Роберт Асприн.

МИФотолкования, или Неверные концепции

(страница 2 из 14)

скачать книгу бесплатно

   Я не мог поверить, что правильно истолковал лекцию Ааза, но тот так и излучал энтузиазм.
   – Совершенно верно, малыш, – одобрил он. – Вот теперь ты уловил.
   – Нет, не уловил, – возразил я. – Это самая бредовая затея, о какой я когда-либо слышал.
   Ааз застонал и уткнулся лицом в ладони.
   И так это продолжалось все три дня с тех пор, как мы покинули трактир. Любого бы довели стоны демона.
   – Извини, Ааз, – раздраженно произнес я, – но что-то мне не верится. Я принимал на веру многое из сказанного тобой, но это… это противоречит здравому смыслу.
   – Да какое имеет к этому отношение здравый смысл? – взорвался он. – Мы говорим о собеседовании для поступления на работу!
   При этой вспышке Лютик фыркнул и мотнул головой, вынудив нас отскочить за пределы досягаемости его рога.
   – Спокойно, Лютик! – постарался я обратиться к нему поласковее.
   Хотя и выкатывая по-прежнему глаза, единорог возобновил свой стоический труд, и груженная нашим снаряжением волокуша тащилась за ним по-прежнему в целости. Несмотря на происшествия вроде случившегося недавно у трактира, мы с Лютиком ладили довольно хорошо, и обычно он меня слушался. Напротив, отношения с Аазом у них в общем-то так и не сложились, особенно когда последний вздумывал гневно повышать голос.
   – Будь с ним всего-навсего помягче, – авторитетно наставлял я Ааза. – Попробуй как-нибудь.
   – Чем пускать пыль в глаза своим сомнительным взаимопониманием с животными, – огрызнулся Ааз, – мог бы и позвать обратно дракона. Нам не хватало только, чтобы он взбаламутил всю округу.
   Я бросил быстрый взгляд по сторонам. Он был прав. Глип исчез… опять.
   – Глип! – позвал я. – Иди сюда, приятель!
   – Глип! – донесся ответный крик.
   Кусты слева от нас раздвинулись, и оттуда высунулась драконья голова.
   – Глип? – осведомился он, чуть склонив голову набок.
   – Иди сюда! – повторил я.
   Ни в каком дальнейшем поощрении мой зверек не нуждался. Выпрыгнув на открытое место, он рысью бросился ко мне.
   – Я по-прежнему утверждаю, что нам следовало оставить этого глупого дракона в трактире, – пробурчал Ааз.
   Я пропустил его слова мимо ушей, удостоверяясь, все ли по-прежнему в порядке со снаряжением, висевшим на спине у дракона на манер седельных сумок. Лично я считал, что мы везем чересчур много личного имущества, но Ааз настоял на своем. Глип попытался любовно ткнуться в меня мордой, и я уловил аромат его дыхания. Какой-то миг я готов был согласиться с Аазом, предлагавшим оставить дракона в трактире.
   – Что ты такое говорил о собеседованиях для поступления на работу? – спросил я и для того, чтобы сменить тему, и для сокрытия дурноты от зловония.
   – Знаю, это кажется нелепым, малыш, – провозгласил с неожиданной искренностью Ааз, – и так оно и есть, но на свете существует много нелепостей, особенно в этом измерении.
Это не означает, что мы не должны иметь с ними дело.
   Высказанная Аазом мысль заставила меня призадуматься. Многим показалось бы нелепостью путешествовать в обществе демона и дракона. Фактически, если как следует поразмыслить, это казалось нелепостью и мне!
   – Ладно, Ааз, – уступил наконец я. – Я могу принять существование нелепостей как реальность. А теперь попробуй еще раз объяснить мне эту затею с работой придворным магом.
   Мы снова продолжили путь, покуда Ааз приводил в порядок свои мысли. Для разнообразия Глип мирно трусил рядом с Лютиком, вместо того чтобы учинить очередную исследовательскую вылазку в кусты.
   – Попытайся понять, – сказал наконец Ааз. – Придворные маги мало работают… по крайней мере магически. Их держат главным образом ради престижа, ради демонстрации того, что двор достаточно состоятелен, чтобы иметь и мага. Их редко призывают что-нибудь сделать. Будь ты шутом, тебя б завалили работой до упаду, но магу это не грозит. Вспомни, большинство людей побаиваются магии и пользуются ею как можно реже.
   – Если это так, – уверенно сказал я, – то я вполне годен. В своей способности ничего не делать я не уступлю любому магу на Пенте.
   – Тут спору нет, – сухо заметил Ааз. – Но это еще не все. Для сохранения работы не требуется почти никаких усилий. А вот получение работы может обернуться тяжелой борьбой.
   – А! – произнес я без энтузиазма.
   – Так вот, для получения работы тебе придется произвести впечатление на короля и, вероятно, на его советников, – продолжал Ааз. – Тебе придется произвести на них впечатление собой, а не своими способностями.
   – Как-как? – хмуро поинтересовался я.
   – Слушай, малыш. Я сказал, придворный маг – это витрина, выставленное напоказ богатство. Им нужен тот, кого приятно держать при дворе, кто производит впечатление, не важно, делает он что-нибудь или нет. Ты должен излучать уверенность. И самое главное, тебе понадобится выглядеть похожим на мага… или по крайней мере соответствовать их представлению о маге. Если сможешь одеться, как маг, говорить, как маг, и вести себя, как маг, то, возможно, никто и не заметит, что у тебя нет способностей мага.
   – Спасибо, Ааз, – поморщился я. – Ты как никто умеешь придать человеку уверенности в себе.
   – Ну, не сердись, – принялся он увещевать меня. – Ты знаешь, как левитировать довольно большие предметы, умеешь в какой-то мере летать и отлично научился чарам личины. Для начинающего ты справляешься весьма неплохо, но не обманывайся на свой счет и не считай себя даже приблизившимся к статусу мастера-мага.
   Он был, конечно, прав, но мне очень не хотелось этого признавать.
   – Если я такой неуклюжий незнайка, – натянуто проговорил я, – то зачем же мы суемся в придворные маги?
   Ааз раздраженно оскалил зубы.
   – Ты не слушаешь, малыш, – зарычал он. – Удержать работу, коль скоро ты ее получишь, будет проще простого. С этим ты можешь справиться и сейчас. Сложно будет добиться найма. К счастью, с помощью немногих мелких модификаций и небольшой тренировки мы, думается, сможем подготовить тебя для приличного общества.
   – Каких, к примеру, модификаций? – спросил я с невольным любопытством.
   Ааз устроил целый спектакль из оглядывания меня с головы до ног.
   – Для начала, – решил он, – надо заняться твоей одеждой.
   – А чем плоха моя одежда? – возразил я, защищаясь.
   – Совершенно ничем, – невинно ответил он. – То есть если ты хочешь, чтобы в тебе видели неотесаного крестьянина с навозом на сапогах. Но если ты собираешься стать придворным магом, ну, это другое дело. Никакой уважаемый маг никому не попадается на глаза в таком наряде.
   – Но я уважаемый маг! – заспорил я.
   – В самом деле? Кем уважаемый?
   Тут он меня поймал, и я впал в молчание.
   – Вот это-то обстоятельство я и предвидел, увозя из трактира кое-какие вещицы, – продолжал Ааз, указывая величественным взмахом руки на груз Лютика.
   – Я-то думал, ты просто обчищал это заведение, – сухо сказал я.
   – Поосторожнее в выражениях, малыш, – предупредил он. – Это все для твоего же блага.
   – В самом деле? Разве ты совсем ничего не ждешь для себя от этой операции?
   Мой сарказм, как обычно, пропал втуне.
   – О, я буду рядом, – признал он. – Об этом не беспокойся. На публике я буду твоим учеником.
   – Моим учеником?
   Эта работа стала вдруг казаться мне более привлекательной.
   – На публике! – поспешно повторил Ааз. – Наедине ты будешь продолжать свои уроки, как обычно. Помни об этом, прежде чем начнешь резвиться, командуя своим «учеником».
   – Конечно, Ааз, – заверил я его. – Так что ты там говорил о моей одежде?
   Он бросил на меня косой взгляд, явно с подозрением отнесясь к моему внезапному энтузиазму.
   – Хотя, думаю, в том, как я теперь одет, нет ничего плохого, – добавил я, театрально нахмурившись.
   Это, кажется, его немного успокоило.
   – В том, как ты теперь одет, все плохо, – проворчал он. – Нам повезло, что те два беса оставили тут почти весь свой гардероб, когда мы отправили их взашей вместе с Иштваном.
   – Хиггенс и Брокхерст?
   – Да, они самые, – зло усмехнулся Ааз, вспоминая случившееся. – Одно можно с уверенностью сказать в пользу бесов. Они хоть и уступают деволам по части торговли, но одеваются щегольски.
   – Мне как-то трудно поверить, что все уложенное тобой в узлы добро – гардероб, – скептически заметил я.
   – Ну конечно, нет, – простонал мой наставник, – это снаряжение для спецэффектов.
   – Спецэффектов?
   – Неужели ты ничего не помнишь, малыш? – нахмурился Ааз. – Я говорил тебе все это, когда мы впервые встретились.
   Как бы ни были легки магические манипуляции, нельзя допускать, чтобы они выглядели легкими. Нужно немного бутафории, начерченная линия… ну, знаешь, как у Гаркина.
   В хижине Гаркина, где я впервые познакомился с магией, было полно свечей, пузырьков со странными порошками, пыльных книг… Настоящее логово мага! Конечно, с тех пор я выяснил, что большая часть его имущества не требовалась для настоящего занятия собственно магией.
   Я начинал понимать, что имел в виду Ааз, говоря мне о необходимости научиться устраивать спектакли.
   – У нас много всякого добра, которое мы можем пустить в ход, представляя тебя двору, – продолжал Ааз. – Покинув трактир, Иштван оставил там полно своего барахла. И ты найдешь среди него несколько знакомых предметов, когда мы разгрузимся. По-моему, бесы прихватили с собой в трактир кое-что из снаряжения Гаркина.
   – В самом деле? – искренне заинтересовался я. – Они забрали жаровню Гаркина?
   – Жаровню? – нахмурился наставник.
   – Да ты помнишь, – пояснил я. – Ты пил из нее вино, когда впервые прибыл.
   – Совершенно верно! Да, по-моему, я видел ее там. А что?
   – Да так, ничего, – невинно ответил я. – Я всегда ее любил, вот и все.
   Наблюдая из-за спины Гаркина за его кухней в дни раннего ученичества, я знал, что у этой жаровни имелись секреты, которые мне до смерти хотелось выяснить. И еще я знал, что хочу по возможности приберечь ее в качестве сюрприза для Ааза.
   – Нам придется также кое-что сделать и с твоей внешностью, – задумчиво продолжал Ааз.
   – Что ты имеешь в виду?
   – Ты слишком молод! – ответил он, предвосхищая мой вопрос. – Никто не наймет юного мага. Всем нужен бывалый и опытный. Если мы…
   Внезапно он оборвал фразу и вытянул шею, оглядываясь по сторонам.
   – Малыш, – осторожно произнес он, изучая небо. – Твой дракон снова пропал.
   Я быстро осмотрелся. Он был прав.
   – Глип! – позвал я. – Сюда, дружище!
   Голова дракона появилась из глубин кустарника позади нас. Из пасти у него торчало что-то скользкое с болтающимися ногами, но прежде чем я сумел опознать точно, мой зверек сглотнул, и это «что-то» исчезло.
   – Глип! – гордо сказал он, облизывая губы длинным раздвоенным языком.
   – Глупый дракон, – мрачно пробурчал Ааз.
   – Прокормить его недорого, – возразил я, играя на известной мне сквалыжной природе Ааза.
   Пока мы ждали, когда дракон нас нагонит, у меня нашлось время поразмыслить о том, что на сей раз я не испытывал угрызений совести из-за участия в одной из афер Ааза. Если ничего не подозревающий Родрик Пятый попадется на нашу шараду и наймет нас, то, вне всякого сомнения, он получит больше, чем выторговал.


   Если были сделаны надлежащие приготовления и приняты необходимые меры предосторожности, то любому намечаемому делу гарантирован успех.
 Этельред Неготовый

   Свеча зажглась от наилегчайшего дуновения моей мысли.
   Обрадовавшись, я погасил ее и попробовал опять.
   Беглый взгляд искоса, мимолетное сосредоточение воли – и дымящийся фитиль снова вспыхнул огнем.
   Я погасил пламя и сидел, улыбаясь знакомой свече.
   Это было первым настоящим доказательством того, насколько развились за последний год мои магические способности. Эту свечу я знал еще по годам ученичества у Гаркина. В те дни она была моим главным врагом. Тогда мне не удавалось ее зажечь, даже фокусируя на ней всю свою энергию. Но теперь…
   Я снова глянул на фитиль, повторил упражнение, и уверенность моя все росла по мере того как я понимал, насколько легко могу теперь сделать то, что некогда считал невозможным.
   – Да кончишь ты наконец баловаться со свечой!
   При звуке раздраженного голоса Ааза я так и подпрыгнул, едва не опрокинув свечу и не запалив одеяло.
   – Извини, Ааз. – Я поспешно погасил свечу в последний раз. – Я просто…
   – Ты пришел сюда на прослушивание для занятия должности придворного мага, – перебил он, – а не на городскую рождественскую елку!
   Я подумывал, не спросить ли, что такое рождественская елка, но решил, что не стоит. Ааз казался необычно раздражительным и нервным, и я не сомневался, что, как бы я ни сформулировал свой вопрос, ответ будет саркастическим и малополезным.
   – Глупое мигание свечи, – пробурчал Ааз, – привлечет внимание всех стражников в замке.
   – Я думал, мы и пытаемся привлечь их внимание, – сказал я, но Ааз проигнорировал меня, разглядывая замок в свете раннего утра.
   Ему не приходилось особенно вглядываться, так как мы разбили лагерь посреди дороги совсем рядом с главными воротами замка.
   Как я сказал, у меня сложилось впечатление, что наше местоположение избрано именно для того, чтобы привлечь к себе внимание.
   Мы прокрались в это место глухой ночью, неуклюже нашаривая дорогу между скопившимися у главных ворот спящими зданиями. Не желая зажигать свет, мы распаковались лишь минимально, но даже в темноте я узнал свечу Гаркина.
   Все это было как-то связано с тем, что Ааз называл драматическим появлением. Насколько я понимал, все это означало, что нам ничего нельзя делать легким способом.
   Наша внешность тоже была старательно перекроена для пущего эффекта с помощью брошенного бесами гардероба и моих чар личины.
   Ааза снабдили теперь уже традиционной моей личиной «сомнительного типа». Глип в личине единорога мирно стоял рядом с Лютиком. Они создавали отличную пару. Внимание наше, однако, сфокусировалось главным образом на моей внешности.
   И я, и Ааз соглашались, что личина Гаркина для этой цели не подойдет. Я в своем естественном виде выглядел слишком юным, Гаркин, напротив, покажется слишком старым. А так как мы в общем-то могли выбрать любой нужный нам образ, то решили явить мага лет тридцати пяти – молодого, но не юнца, опытного, но не старого, могущественного, но все еще обучающегося.
   Для достижения этой личины потребовалось потрудиться немножко больше обычного, поскольку в памяти у меня не содержалось мысленного образа, который я мог бы наложить на свой. Вместо этого я закрыл глаза и представил себя таким, каким выгляжу обычно, а затем постепенно стер черты, пока лицо у меня не стало чистым холстом, годным для начала работы. С тем я к ней и приступил, а внимательно следивший за всем Ааз вносил свои коррективы.
   В первую очередь я изменил свой рост, перестраивая образ, пока новая фигура не сделалась на полторы головы выше моего действительного невысокого роста. Следующими были волосы, и я сменил свою клубнично-рыжую гриву на более зловещую – черную, одновременно сделав себе кожу на несколько оттенков темнее.
   Больше всего хлопот доставило нам лицо.
   – Удлини немного подбородок, – распорядился Ааз. – Приставь к нему бороду… не такую большую, глупый! Всего лишь маленькую бородку-эспаньолку!.. Вот так лучше!.. А теперь опусти пониже бакенбарды… отлично, нарасти нос, сузь его… брови сделай покустистей… нет, верни им прежний вид и вместо этого упрячь глаза немного поглубже в глазницы… черт возьми, измени цвет глаз! Сделай их карими… отлично, а теперь пару морщин посреди лба… Хорошо. Вот так должно сойти.
   Я уставился на возникшую у меня в голове фигуру. Она выглядела вполне эффектной, может быть, чуть более зловещей, чем скроил бы я сам, будь моя воля, но Ааз был специалистом, и мне приходилось полагаться на его суждение. Я открыл глаза.
   – Восхитительно, малыш! – просиял Ааз. – А теперь надень ту оставленную бесами черную мантию с красно-золотой оторочкой – и получится то что надо, украшение любого двора.
   – Эй, там, убирайтесь! Вы загораживаете дорогу!
   Этот грубый приказ резко вернул мои мысли к настоящему.
   К нашему простенькому биваку энергично приближался солдат, блистая кожаными доспехами и размахивая зловещей на вид алебардой. Ворота за ним были слегка приоткрыты, и я увидел головы еще нескольких солдат, с любопытством наблюдающих за нами.
   Теперь, при лучшем освещении, я смог яснее разглядеть стену. Стена эта была не ахти какой, высотой едва ли в десять футов. Это вполне соответствовало масштабам королевства. Судя по всему увиденному нами после перехода границы, оно тоже было не ахти какое.
   – Вы что, оглохли? – рявкнул, подходя, солдат. – Я сказал, убирайтесь!
   Ааз шмыгнул вперед и преградил путь солдату.
   – Прибыл Скив Великолепный, – объявил он. – И он…
   – Мне наплевать, кто вы! – прорычал солдат и, не теряя времени, выставил алебарду между собой и обращавшейся к нему фигурой. – Вам нельзя…
   Он внезапно осекся, когда алебарда выскочила у него из рук и поплыла горизонтально в воздухе, пока не образовала преграду между ним и Аазом.
   Вызвал это происшествие я – простое применение левитации. Невзирая на запланированный нами начальный ход, я счел, что мне следует прямо сейчас приложить руку к происходящему, пока оно совсем не отбилось от рук.
   – Я – Скив! – прогремел я, форсируя голос до резонирующего баса. – А тот, кому вы пытаетесь угрожать своим жалким оружием, – мой ассистент. Мы явились в ответ на приглашение Родрика Пятого, короля Поссилтума!
   – Вот именно, ханыга! – зло глянул на солдата Ааз. – А теперь будь любезен, сбегай сообщи, что мы здесь… а?
   Как я заметил ранее, все это готовилось для произведения пущего впечатления на население. Но очевидно, этот солдат не читал сценария. Он не съежился в ужасе и не сжался от страха. Если наш небольшой спектакль и произвел на него какое-то воздействие, то прямо противоположное.
   – Маг, да? – насмешливо улыбнулся он. – На этот счет у меня есть приказ, касающийся всех. Зайдите в замок с противоположной стороны.
   Это застало нас врасплох. Ну, по крайней мере меня. По нашему плану нам полагалось спорить, войдем ли мы в замок, чтобы предстать перед королем, или королю самому придется привести свой двор к нам за ворота. Вариант же оказаться отправленными к черному ходу нами не рассматривался.
   – С противоположной стороны, – запылал гневом Ааз. – Вы смеете предлагать магу такого класса, как у моего мастера, войти через черный ход, словно простому слуге?
   Солдат не сдвинулся ни на дюйм.
   – Будь моя воля, я бы «посмел предложить» вам куда менее приятный вариант. А так – у меня приказ. Вам придется войти в замок с противоположной стороны, как и всем другим.
   – Другим? – осторожно спросил я.
   – Совершенно верно, – ухмыльнулся стражник. – Король со всем двором заседает на свежем воздухе, разбираясь со всеми вами, «чудотворцами». В городе торчат все занюханные торговцы амулетами из восьми королевств. Некоторые из них стояли в очереди со вчерашнего полудня. А теперь обходите замок и перестаньте загораживать дорогу!
   С этими словами он круто повернулся и замаршировал обратно к воротам, оставив свою алебарду висеть в воздухе.
   На сей раз и Ааз лишился дара речи. Король явно пригласил заскочить к нему не только меня. Мы, похоже, вляпались в крупные неприятности.


   «…Шерсть кожана, зуб собачий…» – считается первым рецептом взрывчатой смеси… предтечей пороха.

   – Что будем делать, Ааз?
   Убравшись за пределы слышимости стражника, я смог вернуться к своим нормальным голосу и манере выражаться, хотя мою физическую личину по-прежнему требовалось поддерживать в целости.
   – Пустяки, – откликнулся он. – Упакуем вещички и обойдем замок кругом. Ты что, не слушал, малыш?
   – Но что нам делать с…
   Но Ааз уже принялся за работу, вновь укладывая немногие распакованные нами предметы.
   – Ничего не трогай, малыш, – предупредил через плечо он. – Мы не можем допустить, чтобы кто-то увидел тебя за черной работой. Это вредно для образа.
   – Он сказал, здесь есть и другие маги! – выпалил наконец я.
   – Да. И что из этого?
   – Ну и что же нам делать?
   – Я же сказал тебе, – нахмурился Ааз. – Упакуем свои вещички и…
   – Что нам делать с другими магами?
   – Делать? Мы ничего не будем делать. Ты, знаешь ли, еще не дорос до поединков.
   Он закончил упаковываться и, отступив на шаг, обозрел дело своих рук. Удовлетворенно кивнув, он обернулся и бросил взгляд мне за плечо.
   – Сделай что-нибудь с этой алебардой, а, малыш?
   Я последовал за его взглядом. Алебарда стражника по-прежнему висела в воздухе. Хоть я и не думал о ней, часть моего мозга поддерживала ее в воздухе, пока я не решил, что с ней делать. Вопрос в том, что же все-таки мне с ней делать?
   – Скажи-ка, Ааз… – начал я, но Ааз уже пошел вдоль стены.
   Я на миг застыл в нерешительности. Стражник убрался, и поэтому я не мог вернуть ему оружие. И все же дать алебарде просто упасть наземь казалось почему-то неподобающе банальным.
   Не сумев придумать ничего оригинального, с шиком, я решил отсрочить решение. А пока поспешил за Аазом, предоставив алебарде плыть следом за мной, но чуть повыше, чтобы она не угрожала ни Глипу, ни Лютику.
   – Ты не ожидал, что здесь будут другие маги? – спросил я, поравнявшись со своим наставником.
   – Вообще-то нет, – признался Ааз. – Такая возможность, конечно, существовала, но я считал ее маловероятной. Впрочем, не так уж это и удивительно. Подобная работа должна приманивать конкурентов.
   Он не выглядел особенно расстроенным, и потому я попытался отнестись к новому повороту событий спокойнее.
   – Ладно, – мягко сказал я. – В чем это меняет наши планы?
   – Ни в чем. Просто делай свое дело, как я тебе показывал, и все будет отлично.
   – Но если другие маги…
   Ааз резко остановился и повернулся лицом ко мне.
   – Слушай, малыш, – серьезно произнес он, – если я все время твержу, что тебе еще очень далеко до мастера-мага, это вовсе не значит, что ты жалкий дилетант! Я бы не связывался с этим собеседованием, если бы считал тебя недостаточно умелым для такой работы.
   – Правда, Ааз?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное