Роберт Асприн.

МИФотолкования, или Неверные концепции

(страница 3 из 14)

скачать книгу бесплатно

   Он повернулся и снова пошел вдоль стены.
   – Имей в виду, Пент среди прочих измерений не славится своими магами. Ты не мастер, но мастера на дороге не валяются. Держу пари, по сравнению с конкурентами ты будешь выглядеть как настоящий спец.
   Это имело смысл. Ааз нисколько не скрывал своего низкого мнения о Пенте и населявших его пентюхах, включая меня. От этой последней мысли мне захотелось попытаться выжать из него еще капельку успокаивающих заверений.
   – Ааз?
   – Да, малыш?
   – Скажи честно, как ты оцениваешь мои шансы?
   Последовал миг молчания.
   – Малыш, ты ведь всегда жалуешься, что я постоянно подрываю твою уверенность в себе?
   – Да.
   – Ну так вот, ради нас обоих не настаивай на слишком честной оценке.
   Я не стал.
   Пройти через задние ворота оказалось нетрудно… в основном потому, что там и не было никаких ворот. К моему удивлению и отвращению Ааза, стена окружала замок не со всех сторон. Насколько я мог судить, полностью выстроили лишь переднюю стену. Две боковые строились, а задней стены не существовало вообще. Тут мне следует кое-что разъяснить. Мое предположение, что боковые стены строились, основывалось скорее на наличии в конце стены лесов, чем на наблюдении какой-либо текущей деятельности. Если там и выполнялись какие-то работы, то вели их достаточно осторожно, чтобы не потревожить изобилующие вокруг лесов сорняки.
   У меня начали возникать серьезные сомнения насчет королевства, с которым я готовился связаться.
   Трудно было сказать, как именно обстояло дело со двором: то ли его превращали в сад, то ли он проигрывал битву с сорняками и кустами, заполонившими все пространство там, где полагалось быть задней стене. (Поскольку я вырос на ферме, мои знания растений в основном сводились к тому, что если они несъедобны и не растут ровными рядами, то это сорняки.)
   Словно в ответ на мои мысли Лютик вырвал большой клок из ближайшей группы растений и принялся с энтузиазмом жевать. Глип понюхал тот же самый куст и отворотил нос.
   Все это я заметил лишь мимоходом. Мое внимание сфокусировалось главным образом на самом дворе.
   У стены дворца был устроен небольшой навес, укрывавший сидящую там фигуру, надо полагать, короля. Около него стояли по бокам два человека. А толпа разделялась на две группы. Первая стояла в довольно упорядоченной очереди вдоль одной стороны сада. Я решил, что это очередь ожидающих… или скорее надеялся, что мы присоединимся именно к этой группе. Вторая группа сгрудилась в противоположной стороне сада и наблюдала за происходящим. Я не знал, кто это – отвергнутые претенденты или всего лишь любопытные зеваки.
   Внезапно мне попалась на глаза молодая пара в группе наблюдавших.
Я не ожидал встретить здесь никаких знакомых лиц, но этих двоих я уже видел. И не только видел – мы с Аазом одно время выдавали себя за них, из-за чего нас потом и повесили.
   – Ааз! – настойчиво зашептал я. – Ты видишь тех двоих, вон там?
   – Нет, – ответил Ааз, даже не повернув головы.
   – Но это те самые…
   – Забудь про них, – строго ответил он. – Наблюдай за судьями. Мы должны произвести впечатление именно на них.
   Мне пришлось признать, что в этом определенно был некоторый смысл, и я неохотно переключил внимание на фигуры под навесом.
   Король был на удивление молод, лет этак двадцати пяти. Взъерошенные курчавые волосы доходили ему до плеч и в соединении с хрупким телосложением придавали ему почти женственный вид. Судя по его позе, либо эти собеседования шли уже довольно долго, либо он мастерски овладел искусством выглядеть скучающим до смерти.
   Человек слева нагнулся и, настойчиво зашептав что-то на ухо королю, получил в ответ неопределенный кивок.
   Этот человек, лишь немногим старше короля, но уже заметно полысевший, был одет в тунику и плащ желтовато-серого цвета и консервативного покроя. Непринужденная поза и спокойная осанка не могли скрыть цепкости взгляда, напомнившего мне хорька или ласку.
   Тут что-то зашевелилось справа от короля, и мое внимание переключилось туда. У меня возникло мгновенное впечатление массивной мохнатой глыбы, а затем я с ужасом сообразил, что это человек. Он был высок и широк, голову его венчали густые черные нечесаные кудри, а лицо почти полностью скрывали пышная борода и усы. Вот это-то, в соединении с тяжелым меховым плащом, и придавало ему звероподобный вид, всецело поглотивший мое первое впечатление. Он сказал королю несколько коротких слов, а затем снова скрестил руки на груди в знак неоспоримости своего решения, прожигая при этом взглядом другого советника. Во время этой операции плащ его ненадолго распахнулся, и я мельком увидел сверкнувшую под ним кольчугу и прикрепленную к поясу массивную секиру. С таким человеком явно не стоило ссориться. Однако его взгляд, кажется, не произвел особого впечатления на фигуру лысоватого, и тот прожег соперника своим, не менее выразительным.
   Меня остро ткнули в ребра.
   – Видел? – настойчиво прошептал Ааз.
   – Что видел? – спросил я.
   – Королевских советников. Генерала и казначея, если не ошибаюсь в своих догадках. Видел золотой медальон у генерала?
   – Я видел у него секиру! – прошептал я в ответ.
   Свет во дворе замка внезапно померк.
   Подняв взгляд, я разглядел, как у нас над головами скапливается, загораживая солнце, масса облаков.
   – Управление погодой, – пробормотал Ааз. – Неплохо.
   И верно, стоящий теперь перед троном старик в красном плаще бурно пожестикулировал, подбросил в воздух облачко пурпурного порошка, и тут же заморосил, падая мелкими каплями, дождик.
   Мой дух падал вместе с каплями. Даже при том, как я был тренирован Аазом, моя магия выглядела бы не столь мощной и впечатляющей.
   – Ааз!.. – растерянно зашептал я.
   Вместо ответа он взмахом руки велел мне помолчать и снова обратил свой взгляд к навесу.
   Последовав за его взглядом, я увидел, что генерал настойчиво говорит с королем. Король послушал, затем пожал плечами и что-то сказал магу.
   Что бы он там ни сказал, магу это не понравилось. Высокомерно вытянувшись, он повернулся, собираясь уйти, но лишь для того, чтобы король позвал его обратно. Показав на облака, король сказал еще несколько слов и откинулся на спинку кресла. Маг поколебался, потом пожал плечами и снова принялся совершать жесты и читать нараспев заклинания.
   – Его отвергли, – заключил довольный Ааз.
   – Что же он тогда делает теперь?
   – Убирает дождь перед началом следующего выступления, – уведомил меня Ааз.
   И точно. Морось поуменьшилась, а облака начали рассеиваться, к большому облегчению зрителей, которых в отличие от короля не укрывал от непогоды никакой навес. Однако эта новая демонстрация мощи мага мало укрепила мою падающую уверенность.
   – Ааз! – прошептал я. – Он лучший маг, чем я.
   – Да, – отвечал Ааз. – Ну и что?
   – Ну, если отвергли его, то у меня нет ни одного шанса!
   – Может, да, а может, и нет. Насколько я могу судить, они ищут что-то определенное. Кто знает? Вдруг у тебя оно есть. Помнишь, я тебе говорил: денежная работенка не всегда достается самым умелым. А чаще бывает совсем наоборот.
   – Да, – попытался я казаться оптимистом. – Может, мне и повезет.
   – Тут потребуется больше, чем везение, – строго поправил меня Ааз. – А теперь, что ты узнал, наблюдая за королевскими советниками?
   – Они не любят друг друга, – сразу отметил я.
   – Верно! – Ааз казался удивленным и довольным. – Так вот, это значит, что ты, вероятно, не сможешь угодить им обоим. Тебе придется играть лишь на одного из них… или еще лучше оскорбить одного. Это быстрее всего сманит другого на твою сторону. Итак, кого бы ты предпочел в союзники?
   Это было легче его первого вопроса.
   – Генерала, – твердо заявил я.
   – Неправильно! Тебе нужен казначей.
   – Казначей! – воскликнул я, выпалив это громче, чем собирался. – Ты видел, какого размера та секира на боку у генерала?
   – Угу, – ответил Ааз. – А ты слышал, что случилось с парнем, который выступал прежде, чем подошла очередь старины Красного Плаща?
   Я закрыл глаза и удержался от первого резкого замечания.
   – Ааз, – проговорил я, старательно подбирая слова, – ты меня хорошо помнишь? Я – Скив. Не умеющий слышать шепот за целую милю.
   Как обычно, Ааз проигнорировал мой сарказм.
   – Так вот, тому парню даже не дали шанса показать свои возможности, – уведомил он меня. – Казначей бросил один-единственный взгляд на приведенную им с собой ораву и спросил, сколько народу в его свите. «Восемь», – ответил тот парень. «Слишком много!» – бросил казначей, и бедного парня тут же отпускают восвояси.
   – Ну и что из этого? – спросил я напрямик.
   – А то, что кошелек в руках казначея, – заключил Ааз. – И что еще важнее, у него больше влияния, чем у генерала. Посмотри на эти дурацкие стены. Думаешь, военный человек оставил бы стены недостроенными, если бы последнее слово принадлежало ему? Кто-то решил, что на их строительство тратится слишком много денег, и этот проект отменили или заморозили. Держу пари, этим кем-то был не кто иной, как казначей.
   – А может, у них камень кончился, – предположил я.
   – Брось, малыш. Судя по всему, что мы видели с тех пор, как пересекли границу, камни – основной злак на полях этого королевства.
   – Но генерал…
   Говоря это, я снова поглядел в сторону генерала. К моему удивлению и неудобству, он смотрел прямо на меня. Взгляд этот был недружелюбным.
   Я с миг поколебался, надеясь, что ошибся. Но нет. Взгляд генерала не перемещался, а выражение лица не смягчалось. Если оно в чем и изменилось, так стало еще безобразнее.
   – Ааз, – отчаянно зашипел я, не в состоянии оторвать глаз от генерала.
   Теперь король и казначей тоже смотрели в мою сторону, их внимание привлек взгляд генерала.
   – Малыш! – простонал рядом со мной Ааз. – По-моему, я сказал тебе сделать что-нибудь с этой алебардой!
   Алебарда! Я совсем забыл про нее!
   Оторвав глаза от генерала, я как можно небрежнее оглянулся.
   Лютик и Глип по-прежнему терпеливо стояли позади нас, а над ними мирно парила алебарда стражника. Полагаю, со стороны это было довольно заметно.
   – Вы!
   Я повернулся к павильону на звук рева. Генерал шагнул вперед, показывая на меня массивным пальцем.
   – Да, вы! – проревел он, когда наши глаза снова встретились. – Где вы взяли эту алебарду? Она принадлежит дворцовой страже.
   – По-моему, ты сейчас получишь свое собеседование, малыш, – пробормотал Ааз. – Постарайся изо всех сил и вызови у них столбняк.
   – Но… – запротестовал я.
   – Это куда лучше, чем стоять в очереди!
   И с этими словами Ааз сделал длинный неспешный шаг назад. Эффект получился точно такой же, как если б я шагнул вперед, чего я определенно не делал. Однако поскольку внимание всего двора сосредоточилось теперь на мне, у меня не было иного выбора, кроме как сделать этот решительный шаг… как в омут головой.


   Вот это развлечение!
 Влад Пронзитель

   Скрестив руки на груди, я медленным и размеренным шагом двинулся к навесу.
   Ааз настоял, чтобы я отработал такую походку. По его словам, она должна придать мне вид человека уверенного и полного самообладания. Теперь же, когда я действительно предстал перед королем, то обнаружил, что применяю эту походку не для демонстрации надменности, а для сокрытия слабости в коленках.
   – Ну? – прогромыхал генерал, подойдя вплотную ко мне. – Я, кажется, задал вопрос! Где вы взяли эту алебарду? Вам лучше ответить, пока я не рассердился.
   Во мне что-то лопнуло. Страх, какой я испытывал перед генералом и его секирой, испарился, сменившись головокружительным пыланием мощи.
   При своем первом визите на Базар Девы я понял, что мне не нравится, когда на меня давят рослые горластые деволы. А теперь я открыл, что мне ничуть не больше нравится, когда такое исходит от рослых горластых собратьев-пентюхов.
   Значит, этот верзила захотел поважничать? Что ж.
   Легким движением мысли я вызвал алебарду. Не оборачиваясь, я заставил ее стрелой пролететь у меня над плечом по курсу, нацеленному прямо в грудь генералу.
   Генерал увидел ее приближение и побледнел. Он сделал неловкий шаг назад, но понял, что бежать уже слишком поздно, и бешено зашарил в поисках секиры.
   Я остановил алебарду в трех футах от его груди, с острием, направленным ему в сердце.
   – Эту алебарду? – небрежно переспросил я.
   – А-а-а… – ответил генерал, не сводя глаз с оружия.
   – Я забрал эту алебарду у одного чересчур грубого солдата. Он сказал, что выполняет приказ. Не от вас ли, случайно, исходил этот приказ?
   – Я… м-гм… – Генерал провел языком по губам. – Я отдал своим людям приказ обращаться с чужеземцами как подобает. Я ничего не говорил о том, чтобы вести себя невежливо…
   – В таком случае… – я развернул алебарду на девяносто градусов, чтобы она больше не угрожала генералу, – возвращаю вам алебарду, дабы вы могли вернуть ее стражнику вместе с разъяснением своего приказа.
   Генерал нахмурился, поколебался, а затем протянул руку, чтобы схватить плавающую в воздухе алебарду. Как раз перед тем, как он ее коснулся, я дал ей упасть наземь; падение сопровождалось жутким лязгом.
   – И, будем надеяться, с дополнительными указаниями насчет того, как обращаться со своим оружием, – закончил я.
   Генерал побагровел и начал было поднимать алебарду. Тут казначей захихикал, и генерал резко обернулся, чтобы прожечь его взглядом. Казначей откровенно ухмыльнулся и что-то шепнул королю, который, услышав его слова, попытался скрыть улыбку.
   Генерал снова обернулся ко мне, не обращая внимания на алебарду, и смерил меня взглядом с высоты своего роста.
   – Кто вы? – спросил он тоном, подразумевающим, что мое имя сразу же займет первое место в списке приговоренных к публичной казни.
   – А кто спрашивает? – ответил я с вызовом, все еще не полностью преодолев свой гнев.
   – Человек, к которому вы обращаетесь, – вмешался король, – это Хью Плохсекир, командующий Королевскими армиями Поссилтума.
   – А я – Дж. Р. Гримбл, – поспешно добавил казначей, боясь остаться в стороне, – первый советник Его Величества.
   Генерал бросил на Гримбла еще один ненавидящий взгляд. Я решил, что настало время перейти к делу.
   – Я маг, известный под именем Скив, – величественно начал я. – Я прибыл в ответ на любезное приглашение Его Наиблагороднейшего Величества Родрика Пятого.
   Я умолк и слегка склонил голову в сторону короля, который улыбнулся и кивнул в ответ.
   – Я прибыл определить для себя, следует ли мне согласиться на пост мага при дворе Поссилтума.
   Слова в последней части фразы были тщательно подобраны Аазом. Ими предназначалось продемонстрировать мою уверенность, что выбор за мной.
   Эта тонкость не ускользнула от внимания казначея, и он критически поднял бровь, выражая свое отношение к услышанному.
   – Так вот, такой пост требует гарантий с обеих сторон, – продолжал я. – Я должен чувствовать, что буду щедро вознагражден за свою службу, а Его Величество должен убедиться, что мое умение достойно его субсидий.
   Я слегка повернулся и, повысив голос, обратился ко всему двору.
   – Щедрость короны Поссилтума всем известна, – заявил я. – И я вполне уверен, что Его Величество вознаградит своих подданных сообразно их заслугам перед ним.
   Позади меня раздался придушенный звук, изданный, вероятно, генералом. Я проигнорировал его.
   – Следовательно, требуется всего лишь убедить Его Величество… и его советников… что моего скромного умения действительно хватит для его надобностей.
   Я снова повернулся к трону, дав королю увидеть мою загадочную улыбку, отрицавшую скромность моих возможностей.
   – Ваше Величество, способности мои многочисленны и разнообразны. Однако суть мощи – это контроль. Поэтому, понимая, что вы человек занятой, я, вместо того чтобы терять время на коммерческие хитрости и мелкие демонстрации вроде тех, что мы уже видели, сплету всего три заклинания, и, надеюсь, ваша мудрость воспримет стоящую за ними глубину.
   Я повернулся и, вытянув палец, показал на Глипа и Лютика.
   – Вон там моя призовая пара одинаковых единорогов, – драматически произнес я. – Не изволит ли Ваше Величество избрать одного из них?
   Король удивленно моргнул, услышав, что его пригласили принять участие в моей демонстрации. Какой-то миг он колебался.
   – М-гм-м… я выбираю того, что слева, – сказал наконец он, показывая на Лютика.
   Я слегка поклонился.
   – Отлично, Ваше Величество. По вашему велению это создание будет пощажено. Смотрите теперь внимательно на другое.
   На самом-то деле это был еще один трюк, которому меня научил Ааз. Называется он «сила мага» и позволяет выступающему предлагать зрителям выбор, не давая им в действительности никакого выбора. Если бы король выбрал Глипа, я бы просто продолжил работу над «созданием, обреченным его повелением».
   Я медленно навел палец на Глипа и слегка опустил голову.
   – Валла-валла-Вашингтон! – мрачно провозгласил я.
   Не знаю, что означают эти слова, но Ааз заверил меня, что вся фраза связана с каким-то историческим прецедентом и может убедить народ, что я действительно делаю что-то сложное.
   – Алла-казам-шазам, – продолжил я, поднимая другую руку. – Крибле-крабле…
   Я мысленно снял с Глипа личину.
   Толпа прореагировала аханьем, заглушив мое последнее «бумс-глип».
   Однако мой дракон услышал свое имя и прореагировал сразу же. Он вскинул голову и, проковыляв вперед, послушно встал рядом со мной. Как мы и запланировали, Ааз тут же поплелся, спотыкаясь, к месту неподалеку от головы Глипа и встал там наготове.
   Этим мы намеревались указать, что в силах управиться с любыми могущими возникнуть затруднениями с драконом. Однако реакция толпы на присутствие Ааза превзошла ее ужас из-за превращения у нее на глазах единорога в дракона. Я и забыл, насколько действенна личина «сомнительного типа». Боясь потерять инициативу, заданную началом моего выступления, я поспешил продолжить.
   – Этот несчастный урод – мой ученик Ааз, – объявил я. – Возможно, вы гадаете, сможет ли он остановить дракона, если зверь рассвирепеет. Теперь я вам скажу… нет, не сможет!
   Толпа нервно попятилась. Уголком глаза я увидел, как рука генерала скользнула к рукояти секиры.
   – Но зато смогу я! Вы теперь знаете, что силы тьмы знакомы мне, Скиву!
   Я резко развернулся и ткнул пальцем в Ааза.
   – Фигли-мигли, доннерветер!
   Я снял личину с Ааза.
   Последовал миг ошеломленного молчания, а затем Ааз улыбнулся. Улыбка Ааза, как известно, делает даже сильных людей слабыми, а в толпе стояло не так уж и много сильных людей.
   Зрители чуть не растоптали друг друга, спеша отступить от демона, и их вопли перемешались с торопливо произносимыми защитными заклинаниями.
   Я снова повернулся к трону. Король и казначей, похоже, воспринимали все это неплохо. Они держались спокойно, хотя чуть побледнели. А генерал задумчиво хмурился, глядя на Ааза.
   – В качестве демона мой ученик сможет, если понадобится, укротить дракона… нет, десять драконов. Таково мое могущество. И все же могущество надо умерять мягкостью… или, если угодно, элегантностью.
   Я изобразил на лице задумчивость.
   – Чтобы сбить с толку врагов и приобрести союзников, не нужно никакой открытой демонстрации своей силы или угрозы. Для подобных случаев полезнее замаскировать свое могущество и выглядеть безобидно… например, представиться подростком.
   Произнеся последние слова, я сорвал личину с самого себя и предстал во всей своей юношеской невзрачности. Вероятно, мне следовало бы употребить при этом какие-то липовые волшебные слова, но я уже употребил все, каким научил меня Ааз, и боялся экспериментировать с новыми.
   Король и казначей внимательно уставились на меня, словно пытаясь проникнуть сквозь мою магическую личину с помощью одной лишь силы воли. Генерал проделывал схожую операцию, пялясь на Ааза, который сложил руки на груди и скалил зубы в самоуверенной улыбке.
   Я позволил себе разделить его уверенность. Пусть себе пялятся. Было уже слишком поздно распознать мою магию, потому что я больше не работал. Хотя королевская свита и все зрители пребывали в убеждении, будто стали свидетелями мощных чар, в действительности я всего-навсего удалил чары, искажавшие их зрение. В данную минуту все мы – Ааз, Лютик, Глип и я – были просто самими собой, какими бы необычными мы ни выглядели. Даже самый опытный по части магического зрения не смог бы просветить насквозь несуществующие чары.
   – Как видите, Ваше Величество, – заключил я, – способности у меня отнюдь не заурядные. Они могут сделать прекрасного страшным или могучего хилым. Они могут уничтожить ваших врагов или позабавить ваш двор в зависимости от вашей прихоти. Скажите слово, дайте свое добро, и способности Скива в вашем распоряжении.
   Я вытянулся, почтительно склонил голову и оставался в такой позе, ожидая решения трона.
   Несколько мгновений прошло без единого слова. Наконец я рискнул взглянуть под навес.
   Казначей и генерал горячо спорили шепотом через голову короля, который, слушая их, склонял ее то в ту, то в другую сторону. Понимая, что на этот спор может уйти немало времени, я расслабился.
   – Скив! – позвал вдруг король, прервав спор своих советников. – Та штука, что вы проделали с алебардой. Вы всегда можете так легко управлять оружием?
   – Детская забава, Ваше Величество, – скромно ответил я. – Я даже не решаюсь признать это способностью…
   Король кивнул и сказал вполголоса советникам несколько коротких фраз. Когда он закончил, генерал побагровел и, круто повернувшись, удалился, печатая шаг, во дворец. Казначей выглядел очень довольным.
   Я рискнул глянуть на Ааза, и тот подмигнул мне. Хоть он и стоял подальше, чем я, его острый слух явно заранее уведомил его о решении короля.
   – Пусть все собравшиеся здесь будут свидетелями! – объявил звонким голосом казначей. – Родрик Пятый, король Поссилтума, доволен магическим знанием и умением Скива и официально провозглашает его Магом при Дворе Поссилтума. Давайте же все поаплодируем назначению этого мастера-мага… а потом разойдемся!
   Со стороны моих побежденных соперников раздались жидкие, лишенные энтузиазма аплодисменты, а некоторые из них злобно на меня поглядывали. Я не ответил ни на рукоплескания, ни на взгляды, так как пытался понять смысл слов казначея.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное