.

Но вы, мисс Дарси… чрезвычайно проницательны.

Пылающий взгляд, рукопожатие. Он уже готов, вполне готов исполнить любую ее просьбу. Вспомнив о своей цели и почувствовав учащенное биение сердца, Изабелла опустила ресницы.

– Вы так великодушны! – пробормотала она. – Нет… я не осмеливаюсь вас просить…

Новое рукопожатие, более крепкое.

– А в чем дело? Скажите мне?

– Я хотела бы попросить вас об одолжении, но мы так мало знакомы.

– Говорите, моя прекрасная роза! Я добуду лаву с Везувия, если вам угодно. Драгоценный камень из царской короны. Звезду с небес…

– Ничего столь героического, – торопливо перебила его Изабелла. – Я недавно в городе, поэтому нахожусь в весьма невыгодном положении. Не могли бы вы, поскольку знаете всех в обществе, представить меня некоторым людям.

– Ну… если мое общество вас не устраивает… – разочарованно произнес Мобри.

– О нет, дело не в том! Вы самый утонченный из джентльменов, но мне хотелось бы разыскать старинных знакомых моей покойной матушки.

Кадриль снова разлучила их, пока танцующие менялись партнерами. Изабелла вдруг почувствовала в горле ком. О, как ее мама любила танцевать на подобных балах, наслаждалась вниманием какого-нибудь знатного господина, думая, что он ответит любовью на привязанность.

Но ни один из них не предложил ей достойного положения. А когда Аврора пригрозила раскрыть их грязные тайны, ее убили. И возможно, убийцей был отец Изабеллы.

С каждым ударом сердца боль становилась острее, мешая сохранять самообладание. Девушке захотелось убежать отсюда в знакомую обстановку борделя.

Трусиха, упрекнула она себя. Ей нужен этот опыт, как горькое лекарство. Слишком долго она жила в воображаемом мире, пора повернуться лицом к действительности.

Изабелла почувствовала, что кто-то опять сжимает ее руку, и увидела перед собой Чарлза Мобри.

– Моя прекрасная леди, – произнес он, – вы сделаете меня самым счастливым человеком на свете, если разрешите представить вас всем, кто есть в этом зале.

Успех! Его оставалось только взять в руки. Кадриль близилась к концу, но Изабелла не собиралась дожидаться танца с лордом Керном. Без сомнений, и он будет рад отказаться от своей обязанности.

Учтите, мисс Дарлинг, я не спущу с вас глаз.

Отбросив все опасения, Изабелла одарила Мобри сияющей улыбкой.

– Тогда давайте прогуляемся в комнату для карточных игр. По-моему, человек, с которым я хочу познакомиться, может быть там. Но обещайте, что позволите мне заговорить о матери, когда я сочту нужным.

Пока Мобри вел ее из бального зала, она старалась успокоиться. Если все пойдет как она рассчитывала, то через несколько минут они с отцом встретятся.


Кадриль окончилась, толпа людей закрыла от графа Изабеллу и Мобри. Ему пришлось подавить нетерпение, пока Хелен обменивалась приветствиями с герцогиней Ковингтонгской.

Обычно молодые дамы после каждого танца возвращались к своим более зрелым компаньонкам. Но лорд Хатуэй возражал против компаньонки, поскольку та могла заинтересоваться родственными связями Изабеллы с их семьей и узнать скандальную правду. Когда у самого маркиза не было времени сопровождать дочь по магазинам, отправляли престарелую мисс Гилберт, которая давно служила гувернанткой Хелен и слишком ценила свое место, чтобы задавать вопросы.

Сегодня мисс Гилберт осталась дома, Хатуэй укрылся с приятелями в библиотеке, где предпочел бы оказаться и Керн, однако судьба уготовила ему роль няньки.

Толпа рассеялась, новые танцоры заняли место прежних, но Изабеллы и Мобри не было видно. Куда, черт возьми, они подевались?

Когда Хелен и герцогиня начали спорить о высоте украшенной перьями дамской шляпки, Керн взял невесту под локоть и, извинившись, увел прочь.

– Джастин, мы же еще не договорили. Я только-только нашла аргумент: если перо на головном уборе длиннее лица дамы, она выглядит до смешного непропорциональной…

– Танец начинается. Если не ошибаюсь, вы обещали его юному Блейки. А вот и он.

И Керн, чувствуя укол совести, но с облегчением препоручил Хелен долговязому, нескладному графу Блейки.

– Извините. – Он поклонился невесте. – До того как начнется танец, мне надо отыскать вашу кузину.

Изабеллы и Мобри в зале не было. Граф это понял, когда обошел весь зал, попутно здороваясь с многочисленными знакомыми и увильнув от других, которые славились разговорчивостью. Он вышел в коридор, огляделся. Две пожилые матроны шествовали по лестнице в дамский туалет, в столовой напротив слуги накрывали поздний ужин. Керн перегнулся через балюстраду и заметил в вестибюле несколько опоздавших гостей. Уж не затащила ли она Мобри в какой-нибудь темный уголок?

Граф спустился на первый этаж, заглянул в библиотеку, где в благоухающем аромате манильских сигар горячо спорили любители политики, потом в гостиную. Мебель там сдвинули к стенам, чтобы освободить место для карточных столов. За несколькими уже шла игра. Сидели в основном мужчины и лишь несколько женщин, предпочитавших карты танцам.

Наконец он заметил Изабеллу.

Она стояла у камина – темная, как грех, на фоне белого мрамора, а рядом юлил Чарлз Мобри, сначала кланялся, усаживая ее на стул, потом засуетился, добывая напиток. За тем же столом уже сидел незнакомый Керну мужчина, с бакенбардами, со шрамом, рассекающим щеку, задравший подагрическую ногу на стул.

Керну следовало бы радоваться, поскольку Изабелла посвятила себя такому невинному занятию, как игра в карты, но все ее внимание было сосредоточено на незнакомце, а не в меру обворожительная улыбка заставила графа неверно истолковать ее мотивы.

– Вот вы где, мисс Дарлинг. Надеюсь, вам нужен четвертый.

Изабелла резко вскинула голову, и ее лицо потемнело от гнева. Или не рада ему, или задумала что-то нехорошее. Наверное, и то и другое, решил Керн. Однако в следующий момент губы девушки сложились в вежливую улыбку, и граф, почувствовав, что она готова ему отказать, быстро выдвинул стул и сел.

Тут вернулся Чарлз Мобри с двумя бокалами шампанского, один из которых подал Изабелле.

– Керн, старина! – воскликнул он. – Вот уж не знал, что вы игрок.

– Самому удивительно, – ответил тот. – Но я остался не у дел, моя партнерша по танцу исчезла.

Щеки Изабеллы вспыхнули.

– Неужели дама осмелилась вам отказать? Не огорчайтесь, милорд, стоит вам вернуться в бальный зал – и десятки других будут рады явиться ей на замену.

– Разве она не сама любезность? – вопросил Мобри, не обращаясь конкретно ни к кому, и его собачьи глаза потеплели. – Воплощенная красота, воплощение красоты.

– Сэр, вы мне льстите. – Изабелла опустила ресницы.

– Красота соблазняет грабителя пуще злата, – продекламировал Керн.

– В таком случае вам лучше удалиться, – посоветовала ему с лукавой улыбкой девушка, – иначе впадете в соблазн. А мы, я уверена, найдем более опытного игрока, чтобы составить компанию.

От ее улыбки граф ощутил жар в паху. Он представил Изабеллу в полупрозрачном неглиже, с распущенными, разметавшимися по подушке волосами. Ему не понравилась собственная реакция, хотя в отличие от большинства мужчин он умел сдерживать естественные инстинкты.

– Ну-ну, моя озорная дама червей, – остановил девушку Мобри. – Пусть лорд Керн и новичок за карточным столом, однако уравняет наши силы в маленькой партии в вист. Керн, разрешите вам представить вашего партнера. Сэр Джон Тримбл.

Граф поклонился. Нос у Тримбла был огромен и уродлив, как у борца, кустистые брови нависали над круглыми глазами-бусинками, губы тонкой линией прорезали морщинистое лицо.

– Очень рад, – прохрипел он. – Но может, вы не согласитесь присоединиться к нашей компании. Видите ли, у меня нет денег на крупную игру.

– Не важно, – отозвался граф. – Сыграем на интерес.

Тримбл ловко перетасовал колоду. Изабелла тайком, но пристально наблюдала за ним, и Керн не мог понять, что ее заинтересовало в этом человеке. По его словам, он не богат. Если только…

Нет, Тримбл не мог быть любовником ее матери. Аврора Дарлинг выбирала мужчин по их состоянию и положению, она не стала бы возиться с человеком вроде сэра Джона.

Керн перестал ломать себе голову. Изабеллу заинтересовал Чарлз Мобри, и комната для карточных игр давала ей лучший шанс, чем бальный зал, где она могла танцевать с одним партнером не больше двух раз.

Тримбл раздал карты, и граф изучил свои. Он помнил основные правила игры со школьных времен, когда еще считал, что завоюет симпатию отца, если окунется во грех…

Он тут же запретил себе думать об этом. Горький урок остался в прошлом.

– Козыри – бубны, – сообщил партнерше Мобри, указывая на карту в середине стола. – Это значит, что бубны главнее остальных мастей.

– Я немного знакома с правилами игры. – Девушка пожала белоснежными плечами. – Во всяком случае, могу разобраться в происходящем.

Она играла мастерски, однако из-за явной нервозности пару раз допустила оплошность и в конце концов провалила игру.

– Слава Богу, что мы играли не на деньги. – Она с виноватой улыбкой бросила карты. – Я бы пустила по миру и себя, и несчастного партнера.

Мобри похлопал ее по руке.

– Прекрасная игра, мисс Дарси. С вами я всегда останусь в победителях.

– Нужно время, чтобы овладеть всеми тонкостями, – добавил сэр Джон. – Вот я, к примеру, играю лет тридцать, а то и больше.

Изабелла наклонилась в его сторону так, чтобы соблазнительно приоткрылся вырез платья.

– В таком случае, может, вы обучите меня этим тонкостям?

Явно озадаченный вниманием юной леди, сэр Джон нахмурил кустистые брови. В отличие от Керна он не знал, что Изабелла Дарлинг готова флиртовать с любым встречным мужчиной.

– Это большая честь, мисс Дарси, – наконец учтиво произнес он. – Но завтра я на неделю или две уезжаю в провинцию. Может, после моего возвращения?

– Было бы замечательно.

– Ваша кузина о вас беспокоится, – вступил в разговор Керн. – Нам следует вернуться в зал.

Он предложил Изабелле руку. Девушка немного поколебалась и напоследок взглянула на Тримбла. Ее маленькая ладонь показалась графу очень крепкой, скорее сильной, чем хрупкой. Керн гадал, скольких мужчин ласкали эти пальчики. Какими способами она разжигала мужскую страсть? Как долго мучила, пока не поднимала свои юбки?

Истомленный порочными фантазиями, он вдруг осознал, что Мобри стоит перед Изабеллой на одном колене и взирает на нее с явным обожанием.

– Могу я обратиться к вам, мисс Дарси?

– Конечно, – улыбнулась она.

– В другой раз, – быстро вмешался Керн и потянул ее за руку из комнаты.

Приветливую улыбку сменило ледяное выражение.

– Разве столь необходимо держать себя подобно кретину? – спросила Изабелла.

– Да, если вы ведете себя как куртизанка.

– Я не сделала ничего неподобающего леди.

– Если не считать, что бросаетесь на каждого встречного мужчину.

– И на вас в том числе?

Она просто издевалась над ним. Да-да, издевалась! Когда они поднимались по главной лестнице, Керн уловил аромат ее духов с оттенком мускуса и подумал: «Неужели кожа Изабеллы на ощупь столь же восхитительна?»

– Нет смысла шутить, – тихо пробормотал граф. – Будьте уверены, я пригляжу, чтобы вы не навлекли позор на семейство Хатуэев.

– Это угроза, милорд? – Она с вызовом посмотрела на него.

– Обещание. Я намерен расстроить ваши планы и не позволю заманить в брачные сети какого-нибудь богатого простофилю.

Темные ресницы прикрыли глаза, чтобы взгляд не выдал ее истинных намерений.

– Как вам угодно, милорд.

Дьявол побери ее хитрость! У Керна складывалось впечатление, что за красивой внешностью таились мысли, о которых он не способен догадаться. Нет, цель Изабеллы понятна и стара как мир. Охотница за богатством собирается женить на себе обеспеченного мужчину с положением в свете. И ей не важно, кого использовать и не повредит ли людям ее поведение.

Граф отвел девушку в альков и заставил посмотреть ему в глаза.

– Учтите, мисс Дарлинг, если вы попытаетесь принудить доверчивого господина к неблагоразумному поступку, я немедленно разоблачу вас. Несколько моих слов, и он поймет, что вы на самом деле шлюха, грязная торговка собой, шантажистка.

Из бального зала донеслась музыка, и обличения графа повисли в воздухе, словно бы специально, чтобы испортить веселый мотив. Изабелла Дарлинг застыла, глаза расширились, крепко сжатые губы побелели. Его стрела угодила в цель. Но Керн испытал не торжество, а лишь граничившую со стыдом неловкость. Несмотря на все, что он знал об этой женщине, ему хотелось погладить ее по щеке, поцеловать мягкий рот.

Не проронив ни звука, девушка отстранилась и проскользнула в зал, оставив за собой аромат духов. Ее горделивая выдержка смутила графа. Он почувствовал, что вел себя не по-мужски, и даже с трудом вспомнил, почему так ненавидит Изабеллу Дарлинг.


Один из первых уроков, который постигает куртизанка,необходимость выносить презрение общества. Эту истину я усвоила в самом начале своей карьеры.

Когда я примеряла шляпку у модистки на Бонд-стрит, в лавку вошел господин Терренс Д. Только на прошлой неделе я наслаждалась его обществом и поэтому улыбнулась и шагнула навстречу. Но он отвернулся и заговорил с продавцом, который сорвал с меня шляпку и выставил за дверь.

Я пришла домой страшно рассерженная. Как посмел один из моих клиентов ставить себя настолько выше меня? Я была еще очень расстроенная, вся в слезах, когда зашел сэр Джон Т. Он обнял меня и, не выказав никаких похотливых намерений, дружески посмотрел мне в лицо, ничего не домогаясь, выслушал мои жалобы на тех, кто меня презирал.

Но мужчина и женщина не могут прижиматься друг к другу без того, чтобы у них не возникло естественного желания. И когда мои слезы высохли, я пригласила сэра Джона в восхитительный мир блаженства. От его нежных прикосновений я ощутила себя богиней, созданной для обожания.

Те, кто считает его непривлекательным, просто не заглядывали ему в душу. Не ведают, как хорошо он понимает женское сердце. Да, нужда заставила его жениться, но я утешаю себя тем, что любит он только меня. Он человек чести и слишком переживает за меня, чтобы предать огласке наши личные дела. Сэр Джонединственный мужчина, кому я по-настоящему верю, только он знает все мои секреты. Душераздирающую правду о моем ребенке, которую я унесу с собой в могилу.

Исповедь жрицы любви.

Глава 4

– Самое время тебе вернуться! – воскликнула Кэлли, влетая в большую темную спальню особняка Хатуэев. Накидка у нее развевалась, словно малиновые крылья.

Изабелла притворила дверь. Приятная усталость после бала тут же исчезла, едва она пригляделась к Кэлли. Светлые волосы в беспорядке, грязь запятнала подол слишком яркого желтого платья, нескромное декольте почти не скрывало грудь.

– Оделась, словно для охоты на мужчин, – упрекнула ее Изабелла. – Где твое платье служанки? Неужели ты куда-то выходила?

– А хоть бы и так! – Кэлли погладила крутое бедро. – Ты веселишься на балу, а я плесневею здесь одна – это нечестно.

– Но ты должна себя вести как моя служанка. Мы же с тобой договорились.

– Потому что я хотела помочь тебе найти убийцу Авроры. – Кэлли шагнула вперед, ткнув пальцем в шелковую юбку девушки. – А ты, похоже, мне наврала, решила отхватить богатого мужа с положением.

Изабелла стянула лайковые перчатки. Недавно лорд Керн бросил ей то же обвинение.

– Мама написала в дневнике, что опасается, как бы ее не отравили. Я бы дала тебе самой почитать, но…

– Я плохо читаю, – пожала плечами Кэлли. – Но судя по всему, Аврора не приводит никаких доказательств.

– Кое-кто из бывших любовников навещал маму незадолго до ее смерти, и у каждого была возможность подмешать отраву в то, что она ела или пила. Тетя Минни видела, как один человек входил к ней в спальню накануне того дня, когда она заболела.

– Неужели? – удивленно моргнула Кэлли. – Хотя скорее всего это был обычный клиент.

– Все симптомы указывали на отравление, – нетерпеливо мотнула головой Изабелла. – И доктор так сказал.

– Они похожи на горячку, – печально вздохнула Кэлли. – Что бы там ни было, Аврора ужасно мучилась. Я сидела рядом, я ее видела.

Дочь тоже ничего не забыла. Она помнила, какую чувствовала беспомощность, когда мать таяла буквально на глазах, а доктор не мог облегчить ее страдания, вернуть ей живость, благодаря которой Аврора считалась самой красивой и самой обаятельной женщиной полусвета.

Изабелла подошла к камину, где еще потрескивали угли, хотя пламя угасло. Нет, насмешки окружающих не развеют ее убежденность. Никогда!

Сегодня на балу она начала битву за справедливость, познакомилась с сэром Тримблом. Но это знакомство потрясло ее и заронило в душу сомнение.

Изабелла хотела презирать его, ненавидеть за то, что он забыл о ней на долгие годы. Хотела заглянуть ему в глаза и увидеть в них холодную жестокость убийцы.

А сэр Джон обращался с ней вежливо, даже любезно, и она почувствовала в душе болезненную пустоту, которая ее сильно обеспокоила. Она напомнила себе, что подозревать этого человека можно не больше, чем всех остальных.

Был ли он ее отцом? На этот счет память хранила молчание, заставляя Изабеллу читать между строк. Мать называла ее отца Аполлоном. Сэр Джон Тримбл оказался единственным, кто по-настоящему любил Аврору Дарлинг. И знал ее тайны.

Но какие тайны?

Сейчас этот вопрос мучил Изабеллу больше всего. Она гадала, собирался ли Тримбл до того уехать в провинцию или принял это решение внезапно, не желая встречаться с незаконнорожденной дочерью. После его возвращения она непременно поговорит с ним наедине и выведает, что он знал о смерти Авроры Дарлинг.

Несколько моих слов, и он поймет, что вы на самом деле шлюха, грязная торговка собой, шантажистка.

Как вредное насекомое на розе, лорд Керн уничтожил ее уверенность. Так же он способен погубить ее репутацию и не дать ей раскрыть убийство. Хуже того, Изабелла не могла не признать, что его оценки ее задевали, а слова напоминали, что общество никогда не примет изгоя. Сколько бы она ни посетила балов, сколько бы ни одурачила вельмож, ее пребывание в обществе – явление временное.

Кэлли поспешила обнять свою любимицу, обдав терпким запахом духов.

– Ну, не печалься. Хочешь задавать вопросы лордам, задавай. Я не стану тебе мешать. Но будь осторожна. Если разворошишь осиное гнездо, укусов не избежать.

– Я хочу добиться справедливости, – ответила Изабелла. – А ты должна сыграть роль моей служанки. Пожалуйста, тетушка, всего несколько недель.

– Не бойся, никто не поймает меня. Мне просто надо было кое-кого повидать, об этом я и хотела с тобой поговорить. Персефоне совсем худо, она о тебе спрашивала.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное