Барбара Смит.

Ее тайная связь

(страница 2 из 23)

скачать книгу бесплатно

Теперь Изабелла кляла свою наивность. Следовало без предупреждения явиться в дом Линвуда и потребовать встречи с герцогом. Ведь многое зависело от того, примут ее в свете или нет. Это был первый шаг в установлении истины, но, если герцог унесет ее с собой в могилу, тогда помоги ей Господь.

– Все дело в записках, ведь так? – раздался сзади голос Минни. – Ты их нашла и использовала для какой-то безрассудной цели?

Изабелла круто обернулась к тетушке, которая стояла на пороге, уперев руки в пышные бедра.

– Откуда ты узнала о мамином дневнике? – пробормотала она. – Я обнаружила его только месяц назад.

– Она часто делала записи в маленькую книжицу, хотя никогда не распространялась об этом, – пожала плечами Минни.

– Извини, нужно было тебе рассказать. – Изабелла прикусила губу. Впервые в жизни ей не хотелось делиться своими мыслями с тетушками. Дневник казался чересчур скандальным, откровенным. И слишком демонстрировал мамины сумасбродства.

– И какую же невероятную чушь описывала Аврора в своей книжонке?

– Рассказывала о… мужчинах, которые долгие годы делили с ней жизнь. – В своей обычной легкомысленной манере Аврора не указывала точных дат, зато поэтически описывала страстную любовь с целой вереницей знатных господ.

Изабелла прочла дневник от корки до корки, запершись в своей спальне, и была поражена, когда узнала о весьма сомнительной жизни матери. Одно дело – представлять, как Аврора развлекает видных джентльменов, но углубляться в детали ее эротических подвигов…

– Ты шантажировала его светлость? – Широкое лицо Минни помрачнело. – Угрожала опубликовать записи, если он тебе не заплатит?

Минни догадалась лишь о части правды, не самой главной.

– Мама не оставила состояния, – ощетинилась девушка. – А как нам было бы здорово уехать из Лондона! Мне, тебе, Кэлли, Перси и Ди. Тете Перси особенно нужен свежий деревенский воздух. И все остальные… хорошо бы освободиться от этого. – Изабелла обвела рукой комнату с золочеными голубками и кружевными оборками – мерзкое напоминание о несбывшихся надеждах матери.

– Мне кажется, ты сказала не все, – медленно произнесла Минни. – Неужели ты не хотела разузнать об отце? Что сказано о нем в дневнике?

У Изабеллы екнуло сердце. Она подошла к окну, раздвинула шторы и посмотрела на темную улицу.

– Мама называет его Аполлоном, не упоминая настоящего имени. Только пишет, что он был джентльменом. Ты уверена, что она никогда не говорила о нем?

– Никогда, – тяжело вздохнула Минни. – Аврора умела хранить секреты. Жила здесь в одиночестве, пока не родилась ты, – к тому времени он уже оставил ее и тебя. Но Линвуд не твой отец, имей это в виду. Он появился уже после твоего рождения.

Изабелла и сама это знала из дневника. Она не повернулась к тетушке, поскольку та умела читать по лицу ее мысли.

– Хоть за это спасибо Господу, – сказала она.

– То, что ты задумала, девочка, неразумно. – Голос тетушки доносился сзади вместе с шарканьем ног.

Прошелестели на секретере гусиные перья, раздался гулкий звук взбиваемых на кровати подушек. – Твой отец не интересуется тобой, ни разу не потрудился навестить, не сообщил своего имени.

– Но он посылал маме деньги на мое обучение.

– А едва Аврора умерла, сразу прекратил жалкие подачки. Мы все-таки не в богадельне, тебе нечего за ним гоняться.

– Я и не собираюсь за ним гоняться.

Много лет назад, когда Изабелла была маленькой и верила в сказки, она представляла отца правителем волшебного царства. В ответ на насмешки деревенской ребятни она мечтала доказать, что в самом деле принцесса. Дождавшись редкого визита в Лондон и оказавшись в благоухающих духами объятиях матери, она задала ей свои вопросы.

Она никогда не забудет искаженного лица Авроры. Та заплакала и убежала в спальню. Обычно веселая, она надолго впала в уныние, и это настолько потрясло Изабеллу, что детское горе быстро переросло в презрение к предавшему их человеку. Он никогда не интересовал ее как отец.

Но была причина, которая подталкивала девушку к поискам, и не имела никакого отношения к деньгам. Если все произойдет, как рассчитывала Изабелла, отец вскоре узнает, что из дневника матери она догадалась о его имени.

– Ты выглядишь слишком возбужденной, дитя мое. – Минни испытующе посмотрела на девушку. – Мать, случайно, не писала о своей последней болезни?

– Очень коротко.

– И что же она говорила? Не скрывай, доверься своей тете. Я всегда переживала о тебе всей душой.

Мягкий голос заглушил опасения Изабеллы. Она не открыла Минни всей правды, иначе бы та стала ее отговаривать, не призналась, что, несмотря на риск, хотела попасть в высший свет. Но может, все же стоило рассказать? Вскоре тетушка многое выяснит сама.

Изабелла решительно обернулась. Чепец у Минни сбился на сторону, лицо выражало озабоченность.

– Мама писала, что кто-то… хотел помешать ей закончить дневник.

– Помешать? Но кто же? – прищурилась тетушка.

– Один из джентльменов, ее любовник. – Сделав отчаянное усилие, чтобы ее голос не дрожал, Изабелла произнесла вслух то, что в последний месяц терзало ее дни и ночи: – Он отравил маму.


Апрель, 1821 год

Прошлой ночью ко мне приходил Зевс.

Неожиданный визит озадачил и восхитил меня, словно не прошло всех тех лет со времени нашей ужасной ссоры. Хотя возраст не пощадил его светлость Л., он снова жаждал выступить в роли быка для Европы, и я была счастлива, но, когда он так блистательно меня завоевал, открылась истинная цель его прихода: он запретил мне писать мемуары.

Не могу понять, откуда Л. узнал о моем тайном занятии, ведь несколько лет мы с ним ни разу не говорили. Не будь я настолько рассержена, может, и удалось бы выяснить имя шпиона. Но я, как разгневанная Гера, прогнала своего Зевса, влепив ему хорошую затрещину.

Теперь, раз мой секрет знает один, могут узнать и другие. Мои старые порочные любовники не пожелают, чтобы записки об их подвигах были опубликованы. Они влиятельные люди и могущественны, как бессмертные боги Олимпа, именами которых я их называю. И настолько крепкой закваски, насколько это может пожелать женщина.

Чем больше я размышляю над предстоящим, тем острее предвкушаю воссоединение со всеми и с каждым.

Исповедь жрицы любви.

Глава 2

Керн покинул Вестминстерский дворец в разгар дебатов по поводу сельскохозяйственного билля. В отличие от других наследников, часами просиживавших за карточными столами, граф считал необходимым готовиться к тому времени, когда он займет свое место в парламенте, но сегодня беспокойство помешало ему высидеть до конца, мысли с досадной настойчивостью возвращались к Изабелле.

Когда экипаж отъехал от здания парламента, Керн по привычке хотел задернуть шторки и на пересечении двух улочек, где карета замедлила ход, заметил ее.

Она шла по тротуару мимо ветхих кирпичных домов, и в косых лучах заходящего солнца ее темные волосы горели огнем.

Хотя Керн видел женщину только со спины, он сразу узнал изящную фигурку и характерное покачивание бедрами. Ее образ преследовал его уже три ночи и дня.

Женщина вдруг изменила направление и кинулась к вынырнувшему из переулка рослому бородатому мужчине, который предложил ей бутылку. И пока она жадно пила, бородач притянул ее к себе и похлопал по заду.

Керн сжал ручку дверцы, собираясь бежать ей на помощь, но тут карета поравнялась с парой, и он увидел лицо женщины – бледная, состарившаяся кожа, тонкие губы, изо рта течет спиртное, а тень лишила волосы огненного блеска.

Граф расслабился и заставил себя откинуться на кожаные подушки. Вольно же ему было спутать уличную шлюху с изысканной, красивой Изабеллой Дарлинг.

Он угрюмо посмотрел на толпу: воры, фальшивомонетчики, нищие, шлюхи, ловящие клиентов в двух шагах от Вестминстерского аббатства. Мисс Дарлинг нет резона зарабатывать деньги на панели: у нее шикарный бордель в нескольких милях отсюда, к тому же она готовится разбогатеть, опубликовав воспоминания матери.

Керн нахмурился, представив, какую сенсацию может вызвать подобная книжка. Весь Лондон кинется раскупать ее, чтобы прочесть о знатных любовниках Авроры. Скандал потрясет общество, опозорит старинное имя Линвудов. А поскольку отец болен, неприятности придется расхлебывать ему, Керну. Надо что-то делать, причем не откладывая, пока снова не появилось желание забыть об этой проблеме.

Графу очень не нравилось то, что предстояло сделать. Но он чувствовал себя обязанным предупредить маркиза Хатуэя, которого всегда считал образцом джентльменского поведения. Он был уважаемым государственным деятелем, к его мнению прислушивался сам премьер-министр. Кроме того, маркиз сделал для Керна больше, чем отец, герцог Линвуд.

Связи между их семействами установились несколько поколений назад. Дед Керна воспитывал осиротевших Хатуэя и его младшего брата, а впоследствии маркиз отплатил той же монетой, покровительствуя Керну. Мальчик очень нуждался в наставнике, ибо отец в то время надолго исчезал, меняя любовниц, и объявлялся только для того, чтобы сотворить герцогине-затворнице очередного ребенка.

Керн запомнил мать как неулыбавшуюся мадонну, редко выходившую из своих покоев. Она плакала по малейшему поводу. Даже сознавая себя любимчиком, мальчик научился ее не беспокоить, но обожал всем сердцем и не мог дождаться тех редких минут, когда она стискивала его в объятиях. Теперь он понимал горе матери, которой приходилось терпеть развратника мужа. А из шестерых детей в живых остался только он.

Граф смутно помнил ее в гробу, тонкие руки скрещены на белом лифе платья. Когда настало время закрывать крышку, он испытал шок, ведь мама будет лежать одна в темноте, и ее будут есть черви. Десятилетний Керн подбежал к священнику, начал толкать его и кричать. Лорду Хатуэю пришлось отвести его в сторону и удерживать мальчика, пока тот не выплакался до изнеможения.

Герцог Линвуд при этом не присутствовал, он веселился на континенте. Получив известие о смертельной болезни жены, он сразу бросился домой, но явился лишь через неделю после ее похорон.

Когда граф отправлялся на свой первый семестр в Итон, отец лежал бесчувственный после ночной попойки. Хатуэй опустил в руку мальчика кошелек с золотыми и помахал на прощание вслед уезжавшей карете.

Керн всегда знал, что женится на единственной дочери Хатуэя, когда та подрастет. Леди Хелен Джеффриз тоже потеряла мать в юном возрасте. Теперь ей исполнилось восемнадцать лет, ему – двадцать восемь, а через два месяца, в самом конце лондонского сезона, они должны пожениться. Партия вполне устраивала Керна. Его невеста отличалась добротой и мягкостью характера, а их брак должен был связать две великие династии. Если, конечно, Хатуэй по-прежнему будет видеть в нем достойного жениха для своей дочери. И если Керн сможет предотвратить бурю, которую собирается поднять Изабелла Дарлинг.

Черт бы побрал эту шантажистку! Если им суждено опять встретиться, он готов задушить мерзавку, чтобы раз и навсегда положить конец ее интригам.

Карета остановилась у солидного, построенного из светлого камня дома; лакей с горящим фонарем распахнул перед графом дверцу экипажа. Надев цилиндр, Керн вышел, секунду помедлил, вдыхая прохладный воздух с неизменным привкусом сожженного угля. Он хотел собраться с духом перед встречей с Хатуэем, ибо намеревался сообщить маркизу, что его дочь может стать посмешищем для света. Керн чувствовал себя обязанным расторгнуть помолвку.

На негнущихся ногах он поднялся по ступеням к двери под колоннадой, и слуга проводил его в изящный вестибюль. Граф знал этот дом не хуже собственного: от мраморной лестницы до каждого портрета на украшенных деревянными панелями стенах.

– Маркиз дома? – спросил он у лакея.

– Да, милорд, – ответил тот, принимая у него плащ и цилиндр. – Но он занят с гостем из провинции.

Черт побери! Керну не терпелось разделаться с неприятной миссией, а теперь придется охладить свой пыл.

– Веди меня к ним.

Он последовал за слугой в гостиную с обитыми зеленой тканью банкетками и золочеными стульями.

– Лорд Керн, – объявил лакей.

Взгляд графа задержался на камине, возле которого стоял хозяин дома. Маркиз, невысокий, но импозантный мужчина, отличался горделивой осанкой героя войны, кустистые седые брови насуплены, волосы с проседью необычно взъерошены.

Рядом сидел его младший брат, преподобный лорд Реймонд Джеффриз, пастор церкви Святого Георга. Плечи под изящной сутаной были непривычно сгорблены; обеими руками он сжимал трость из слоновой кости, ее конец глубоко вдавился в роскошный ковер. Лицо с орлиным носом выражало мрачную отрешенность.

Вторжение Керна явно раздражало лорда Реймонда, что весьма озадачило графа – он привык чувствовать себя в этом доме своим.

На банкетке спиной к двери сидели две дамы. Светловолосая леди Хелен обернулась и приветствовала его такой радостно-простодушной улыбкой, что Керн укрепился в намерении сражаться за ее руку до последнего. Но от взгляда на ее соседку нежные чувства сразу померкли.

Она не удосужилась даже повернуться. Соломенная шляпка скрывала ее лицо, под лучами вечернего солнца на одном плече блестели темные локоны, плечи развернуты, голова высоко поднята. Она держала себя как принцесса.

Нет. Это галлюцинация. Опять.

Керн обогнул банкетку. Ее руки скромно лежали на коленях, в вырезе неброского платья виднелась кружевная ткань.

В следующий миг он понял, что глядит в лукавые карие глаза Изабеллы Дарлинг.

Как потаскуха могла проникнуть в один из наиболее респектабельных английских домов? Какую ложь она наговорила Хатуэю? И какую правду – леди Хелен?

Словно в гневном удивлении, зашипели и взметнули искры поленья. В улыбке Изабеллы Дарлинг сквозило торжество. Она поднялась с банкетки, шагнула к нему и присела в изящном реверансе.

– Лорд Керн, я так много слышала о вас от кузины.

– Кузины? – непонимающе переспросил он.

– Ну да. Я кузина леди Хелен. Мисс Изабелла… Дарси. – Она послала ему взгляд из-под ресниц, словно бросая вызов и призывая оспорить ее выдумку.

Слова осуждения были готовы сорваться у Керна с языка, но выговорить их он не успел – Хелен опередила его, взяв Изабеллу за руки.

– Согласитесь, Джастин, замечательный сюрприз. Я и понятия не имела, что у меня есть кузина. Она приехала в Лондон.

– И уже знакомится с джентльменами, – едко заметил преподобный Реймонд, стискивая пальцами набалдашник трости. – Видимо, девушку не научили вести себя.

– О Боже! – ужаснулась Изабелла и, подняв ладони к щекам, заставила себя покраснеть. – Неужели я допустила оплошность? Ради всего святого, простите мои деревенские манеры!

– Как не стыдно, дядя Реймонд, вы смутили нашу гостью! – Хелен усадила ее обратно на банкетку. – Дорогая Изабелла… Можно, я буду называть вас Изабеллой?

– Ничто не доставит мне большего удовольствия.

– Не надо обижаться. – Хелен похлопала гостью по руке. – Мы здесь одна семья. Дяде и папе не следует ворчать, вы же едва отряхнули дорожную пыль.

– Боюсь, я вам навязываюсь. – Изабелла склонила голову, демонстрируя изгиб шеи. – Я уже упоминала, что после безвременной кончины родителей осталась в довольно стесненных обстоятельствах. Не могли бы вы порекомендовать мне какой-нибудь респектабельный пансион?

– Силы небесные, только не это! – всплеснула руками Хелен. – Мы и слышать не хотим, чтобы вы останавливались у незнакомых людей. Конечно, мы тоже для вас незнакомые, но думаю, это ненадолго, скоро мы станем друзьями.

– Вы так добры! – пробормотала Изабелла. – Какое счастье… если можно остановиться у людей, которым ты небезразлична.

Она лгала очень мило, и Керн ощутил жуткий гнев.

– Вы, наверно, ищете должность гувернантки или компаньонки. Позвольте вам помочь ее подыскать. Немедленно.

– Благодарю, милорд. Но для утонченного человека вроде вас мои заботы не могут представлять интереса.

– Напротив, я восхищаюсь людьми, которые ищут себе заработок. Кстати, у вас есть какие-нибудь особые дарования?

Их взгляды встретились. Керн увидел в ее глазах негодование и упорную решимость пробиться в высший свет. Изабелла одарила его сияющей улыбкой.

– Сожалею, милорд, но ваше предложение опоздало. Кузина уже предложила мне место в этом доме.

– Не просто место. Наш дом станет вашим домом. – У Хелен навернулись слезы сочувствия. – Изабелла будет моей компаньонкой, начнет сопровождать меня в обществе. Ведь так, папа?

Каменное выражение лица маркиза не выдало его мыслей.

– Конечно, – проговорил он бесцветным голосом. – Мисс Дарси останется у нас до конца сезона. Я на этом настаиваю.

Его заявление стало для Керна новым потрясением. Неужели маркиз проглотил ее шитую белыми нитками сказочку? Уж Хатуэя-то простаком никак не назовешь…

От возмущения он стиснул спинку стула, представляя, что это горло Изабеллы.

– И откуда же вы свалились, мисс Дарби?

– Дарси, – поправила она и в упор взглянула на Керна. – Приехала в почтовой карете из Нортумбрии. Почти четыре дня в пути.

– Странно. По вашему выговору я бы принял вас за жительницу Лондона.

– Моя дорогая покойная матушка провела здесь детство. Видимо, я переняла речь у нее.

И воровскую мораль. Керна так и подмывало назвать ее обманщицей, но он заметил, как Хелен прикусила губу, и не захотел расстраивать невесту. Во всяком случае, до тех пор, пока он не добрался до сути всех этих хитросплетений.

Граф повернулся к ее отцу.

– Хатуэй, вы, кажется, не упоминали об этой ветви своего рода?

Маркиз насторожился, и в его темных глазах мелькнули искорки беспокойства.

– Родство весьма отдаленное, но мы рады мисс Дарси.

– Понимаю. Она, конечно, представила рекомендательное письмо?

– Это невозможно, ее родные умерли.

Предостерегающие нотки в голосе маркиза исключали возможность дальнейших расспросов. Керн внимательно посмотрел на него и понял: Хатуэй знал ее настоящее имя. Но откуда? Неужели он тоже был связан с Авророй Дарлинг и попал в ее дневник?

Невозможно!

Маркиз предостерегающе взглянул на брата. Тот изобразил улыбку, хотя явно скрежетал зубами. Преподобный лорд Реймонд Джеффриз был на десять лет моложе его и в юности слыл повесой. Он до сих пор хромал после дуэли, которую старшему брату удалось каким-то образом замять. Но после того случая угомонился, обосновался с законной женой и получал средства к существованию от Хатуэя.

Ну конечно, это лорд Реймонд.

Когда-то он занимался недозволенными шалостями с Авророй Дарлинг, и брат оберегал его от скандала.

Священник оперся о набалдашник трости.

– Можно подумать, у меня есть время для пустой болтовни. Мне еще надо подготовиться к завтрашней проповеди.

– И она должна быть очень яркой. – Хелен шутливо погрозила ему пальцем. – Кузина Изабелла и я будем слушать с нашей семейной скамьи.

– «Я достойный пастырь и знаю своих овец». Вот тема моей проповеди. Никто из нас не в силах обмануть Всевышнего, ибо Он зрит всякую ложь в нашем сердце. – Реймонд бросил на Изабеллу мрачный взгляд и поднялся.

– Я тебя провожу, – быстро сказал Хатуэй, и братья покинули гостиную, причем яростный стук трости свидетельствовал о невысказанном гневе преподобного.

Керн еле сдержался, чтобы не последовать за ними и тут же не потребовать ответов. Нет, он побеседует с маркизом наедине, чтобы расставить все по своим местам. На этот раз маркиз не должен укрывать брата от скандала, иначе свершится большее зло, если Изабелла Дарлинг осуществит задуманное и выйдет замуж за аристократа.

Граф почувствовал легкое прикосновение к руке. Ему улыбалась леди Хелен.

– Вы останетесь к обеду, Джастин?

Ясными глазами и чистой, словно фарфоровой кожей она напоминала выбежавшую из классной комнаты девочку, но ее наивность почему-то вызвала в нем раздражение.

– Я разве приглашен?

– Конечно. Вы всегда приглашены.

Ему стало неловко за свою резкость. Она же не в состоянии угадать причины его плохого настроения, в этой девушке не было ни капли тени, один свет.

– Я останусь, если это доставит вам удовольствие. – Он ласково положил ладонь на ее руку.

– Вы уверены? – с сомнением произнесла Хелен. – Может, вы уже приглашены?..

– Нет-нет!

Изабелла наблюдала за происходящим. Она подмечала все и, судя по улыбке на красивых губах, наслаждалась его борьбой.

– Осмелюсь предположить, миледи, что это я причина колебаний его сиятельства. – Изабелла заговорщически наклонилась к Хелен, и граф испугался, что она раскроет свою тайну, чтобы оскорбить невинность его невесты. Но она беззаботно продолжала: – Не сомневаюсь, он боится, что ваша кузина, этакая деревенская мышка, возьмет не ту вилку.

– О нет, Джастин не такой сноб, – хихикнула Хелен. – А вы уж никак не мышка.

– Но я одета именно так. Этого вы не можете отрицать. – Темные страстные глаза смеялись над ним, и Керн невольно поддался их дьявольскому очарованию. – А вы что скажете, милорд? Не проще ли сделать леди из прокаженной, чем из меня?

Насмешница обратила его слова против него же. Граф сдержанно поклонился, а про себя признал, что Изабелла чертовски умна.

– Вы преувеличиваете, мисс Дарси. Я бы не прочь сыграть Пигмалиона, но уверен – вы прекрасно справитесь сами.

Два взгляда встретились: его – жесткий, ее – загадочный, возбуждающий. Керн не мог оторвать глаз от этой женщины, хотя рядом стояла Хелен и не понимала их намеков.

– Сезон начнется грандиозно! – Хелен захлопала в ладоши. – Я его жду не дождусь. Вместе нам будет очень весело.


Она справилась и попала в их круг!

От слабости Изабелла опустилась на мягкий стул в просторной гардеробной леди Хелен. Какое счастье укрыться здесь и больше не ощущать враждебного присутствия Керна. При его появлении в гостиной Изабелла впервые в жизни испугалась, что может упасть в обморок. Она ждала разоблачений, и приготовилась выслушать, как ее назовут обманщицей.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное