Роберт Асприн.

Корпорация М.И.Ф. в действии

(страница 1 из 14)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Роберт Линн Асприн
|
|  Корпорация М.И.Ф. в действии
 -------

   Что я здесь делаю?
 Любой рекрут любой армии

   – Имя?
   Так вот, в тех кругах, где я привык общаться, считается невежливым задавать вопросы вообще… и данный вопрос в частности. К несчастью, находился я далеко от дома и посему счел за лучшее ответить на этот показавшийся мне грубым вопрос.
   – Гвидо.
   – Домашний адрес?
   – Базар-на-Деве.
   – Что?
   – Базар-на… О! Э… скажем так… без определенного места жительства.
   Шут гороховый, записывавший эти сведения, сурово посмотрел на меня, прежде чем продолжить свой допрос. Я ответил ему самым наилучшим своим невинным, предельно убедительным взглядом, как вам подтвердил бы любой суд присяжных, хотя в глубине души я был более чем раздосадован на себя. Поскольку я поумнее среднего индивида, мне следовало бы помнить, что это я благодаря своим путешествиям и приключениям вместе с боссом привык к другим измерениям, а для большинства людей здесь, на Пенте, такие места, как Базар-на-Деве, совершенно неведомы и, следовательно, подозрительны. А так как я стремился быть незаметным, то первый свой ответ счел теперь не самым мудрым решением.
   – Рост и вес?
   Этот вопрос мне больше был по душе, хотя и констатировал очевидное – чего бы я там ни говорил и ни делал, быть совершенно незаметным мне не удастся никогда. Видите ли, я тот, кого вежливо называют «здоровенный детина»… или того хлеще – «громила». Впрочем, это обстоятельство мне на руку, учитывая избранную мною профессию, однако в толпе потеряться из-за него трудно. Фактически я был бы самым рослым в очереди, если б там не стоял и Нунцио, который, может, на дюйм пониже ростом, но зато чуть помассивнее.
   Я видел, что парень с вопросами и сам все это заметил, поскольку, записывая мои ответы, все время поглядывал то на него, то на меня.
   – Ближайшие родственники?
   – Полагаю, таковым будет Нунцио, вот он, – говорю я, тыкая большим пальцем в сторону своего коллеги.
   – Вы состоите в родстве?
   – Он мой кузен.
   – О…
   Какую-то секунду он, вероятно, был готов сказать еще что-то, но затем просто пожал плечами и нацарапал еще строчку в своем блокноте.
   – Приводы имеются?
   – Прошу прощения?
   – Приводы. Вас когда-либо арестовывали?
   – Ни разу не осуждался.
   За это я заработал еще один суровый взгляд.
   – Я не спрашивал, осуждались ли вы.
Я спросил, подвергались ли вы когда-нибудь аресту.
   – Ну… да. А кто ж не подвергался?
   – За что?
   – В который раз?
   – Сколько же раз вас арестовывали?
   – О, три… а может, четыре дюжины раз… но ни разу не осуждали.
   Брови у этого шутника теперь поползли кверху.
   – Вас арестовывали почти пятьдесят раз и ни разу не осудили?
   – Свидетелей нет, – ответил я, показывая ему все свои зубы.
   – Понятно, – сказал этот парень, подавая признаки нервозности, что является одним из привычных побочных эффектов моих улыбок. – Ну… давайте попробуем подойти к этому так… вы разыскиваетесь в настоящее время властями?
   – Нет.
   – Хорошо… хорошо, – кивал он, заполняя лежавший перед ним бланк. – Ладно… последний вопрос. Вам известна какая-либо причина, в силу которой вам нельзя поступить на службу в армию Поссилтума?
   В действительности я знал таких причин несколько… начиная с той, что я не хотел облачаться в тот жуткий гардероб, который полагался бы мне в качестве служивого.
   – Нет.
   – Отлично, – объявил он, толкая бланк через стол ко мне. – Будьте любезны просто расписаться вот здесь или поставить свой знак.
   – Это все? – спросил я, царапая в указанном месте свое имя.
   – Все, сержант, – улыбнулся этот шутник, беря бумажку и дуя на подпись.
   Мне пришла на ум еще одна причина не вступать в армию.
   – Все, сержант? – повторил я, стараясь не показывать своего раздражения.
   – Нет. Пройдите теперь в следующую палатку, и там вам выдадут обмундирование. А потом снова явитесь сюда, и вас включат в группу новичков для обучения.
   – Для обучения?
   Такое и впрямь ни разу не приходило в голову ни мне, ни Нунцио и может серьезно расстроить намеченный нами график. Я имею в виду, сколько же нужно обучаться убивать людей?
   – Совершенно верно… для обучения, – изрек с натянутой улыбкой сержант. – Быть солдатом – это, знаете ли, не просто носить мундир.
   Будучи ориентированным на выживание, я воздержался от рассуждений вслух о том, что может из этого вытекать. К счастью, сержант, похоже, и не ожидал никакого ответа на свое откровение, он лишь махнул рукой в сторону двери и переключил внимание на следующего несчастного.
   – Имя?
   – Нунцио.
   Так вот, те из вас, кто читал все эти книги, возможно, гадают, с чего это мы с Нунцио записываемся в армию Поссилтума, вместо того чтобы выполнять свои обычные обязанности телохранителей босса… которого вы, вероятно, называете Великим Скивом, так как не работаете у него и у вас нет причин считать его боссом.
   Ситуация эта вполне объяснима, так как действие в данной книге происходит сразу за событиями предпоследней («Корпорация М.И.Ф. – связующее звено») и одновременно с действием предыдущей («МИФОнаименования и извергения»). Добавьте сюда еще и тот факт, что это одно из дел Корпорации М.И.Ф. и, следовательно, рассказ ведется от моего лица, а не от лица босса, – и становится ясным, почему, подойдя к этой части повествования, вы, должно быть, совершенно запутались. В утешение могу вам только сказать вот что. Если даже от чтения о моей жизни при боссе голова у вас идет кругом, то представляете, каково бы вам пришлось, поживи вы ею сами месяцок-другой!
   На самом-то деле, если говорить совершенно откровенно, эта книга начинается не там, где вы со мной расстались в последний раз, а с памятного заседания, повлекшего за собой следующую цепь событий…


   Что вы имеете в виду, утверждая, будто мои персонажи до смешного странно выражаются?
 Д. Раньон

   Быть включенным в число участников военного совета и впрямь большая честь, безотносительно к тому, что это за война или кто еще удостоен этой чести. Туда допускается только самая что ни на есть элита, то есть, попросту говоря, те, кто будет подальше от настоящих боев, и на таких собраниях обычно обсуждают, какими именно частями своих вооруженных сил можно пожертвовать, как и когда это придется сделать. Поскольку те, кого требуется бросить в мясорубку, будут деморализованы известием о том, что их избрали «пушечным мясом», то их, естественно, не допускают на подобные заседания, ведь если они заранее узнают об уготованной им роли, то, по всей вероятности, предпочтут скорее рвать когти, чем дисциплинированно погибнуть по расписанию, сведя тем самым на нет многочасовое планирование обеих соперничающих сторон. Отсюда легко понять, что посещение этих скучных, но необходимых планерок не только почетно, но и существенно повышает твои шансы остаться в живых к концу драки. Гибель в бою того, кто приложил руку к выбору стратегии, есть свидетельство полного отсутствия у бедолаги способностей к планированию и ляжет на него большим несмываемым пятном, а все последующие заседания совета пройдут, понятно, без его участия.
   Однако при данных конкретных обстоятельствах включение в число участников планерки не являлось какой-то особой честью, так как все наше воинство состояло всего из пяти лиц… из шести, если считать и дракона босса. Незачем и говорить, никто из нас не был склонен считать себя попадающим в категорию «приносимых в жертву». Однако учитывая наше намерение остановить вероломную королеву, имеющую в своем распоряжении приличную армию, никто бы не дал за нашу победу и ломаного гроша… если бы, конечно, ему не предложили сверхвыгодного соотношения ставок «за» и «против».
   Да, нас было не так уж много, но я лично нисколько не сомневался в качестве наших войск.
   Тананда и Корреш – брат и сестра, команда тролля и троллины. Милейшие люди, как он, так и она, но при случае дадут фору любым пяти костоломам Синдиката. В отсутствие босса они взяли руководство экспедицией на себя… что меня вполне устраивало.
   Видите ли, мне с кузеном Нунцио куда удобней выполнять приказы, чем отдавать их. Это привычка, которую мы приобрели, работая на Синдикат, а там чем меньше знаешь о том, почему отдали тот или иной приказ, тем лучше для тебя… особенно если впоследствии придется объяснить свои действия под присягой. (Для тех из вас, кто не прочел о нашей деятельности в предыдущих книгах этой серии и посему не знаком с нашими личностями и modus operandi [1 - образ действия (лат.).], поясняю: деликатно нас можно назвать «специалистами по сбору денег»… что вполне заменяет вульгарное, но точное – «костоломы».)
   Пятым членом нашей маленькой ударной бригады являлась Маша… и если одного этого имени недостаточно, чтобы вызвать в вашем воображении соответствующий образ, то вы явно еще не встречались с данной конкретной личностью во плоти. Видите ли, Маша обладает совершенно исключительной внешностью, которую вряд ли перепутаешь с чьей-то другой, хотя ее, наверно, можно перепутать с чем-то другим… например, с динозавром, если бы названного зверя использовали в качестве передвижной выставки косметики и ювелирных изделий. Я пытаюсь сказать, что Маша очень крупная и очень колоритная особа, но для краткости избавлю вас от дальнейших сравнений. Главное же заключается в том, что у этой крупной и крутой Маши сердце даже больше, чем размер ее платья.
   Мы задерживали начало заседания в ожидании ее возвращения с Извра, куда она только что забросила босса, но теперь уже были готовы приступить к делу.
   – Так вы говорите, что, по вашему мнению, короля Родрика пришила королева Цикута? И потому Скив послал вас всех сюда?
   Это сказал Большой Джули. Нам с Нунцио никогда раньше не доводилось встречаться с данным индивидом, но мы были наслышаны о его репутации в те дни, когда он тоже работал на Синдикат, и похоже, что они с боссом старые друзья, а для нас он главный источник информации и советов в этом измерении. Более того, мы используем его виллу в качестве явочной квартиры и опорного пункта в этом деле.
   – Совершенно верно, – ответила Тананда. – Цикута всегда увлекалась завоеванием мира, а ее новый муж, похоже, не согласился с ее замыслами.
   – Учитывая, что она теперь располагает и деньгами своего королевства, и военной мощью твоей, Джули, старой армии, – вставил Корреш, – Скив пришел к выводу, что у нее может возникнуть искушение попытаться… скажем так, чуточку расширить свои владения. В общем, он попросил нас заскочить сюда и на месте посмотреть, что происходит.
   – Понятно, – кивнул Джули, задумчиво цедя вино. – По правде говоря, мне ни разу не приходило в голову, что смерть короля и правда мало похожа на случайную. Однако я немного удивлен, почему Скив сам не занялся этим. Ничего личного, но прежде он никогда не перепоручал дел другим.
   – Он занят, – отрезала Маша с решительностью заправилы казино.
   Тананда, бросив на нее взгляд, наклонилась вперед и успокаивающе положила ладонь ей на колено.
   – С ним все будет в порядке, Маша. Точно.
   Маша состроила гримасу, а затем испустила один из своих больших вздохов.
   – Знаю. Но все же я чувствовала бы себя немного лучше, если бы он разрешил кому-нибудь из нас отправиться с ним, вот и все. Я хочу сказать, ведь бродит-то он все-таки по Извру. А изверги никогда не славились гостеприимством.
   – По Извру? – нахмурился Большой Джули. – Разве тот чудик Ааз не оттуда происходит?
   – Оттуда происходит, туда и ушел, – вздохнул Корреш. – У них со Скивом вышла размолвка, и Ааз покинул команду. Скив отправился следом за ним, чтобы его вернуть… и потому разбираться с королевой Цикутой придется нам. А теперь скажи нам, Большой Джули, чего там затеяла старушка?
   – Ну, с тех пор как умер король, делалось много разного, – начал Джули. – Армия почти постоянно на марше, она, как и королевство, заметно увеличивается… понимаете мою мысль? Это вроде того, как было в прежние времена, когда армией командовал я, только в больших масштабах. Я получил открытку от одного армейца, так вот, он пишет, как после вояжа в одну зарубежную страну страна эта – хоп и стала новой частью Поссилтума.
   – Та-а-к, – задумчиво протянул тролль. – И что ты думаешь по этому поводу, сестричка? Ты здесь единственная, кто участвовал в деле, когда Скив останавливал армию Джули.
   – Не совсем. Ты забываешь, что в нем участвовал еще и Глип… и конечно же, сам Большой Джули.
   Она подмигнула этому деятелю, и тот ответил ей любезным полупоклоном. При упоминании его имени Глип, дракон босса, поднял голову и огляделся по сторонам, а потом вздохнул и снова погрузился в сон.
   – Конечно, но я тогда был на другой стороне, – сказал Большой Джули. – А знаете, сейчас мне пришло в голову, что порученная вам работа прямо-таки создана для вас.
   – Как это?
   – Ну, в прошлый раз мы были захватчиками, понимаете? Местные нас не любили, хотя и мало чем помогали организованному Скивом сопротивлению. А теперь эта армия – родная команда, и народ королевства ее наверняка поддержит.
   – Ты хочешь сказать, что жители королевства поддержат новые экспансионистские шаги королевы? – удивилась Тананда.
   – Совершенно верно, – кивнул Джули, – и если поразмыслить, это вполне разумно. Чем больше становится королевство, тем больше в нем народу, оплачивающего его расходы, и потому тем меньше становятся налоги. При снижающихся с каждым новым завоеванием налогах граждане, я уверен, пребывают в восторге от того, как идут дела. Более того, при таком оттоке рабочей силы в армию безработица в стране все время невелика, и потому заработная плата взлетела до небес.
   – Так, значит, Цикута ведет популярную войну, да? – сказала Тананда, задумчиво поджав губы. – Возможно, нам следует пойти именно таким путем. Как по-твоему, братец?
   Это последнее замечание относилось к Коррешу, который в ответ просто пожал плечами.
   – Полагаю, мы имеем достаточно для начала операции. Хотя меня что-то беспокоит в этом анализе налоговой структуры.
   Я склонен был согласиться с Коррешем, но Тананда уже увлеклась.
   – Прибереги это для финансовых воротил, – отмахнулась она. – А сейчас давай-ка лучше сосредоточимся на том, что хорошо умеем делать сами.
   – И что же это, по вашему мнению? – перебила ее Маша. – Вы уж меня извините, но нельзя ли прокрутить это еще раз помедленней для тех, кто не привык к вашей семейной манере общаться?
   – Ну, как мне представляется, наш наилучший шанс заключается в работе над тем, как сделать экспансионистскую программу Цикуты непопулярной. Я хочу сказать, ведь наша пятерка мало что может сделать для остановки армии своими силами, но если мы сумеем возбудить население, то королеве, возможно, придется пересмотреть свои планы… или по крайней мере притормозить их осуществление.
   – Мы могли бы попробовать ее убить, – предложила Маша.
   – Верно, – согласилась Тананда, – и не думай, будто я не размышляла всерьез о таком варианте. Однако вряд ли Скив, когда отправлял нас на это задание, имел в виду такой крутой исход. Так или иначе, но мне бы пока хотелось оставить этот вариант в резерве или по крайней мере до возвращения Скива. Вот когда он нас нагонит, тогда и провентилируем этот вопрос вместе с ним.
   – Ну, если вы не против, то я хотела бы попробовать еще одну возможность.
   – Какую именно, Маша?
   – Скажи-ка, Большой Джули, генерал Плохсекир по-прежнему стоит во главе армии?
   – Хью? Разумеется. Этот малый быстро все схватывает. Помнит почти все, чему я учил его по части командования армией.
   – Ну, – сказала, подымаясь на ноги, Маша. – Тогда я просто прогуляюсь и попробую найти его штаб. Когда я в последний раз была здесь, он в меня здорово втюрился. Возможно, если я опять навешу его, мне удастся на время отвлечь его от армейских дел или хотя бы поумерить его рвение на этом поприще.
   – Слушай, а это хорошая мысль, Маша, – воскликнул Корреш. – И коль речь зашла об армии, Гвидо, как по-твоему, вы с Нунцио сумеете побыть какое-то время солдатами? Я же помню, какой ты устроил шорох на магической фабрике, предложив рабочим объединиться в профсоюз, так что вполне логично избрать именно тебя для деморализации войск, это ведь всегда лучше делать изнутри.
   – Да уж, разумеется, – пожал плечами я. – Почему бы и нет?
   – С тобой все в порядке, Гвидо? – спросила Тананда, внезапно присматриваясь ко мне. – С тех пор как мы приступили к этой операции, вы с Нунцио как-то странно притихли.
   – У нас все в порядке, – быстро вмешался Нунцио. – Просто мы немного беспокоимся о боссе… как и Маша. Внедрение в армию нас вполне устраивает, если это, на ваш взгляд, поможет делу. Верно, Гвидо?
   – Я же сказал, что да, этого мало? – огрызнулся я.
   – А что вы с Коррешем будете делать, пока мы играем в солдатики? – осведомился Нунцио. Я-то понимал, что он старается отвлечь внимание собравшихся от нас с ним, но никто другой, похоже, этого не заметил… за исключением, возможно, Большого Джули, который с минуту подозрительно глядел на меня, прежде чем вернуться к разговору.
   – Мы намерены попробовать как-нибудь возмутить граждан, – пожала плечами Тананда. – Сокращение налогов – дело, конечно, хорошее, но в новых программах Цикуты обязательно должны быть какие-то раздражающие моменты. Нам надо просто раскопать их и внушить народу их непривлекательность.
   – Вам, ребята, нужен Глип или нам взять его с собой? – спросил Корреш.
   – Глип? – откликнулся дракон, снова подымая голову.
   – Э-э-э-э… почему бы вам с Танандой не взять его с собой, – быстро проговорил Нунцио. – По правде говоря, когда мы с ним в последний раз вместе работали, он заставил меня немного понервничать.
   – Кто? Глип? – удивилась Тананда, протягивая руку погладить дракона. – Нет никакого повода из-за него так нервничать. Он всего лишь большой милашка и симпатяга… не так ли, парень?
   – Глип! – подтвердил с невинным видом дракон, ластясь к Тананде.
   – Хорошо. Значит, вы не против его общества, – улыбнулся Нунцио. – Тогда решено.
   – Полагаю… – рассеянно сказал Корреш, изучая в то же время дракона. – В общем, я хотел сказать, мы можем приступать к делу. Большой Джули, ты не против, если мы будем передавать друг другу сообщения через тебя? Иначе нам будет затруднительно оставаться в курсе того, как идут дела.
   – Нет проблем, – пожал плечами отставной генерал. – По правде говоря, у вас и так будет хлопот полон рот, ни к чему еще тревожиться из-за связи. Я буду здесь.
   Попрощавшись со всеми остальными, мы с Нунцио отправились на поиски армейского вербовщика.
   Долгое время мы шли молча. Наконец Нунцио прочистил горло.
   – Ну и что ты об этом думаешь?
   – Я думаю, нам светят крупные неприятности, – процедил я сквозь сжатые зубы, – и я говорю не о связи с остальными и даже не о королеве Цикуте.
   – Понимаю, что ты имеешь в виду, – вздохнул Нунцио. – Хочешь поговорить об этом?
   – Пока нет. Хочу еще немного все обдумать. А сейчас… – я нацелил ему в бок игривый тычок, который он привычно проигнорировал, – сейчас давай займемся чем-нибудь полегче… вроде развала армии.


   Мы хотим, чтобы вы чувствовали себя как дома!
 Л. Борджа

   – Я поздравляю вас с вступлением в нашу армию. Перво-наперво вам надо усвоить следующее: мы здесь называем друг друга по имени… а мое имя – сержант… Что-то неясно? – На этом тип, обратившийся к нашей группе с такой речью, умолк и теперь просто прожигал нас взглядом. Натурально, ответа он не дождался – кому охота в таких случаях привлекать к себе внимание? Похоже, однако, сержанту нужна была совсем иная реакция.
   – Я задал вам вопрос! Думаете, я треплю языком, потому что мне нравится слушать звук собственного голоса?
   Ясно, что эта хитрость была рассчитана на то, чтобы побудить нас, новобранцев, сделать ошибку, которая еще больше разгневает сержанта, так как он задал не один, а сразу два вопроса, требующих противоположных ответов, и, значит, любой ответ обязательно окажется неверным. Другие несчастные, стоящие в одном строю со мной и Нунцио, похоже, не осознали этого и очертя голову ринулись в ловушку.
   – ДА, СЕРЖАНТ! – с энтузиазмом рявкнули они.
   – ЧТО??!! Шутить пытаетесь?
   Казалось, сержант вот-вот извергнет пену изо рта и сокрушит все вокруг. На самом деле он задал также и третий вопрос, но правильный ответ на него был выше интеллектуальных возможностей стоявших в одном строю с нами.
   – Нет… Э-э-э… Да, сержант… Э-э-э… Нет?
   Попытка выкрикнуть ответ растворилась в общем гуле голосов новобранцев, переглядывавшихся в надежде допереть, какого же ответа от них ждут.
   – ТЫ!
   Голос сержанта пресек усилия группы, и все обратили взор на одного несчастного в переднем ряду.
   – Чего на него уставился? Он что, такой неотразимый? 
   – Нет!
   – Что?
   – Э-э-э… Нет, сержант?
   – Не слышу!
   – Нет, сержант!
   – Громче! Грянь так, словно вас двое!
   – НЕТ, СЕРЖАНТ!!
   – Вот так-то лучше!
   Сержант коротко кивнул, а затем снова переключил внимание на общее построение.
   Если подумать, то эта сцена являла собой завораживающий образец групповой динамики. Сосредоточившись на одном индивиде, сержант не только позволил остальным членам группы сорваться с крючка и бросить попытки искать приемлемые ответы на его вопросы, но и преподал им наглядный урок, как это нежелательно для любого из них – оказаться вдруг выделенным из группы.
   – Меня зовут сержант Лыбби, и в последующие несколько дней я буду вашим инструктором по строевой подготовке. Так вот, я хочу, чтобы вы сразу усвоили принятые в нашей армии три способа делать что-либо: правильный, армейский и мой [2 - Обычно считается, что в армии есть три способа делать дело: правильный, неправильный и армейский.]… мы будем делать все моим способом! Все ясно?
   – ДА, СЕРЖАНТ!!
   Группа теперь сориентировалась, и ее ответный рев напоминал о своре легавых, преследующих неосторожную жертву.
   – Ладно, теперь слушайте сюда! Я буду выкликать вас по именам, а вы отвечайте громко и четко. Я хочу знать, что вы здесь, а не бродите невесть где. Понятно?
   – ДА, СЕРЖАНТ!
   – Трутень!
   – Здесь!
   – ЗДЕСЬ ЧТО?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное