Барбара Картленд.

Нищий лорд

(страница 2 из 16)

скачать книгу бесплатно

– И что же произошло? – спросил лорд Корбери.

– Позапрошлой зимой миссис Джарвис заболела. Стояли ужасные холода, а она, должно быть, экономила на угле, чтобы скопить побольше денег. Как бы там ни было, она заболела воспалением легких. Когда она умирала, ее навестил Исаак Голдштейн.

– А ему-то что там понадобилось? – удивился лорд Корбери.

– Он будто бы был женат на ее сестре. Посылала ли миссис Джарвис за ним или он случайно оказался там, не знаю. Но, так или иначе, она отдала ему все деньги на хранение с тем, чтобы он передал их Джо, когда тот вернется с войны. Она также поручила ему приглядывать за гостиницей, а если придется ее продать, то сохранить вырученные деньги для Джо.

– Продолжай, – коротко бросил лорд Корбери.

– Миссис Джарвис умерла, а когда вернулся Джо и ему рассказали обо всем, Исаак Голдштейн заявил, что мать Джо ничего ему не оставила.

– Невероятно! – воскликнул лорд Корбери. – Как ему удалось выйти сухим из воды?

– Очевидно, он попросту предложил Джо попробовать доказать, что его мать отдавала ему какие-либо деньги или завещала сыну всю сумму, вырученную от продажи гостиницы.

– Так он ее все-таки продал?

– Через неделю после того, как умерла миссис Джарвис, и если верить слухам, взял за нее хорошие деньги. Гостиница процветала, и Джо полагает, что вместе со сбережениями это составило больше тысячи фунтов, из которых он не получил ни пенни.

– Впервые в жизни слышу о таком возмутительном мошенничестве! – воскликнул лорд Корбери. – Хотел бы я сказать этому Голдштейну, что я о нем думаю!

– Многие пытались, да только напрасно, – сказала Фенелла. – Ему на всех наплевать, он богат и скуп до чрезвычайности. Я сама видела, как он… – Внезапно она остановилась, и глаза ее загорелись. – Послушай, Периквин! У меня есть идея!

– Какая? – поинтересовался он.

– Я придумала, как вернуть деньги Саймону Баклу и Джо Джарвису, а возможно, поправить и твои дела!

– О чем ты говоришь? – спросил лорд Корбери. Фенелла вскочила с дивана и замерла, сжав руки и глядя в одну точку, как бы пытаясь сосредоточиться.

– Я знаю, где Исаак Голдштейн прячет свои деньги, – объявила она. – Я видела, как, возвращаясь из одной поездки на побережье, он вытаскивал из своей повозки множество мешочков, относил их в дом и прятал под половицей.

– Как тебе удалось подглядеть за ним? – поразился лорд Корбери.

Фенелла глубоко вздохнула.

– Я говорила тебе, что он отвратительный тип. У него есть два свирепых пса, которых он оставляет охранять дом, когда уезжает. Но он их очень плохо кормит. Надо полагать, он думает, что голодными они будут еще злее. Он и так держит их впроголодь, а уж когда уезжает, то и вовсе оставляет на три-четыре дня без еды, а иногда даже без воды.

– Вот негодяй! А ты-то здесь при чем?

– Я их подкармливаю.

– Подкармливаешь? – Лорд Корбери не верил своим ушам.

– Сначала я кидала им еду через забор, – объяснила Фенелла. – Теперь, едва они меня увидят, так сразу начинают вилять хвостами, и я могу делать с ними что хочу.

Разумеется, Исаак Голдштейн этого не знает.

– Ты уверена, что они не бросятся на тебя в один прекрасный момент? – спросил лорд Корбери.

– Да они теперь готовы защищать меня от кого угодно! – улыбнулась Фенелла. – Неужели ты не видишь, Периквин, как это все упрощает? Мы заберем у Голдштейна деньги, заработанные нечестным путем, отдадим Джарвису и Саймону то, что им причитается, и, может быть, у нас даже что-нибудь останется на ремонт коттеджей.

– Ты что, предлагаешь мне совершить кражу?! – загремел лорд Корбери.

– Я предлагаю тебе отнять деньги у богатого и раздать бедным, – возразила Фенелла.

– В жизни не слыхал подобного вздора! – кричал лорд Корбери. – Неужели ты рассчитываешь, что я опущусь до мелкого воровства?

– Ну что ж, если ты не сделаешь этого, Саймон останется в когтях этого мерзавца, – сказала Фенелла. – А Джо Джарвис впал в такое отчаяние, что запил, и теперь пропивает все, что ему удается заработать.

– Я думаю, вместо того чтобы пить, лучше бы он попытался что-нибудь сделать, – заметил лорд Корбери.

– А что он может сделать? Свидетелей тому, как миссис Джарвис передавала Голдштейну деньги, нет. Просто всем в деревне известно, сколько она работала, откладывая каждое пенни для своего Джо. Все также знают, что она никогда не позволила бы своему зятю, которого едва знала, продать гостиницу и положить деньги себе в карман.

– Может быть, мне поговорить с адвокатом? – предложил лорд Корбери.

– А где ты собираешься взять деньги, чтобы с ним расплатиться? – поинтересовалась Фенелла.

Лорд Корбери издал нетерпеливое восклицание и отошел к окну.

– Должна сказать, Периквин, что ты здорово постарел, – бросила она ему вслед.

– Что ты хочешь этим сказать? – вскинулся он.

– В прежние времена мы с тобой частенько пускались в рискованные предприятия, – ответила Фенелла. – Помнишь, как мы стащили все сортовые персики из оранжереи лорда-наместника, потому что его садовник очень задирал нос перед простыми людьми, желавшими принять участие в цветочной выставке, и делал все возможное, чтобы никто из них не получил приз? Часть персиков мы съели, а оставшиеся бросили в пруд. Никто так и не узнал, чья это работа.

– Мы были тогда совсем детьми, – сказал лорд Корбери.

– А в другой раз мы взяли без разрешения лошадей твоего отца и отправились в Даунс посмотреть кулачные бои! Это был один из самых замечательных дней в моей жизни. Помнишь, какое это было захватывающее зрелище?

– О да, – ответил он. – Тридцать восемь раундов, и оба бойца так обессилели, что в конце едва могли поднять руку!

– Я помню, как мы потихоньку отвели лошадей обратно в конюшню, – продолжала она, – а старый Сэм, ваш грум, так хорошо к нам относился, что не выдал нас. Когда твой отец спросил, где мы были, ты ответил, что ловили рыбу. По крайней мере, в те времена ты ничего не боялся!

– Черт тебя побери, я и сейчас не боюсь! Просто джентльмен не может опускаться до воровства!

– Что толку быть джентльменом, если у тебя нет ничего, кроме гордости? – съязвила Фенелла.

– Это единственное, что у меня осталось, – с горечью заметил лорд Корбери.

– Боюсь, что в глазах Хетти это не слишком большое достоинство, – сказала Фенелла. – Не один только сэр Вирджил страдает от чрезмерного честолюбия!

Лорд Корбери с разгневанным видом повернулся к ней:

– Не смей плохо говорить о Хетти! Она само совершенство! Самое красивое, восхитительное и прелестное существо на свете! С тех пор как я уехал, я повидал немало женщин, но ни одна из них не была такой прекрасной, как Хетти.

– О да, она очень красива, – слегка вздохнув, согласилась Фенелла.

– Если бы ты приложила немного усилий, то тоже выглядела бы вполне приемлемо, – сказал лорд Корбери с братской фамильярностью. – Почему бы тебе не купить новое платье и не сделать модную прическу?

– Новое платье! – расхохоталась Фенелла. – Ты, вероятно, забыл, что наше финансовое положение мало отличается от твоего!

– Я уверен, что твой отец далеко не банкрот, – возразил лорд Корбери.

– О нет, он не банкрот, – ответила Фенелла. – Но он не собирается тратить деньги на тряпки и безделушки для своей дочери. В настоящий момент он намеревается приобрести первое издание «Потерянного рая» Мильтона. Три месяца назад куча денег пошла на Фрэнсиса Бэкона, а перед этим – на очень дорогую книгу Александра Попа.

– Но, если тебе уже восемнадцать, наверняка твоя мама понимает, что тебе пора выезжать в свет и встречаться с молодыми людьми?

– Мама! – Фенелла всплеснула руками. – Видно, что ты долго отсутствовал, Периквин. Ты же знаешь, что мама интересуется только своим садом. Сейчас она покупает какие-то редкие лилии, привезенные из Китая. Азалии, которые на прошлой неделе прибыли из Индии, стоили целое состояние. Папа с мамой все еще считают меня ребенком и ведут себя так, будто я не существую. Когда они обо мне вспоминают, то тотчас же отсылают меня с каким-нибудь поручением.

– Бедная Фенелла, всегда одно и то же, – сказал лорд Корбери, подошел к ней и сочувственно обнял за плечи. – Ну что ж, похоже, мы оба на мели, – сказал он. – Хотя, надо сказать, в этом нет ничего нового.

– Но раньше нам все же удавалось весело проводить время, – полувопросительно произнесла Фенелла.

– Ничего, я надеюсь, мы еще повеселимся, – пообещал лорд Корбери.

Некоторое время они стояли молча, прижавшись друг к другу.

– Миссис Бакл не получала жалованья девять месяцев, – наконец тихо произнесла Фенелла, – и она просила, чтобы я взяла у тебя хоть немного денег, чтобы заплатить лавочникам. С тех пор как разбежались лесничие, некому стало поставлять на кухню кроликов и голубей, но ты мог бы сам пойти поохотиться.

– Если бы мне было на что купить патроны, – мрачно сказал лорд Корбери. Он снял руку с ее плеча и пристально посмотрел ей в лицо. – Насколько рискованно то предприятие, о котором ты говорила? – спросил он.

Фенелла издала радостное восклицание.

– Так ты решился? О Периквин, я знала, что ты согласишься! Даже если тебе не достанется ни пенса, ты все же сможешь помочь Джо и Саймону, а может быть, даже заплатить миссис Бакл и старику Хедстоуну, деревенскому мяснику. Он просил передать, что будет крайне признателен, если ты хоть частично вернешь ему долг.

– Проклятье, это же чистое сумасшествие! – покачал головой лорд Корбери. – Но, похоже, у меня нет выбора. Как ты думаешь, Фенелла, в доме еще найдется что продать?

– Разве что только кровати, – ответила она, – да и за них много не выручишь. Когда я помогала миссис Бакл стелить твою постель, я обратила внимание, что полог проеден молью, а все одеяла протерты до дыр.

– Так ты знала, что я скоро приеду? – удивленно спросил лорд Корбери.

– Я предполагала, что ты приедешь после разговора с мистером Свейером. А он появлялся здесь на прошлой неделе с инспекцией.

– Ну ладно, – сказал лорд Корбери после некоторого молчания, – семь бед – один ответ. Когда ты планируешь осуществить эту дурацкую затею?

– Исаак Голдштейн сегодня уехал, – ответила Фенелла. – Это означает, что он вряд ли вернется домой раньше послезавтра. Так что надежнее всего будет отправиться завтра.

– Ты уже все рассчитала заранее, не так ли? – упрекнул ее лорд Корбери.

– Нет, клянусь тебе, мне это пришло в голову только сейчас, – ответила Фенелла. – Ты отлично знаешь, я не ждала тебя так скоро. Иначе я не стала бы прятаться в потайной комнате, когда приехала Хетти.

Лорд Корбери пристально посмотрел на нее, как бы желая удостовериться, что она говорит правду.

– Если ты затеяла все это лишь для того, чтобы втянуть меня в неприятности, Фенелла… – начал он.

– Нет, Периквин, что ты! – перебила она его. – Ты же знаешь, я не хочу, чтобы ты попал в беду. С твоей стороны очень несправедливо говорить такие вещи, ведь, когда мы были детьми, сколько раз я брала на себя вину за твои проделки! Помнишь, как ты разбил крикетным мячом стекло в церкви? Ты не хотел сознаваться, потому что боялся, что твой отец напишет твоему воспитателю в Итон и попросит по возвращении наказать тебя розгами.

– Господи, ну и память у тебя! – удивился лорд Корбери. – Это было сто лет назад.

– Я ничего не забыла, – сказала Фенелла. – Я так надеялась, что, когда ты вернешься, все снова станет по-прежнему!

– По крайней мере, в те времена у меня был отец, который оплачивал счета, – заметил лорд Корбери. – А теперь мне самому приходится доставать деньги.

– Ты обязательно их достанешь, я ни капельки не сомневаюсь! – горячо воскликнула Фенелла. – Ты всегда был очень сообразительным и легко все схватывал. Вспомни, как ты хорошо учился! А герцог Веллингтон говорил, что ты один из самых блестящих офицеров, бывших в его подчинении.

– Какой мне теперь от этого прок? – хмуро спросил лорд Корбери.

– Думаю, тебе не следует падать духом, – заметила Фенелла. – Рано или поздно к тебе придет какая-нибудь замечательная идея. А пока давай добудем хоть немного денег. Если хочешь, можешь рассматривать их как фонд для Хетти.

Она произнесла эти слова нерешительно, но тут же увидела, как у лорда Корбери загорелись глаза.

– Отличная идея, Фенелла, – сказал он. – Я достану денег, пусть даже и сомнительным путем, и когда соберу достаточную сумму, то отправлюсь к сэру Вирджилу и попрошу руки его дочери. Я готов на все, лишь бы жениться на ней.

– Ты прав, – согласилась Фенелла. – Ты… действительно ее очень любишь?

– Конечно, люблю, – ответил лорд Корбери. – Если, для того чтобы жениться на ней, мне пришлось бы ограбить Английский банк, я бы сделал это не задумываясь!

– Да, должно быть, ты и вправду очень любишь ее, – тихо прошептала Фенелла.

Глава вторая

Лорд Корбери с бокалом вина в руке сидел у камина. Вдруг со стороны окна до него донесся какой-то шорох. Обернувшись, он увидел, что через подоконник перелезает Фенелла.

– Почему ты не хочешь войти в дверь? – спросил он, но, взглянув на нее, сразу все понял.

Она была в бриджах и наглухо застегнутой куртке. Стройная и маленькая, в этом наряде она походила на мальчишку.

– Бог мой! – выдавил из себя лорд Корбери.

– Это тот костюм, который ты носил в Итоне, – пояснила Фенелла. Она засмеялась и добавила: – И не нужно смотреть на меня с таким неодобрением! Сам должен понимать, что в юбке не слишком-то удобно влезать в форточку, а именно это мне и предстоит.

– Я лишь надеюсь, что тебя никто не увидит, – сказал лорд Корбери.

Не сделав даже попытки встать, он снова откинулся в кресле, и по его лицу было видно, что он расстроен.

– Что случилось? – спросила она, ближе подходя к нему. – Это Хетти? Она сегодня не приехала?

– Нет, приехала, – ответил лорд Корбери.

– Ты из-за нее расстроился?

– Просто она дала мне понять, насколько глупо с моей стороны даже помышлять о женитьбе на ней, – уныло произнес он.

– А что она сказала?

– Прямо она ничего не сказала, – ответил лорд Корбери, – но у меня сложилось впечатление, что нет смысла рассчитывать на благосклонность ее отца, не имея пятидесяти тысяч фунтов на своем банковском счете.

Фенелла с трудом удержалась, чтобы не сказать все, что она об этом думает. Помолчав немного, лорд Корбери продолжал:

– Лучше уж сразу признать поражение! Какой смысл бороться, когда нет ни малейшего шанса на победу?

– Во время войны англичане могли бы сказать то же самое, – ответила Фенелла. – И кто бы мог подумать, что наш остров, кажущийся на карте таким маленьким, сможет победить Бонапарта, завоевавшего почти всю Европу.

– Какая ты славная, Фенелла, – вновь заговорил лорд Корбери после долгой паузы, – тебе всегда удается меня подбодрить. Ты веришь в чудеса?

– Конечно, верю, – заявила Фенелла, – особенно когда дело касается тебя. Я считаю, Периквин, что Бог помогает тем, кто помогает себе сам.

– Значит, ты решительно настроена осуществить свой сумасшедший замысел? – спросил лорд Корбери.

– А ты полагаешь, что я вырядилась так для того, чтобы с унылым видом сидеть здесь рядом с тобой? – парировала она, взглянула на бокал в его руке и подозрительно добавила: – Надеюсь, ты не пытаешься утопить в вине свои печали?

– Вряд ли мне это удастся, – ответил лорд Корбери. – Это последняя бутылка из погреба. С завтрашнего дня мне придется пить одну только воду.

– Завтра все может быть по-другому, – сказала Фенелла. Она повернулась и направилась к окну: – Пора в путь. Нам нужно добраться до Старой мельницы до наступления темноты, чтобы мы могли найти дорогу к коттеджу. Кроме того, нам еще придется идти пешком через лес.

Лорд Корбери опрокинул в рот остатки вина из своего бокала.

– Пошли, – сказал он решительно. – Надеюсь, ты не заставишь меня тоже нарядиться в какой-нибудь маскарадный костюм?

Фенелла придирчиво оглядела его. Как бы ни был он беден, он умудрялся выглядеть таким же элегантным и безукоризненно одетым, как любой светский франт. Но тут она напомнила себе, что ему следует бережно относиться к своей одежде, потому что новую он сможет купить себе нескоро.

– Надень самый старый костюм, – сказала она. – Нам предстоит перелезать через изгородь, и мне придется вставать тебе на плечи, чтобы достать до форточки. Часть одежды, которую ты носил до армии, все еще лежит в твоем шкафу наверху. Я перебрала и почистила ее только на прошлой неделе. И надень черный галстук – он менее заметен, чем тот, что на тебе.

– Наверное, ты права, – нехотя признал лорд Корбери.

Он вышел из комнаты, и Фенелла услышала, как он поднимается по лестнице. Она взяла пустой бокал, из которого он пил, и поставила его на поднос, лежавший на маленьком столике. Затем она оглядела комнату, проверяя, не нужно ли еще что-нибудь убрать.

Она приходила утром, чтобы навести порядок и попытаться по возможности придать гостиной жилой вид. На столе стояли вазы с цветами, а чехлы на диванных подушках, хотя старые и потертые, были безукоризненно чистыми, потому что она сама их постирала и выгладила. Тем не менее все убранство дома находилось в плачевном состоянии, и Фенелла отлично представляла, какое впечатление это, должно быть, произвело на Хетти.

Что касалось ее самой, она всегда считала, что Прайори – самое красивое место на земле. После конфискации монастырских земель во времена правления Генриха VIII король отдал Прайори и прилегающие земли одному из своих придворных, отличившемуся на службе, и посвятил его в рыцари. В смутные времена диктатуры Кромвеля семье лишь чудом удалось сохранить Прайори, а после Реставрации Карл II учредил баронство Корбери.

– Как бы ни был беден Периквин, – сказала себе Фенелла, – я рада, что он не сможет продать Прайори или землю.

Почему-то она твердо верила, что обязательно настанет день, когда Периквин сможет вернуть былое величие своему родовому поместью и вести приличествующий ему образ жизни. Она могла лишь молиться, чтобы этот день настал поскорее.

Фенелла очень хорошо изучила Периквина. Она знала, как легко он впадает в уныние и как столь же быстро приходит в хорошее расположение духа. Знала она и то, что в его характере – хотя он и сам не отдавал себе в этом отчет – присутствуют сила и стойкость, которые, по ее мнению, обязательно должны были привести его к победе.

– Он непременно добьется успеха! – сказала она себе и вдруг с болью в сердце осознала, что успех нужен ему для того, чтобы жениться на Хетти.

Трудно было представить себе Периквина женатым, да еще на девушке, которую они оба с детских лет хорошо знали. Избалованность Хетти Болдуин проявлялась и в ее снисходительности и пренебрежении к другим девушкам, и в твердой уверенности, что все мужчины до единого должны находиться у ее ног.

Пока Периквин был во Франции, Хетти, предварительно одержав победу над всеми жившими по соседству молодыми людьми, отправилась в Лондон покорять высший свет.

«Ничего удивительного, что Периквин не смог устоять перед ней», – сказала себе Фенелла.

Она вспомнила классические черты лица Хетти, ее золотые локоны и нежную кожу и подумала, что было бы странно, если бы, вернувшись домой с войны, Периквин не заметил всего этого.

«Я хочу лишь, чтобы он был счастлив», – подумала Фенелла, но в глубине души она не верила, что он может быть счастлив с Хетти Болдуин.

Фенелла все еще стояла посреди гостиной с озабоченным видом, когда возвратился лорд Корбери. Он послушался ее совета и надел старые, заштопанные панталоны и куртку, сшитую несколько лет назад и ставшую ему узковатой в плечах, а вокруг шеи повязал черный галстук. Однако даже в этом наряде его облик отличала небрежная элегантность, и вызывающий взгляд лорда Корбери только усиливал это впечатление.

Фенелла не смогла удержаться от смеха.

– Неужели это сам предводитель разбойников? – с комическим ужасом спросила она.

– Если ты скажешь еще одно слово, – буркнул лорд Корбери, – я задам тебе хорошую трепку. Именно так я обращался с мальчишкой, который прислуживал мне в Итоне, а ты в этом наряде похожа на него как две капли воды.

– Я всегда знала, что ты задира и хвастун, – парировала Фенелла. – Однако если ты собираешься продолжать в том же духе, мы доберемся до Старой мельницы, лишь когда стемнеет, и собаки не смогут отличить друзей от врагов.

– О боже, собаки! – воскликнул лорд Корбери. – Я совершенно о них забыл!

– Зато я не забыла, – ответила Фенелла. – Я принесла им еды, она лежит на улице под окном.

– Неужели совершенно необходимо входить и выходить из дому через окно? – поинтересовался лорд Корбери.

– Ты можешь идти через дверь, если хочешь, – сказала Фенелла, – но у меня нет ни малейшего желания попадаться в таком виде на глаза миссис Бакл или старому Барнсу. Хотя в такой поздний час вряд ли что-нибудь может заставить их покинуть теплую кухню.

– Нет уж, лучше не будем рисковать, – сказал лорд Корбери, смирившись с обстоятельствами.

Вслед за Фенеллой он вылез в окно и очутился в патио. Фенелла нагнулась и подняла корзину, стоявшую на покрытых мхом каменных плитах.

– Надеюсь, у тебя для них достаточно еды, – сказал лорд Корбери.

– У нас в доме всегда куча разных остатков и объедков, – сказала Фенелла, – наша кухарка любит все делать с размахом.

– Чего нельзя сказать о миссис Бакл, – с досадой заметил лорд Корбери. – Сегодня она заявила мне, что не умеет готовить обед из воздуха.

– Бедный Периквин, ты голоден?! – воскликнула Фенелла.

– Пока нет, – ответил лорд Корбери, – но подозреваю, что к концу недели мне придется делать силки для кроликов из обрывков старой проволоки и таскать яйца из птичьих гнезд.

– У тебя нет патронов! – догадалась Фенелла.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное