Роберт Асприн.

МИФфия невыполнима

(страница 2 из 16)

скачать книгу бесплатно

   – Но, может, тот парень, который продал мне карту, не был миникеном?
   – Кем бы ни был этот парень, он потерял способность лгать, если провел на Мини более суток. Следовательно, то, что он сказал тебе о карте, было чистой правдой. Именно поэтому мы с такой поспешностью убрались с Мини. Если ты занимаешься покупками, то абсолютная правдивость может нанести тебе непоправимый ущерб.
   Я понимал, что Танда пришла к подобному выводу вовсе не на основании собственного опыта. Но во всем, что касается торговли, она была экспертом.
   – Отправляемся, – повернулась она к Аазу. – Доставай карту, мы зря теряем время.
   – Не знаю почему, но у меня появились очень дурные предчувствия, – произнес Ааз.
   Он достал пергамент, развернул и положил на кровать так, чтобы мы все могли его видеть. Я не имел ни малейшего представления о том, на что смотрю, но Танда, похоже, понимала, что перед ней.
   – Вот здесь измерение миникенов, – сказала она, показывая на верхний левый угол карты.
   Теперь это понял даже я, поскольку там значилось «Мини».
   – Мы начнем оттуда? – Этот вопрос, естественно, задал я.
   Ааз кивнул. То же самое сделала и Танда, за что я был ей очень благодарен. Если они оба подтверждают этот факт, то у меня нет никаких оснований сомневаться.
   Танда провела пальчиком по одной из линий, отходящих от Мини. Линия упиралась в черную точку, под которой было написано «Завихрение № 1». Некоторое время она смотрела на надпись, а потом подняла глаза на Ааза и спросила:
   – Тебе известно, что это и где оно находится?
   – Понятия не имею.
   Эти слова повергли меня в шок. Мой наставник крайне редко признавался в незнании чего-либо. Я даже не помню, когда это случалось в последний раз, если вообще когда-то случалось. У меня возникло желание сказать ему об этом, но время для подобных заявлений было явно неподходящим, и я вернулся к разглядыванию карты.
   От «Завихрения № 1» отходили три линии. Заканчивались они у черных точек без всяких надписей. А от этих шести точек, в свою очередь, шли линии к другим точкам, обозначавшим «Завихрения». Кроме первого «Завихрения», их было еще семь, а в правом нижнем углу карты стоял знак «X», и рядом с ним значилось – «Корова». К корове вела всего лишь одна линия, ведущая начало от точки с надписью «Завихрение № 8».
   Было ясно, что прямиком из Мини до коровы никак не добраться. И вообще к этой золотой скотине не было ни единого прямого пути.
   Даже беглого взгляда на карту было достаточно, чтобы убедиться: у нас по меньшей мере дюжина вариантов следования через разные «Завихрения» по различным линиям. Если мы и не отыщем корову, то все едино развлечемся, решая эту головоломку.
   Ааз неоднократно говорил мне, что скачки по измерениям – дело опасное, поскольку можно попасть в незнакомое место и не найти оттуда дорогу домой.
Интересно, подумал я, насколько опасно путешествовать по измерениям, руководствуясь этой картой, учитывая то, что сама карта ужасно путаная.
   – Сдается мне, – сказала Танда, обращаясь к Аазу, – что без дополнительной помощи нам эту золотую тварь не отыскать.
   Ааз посмотрел на нее, медленно наклонил голову и сказал:
   – Я думаю, что ты не думаешь о том, о чем думаю я.
   – Я думаю именно о том, о чем думаешь ты, – ответила она.
   – Нет!
   По собственному опыту я знал, что, когда Ааз произносит «нет!» таким тоном, ничто не может заставить его поменять точку зрения.
   – Да, – сказала Танда и послала ему такую улыбку, от которой у мужчин мгновенно плавятся пряжки на ремнях, поддерживающих брюки.
   Затем она протянула руку и погладила демона по зеленой чешуйчатой щеке.
   – Нет, – повторил Ааз, но уже не столь решительно. Даже изверг не в силах противостоять чарам Танды.
   – Да, – повторила она, подбавив в улыбку еще немного шарма и почесывая шею Ааза где-то за ухом. Я возрадовался, что она проделала этот трюк не со мной, потому что, даже глядя со стороны, я едва не растекся лужей по полу. При этом я понятия не имел, о чем идет спор.
   Ааз, похоже, чувствовал себя почти как я.
   – Это – ошибка, – сказал он, покачивая головой. – Как мы иначе сможем определить то измерение, на которое нам следует перескочить с Мини?
   Она еще раз потрепала его по щеке и прижалась к нему всем телом. Ни одно нормальное существо мужского пола не способно противостоять подобной атаке. Ааз, естественно, тоже не устоял. Даже у меня свежевыстиранная рубашка насквозь пропиталась потом.
   – Ну хорошо, – произнес он так тихо, что я почти не расслышал. – Но, поверь, мы совершаем ошибку.
   – Не волнуйся, мы никому эту карту не покажем. – Танда отошла от Ааза и свела накал своих чар до нормального уровня.
   И Ааз, и я глубоко вздохнули.
   – Но тогда – зачем? – спросил Ааз.
   – Мы узнаем, что представляет собой этот энергетический узел и где он находится, – ответила Танда.
   – Может быть, мне объяснят, о чем идет речь? – не выдержал я.
   – Нет! – отрезал Ааз, взял меня за руку и встал рядом с Тандой.
   Уже через миг моему взору открылся Базар-на-Деве.


   Ну и базар!
 Рипли

   Другого места, хотя бы отдаленно смахивающего на Базар-на-Деве, не сыскать во всей вселенной. По крайней мере так утверждает Ааз. И я, исходя из собственного опыта, полученного после немногих посещений Базара и знакомства с некоторыми измерениями, начинаю ему верить. Обитателей Девы зовут деволами, и деволы считаются лучшими торговцами во всех известных измерениях.
   Изверги, к которым принадлежит Ааз, трясутся над каждым грошом, но любой девол, как утверждает мой наставник, без труда вытянет этот грош из кармана ваших штанов, и вам еще повезет, если эти штаны останутся на вас. Девол может пустить вас гулять по свету голышом и при этом убедить, что вы совершили чрезвычайно выгодную для себя сделку.
   Базар-на-Деве являлся материальным воплощением подобных талантов. Он был торговой столицей всех измерений, и у меня сложилось впечатление, что Базар тянется в бесконечность. Когда я спросил у Ааза, сколько мне потребуется времени, чтобы дойти до другого конца Базара, он ответил, что на это уйдет пять или шесть месяцев, не забыв присовокупить, что живым мне туда все едино не добраться.
   Надо признать, что Базар-на-Деве действительно место весьма опасное, поэтому, протискиваясь через толпу, я старался держаться как можно ближе к Танде и Аазу.
   Я не мог понять, почему местность, где мы оказались, просто кишела демонами. Вонь стояла такая, словно кто-то решил варить поблизости старые сапоги, а большинство демонов покрывала красно-белая чешуя, и чешуйки сыпались с них при малейшем прикосновении. Поскольку мы очень спешили, я то и дело на кого-нибудь натыкался.
   К тому времени, когда мы остановились перед совершенно незаметной палаткой с опущенным клапаном входа, я вспотел, словно в жаркий летний день, и был облеплен чешуей с головы до ног.
   – Будет неплохо, если ты стряхнешь с себя эту дрянь, – заметил Ааз, глядя на меня и покачивая головой.
   Ни к нему, ни к Танде не прилипло не единой чешуйки. Я недоумевал, как им удалось остаться чистыми.
   – Зачем стряхивать, сами отвалятся, – сказал я.
   – Они кислотные, – пояснила Танда и сковырнула полированным коготком чешуйку с моего лба.
   Я принялся лихорадочно стряхивать сотни прилипших к одежде чешуек. Танда и Ааз, глядя на мои потуги, весело смеялись.
   – Не могли бы вы, вместо того чтобы веселиться, очистить от чешуи мою спину? – возмутился я.
   Танда рассмеялась еще громче. Я повернулся к ней спиной и ощутил, как по моим плечам, спине и чуть ниже спины прошлись ее ручки. В других обстоятельствах я бы расслабился и постарался получить удовольствие, но сейчас мне было не до того. Какое можно получить удовольствие – расслабляйся не расслабляйся, – если ты стоишь в толпе, тебя толкают со всех сторон, ты переминаешься с ноги на ногу, а с тебя обирают чужие чешуйки?
   Ааз стоял в стороне и, покачивая головой, взирал на палатку. Тем временем чистка закончилась, и Танда на всякий случай проверила мои волосы, шею и уши в поисках застрявших чешуек.
   Одну мы все-таки пропустили, и я узнал об этом лишь после того, как увидел, что у меня задымился ботинок. Это была моя лучшая пара! Я стянул ботинок с ноги и вытряхнул кислотную чешуйку на пол.
   Ааз посмотрел на меня, осклабился, продемонстрировав все свои остроконечные зубы, и сказал:
   – Благодари небеса, что ни одна из них не завалилась тебе в штаны.
   Ничего не ответив, я посмотрел на прожженную в подошве дыру и содрогнулся.
   – Если хочешь, могу проверить, – ухмыльнулась Танда.
   – Спасибо, – буркнул я, надевая ботинок, – как-нибудь в другой раз.
   – Не нравится мне эта затея, – сказал Ааз, поворачиваясь лицом к палатке, которая, видимо, и была целью нашего визита на Деву.
   – Я тоже не в восторге, – пожала плечами Танда, – но другого варианта у нас нет. Ты знаешь еще кого-нибудь, кто мог нам сказать, что такое «Завихрение» и где его искать?
   Ааз покачал головой, явно пытаясь что-то вспомнить. Не добившись успеха, он сказал:
   – Больше всего мне не нравится цена, которую нам придется за это уплатить.
   – Не думаю, что цена окажется чрезмерной, – возразила Танда.
   Ааз промолчал.
   Я закончил контрольную проверку на чешуйчатость и посмотрел на палатку, перед которой мы находились. На ней не имелось никакой вывески, и ничто не указывало на то, что в ней вообще кто-то есть. Посетители рынка почему-то обходили ее стороной.
   – Мне хотелось бы знать, куда мы идем, – заявил я. – Достаточно лишь крошечного намека.
   – Ты никуда не идешь, а остаешься здесь, – ответил Ааз.
   – Ни за что! – Я оглядел толпу красно-белых кислотных демонов и для пущей убедительности потряс головой.
   – Нам следует держаться вместе, – заметила Танда, принимая мою сторону. – Возможно, нам придется быстро отсюда сматываться.
   – Не нравится мне это, – проворчал я, копируя наставника.
   Ааз внимательно посмотрел мне в глаза, что-то прорычал и буркнул:
   – Ты там не проронишь ни единого слова. Понял?
   – Само собой, – кивнул я и приложил ладонь ко рту, давая понять, что отныне он на замке.
   – Давай я тебе помогу, – улыбнулась Танда, прикоснувшись своей прекрасной ручкой к моим губам. Прикосновение было нежным, а аромат кожи напоминал благоухание цветов. Она провела пальцами по моему рту и потрепала меня по плечу.
   – Это было… – начал я и умолк. Мой рот перестал открываться.
   Я сделал еще одну попытку выразить свое восхищение, но все слова почему-то остались внутри меня, а на волю вырвалось:
   – Тррргггг Врргггг. – Я попытался крикнуть: «Что ты со мной сделала?», но до моих ушей долетело лишь: – Вггггхххх дггггхххх йиггггхххх дггггхххх.
   Губы склеились накрепко. И чем сильнее я старался их разлепить, тем больнее мне становилось.
   – А я и не знал, что ты это умеешь, – сказал Ааз Танде, не обращая внимания на мои убогие попытки.
   – Мне раз сто хотелось применить это заклинание, – ответила она. – Ты обо мне еще многого не знаешь.
   Что касается меня, то мне вовсе не хотелось, чтобы Танда заклеивала мне рот. Я предпочел бы, чтобы все ее действия с моими губами ограничивались поцелуями.
   Я попытался высказать ей это, но не смог.
   – Вперед, – скомандовал Ааз, которого мое состояние, судя по всему, вполне устраивало, и шагнул к палатке.
   – Не беспокойся, я это сделала для твоего же блага. И для нашего тоже, – сказала Танда, глядя на мои безуспешные попытки разлепить губы. – Это пройдет. – Она подхватила меня под руку и повлекла вслед за Аазом.
   В первый раз за все время до меня дошло, что постоянно твердящая об отсутствии магических способностей Тананда обладает гораздо большим могуществом, чем ваш покорный слуга – придворный маг королевства Поссилтум.
   Подойдя к входу в палатку, Ааз и не подумал постучать. Хотя, по правде говоря, не знаю, есть ли какой-либо толк от стука в палатку. Он решительно вошел внутрь, а Танда провела меня за ним следом. Внутри палатка оказалась просто гигантской. Нет, слово «гигантской» здесь явно не подходит. Противоположной стены палатки я не видел, и у меня сложилось полное впечатление, что я шагнул в бесконечность. Впервые в жизни я увидел палатку, которая изнутри была больше, чем снаружи. Ааз упоминал о существовании на Базаре подобных торговых помещений, но до тех пор, пока я сам не вошел внутрь через откинутый полог, я не представлял, что подобное возможно. В палатке царил полумрак, полы там были из мрамора, а стены каким-то образом оказались деревянными. Мебель практически отсутствовала. Лишь чуть в стороне от нас располагался простой деревянный стол. На стене за столом красовалась огромная карта измерений. А за самим столом восседала женщина. На наше появление она вообще не среагировала.
   Поначалу я никак не мог взять в толк, чего так опасались Ааз и Танда. Помещение выглядело странным, но ничего угрожающего в нем не было, если не считать того, что оно было в сотни раз больше той палатки, в которой находилось. Мы остановились перед столом, и Ааз выдвинулся чуть вперед, так как именно он собирался держать речь.
   Женщина подняла на него взгляд и улыбнулась. У нее были оранжевые глаза и нос пуговкой, сильно смахивавший на свиной пятачок. На Танду дама совершенно не походила. Подобного демона женского пола мне ранее видеть не доводилось.
   – Да? – сказала она, и я чуть не упал.
   У нее оказался низкий, грубый, явно мужской голос. И именно этот голос заставил меня посмотреть на нее – или на него – внимательнее. Я не мог понять, почему вдруг решил, что передо мной женщина. Ее руки и плечи были скроены как у мужчины, а волосы острижены коротко, по-мужски. Тем не менее до того, как он заговорил, я был готов дать голову на отсечение, что нас встретила женщина. Словом, от всех этих мыслей моя голова пошла кругом. Ааз сразу взял быка за рога.
   – Нас интересует, как можно попасть в измерение, именуемое «Завихрение», – сказал он.
   Мужчина, который вроде был как бы женщиной, улыбнулся. Теперь это, несомненно, снова была женщина. Ее свиной пятачок куда-то исчез, и на его месте появился носик прекрасной формы. О губах я молчу, так как, глядя на них, можно было вообще лишиться дара речи, которого, впрочем, я уже был лишен. Я следил за тем, как постепенно меняется ее лицо. Изменения были просто невероятными. Глаза из оранжевых сделались голубыми, кожа посмуглела, щеки порозовели, а волосы выросли до плеч.
   – Как вы… – Я пожелал спросить, каким образом удается ей подобная трансформация, но склеенные губы не позволили мне этого сделать.
   Ааз и Танда ничего не спросили, так как, видимо, ожидали увидеть демона-трансформера.
   Создавалось впечатление, что она беспрестанно творит Заклинание личины. Любопытный трюк, подумал я.
   – Скажите, – произнесла она нежным, тихим и весьма соблазнительным голосом, – какое из Завихрений вас интересует?
   Прежде чем ответить, Аазу, очевидно, пришлось выдержать серьезную внутреннюю борьбу. Поскольку возникла пауза, я хотел встрять в беседу и заявить, что нам нужны все Завихрения от № 1 до № 8 включительно. Но по счастью, мой рот был плотно заклеен. Я не мог понять, откуда у меня возникло желание вдруг это заявить.
   – Завихрения от № 1 до № 8 включительно, – сказал Ааз.
   Демон за столом продолжал неторопливо менять свой облик. Теперь она превращалась в статую. Одежда слилась с телом, а сама она стала похожа на покрытую чешуей каменную глыбу с мощными, как стволы деревьев, руками. Я обратил внимание на то, что кресло под демоном тоже выросло, чтобы вместить эту массивную тушу. Мне даже показалось, что кресло само стало частью этой туши.
   – Назовите причины, в силу которых вы желаете попасть в указанное измерение? – спросило существо, и голос его в безграничных просторах палатки прогремел, словно раскат грома.
   Ааз снова начал бороться с собой, а я вдруг ощутил, что мне не терпится выложить все, что мне известно о карте, указывающей путь к сокровищам. В этой твари, видимо, было нечто такое, что вынуждало стоящих перед ней демонов говорить правду. Теперь я был благодарен Танде за то, что она заткнула мне рот. Я не понимал, как Аазу и Танде удается хранить молчание. Вне всякого сомнения, мы были в руках могущественного мага, способного контролировать мысли.
   – Мы ищем сокровища, – ответил Ааз, взвешивая каждое слово, – и наш путь лежит через Завихрения, начиная с измерения Завихрения № 1.
   – Логично, – сказало существо, постепенно трансформируясь в свинью, – но вам это, друзья, обойдется в десять процентов от общей стоимости находки.
   Танда подняла руку и выступила вперед.
   – Цена за указание направления слишком высока, – сказала она, – мы готовы дать не более пяти процентов от общей стоимости того, что обнаружим в ходе данного предприятия. Если эти условия неприемлемы, мы будем вынуждены обратиться за помощью в другое место.
   Создание теперь обрело свинообразную форму – такого типа демонов мне уже приходилось встречать здесь, на Деве, во время предыдущих путешествий.
   – Кроме меня, вам, ребята, никто не поможет, – заявил трансформер, – но ваше предложение представляется мне справедливым, и я его принимаю.
   – Вот и ладненько, – в один голос произнесли Ааз и Танда.
   Создание, успев вновь сделаться прекрасной женщиной, произнесло:
   – Что ж, я смогу вам помочь. – Теперь она говорила твердо и решительно. – Поскольку у меня появился финансовый интерес, я хочу, чтобы ваша экспедиция закончилась успешно. Предупреждаю – все измерения Завихрений требуют самого внимательного к себе отношения. Они полны опасностей, и в них легко заблудиться.
   Затем она посмотрела на меня, и взгляд ее голубых глаз пробуравил мне сердце. В моих самых лучших снах я до конца дней своих буду видеть это дивное создание. Она была настолько прекрасна, что мне захотелось приблизиться к ней, прикоснуться – и уже не покидать никогда. По мере того как ее взгляд все глубже, и глубже, и глубже проникал в мое сердце, ноги мои постепенно слабели, а желудок начал исполнять сальто. Мне хотелось, чтобы мои губы разлиплись и я смог прошептать, как сильно я ее люблю.
   – Ты должен заботиться о своих друзьях, – сказала она, и при звуках ее чудного голоса я расплавился окончательно. – Ты меня понял.
   Я каким-то непостижимым образом ухитрился кивнуть.
   – Вот и славно, – сказала она, подмигивая. – Мне сразу станет известно, победили вы или проиграли. Желаю удачи.
   Палатка и прекрасная женщина вдруг исчезли. Вокруг нас под ветром гнулись деревья, а в лицо мне летел песок.
   – Завихрение № 1! – гаркнул Ааз, пытаясь перекрыть рев ветра.
   – Мы на месте! – прокричала в ответ Танда.
   Неужели им трудно было меня заранее предупредить, что мы прыгаем в другое измерение, подумал я и высказал все, что о них думаю:
   – Пгггхххирр угххххар мгррррббб, мгррррббб!

   Мимо меня, сводя видимость к нулю, неслись облака пыли. Демон-трансформер на Деве сказал, что Завихрения таят опасность и рождают у путешественников странные желания. Лично я испытывал лишь одно желание – вернуться как можно скорее домой. Надо сказать, что ничего странного в этом желании я не находил.
   – Сюда! Скорее! – крикнула Танда, приглашая нас взмахом руки следовать за ней. Поскольку в клубах пыли ничего не было видно, я решил, что терять все равно нечего, и последовал ее призыву.
   Танда не обманула, сказав, что мой рот запечатан лишь на время, и к тому моменту, когда мы, спотыкаясь, добрели сквозь ураган до древнего бревенчатого строения, я снова обрел дар речи.
   Хижина, в которую привела нас Танда, была сложена из неотесанных бревен, а на вид ей было лет сто, не меньше.
   Танда распахнула дверь, и мы ввалились внутрь. Через сотни щелей в стенах ветер проникал в помещение, а единственными обитателями дома были крысы.
   – Что за нелепая спешка? – спросил Ааз, стряхивая с одежды песок.
   – Разве ты ничего не заметил? – спросила Танда. – Там что-то двигалось. Двигалось в нашу сторону.
   – Я вроде бы ничего не видел, – сказал Ааз и посмотрел на меня.
   Я в ответ лишь покачал головой и пожал плечами. Я тоже ничего не заметил, но Танда явно была напугана.
   В центре комнаты я запалил приличный костер, использовав для этого лишь силу разума и разбросанные по помещению деревяшки, а Танда тем временем создала по периметру энергетическое поле, защищающее нас от ветра.
   Как я теперь понимал, Ааз и Танда, входя в палатку, были готовы к всяческим неприятностям, и теперь, когда неприятности не заставили себя ждать, мои спутники не растерялись. Я скорбел лишь о том, что они не предупредили меня. Когда я покончил с добыванием огня, Танда повесила мне на шею кулон-переводчик, еще один – на шею Ааза. Это было сделано для того, чтобы мы могли понять тех, кого встретим, покинув хижину.
   – Ну и что дальше? – спросил я, грея руки над огнем. – Не могли бы вы объяснить мне, что случилось, кто был этот постоянно меняющий личины демон, как мы сюда попали и где, собственно, находимся?
   – Знаешь, – сказал Ааз, обращаясь к Танде и полностью игнорируя мой вопрос, – малыш мне нравился гораздо больше, когда у него была запечатана пасть.
   – Нехорошее это дело, затыкать другим рот, – сказал я, но вспомнив о том, что хотел сообщить, находясь в палатке, добавил: – Хотя я, кажется, понимаю, почему вы так поступили. Заклинание недержания, не так ли?
   Ааз посмотрел на меня с нескрываемым изумлением, а Танда засмеялась:
   – Похоже, твой ученик кое-что усвоил. Однако ты мог бы и удовлетворить его любопытство.
   Ааз уселся на пол и вздохнул:
   – Палатка, в которую мы вошли, принадлежит Перемещальнику. Существо, с которым мы говорили, зовется Перемещальник. Нас сюда переместил Перемещальник, и, насколько я понимаю, это замечательное местечко зовется Завихрение номер раз.
   Пришлось признать, что он ответил на все поставленные мною вопросы, хотя ответы удовлетворили меня не полностью.
   – Почему ты не хотел обращаться к Перемещальнику за помощью?
   Танда, услыхав вопрос, громко расхохоталась (она уже успела устроиться на полу) и сказала:
   – Я тоже не хотела, но у нас не было другого выхода.
   – Почему?
   – Да потому, малыш, – пояснил Ааз, – что Перемещальники строят свое благосостояние на знании географии. Помнишь, как я тебе говорил, что для путешествия в иное измерение надо создать в уме четкий образ этого измерения и одновременно представить его в системе других измерений?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное