Роберт Асприн.

Корпорация М.И.Ф. в действии

(страница 3 из 14)

скачать книгу бесплатно

   – Да ну? – фыркнул Шу, переключая внимание на новый фронт. – И кто же это меня заставит?
   – Если понадобится – я, – отрезала Осса.
   – Да ну?
   – Да!
   – Ну, тогда почему б тебе не показать нам… У!
   К этому времени я уже достаточно остыл, чтобы при случае воспользоваться выгодностью создавшейся ситуации. Когда двое братьев выпятили грудь и с наглым видом стали наступать на Оссу, они совершенно напрасно повернулись ко мне спиной. И прежде чем они успели приблизиться к своей потенциальной жертве, я вклинился между ними и дружески уронил руки им на плечи.
   – Извини, Осса, – улыбнулся я, – но мне нужно немножко потолковать с этими ребятами наедине, пока они еще способны стоять и ходить без помощи костылей. Верно, ребята?
   – У-у!.. Верно!
   – Да… А-а-а-а!.. Точно!
   Внезапное единодушие братьев Слеппней в немалой степени объяснялось тем, что я небрежно вонзил большие пальцы под их ключицы и усиливал нажим каждый раз, задавая им очередной вопрос… пусть даже риторический. Настоящая хитрость этого маневра, на случай если вас заинтересуют технические детали, состоит в том, чтобы ни в коем разе не ослаблять хватку. То есть не сжать… разжать… сжать… разжать, а – сжать… стиснуть… сдавить… раздробить… Мысль понятна? Так вот, если вам удалось отработать этот прием, да так, что сможете дробить с его помощью кирпичи… как, к примеру, я… то это поможет вам убедительно поддержать даже самую слабую логику при расхождении во мнениях.
   Так или иначе, возвращаясь к сложившейся ситуации, я отвожу двух братьев в сторонку немножко поболтать, и все это под настороженным взглядом ошивающегося рядом капрала.
   – Итак, мальчики, вам не кажется, что было бы неплохо смотреть на все повеселее? – сказал я так тихо, что слышно это было только нам. – Подумали бы лучше о двух вещах. Во-первых, эти ребята, с которыми мы проходим обучение, составляют группу, а в группе всегда лучше быть приятным. Тогда ты приобретешь друзей, которые в бою прикроют тебя с тыла… а в противном случае будешь все время оглядываться, ожидая удара в спину. Это ясно?
   – Ясно, Гвидо!
   – У-у! Точно, Гвидо!
   – Хорошо. Так вот, а во-вторых, я хочу, чтобы вы запомнили следующее – если не прекратите препираться по каждому поводу и без повода и помешаете нашей группе завершить подготовку в наикратчайший срок… – Я украдкой бросил взгляд на капрала и понизил голос, с трудом сохраняя на лице улыбку: – Тогда я лично оторву головы вам обоим! Понятно?
   – А-а-а-а! Да! Понятно!
   – Как… У-у-у-у… скажешь, Гвидо!
   – Ах да. Еще одна мелочь. Я говорю не по-странному. Согласны?
   – А-а-а-а-а-а-а-а…
   – О-о-ой…
   Я заметил, что капрал идет в нашу сторону, следовательно, пора было закругляться.
   – Будем считать, что это значит «да», – сказал я и разомкнул хватку.
   Объясняя свой безотказный прием, я забыл упомянуть, что если внезапно полностью разжать хватку, то прилив крови к пострадавшему участку вызовет дополнительный дискомфорт, и известны даже случаи глубоких обмороков.
И это бывает даже выгодно, ведь в момент, когда эффект вступает в силу, сами вы даже не прикасаетесь к жертве.
   Я уже отмечал, что братья Слеппни – ребята довольно крепкие, и после нашей беседы они лишь немного пошатывались. Однако похоже, что какое-то время им будет крайне трудно двигать руками в ситуации, где требуются хорошая координация движений и сила… скажем, в драке. Это, конечно же, возымело желанный эффект, и брательники заметно поутихли.
   – Что здесь происходит? – выкрикнул капрал, налетая на нашу маленькую группу.
   Я невинно моргнул и беспомощно пожал плечами, словно на перекрестном допросе в присутствии окружного прокурора.
   – Мы просто обсуждали последствия антиобщественного поведения в коллективе.
   – Да ну? Это правда, вы двое?
   Слеппни попытались подобно мне пожать плечами, но скривились, не закончив жест, и ограничились кивками.
   Несколько секунд капрал подозрительно глазел на нас, а потом повернулся к остальной группе.
   – Ладно, в две шеренги становись! – заорал он, неудачно подражая сержанту. – Пора на занятия!
   – Наши подопечные правильно отреагировали на прикладную логику? – прошептал, становясь рядом со мной, Нунцио.
   – Разумеется, – кивнул я. – Более того, по-моему, они уразумели ее за один урок. Не понимаю, почему ты все время твердишь, что нынешняя молодежь туго все усваивает?
   На это Нунцио закатил глаза и отвесил мне шутливый поклон.
   – Может, нам следует называть тебя теперь Мухобоем? – усмехнулся он.
   Кое-кто из рекрутов посмеялся над этой остротой, что заставило меня немного понервничать. По опыту в Синдикате я знаю, с какой легкостью прилипает дурацкая кличка после какого-нибудь глупого инцидента. Однако капрал избавил меня от необходимости менять тему, так как выбрал именно этот момент, чтобы заорать, сбивая нас в строй для следующего раунда подготовки.
   – Брось, – сказал я, нанося Нунцио довольно чувствительный удар по руке за нанесенную обиду. – Нам только еще предстоит стать эффективными бойцами.


   Нажимай на спуск плавно, не дергай его.
 Р. Роджерс

   К несчастью, навешенная Нунцио кликуха Мухобой прилипла ко мне… во всяком случае, вторая ее половина – Бой. Но еще больше неудобств доставило мне то обстоятельство, что сержант в связи с этим назначил меня и.о. командира отделения в нашей маленькой группе рекрутов, которых я уже назвал по именам. Пост этот требует быть всего-навсего овчаркой при «насекомых». Но это все же руководящий пост, а я, как уже отмечал ранее, склонен избегать их, как повестки в суд.
   Материал, который мы должны проходить в процессе начальной подготовки, на самом-то деле оказался не слишком тяжелым. Большая его часть и впрямь была полезной, к тому же преподаватели не жалели усилий, чтобы по-настоящему нас заинтересовать. Это стало приятной неожиданностью после моих профессоров в колледже, большинство которых, похоже, считали себя величайшими корифеями и полагали, что студенты должны почитать за счастье выплачивать существенные суммы за возможность благоговейно внимать их бредням. И что еще хуже, они регулярно испытывали преданность и терпение студентов невозможной скукотой своих лекций и при этом зорко высматривали тех, кому удавалось достаточно долго оставаться бодрствующими и все-таки усвоить нужное для сдачи выпускных экзаменов.
   Армия же, напротив, начинает с исходной посылки, что рекруты совершенно невежественны и вряд ли заинтересуются данным предметом, если не сделать его достаточно привлекательным для удержания их обычно рассеянного внимания. Часто бывает важен даже личный пример преподавателя, доказывающий жизненную необходимость усвоения его предмета.
   (Из уважения к тем из вас, кто ныне вкладывает большую часть своего времени или времени своих детей в обучение в колледже, я воздержусь от дифирамбов той системе, какую считаю лучшей для передачи информации, не говоря уже о реальной жизненной ценности самой этой информации, и ограничусь простой констатацией факта, что инструктирование в армии нельзя назвать ни бессмысленным, ни лишенным ценности занятием. И что особенно важно, армия еще и платит тебе, пока ты учишься. Конечно, дела могли бы обстоять еще лучше, если бы обучение своих сотрудников активно поддержали корпорации посерьезнее торгующих со скидкой закусочных… но это уже выходит за пределы обсуждаемой темы, то есть – армейской подготовки.)
   Мы с Нунцио, в общем, не жаловались на занятия и даже находили их исключительно информативными. Как вам, вероятно, известно, в Синдикате ценится мастерство в индивидуальной тактике или во всеобщей свалке при засадах, и поэтому обучение ведению операции с участием всего подразделения было для нас истинно новым опытом. Конечно, трудно было представить, чтобы этот опыт когда-нибудь действительно оказался нам полезен.
   Во-первых, как я уже сказал, телохранительство обычно связано с засадами и с тем, что в спорте известно под названием «спешная защита», и поэтому вряд ли искусство ведения открытого боя пригодится нам на гражданке после службы – смысл засады в том и состоит, чтобы захватить охрану врасплох и посадить в лужу.
   Во-вторых, что особенно важно, не представляли мы себе и то, как использовать эту тактику на службе в армии. Суть в том, и ни для кого это не являлось тайной, что армия Поссилтума располагала самыми крупными и самыми экипированными вооруженными силами в измерении, и поэтому немногие королевства или города решились бы выступить против нас с открытым забралом. Любое противодействие нам носило скорее характер тайного сопротивления типа «вонзи-им-нож-в-спину» или «перережь-им-глотку-пока-они-спят». Так как построения абсолютно бесполезны для борьбы с такого рода напастями, нам было трудно понять, зачем тратить столько времени на строевую подготовку.
   Однако сержант Лыбби явно не счел нужным посоветоваться с нами относительно содержания его программы обучения, и поэтому мы держали свои взгляды при себе, не раня тем самым его самолюбия.
   Схожим образом, когда нам объяснили, что мы должны научиться маршировать, так как это «наилучший способ переместить группу солдат из одного пункта в другой в кратчайший период времени», то опять же не дали ни малейшего шанса спросить, какой толк видит сержант, да и армия вообще, в быстрой переброске войск.
   В ходе нашей подготовки обнаружилось немало подобных нелепостей, но был один момент, против которого мы серьезно возражали. Само собой, мы по возможности старались не демонстрировать оригинальность своего мышления, но в один прекрасный день она все же привлекла всеобщее внимание, и случилось это на стрельбище.
   Армия учит нас стрелять из арбалетов… что вполне понятно, так как для сносного обучения стрельбе из большого лука требуется немалый срок, не предусмотренный при начальной подготовке. Праща – и того хуже, так как, пока научишься с ней более или менее управляться, натворишь кучу бед. Короче, этим оружием проще удавиться, чем запулить из него камень туда, куда надо. Однако даже слабаки способны за один день достичь пристойного уровня эффективности при стрельбе из арбалета, поэтому армия и избрала это оружие для ознакомления рекрутов с тонкостями стрелкового боя.
   – Как видите, при этом упражнении вы будете стрелять по мишеням, сделанным в виде человека в натуральную величину, – сказал сержант Лыбби, уже наоравшись наконец по поводу безопасной дистанции и правильного обращения с арбалетом. – Армия предпочла тренировать вас на них, а не на кругах с яблочками, так как это лучше подготовит вас, в том числе и эмоционально, стрелять из своего оружия по живому противнику. В ходе этого упражнения вы должны все время внушать себе, что чучело перед вами – это живой враг, который хочет вас убить, и вести себя соответственно. Я ясно выразился?
   – ДА, СЕРЖАНТ!!
   Группа теперь отлично усвоила нужный ответ… и потребовалось ей для этого всего несколько дней тренировки. Мы с Нунцио, само собой, не отстаем от остальных, хотя некоторые моменты предлагаемой тактики нашего обучения все же проблематичны.
   Например, идея, стоящая за применением таких мишеней, сама по себе интересна и, возможно, даже достойна восхищения, но за все годы работы в Синдикате я никогда не видывал противника, который был бы так любезен, что стоял бы перед тобой как скала, на открытом месте, выпрямившись во весь рост и расправив плечи, беря тебя на мушку. Они больше склонны скрючиться и распластаться, спрятаться за чем-нибудь и двигаться незаметно, дабы свести к минимуму твои шансы на успех. Поэтому думать, будто ты умеешь стрелять, потому что способен всаживать стрелы в соломенное чучело любой формы, кажется мне опасным проявлением излишней самоуверенности, которую никак не следовало бы поощрять. Но я пока с этим не высовывался, сделав скидку на первый раунд ознакомления новобранцев с оружием.
   Вскоре группа, выстроенная по линейке, принялась пускать стрелы по мишеням, в то время как сержант и капрал метались взад-вперед позади строя, поощряя некоторых и надрывая глотку при виде медленно усваивающих науку. Этот стиль руководства, похоже, общий для армии и Синдиката, и сводится он, попросту говоря, к убеждению, что достаточно наорать на тех, кто делает что-то не так, чтобы они тут же исправились.
   Мы с Нунцио не лезли в первую команду стреляющих, так как не сомневались в успешной сдаче данного зачета. А сосредоточились мы в основном на наблюдении за остальными членами группы, с тем чтобы вовремя помочь отстающим.
   Братья Слеппни стреляли на удивление хорошо, оба они не только попадали при каждом выстреле в цель, но и засадили своими стрелами участок площадью всего в две пяди. Однако мишени стояли достаточно близко, чтобы попасть в них даже камнем, и посему эта демонстрация меткости не произвела на меня особого впечатления. С другой стороны, сержант Лыбби, похоже, искренне был доволен их результатами.
   – Вот такое обращение с оружием мне нравится! – сказал он громко, чтобы его слышали все. – Кто научил вас так стрелять, ребята?
   – Папаша, – ухмыльнулся Шу Слеппень. – Может, вы даже слыхали о нем. Его зовут Куро Слеппень.
   – Хотя мамаша стреляет получше него, – добавил Хи Слеппень. – Ее зовут Ос Слеппень.
   С этого момента я перестал следить за разговором, потому что у меня от него заболел живот и потому что Нунцио знаком подзывал меня к себе.
   – У нас проблемы, – объявил он, но я и сам уже видел, что он обеспокоен.
   – В чем дело?
   – Это все Трутень, – сказал он, указывая на юного мага. – Он, наверное, не смог бы попасть и в стенку амбара, если б даже сам в нем находился.
   Я бросил взгляд через плечо, и как раз вовремя, потому что Трутень пустил стрелу, которая разминулась с мишенью футов на пятнадцать плюс-минус миля. Капрал тут же очутился рядом с ним и уже снабжал его советами во всю силу легких.
   – Вижу. Ну, ему, похоже, стрелять и не придется, раз он числится магом.
   – Может, и так, – пожал плечами Нунцио, – но нам полагается сегодня всем сдать норму, иначе задержится вся группа… помнишь?
   – Это может стать проблемой, – кивнул я. – А разве у него нет каких-нибудь там заклинаний или чар на этот предмет?
   Кузен завращал глазами и фыркнул, демонстрируя отвращение.
   – Шутишь? Он знает всего два заклинания, и ни одно из них ничем здесь не поможет.
   – Два заклинания? Какие именно?
   – Давай-ка посмотрим. Он знает заклинание «Развей», которое позволяет ему видеть сквозь всякие чары.
   – От этого толку мало, – признал я. – А другое?
   – «Навей», – поморщился Нунцио. – Это те же чары личины, но с дурацким названием.
   – Значит, он может всего-навсего надеть на себя личину и видеть сквозь чары, – сказал я, прокручивая все это в голове.
   – Вот именно. Ничего такого, что могло бы помочь ему сегодня сдать норматив.
   – Может, и так… а может, и нет, – задумчиво проговорил я. – Вот что я тебе скажу. Не смог бы ты как-нибудь уединиться с ним на несколько минут?
   – Нет проблем. Когда он провалит этот круг, ему придется ждать следующей очереди. Тогда и можно его увести. А что? У тебя есть какая-то идея?
   – Угу, – усмехнулся я. – Просто убеди его применить свое заклинание личины… как он там его называет? Ах да, «Навей»… чтобы вы могли поменяться местами. Ты сдашь норматив за него, поменяешься обратно, и все будет шито-крыто.
   – Не знаю, – потер подбородок Нунцио. – Капрала-то мы, может, и одурачим, но у сержанта глаз-алмаз. Он может заметить, что Трутень какой-то не такой.
   – Я возьму сержанта на себя, а ты постарайся стрелять не слишком хорошо… только чтобы сдать норматив. Уловил?
   Далее нам оставалось только ждать начала задуманной операции. Наконец капралу надоело орать на нашего юного мага, и он отправил его прочь с рубежа на «перерыв» – наверное, чтобы дать отдохнуть своим голосовым связкам.
   Пытаясь особо не привлекать к себе внимания, я слежу уголком глаза, как Нунцио кладет руку на плечо Трутня и заводит с ним серьезный такой разговор, незаметно для всех увлекая его за палатку, где хранится оружие. После томительных минут ожидания из-за палатки снова появляется Трутень, шагающий очень знакомой мне походкой вразвалочку, и я вижу, что сила разума и логики снова восторжествовала. Я дождался его выхода на линию огня для новой попытки, а затем приступил к отвлекающему маневру.
   – Ты чересчур стараешься, Осса, – сказал я довольно громко, подходя к ней, стоящей на противоположном от Трутня конце огневого рубежа, сзади.
   Меткость у Оссы, как и у Майжука, спорадическая, их выстрелы пролетают поблизости от мишени, но попадают в нее лишь изредка.
   – Слишком напряженно держишь левую руку… надо немного расслабить ее и держать оружие в согнутой руке. И на спуск тоже жми полегче. Используй только кончик пальца, а не обхватывай им спусковой крючок. Иначе придется при каждом выстреле тянуть оружие влево.
   – Вот так?
   – Да, только…
   – ЧТО ЭТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ, ЧЕРТ ПОДЕРИ??!!
   Мне следовало бы радоваться, что я правильно рассчитал точку кипения сержанта Лыбби. Вплоть до этой минуты мы с Нунцио проявляли большую осторожность, помогая другим рекрутам, и старались делать это незаметно, не подвергая сомнению его авторитет – коим он так дорожил. Я прикинул, что открытая демонстрация придется ему не по вкусу, и не ошибся. Мне следовало бы быть довольным, но, когда он устремился в мою сторону, я немедленно усомнился в мудрости своей тактики.
   – Гвидо просто дал мне несколько советов по обращению с этой штукой, сержант, – невинно промурлыкала Осса, и ее мягкие манеры свидетельствовали о твердо усвоенных уроках по части того, что Лыбби лучше не досаждать без надобности.
   – О, значит, наш Мухобой еще и спец по арбалетам, да? – прорычал сержант, наводя прицел на меня. – Думает, что умеет обучать стрельбе лучше меня или инструкторов по стрелковой подготовке, да?
   Следя за всем этим с большим вниманием, я одновременно вижу через плечо, как Нунцио в личине Трутня стреляет, выполняя его норматив… прямо под носом у капрала, которому гораздо интересней следить за сержантом и мной, чем обращать внимание на происходящее у его конца стрельбища.
   – Почему бы тебе просто не показать нам, насколько хорошо ты владеешь оружием, и.о. командира отделения Гвидо, – рявкнул Лыбби, выхватив у Оссы арбалет и сунув его мне. – Если сумеешь сдать норматив, тогда я, может, и не разжалую тебя обратно в рядовые.
   Так вот, я уже не в первый раз слышу от спецов подобные угрозы… буквально… и потому этот выпад сержанта как-то не вызвал у меня дрожи в коленках, на что он рассчитывал. Если он что у меня и породил, так это искушение намеренно промазать и таким образом снять с себя это навязанное «и.о.», которое, как я уже отмечал ранее, мне вовсе ни к чему. И все же моим профессиональным способностям был брошен вызов, да еще при чувихе, пусть даже такой, как Осса. К тому же Нунцио уже сдал норматив за Трутня, и у меня больше не было никакого стимула продолжать свой отвлекающий маневр.
   Я окинул арбалет всего лишь одним беглым взглядом, поскольку терпеть не могу стандартного оружия. Оно явно изготовлено правительственными подрядчиками и так же похоже на сделанное на заказ оружие Йоло, которым я обычно пользуюсь, как рабочая лошадь на чистокровного скакуна. Не углубляясь в размышления, я зажал стрелу в зубах, взвел арбалет, уперев приклад в живот и резко натянув обеими руками тетиву (что быстрее, чем делать то же самое, упираясь ногой в стремя), затем уронил стрелу в желоб перед натянутой тетивой и нажал на спуск.
   Нечего и удивляться, стрела с чмоканьем вонзается в правое плечо чучела.
   – Не совсем удачно, но неплохо, – со скрипом признал Лыбби. – Ты бы добился большей меткости, если б стрелял с плеча, а не с бедра. Попытка пофасонить лишь…
   К тому времени, когда он добрался в своей критике до этих высот, я опять взвел, зарядил арбалет и выпустил вторую стрелу… снова стреляя с бедра.
   Эта стрела со свистом пролетела и уткнулась почти в то же место, на расстоянии не более ширины двух пальцев от первой.
   Сержант захлопнул пасть так быстро, что слышно было, как щелкнули у него зубы (я счел это вполне нормальной реакцией), и молча наблюдал полет моей третьей стрелы, которая, попав в мишень, образовала с двумя первыми аккуратный треугольник.
   – Очень неряшливо, – пискляво фыркнул Нунцио, уже успевший сбросить личину Трутня. – Предупреждал же я тебя, точности не жди, если не научишься как следует жать на спуск!
   – Да неужели?!! – огрызнулся я, не на шутку раздраженный обидной критикой. – Давай посмотрим, стрельнешь ли ты лучше из этой штуки!
   Я кинул ему арбалет, и он поймал его одной рукой, а потом, прищурясь, оценил оковку.
   – Правительственные подрядчики, – заключил он таким тоном, будто объявил, что вляпался во что-то органическое и мерзкое. – Уж конечно, это не работа Йоло!
   – А стрелы прямые, как бильярдный кий, – сообщил я ему остальные неприятные подробности. – Но, как говорит босс, надо уметь пользоваться тем, что есть. Верно?
   Он состроил мне гримасу, а затем быстро пустил три стрелы, тоже стреляя с бедра. Я заметил, что хоть он и целился во избежание путаницы в другое плечо чучела, но в точности попадания его стрел не видно было заметного улучшения по сравнению с моей.
   – Ладно, дело в оружии… на этот раз, – признал он, отдавая арбалет обратно Оссе. – Хотя если б мы стреляли с большего расстояния, думаю, я все же…
   – Минуточку, ребята!
   Мы переключили внимание на сержанта – во-первых, потому, что тот, похоже, был чем-то расстроен, а во-вторых, по причине бесконечности этого нашего спора, которому вряд ли когда-нибудь суждено разрешиться, даже если нам не будут мешать.
   – Что это вы пытаетесь здесь выкинуть?
   – Что-то не так, сержант? – сказал Нунцио, выражая озабоченность, испытываемую нами обоими. – Два попадания из трех ведь означают сдачу норматива, верно?
   – Что-то не так? – осклабился Лыбби, показывая слишком много зубов для сохранения нашего душевного комфорта. – Подобная кучность попадания стрел означает, что вы оба превосходно владеете оружием. Так вот, поправьте меня, если я ошибаюсь, но разве вы не могли бы сфокусировать свои стрелы где угодно на мишени?
   – Ну разумеется… сержант.
   – Так почему же вы стреляли в плечо чучела, а не в голову или в грудь?
   – Это убило бы его, – брякнул я, прежде чем успел как следует подумать.
   – ВАМ И ПОЛАГАЕТСЯ УБИТЬ ЕГО! ИМЕННО В ЭТОМ И СОСТОИТ ВЕСЬ СМЫСЛ СОЛДАТСКОЙ СЛУЖБЫ!!!
   Теперь, задним числом, я понимаю, что мне следовало бы для вида согласиться с ним, но он захватил меня врасплох, и взыграли мои старые синдикатские привычки.
   – Да вы что, принимаете нас за каких-нибудь дешевых стрелков из пивнушек?! – рявкнул я ему в ответ. – Мы с Нунцио профессионалы!! Убить кого-нибудь может любой раздолбай, а вот заставить его платить за защиту или, к примеру, выбить из него нужные сведения – это нелегко, это требует умения…


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное