Роберт Асприн.

МИФические личности

(страница 2 из 12)

скачать книгу бесплатно

   – Ну, теперь они по другую сторону двери. – Ааз поднял один из невредимых замков и защелкнул его на место. – Думаю, они не смогут отомкнуть замки или поломать их, если не сумеют до них дотянуться. Они там, и это их беда, накликанная, могу добавить, ими самими, – а мы здесь. Конец загадки. Конец проблемы.
   – Ты действительно так думаешь, Ааз?
   – Положись на меня.
   Эта фраза почему-то задела в моей памяти знакомую струну и вызвала не очень-то приятное эхо. Я уж собрался высказать это Аазу, когда в дверь сунул голову Нунцио.
   – Эй, босс. У нас посетители.
   – Видишь? – воскликнул, просияв, мой партнер. – Я же говорил тебе, что дела могут пойти только лучше! Еще и полудня нет, а у нас уже новые клиенты.
   – На самом-то деле, – внес ясность Нунцио, – это делегация деволов. По-моему, это домовладелец.
   – Домовладелец? – отозвался глухим эхом Ааз.
   – Видишь, насколько лучше пошли дела? – с отвращением улыбнулся я. – А еще и полудня нет.
   – Выгнать их взашей, босс? – предложил Гвидо.
   – Думаю, вам лучше повидаться с ними, – посоветовал Нунцио. – Они, кажется, вроде как расстроены. Болтают что-то насчет укрывательства беглых.
   Мы с Аазом молча сцепились взглядами, что вполне естественно, так как сказать нам было нечего. Неопределенным взмахом руки, граничившим с нервным тиком, я подал Нунцио знак проводить посетителей сюда.
   Как и следовало ожидать, явилась та же самая делегация из четырех лиц от Торговой палаты Девы, которая первоначально наняла нас для работы на Базаре, во главе с нашим старым противником, Мер-Зером. При нашей последней сделке он находился в затруднительном положении, чем мы не преминули безжалостно воспользоваться. Хоть он и согласился на наши условия, я всегда подозревал, что предоставление нам столь выгодной сделки больно задело его девольскую гордость, и с тех пор он все дожидался возможности расплатиться с нами. Судя по улыбке, игравшей у него на лице, когда он вошел в приемную, он считал, что такая возможность наконец представилась.
   – А-а-а-а, мастер Скив, – обрадовался он. – Как приятно столь быстро свидеться с вами без предварительной договоренности. Я знаю, как вы заняты, и поэтому перейду прямо к сути. Как я считаю, в этой резиденции находятся некие лица, с которыми нашей организации очень хотелось бы потолковать. Если вы будете столь любезны вызвать их, мы не будем вас больше беспокоить.
   – Минутку, Мер-Зер, – вмешался Ааз, прежде чем я успел ответить. – Что заставляет вас думать, будто разыскиваемые вами лица находятся здесь?
   – Потому что многие видели, как они входили в вашу палатку менее часа назад и все еще не вышли, – сказал самый рослый из бригады поддержки Мер-Зера.
   Я заметил, что в отличие от Мер-Зера он не улыбался.
Более того, он выглядел откровенно разгневанным.
   – Он, должно быть, говорит о зашедших раньше, – любезно предположил Нунцио. – Знаете, босс, о двух парнях с девахой.
   Ааз закатил глаза в беспомощном отчаянии, и на сей раз я склонен был разделить его чувства.
   – М-м-м, Нунцио, – промычал я, уставясь в потолок, – почему бы тебе с Гвидо не подождать снаружи, пока мы тут разбираемся со всем этим?
   Двое телохранителей молча проследовали за дверь, хотя, как я заметил, Гвидо глядел на своего кузена с таким негодованием, что, по моим подозрениям, суровая разборка должна была произойти даже раньше, чем я сам смог бы до них добраться. Синдикат ничуть не меньше магов не терпит сотрудников, болтающих лишнее при противнике.
   – Теперь, когда мы установили, что нам все известно, о ком речь и что они здесь, – сказал, потирая руки, Мер-Зер, – вызовите их и покончим с этим раз и навсегда.
   – Не так быстро, – вмешался я. – Во-первых, ни я, ни Ааз в глаза не видели тех, кого вы ищете, потому что, во-вторых, их здесь нет. Они удрали через заднюю дверь, прежде чем мы смогли с ними встретиться.
   – Я почему-то не надеюсь, что вы поверите нам на слово, – добавил Ааз. – И поэтому не стесняйтесь, обыскивайте весь дом.
   Улыбка девола расширилась, и я почувствовал, как на лбу у меня выступил холодный пот.
   – В этом нет необходимости. Видите ли, верю я вам или нет – не имеет большого значения. Даже если мы поищем, то, уверен, вы умеете лучше прятать, чем мы – находить. Значение имеет только одно: мы установили, что они заходили сюда, и уже поэтому вы за них в ответе!
   Я не совсем понимал, что здесь происходит, но не сомневался, что с каждой минутой происходящее нравится мне все меньше и меньше.
   – Минутку, Мер-Зер, – начал я. – Что значит «мы в ответе»? В ответе за что?
   – Да за беглецов, конечно. Разве вы уже забыли? Когда мы согласились предоставить в ваше пользование этот дом без всякой арендной платы, то договоренность включала в себя положение, что если кто-то из живущих в этом доме нарушит какие-нибудь правила Базара и либо исчезнет в другое измерение, либо иначе откажется отвечать на обвинения, то вы возьмете ответственность за их действия на себя лично. Это стандартное условие аренды на Базаре.
   – Ааз, – вспылил я, – сделку заключал ты. Была в ней такая статья?
   – Была, – признал он. – Но я в то время имел в виду Тананду и Корреша… а за них мы всегда заступимся. И за Машу тоже. Мне никогда не приходило в голову, что они попытаются утверждать, будто всякий прошедший через нашу дверь живет в нашем доме. Не понимаю, как они надеются доказать…
   – Нам нет нужды доказывать, что они находятся у вас в доме, – улыбнулся Мер-Зер. – Это вы должны доказать, что их здесь нет.
   – Это же бред, – взорвался Ааз. – Как мы можем доказать…
   – Никак, Ааз. Мы не можем этого доказать. В том-то вся и суть. Ладно, Мер-Зер. Вы нас достали. А теперь, что именно натворили эти типы, за коих мы в ответе, и каков наш выбор? Я думал, что одно из главных достоинств Базара в том и состоит, что здесь нет никаких правил.
   – Их немного, – поправил меня девол, – и немногие существующие строго соблюдаются. Конкретное правило, нарушенное вашими друзьями, связано с мошенничеством.
   Он поспешно поднял руку, предупреждая мое возражение.
   – Я знаю, что вы собираетесь сказать. Учитывая все односторонне выгодные сделки, заключаемые здесь, на Базаре, мошенничество кажется глупым обвинением, но для нас это дело серьезное. Хотя мы гордимся своим умением упорно торговаться и заключать выгодные для себя сделки, но коль скоро сделка заключена, вы получаете обещанный товар. Иногда в описании товара опускаются специфические детали, но все, что действительно сказано о нем, – правда. То есть наша репутация и длительный успех Базара зависят от скрупулезного следования этому правилу. Если торговец или купец продает что-то, утверждая, будто это магический предмет, а оказывается, что предмет этот не обладает никакими магическими свойствами, то это мошенничество… и если позволить преступникам уйти безнаказанными, то это может означать конец того Базара, каким мы его знаем.
   – На самом-то деле, – сухо произнес я, – я всего-навсего собирался настоятельно просить вас не называть их нашими друзьями, но пропустим это. Вы как-то не упомянули о наших вариантах выбора.
   Мер-Зер пожал плечами.
   – Их в общем-то всего три. Вы можете заплатить полученные ими обманом деньги плюс двадцать пять процентов пени, принять постоянное изгнание с Базара или же попытаться убедить своих др… э-э-э-э, я хотел сказать, беглецов, вернуться на Базар и уладить дело самим.
   – Понимаю… Отлично. Вы свое слово сказали. А теперь выйдите, пожалуйста, и дайте нам с партнером обсудить нашу позицию по этому вопросу.
   Ааз взял на себя заботу по их выпроваживанию, в то время как я погрузился в размышления о том, что нам следует сделать. Когда он вернулся, мы оба просидели молча почти целый час, прежде чем один из нас заговорил.
   – Ну, – сказал наконец я, – что ты об этом думаешь?
   – Изгнание с Базара исключается! – прорычал Ааз. – Это погубит нашу репутацию, да и я не потерплю, чтобы нас выгнали с Базара – из нашего дома – из-за такого идиотского случая!
   – Согласен, – мрачно сказал я. – Хоть мне и приходит в голову, что с этим вариантом Мер-Зер блефовал. Он хочет закрепить нас на Базаре не меньше, чем мы – остаться на нем. Именно он в первую очередь и нанял нас, помнишь? По-моему, он ожидает, что мы плюнем и заплатим. Таким образом, он выжмет из нас кое-что из того, с чем он в свое время с таким скрипом расстался. Мне почему-то очень не хочется уступать такому давлению.
   Ааз кивнул.
   – Мне тоже.
   Последовало еще несколько минут молчания.
   – Ладно, – сказал наконец Ааз. – Кто из нас это скажет?
   – Придется нам отправиться за ними, – вздохнул я.
   – Наполовину верно, – поправил Ааз. – Придется мне отправиться за ними. Партнер ты или нет, мы здесь говорим о совершенно новом измерении, и оно слишком опасно для человека с твоим уровнем магического искусства.
   – Моим уровнем? А как насчет тебя? У тебя и вовсе нет никаких способностей. Если оно слишком опасно для меня, то на что же рассчитывать тебе?
   – На опыт, – высокомерно обронил он. – Я, бывало, это проделывал, а ты нет. Конец спору.
   – Как бы не так, «конец спору»! Как же это ты предполагаешь оставить меня тут, если я не соглашусь?
   – Запросто, – усмехнулся Ааз. – Видишь, кто стоит в углу?
   Я повернулся посмотреть, куда он показал, и то, что случилось вслед за этим, запомнилось мне надолго.


   Для успешного планирования нужна надежная информация.
 X. Колумб

   – Эй! Шеф! Очнись!! Ты в норме?
   При ином раскладе я бы предпочел, чтобы эти слова произнесло чувственное видение – гений чистой красоты. Но их воскликнула Маша.
   Это было одним из первых впечатлений, пробившихся сквозь туман в моей голове, когда я пытался вновь прийти в сознание. Я никогда не проявляю себя в лучшем виде по утрам, даже когда просыпаюсь без посторонней помощи. Пробуждение, навязанное мне кем-либо другим, лишь гарантирует мне скверное настроение.
   Однако даже будучи не в себе, я не мог ошибиться насчет того, что это Маша трясет меня, заставляя очнуться. Даже спросонья ее фигуру нельзя было ни с чем спутать. Представьте себе, если сможете, самую массивную, самую толстую женщину, какую вы когда-либо встречали. Теперь удвойте все ее параметры, добавьте к этому впечатлению оранжевые волосы, накладные ресницы и лиловую помаду и сдобрите всю картину тачкой аляповатых ювелирных изделий. Понимаете, что я имею в виду? Я мог бы узнать Машу за милю темной ночью… с завязанными глазами.
   – Конечно, в норме, ученица! – прорычал я. – Разве тебе не положено заниматься какими-нибудь уроками или еще чем-нибудь?
   – Ты уверен? – безжалостно изрекла она.
   – Да, уверен. А почему ты спрашиваешь? Неужели нельзя немного вздремнуть, не подвергнувшись за это насмешкам?
   – Просто ты обычно не ложишься вздремнуть на полу посреди приемной.
   Эти слова привлекли мое внимание, и я заставил свои глаза сфокусироваться. Она права! По какой-то причине я лежал, растянувшись на полу. Это что же такое могло со мной произойти, чтобы…
   И тут все вспомнилось! Ааз! Экспедиция в новое измерение!
   Я сел, резко выпрямившись… и тут же пожалел об этом. Голову, точно удар кинжалом, пронзила ослепительная боль, а желудок у меня перекувырнулся и приземлился на спину, проделав это с изяществом кома засохшей овсянки.
   Когда я начал крениться, Маша схватила меня за плечо.
   – Держись, Девятый Вал. Похоже, твое представление о состоянии «в норме» немного не совпадает с моим.
   Не обращая на нее внимания, я осторожно ощупал затылок и обнаружил за ухом огромную саднящую шишку. Если у меня и были какие-то сомнения насчет случившегося, то теперь они рассеялись.
   – Проклятый извращенец! – выругался я, вздрагивая от новой волны боли, вызванной звуками моего же голоса. – Он, должно быть, оглушил меня и ушел один!
   – Ты имеешь в виду Ааза? Зеленого и чешуйчатого собственной персоной? Чего-то не пойму. С какой стати твоему собственному партнеру наносить тебе такой удар, будто неопытному сопляку?
   – Чтобы пройти через дверь без меня. Я совершенно ясно дал понять, что не хочу при проведении такой операции оставаться на базе.
   – Дверь? Какую дверь? – нахмурилась Маша. – Я знаю, у вас есть свои тайны, шеф, но думаю, тебе лучше немного поподробней растолковать мне, что, собственно, здесь происходит.
   Я как можно короче ввел ее в курс дела вплоть до последних событий, включая объяснение, почему мы с Аазом никогда ничего не говорили о таинственной задней двери дома. Будучи сама закаленной путешественницей по измерениям, она намного быстрей, чем Гвидо и Нунцио, усвоила понятие незарегистрированного измерения и его потенциальных опасностей.
   – Чего я не понимаю, так это того, что даже если он не хотел брать с собой тебя, то почему он не взял себе в помощь кого-нибудь другого?
   – Кого, к примеру? – скривился я. – Мы уже установили, что ты моя ученица и он не отдает тебе приказаний без консультации со мной. На Гвидо и Нунцио он никогда не производил впечатления. Тананда и Корреш отправились на задания по собственным контрактам и должны вернуться только через несколько дней. Даже Гэс отправился с Берфертом в давно заслуженный отпуск. Кроме того, он отлично знает, что если примется сколачивать команду и не включит в нее меня, то прежде чем уляжется пыль, обязательно возникнут серьезные затруднения. Разве стал бы я себе полеживать, когда творится такое?
   – Трудно поверить, но ты как раз этим и занимался, – сухо заметила моя ученица, – хотя должна признать, он в некотором роде тебя к этому вынудил.
   И с этими словами она сунула руки мне под мышки и подняла, осторожно поставив на ноги.
   – Ну, что теперь? Полагаю, ты собираешься броситься следом за ним с налитыми кровью глазами. Ты не против, если я отправлюсь с тобой? Или ты твердо решил непременно быть таким же глупым, как он?
   Собственно говоря, именно это я и намеревался сделать. Однако нескрываемый сарказм в ее голосе вкупе с непрошедшей шаткостью моих ног заставили меня пересмотреть свои планы.
   – Нет, – осторожно проговорил я. – Хватит и одного из нас, прущего в воду, не зная броду… хотя, если разобраться, и одного чересчур много. Карты в этой партии сдавал Ааз, ему их и разыгрывать. Мое дело – оставаться в лавке до его возвращения.
   Маша поглядела на меня, вскинув бровь.
   – В этом есть смысл, – согласилась она, – хотя, признаться, я немного удивлена, услышав такое от тебя.
   – Я теперь не юный балбес, а ответственный бизнесмен, – пожал я плечами, – и больше не могу себе позволить опрометчивых поступков. Кроме того, я вполне уверен в способности моего партнера управляться с делами.
   Это были прекрасные слова, и говорил я их всерьез. Однако два дня спустя «ответственный бизнесмен» готов был опрометчиво кинуться в дверь, не задумываясь о последствиях. Гвидо и Нунцио перестали жаловаться на мои одиночные вылазки… в основном потому, что я вообще не выходил из дому! Фактически я проводил почти все часы бодрствования и все часы сна (хотя, признаться, спал я не много), ожидая победоносного возвращения Ааза.
   К несчастью, мое бдение оставалось невознагражденным.
   Я изо всех сил скрывал свою озабоченность, но мне не стоило себя утруждать. По мере того как тянулись часы за часами, беспокойство моих сотрудников все росло, и я стал тратить большую часть времени на увещевания типа: «Нет, он еще не вернулся. Как только он появится, я дам вам знать». Даже Гвидо, никогда по-настоящему не ладивший с Аазом, взял в привычку заходить по меньшей мере раз в час за сообщением: «Никаких изменений».
   Наконец, желая поберечь собственные нервы, я созвал всех сотрудников в приемную на собрание.
   – Мне хочется знать одно: сколько еще нам сидеть сложа руки, прежде чем мы признаем, что все пошло наперекосяк? – в пятый раз пробурчал Гвидо.
   – Сколько, по-твоему, требуется времени на розыск беглеца в незнакомом измерении? – огрызнулся я. – Как долго ты разыскивал бы их на Пенте, Гвидо? Мы должны дать ему некоторое время.
   – Сколько времени? – не отступал он. – Прошло уже два дня…
   – Теперь вот-вот вернутся Тананда и Корреш, – перебила Маша. – Думаешь, они будут вот так сидеть, когда выяснят, что Ааз там совсем один?
   – Разве не ты считала отправку за ним следом глупой идеей?
   – И по-прежнему так считаю. Хочешь теперь узнать, какого я мнения об идее ничего не делать?
   Прежде чем я успел ответить, раздался тихий стук в дверь… заднюю дверь!
   – Видите! – победоносно гаркнул я. – Я же говорил вам, что он вернется!
   – Как-то не похоже на его стук, – с подозрением заметил Гвидо.
   – И с чего бы ему вообще стучать? – добавила Маша. С тех пор как он ушел, дверь оставалась незапертой.
   Охваченный энтузиазмом, я пропустил их замечания мимо ушей. Молниеносно очутившись у двери, я рванул ее настежь и возгласил репетируемое два дня приветствие.
   – Самое время вернуться, парт… нер.
   Там стоял не Ааз.
   В самом деле, существо за дверью вообще ничуть не походило на Ааза. Но что вдвойне удивительней – я ее узнал!
   Мы не были по-настоящему знакомы… не были представлены друг другу, когда вскоре после встречи с Аазом разгневанная толпа вздернула меня, принявшего ее обличье, и еще когда я рассмотрел ее после успешного конкурса придворного мага в Поссилтуме.
   Но мне ни разу не доводилось непосредственно лицезреть ни ее лучезарного лица, обрамленного волнами солнечно-золотых волос, ни непринужденного изящества, с которым она держалась, ни…
   – Это Великий Скив, верно? Вон тот, с открытым ртом?
   Голос ее был таким мелодичным, что мне потребовалось несколько мгновений, чтобы осмыслить сказанное ею и сообразить, что она ждет ответа.
   – Э-э-э-э… да. То есть я к вашим услугам.
   – Рада наконец встретиться с тобой лицом к лицу, – живо проговорила она, нервно поглядывая на Гвидо и Машу. – Я давно искала повода и полагаю, что он наконец представился. У меня есть для тебя новости… о твоем ученике.
   Мне все еще было трудно сосредоточиться на ее словах. Не только ее голос гипнотизировал меня, но и сама она была едва ли не самой прекрасной женщиной, какую я когда-либо встречал… Ну, на самом-то деле девушкой. Она не могла быть намного старше меня. Что еще важнее, я ей, похоже, нравился. То есть она не переставала нерешительно улыбаться, и ее синие глаза не отрывались от моих. Ну, я встречал уважение к себе со стороны коллег и существ на Базаре, но никогда со стороны девушки, выглядевшей словно…
   Затем ее слова дошли до меня.
   – Моем ученике?
   Я невольно украдкой взглянул на Машу, прежде чем сообразил, что тут явное недоразумение.
   – А, ты имеешь в виду Ааза. Он мне больше не ученик. Он мой партнер. Заходи, пожалуйста. Мы как раз о нем и говорили.
   Я посторонился и величественным взмахом руки пригласил ее войти. Раньше я этого никогда не пробовал, но видел такой жест пару раз, когда работал при дворе в Поссилтуме, и он произвел на меня сильное впечатление.
   – М-гм, босс? Нельзя ли вас на минутку?
   – Позже, Гвидо.
   Я повторил жест, и девушка ответила мимолетной улыбкой, озарившей всю приемную.
   – Спасибо за приглашение, – произнесла она. – Но мне придется воспользоваться им потом. Я действительно не могу задерживаться. На самом-то деле мне вообще не следовало приходить сюда. Просто я подумала, что кто-то должен известить вас о том, что ваш друг… Ааз, не так ли? Словом, ваш друг в тюрьме.
   Это живо спустило меня на землю.
   – Ааз? В тюрьме? За что?
   – За убийство.
   – За УБИЙСТВО! – завопил я, бросив всякие попытки вести себя изысканно. – Но Ааз не стал бы…
   – Не кричи на меня! О, конечно, мне не следовало приходить. Слушай, я знаю, что он его не совершал. Вот потому-то мне и надо уведомить тебя о происходящем. Если ты чего-нибудь не предпримешь, его казнят… а там знают, как казнить демонов.
   Я круто обернулся лицом к остальным.
   – Маша! Иди за своей шкатулкой с драгоценностями. Гвидо, Нунцио! Снаряжайтесь. Нам предстоит нанести небольшой визит к нашим соседям.
   Я пытался говорить спокойно и ровно, но голос меня не слушался, и я срывался на крик.
   – Не так быстро, босс, – возразил Гвидо. – Сперва вам надо кое-что узнать.
   – Позже. Я хочу, чтобы вы…
   – СЕЙЧАС, босс. Это важно!
   – В ЧЕМ ДЕЛО?
   Незачем говорить, что в данную минуту я не горел желанием вступать в долгие пререкания.
   – Она – одна из них.
   – Не понял?
   – Из троицы, ушедшей через заднюю дверь. Из тех, за кем гоняется ваш партнер. Она – та самая деваха.
   Словно громом пораженный, я повернулся к девушке за подтверждением и обнаружил лишь пустой дверной проем. Моя таинственная посетительница исчезла так же внезапно, как и появилась.
   – Знаешь, это может быть западней, – задумчиво произнесла Маша.
   – Она права, – кивнул Гвидо. – Можете положиться на слово того, кто сам бывал в бегах. Когда удираешь от правосудия и тебя могут узнать всего двое, возникает сильное искушение ликвидировать это звено. Ведь то, что ваш партнер попал в беду, вам известно только с ее слов.
   – Не надо быть гигантом мысли, чтобы догадаться, кого скорее всего наймут деволы для погони за беглецами. Тебя и Ааза. В конце концов, они ведь знали, через чей дом рвут когти, – добавила Маша.
   Гвидо поднялся на ноги и принялся расхаживать взад-вперед.
   – Верно, – согласился он. – А теперь предположим, что Ааза взяли они. Можете вы придумать лучший способ убрать другую половинку опасной пары, чем, рассказав вам о беде с партнером, увлечь в расставленную западню? Вся эта комбинация дурно пахнет, босс. Я не разбираюсь в незнакомых измерениях, но в преступниках-то я разбираюсь. Как только вы шагнете через эту дверь, так сразу же и станете мишенью.
   – Вы вполне высказались?
   Даже для моих ушей собственный голос показался мне ледяным, но меня это мало заботило.
   Гвидо и Маша переглянулись, а затем молча кивнули.
   – Отлично. Возможно, вы и правы, и я ценю вашу заботу о моем благополучии. Однако…
   Голос мой упал до страшного шипения.
   – …что, если вы ошибаетесь? Что, если наша беглянка все-таки говорит правду? Вы все пилили меня за то, что я ничего не делаю для спасения Ааза. Неужели вы действительно думаете, будто я стану просто сидеть сложа руки, в то время как моего партнера и друга сжигают за преступление, которого он не совершал… из-за того только, что вмешательство может оказаться для меня опасным?
   Огромным усилием я обрел нормальный свой голос.
   – Через десять минут я отправляюсь через эту дверь следом за Аазом… и если я иду прямиком в западню, то лучше ей быть покрепче. А теперь есть ли желающие последовать за мной или я пойду один?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное