Артем Тихомиров.

Крылья Судьбы

(страница 3 из 25)

скачать книгу бесплатно

   – Да у меня все нормально, – сказал я, открыв кабину. – Меня даже не задели…
   Пикси знали свое дело и не обращали на меня внимания. Зараза, вся спина как деревянная. Я снял очки, расстегнул пилотскую куртку с воротником из овчины и вылез на крыло. Спрыгнув, разогнулся. Ого, что-то там хрустит, в том месте, где обычно располагается позвоночник…
   – Здесь уже знают, что нашим врезали по морде!
   Бригадир пикси завис передо мной на уровне лица.
   – Выбирай выражение, Куал, – сказал я, стянув перчатки. – Кто кому навешал, надо еще посмотреть…
   – Но Чуонг и Щупфорт погибли, – пискнул синий малыш в рабочей одежде.
   – Да, ничего не поделаешь. Парням не повезло…
   Я поглядел на ряд пустых секторов на площадке. Пикси, которые раньше обслуживали несуществующие теперь самолеты, не знали, чем себя занять.
   Я вытащил из кармана портсигар, выудил из него тонкую черную сигару и задымил.
   – А тебе, капитан, крупно повезло, – проговорил пикси с ехидством. Я посмотрел, куда он указывает. Оказывается, у меня в фюзеляже есть дыры. Четыре отверстия подряд позади кабины, ближе к хвосту. Как раз над отсеком, где установлены аэрокристаллы.
   Я подошел и сунул палец в одну из пробоин. Крупный калибр. Куал прав. Лишись я кристаллов, каюк мне.
   Пикси облепили самолет и о чем-то спорили. Вскоре к ним присоединились те, кто остался не у дел.
   – У богов ты ходишь в везунчиках, Джуль, – заметил Куал. – Работай ты на кого-нибудь другого, с вас всех бы содрали стоимость упавшего цепеллина…
   – Вам уже все известно, да? – покривился я.
   Баньши с планшеткой подлетела к нам. Ее физиономия, напоминающая по форме мандарин, была еще более ехидной, а волосы-пакля торчали дыбом. Ох уж эти малые народцы!
   Эту баньши я раньше не видел. Задав мне пять дурацких вопросов, она поскрипела пером по бумаге и улетела.
   – Новенькая, – с пренебрежением откомментировал Куал. Мне показалось, он хотел, чтобы баньши его слышала. А он все такой же юморист, этот Куал.
   – Позаботься о моей любимой, – сказал я, погладив белокурую красавицу на фюзеляже по бедру. Одета она была весьма и весьма легко. Возможно, «Бабенка» даже мне подмигнула, да только я не заметил. Голубые глаза смотрели с одним и тем же игривым выражением, хотя чародей клятвенно уверял, что его творение способно испытывать разные эмоции.
   – Позаботимся, – ответил писки, – но ты почаще оглядывайся. А то Снифити услышит.
   О да! Моя красотка ревнючая до невозможности. Она ревнует меня ко всем подряд, но особенно бурную реакцию у нее вызывают не девицы из плоти и крови, бросающие на Джуля красноречивые взгляды, а «Бабенка». «Этот проклятый самолет тебе дороже меня!» – говорит Снифити.
Или: «Эта блондинка нарочно удерживает тебя при себе и не дает видеться со мной!» Или еще говорит: «Убери ее!» Это она про мою белокурую богиню-хранительницу.
   Снифити не права по всем пунктам. Она взбалмошная и вообще слегка сдвинутая. Насколько может быть сдвинутой влюбленная женщина.
   Самолет – мое средство для добывания денег. Небо – мое призвание. Снифити нравится думать, что ее мужчина – герой, но не нравится, что я занимаюсь своим делом так часто. Снифити назойлива, иной раз я жалею, что вздумал однажды охмурить ее. Охмурил. Теперь не знаю, куда деваться от ее родственников, которым нужно от меня только одно – деньги.
   Надо с этим что-то делать, подумал я в тысячный раз.
   Проблема состояла в том, что я не готов бросить Снифити. Она лапочка, она прелесть. Когда не ревнует.
   Словом, я наотрез отказался закрашивать блондинку на фюзеляже. В результате этого Снифити не разговаривала со мной три недели. Это рекорд. Не разговаривала и не заходила, хотя несколько раз я замечал, что за мной шпионит один из ее пятерых братьев, самый младший. Он докладывал Снифити, чем я занимаюсь и какое у меня настроение. Что бы там ни было, горевать я не собирался. Снифити вернется в независимости от того, какое выражение будет на твоей физиономии.
   Последний ее проект – это выяснить наконец, с кого была нарисована «эта белобрысая лахудра». Я отказался называть ей имя, хотел позлить. По правде говоря, блондинка на фюзеляже – лишь плод фантазии художника-чародея. Снифити, вероятно, вообще не рассматривала такой вариант. Она грозилась, что найдет, в конце концов, художника и все узнает. Я пожелал ей удачи. Тот мастер был залетным. Я даже имени его не потрудился запомнить – мне было ни к чему. Заказ выполнен, деньги заплачены – делу конец.
   Но женская натура полна загадок. Снифити до сих пор ведет поиски прохиндея, который смог бы вывести ее на предполагаемую натурщицу. И еще моя девушка всматривается на улицах во всех встречных блондинок, стремясь уловить сходство. Гуляя с ней под ручку по Центральной Улице, я теперь боюсь, что Снифити отчебучит что-нибудь эдакое. Приходится держать ухо востро…
   Я посмотрел на улыбающегося пикси. Он расхохотался. Его смех подхватили некоторые из его собратьев. Мои отношения со Снифити были предметом шуток среди технической обслуги. А ведь все могло быть иначе – не имей моя любовь привычку появляться здесь и устраивать мне разборы полетов.
   Сопровождаемый хихиканьем пикси, я направился к выходу. Странно было смотреть на пустые места. Странно идти одному после возвращения с задания. Проваленного задания, что ни говори…
   Куда теперь? В офис Старого Ворчуна. Наверняка у него найдется, что мне сказать приятного…
   Парашют и шлемофон я бросил в кабине – пусть этим занимаются пикси. В раздевалку не стал заглядывать. Если там кто-то есть, придется объяснять насчет боя, насчет эльфа и гоблина… Чтобы срезать путь, я ступил под крышу большого технического ангара. Мимо меня прошли два тролля, толкающие тележку с большими жестяными контейнерами. Громадины увлеченно обсуждали последний боксерский поединок. Профессиональные бои проводятся у нас каждую неделю. Бойцы приезжают на Огненный с соседних островов и даже из других государств. Говорят, спортивным бизнесом в Дракенфорте заправляют кобольды – за спинами официальных устроителей, конечно. Те самые кобольды, из новых выскочек, что обосновались в Дракефорте лет десять тому назад. Они и раскручивают новое доходное дело. Город не против, потому что бокс привлекает много туристов, а это значит, что казна пополняется быстрее. И это с учетом, что кобольды большую часть средств кладут себе в карман. На бокс зеваки толпами валят. Если так продолжится, Огненный станет спортивным центром всех стран Янтарного Моря.
   Здоровенный сухопутный кракен трудился над раскладкой ящиков в другом конце огромного ангара. Груз был маркирован как-то уж очень хитро, я не узнал этих значков. Может быть, внутри тары новые технические средства для аэродрома, а может, нечто, что хранить в других местах запрещено… Толстосумы, управляющие островом и городом, постоянно в поисках чего-нибудь, на чем можно заработать.
   Кракен остановился в задумчивости, не зная, куда положить новый ящик. Чудища эти, размах щупалец у которых достигает ста метров, не большого ума. Заставить их работать на себя можно только при помощи соответствующих заклинаний. Такие вот кракены заменяют тридцать троллей-грузчиков и парочку средних размеров кранов. Но покупать их приходится за тридевять земель и за большие деньги. Альвы Симиуйна, держащие монополию на сухопутных кракенов, обожают поднимать цены – аккуратно дважды в год. Даже Алмазный Концерн может себе позволить только двоих чудищ, а Кейлорская Торговая – одного, на которого я и смотрел.
   Я посмотрел на то, что соорудил кракен. Всегда одно и то же. Куча неиспользуемого места. Чудище повернулось ко мне, мигнуло громадными глазищами, похожими на две оловянные тарелки, и вернулось работе. Серо-красная туша монстра заколыхалась от напряженных интеллектуальных усилий. Все пятнадцать щупалец затрепетали. Поставив новый ящик на край, монстр немного не рассчитал. Раздался грохот. Откуда-то выскочил гном с красной бородой и стал браниться во весь голос и потрясать кулаками.
   Кракен посмотрел на него, мигнул. Гном плюнул, поглядел на меня горящими, точно угли, глазами, и вытащил из кармана амулет, при помощи которого стал набрасывать на монстра корректирующие заклинания.
   У нас все по-прежнему. Где-то лютует Мясник, а здесь кипит работа и делается бизнес.
   Я пошел дальше, чувствуя нарастающую усталость. Хорошо бы вернуться домой и, заперев все окна и двери, лечь в постель. Одному. Снифити подождет.

   Поднявшись в офис Старого Ворчуна, я постучал. Огр проревел:
   – Открыто!
   Я толкнул тяжелую деревянную плиту из дуба и ступил на ковер.
   – Ого, ты уже здесь!
   В комнате была его племянница, девушка, тайно и явно в меня влюбленная. Когда я явил свою героическую физиономию пред очами босса, Тэсса делала дядюшке массаж. Ее могучие зеленые руки так и танцевали на его огромных плечах.
   Увидев меня, огрица в малиновом платье улыбнулась. Богатырская вышла улыбка, в сорок пять зубов. Высокая, конечно, как все огры, пухлая, брюнетистая, среди своих Тэсса, должно быть, слыла красавицей. Я не разделял этого мнения. И ее томные взгляды, намеки и прикосновения мне совсем не нравились. Подозреваю, что по ночам объектом ее эротических фантазий становился исключительно я, а не какой-нибудь молодой и смазливый огр.
   – Присаживайся, Джуль, – вздохнул Старый Ворчун. Он сидел, откинувшись в своем инвалидном кресле, и смотрел в потолок. – Скоро я освобожусь.
   Я прошел к столу и опустился на стул. Огрица подмигнула мне. Я сделал вид, что я – не я.
   Знал ли дядя о том, что Тэсса тайно по мне вздыхает? Понятия не имею. Зато мне известно, что, согласно, внутрисемейному договору, Тэсса не имеет права выходить замуж до смерти Старого Ворчуна. Ее обязанность – ухаживать за ним, убираться у него в доме и вести все хозяйственные дела. Причина в том, что она младшая из детей сестры моего босса, семнадцатая по счету. Потому и тянет эту лямку. В одно лишь ей повезло. Из глухой дыры у дракона на рогах Тэсса перебралась жить в Дракенфорт, в цивилизацию. Но… молодой сочной девице нелегко исполнять условия такого договора. Мне кажется, у бедняжки просто сорвало крышу. Огры и люди обычно не западают друг на друга. Весовые категории разные. Но с племянницей босса все по-другому. Все два года моей работы здесь она не снижает накала страстей. Арсенал воздействия на меня у девочки невелик, но зато она остается верна своему идеалу. Мне, то есть.
   Я закурил и принялся разглядывать книги на полках. Книжечки там были что надо. Я имею в виду цену. Каждая по тысяче гульденов, не меньше. Отличное вложение средств и запас на «черный» день. Какой-нибудь букинист-книгочей из Чувырлы или Миючии запросто отвалит за какую-нибудь из этих книжонок приличную сумму в золоте. Наш Ворчун понимает толк в дорогих вещицах.
   Я повернул голову и наткнулся на горящий взгляд Тэссы. Так, наверное, смотрит голодная кошка на мышонка. Несмотря на то, что огрица каждый раз при встрече награждает меня вот таким «ох, какой милашка!», я до сих пор не могу привыкнуть к этому.
   Я вспотел. Оглядев стол Ворчуна, заваленный бумагами и всяким барахлом, я с трудом нашел пепельницу.
   – Как подумаю, что теперь придется раскошелиться на пять самолетов и ремонт машины Юф-Юфа, мороз по коже, – пророкотал Старый Ворчун.
   Я вздрогнул. Из недр его древнего обрюзгшего тела иной раз вырывались страшные звуки. Наш босс вообще примечательная личность. Сколько ему лет, никто не знает. Живут огры больше людей, но меньше, чем гномы или эльфы, но запас прочности у них будь здоров. Он помнит времена, когда не было самолетов, а только воздушные шары, наполненные горячим воздухом, представьте! И уже тогда он был не зеленым юнцом.
   Когда появилась авиация, Ворчун решил посвятить себя ей. Его мотало по всему миру, он ввязывался в самые дикие приключения, какие только можно себе вообразить. О нем ходят легенды одна невероятней другой. В барах, где собираются пилоты, рассказы о подвигах Ворчуна свежи настолько, будто события, в них описанные, происходили на прошлой неделе. «Лучший из асов», – сказал мне однажды о нем эльф, приехавший в Дракенфорт с другого континента. Он позавидовал мне, что я работаю под началом Ворчуна.
   Летная карьера огра закончилась десять лет назад, когда он потерял обе ноги. Транспортный самолет, который Ворчун пилотировал, попал в ловушку и был обстрелян пиратами. Машину превратили в решето, был убит один из стрелков, но разбойникам поживится не удалось. Огр вывел самолет из-под обстрела зениток и смог уйти от истребителей противника да еще сбить одного из них.
   Заказ старик выполнил, но тяжелой ценой. При посадке транспортник упал и врезался кабиной в скалу. Ворчуну размололо ноги. Спасти их не смогли даже самые опытные маги-лекари. Заказчики сделали для героя что было в их силах. Они же порекомендовали Кейлорской Торговой Компании Ворчуна в качестве отличного эксперта по летным делам. Поначалу впавший в депрессию огр отказывался, но ему дали достаточно времени подумать. В конечном итоге, Ворчун занял пост начальника Отряда Воздушного Сопровождения, где и сидит до сих пор.
   Все это я знаю со слов других. Сам огр не большой любитель копаться в своем прошлом. Сколько в этих рассказах было преувеличений, никто не знает. Ясно одно – Ворчун из тех, кто остается в истории. Мне бы так!..
   – Умничка, девочка, можешь идти, – сказал старик Тэссе и поцеловал ей руку. Девица зарделась. В огрском варианте – из зеленой стала серой.
   Ворчун, довольный, повел плечами. Седые волосы на его голове были зачесаны назад. Нос-картошка покрыт черными веснушками, на левой щеке звездообразный шрам.
   Уходя, Тэсса метнула в меня еще один взгляд – самый призывный из призывных. Оглядела мои куртку, пояс с пистолетом в кобуре, штаны, сапоги, словно выискивая кардинальные изменения в моем облике. Остановилась на волосах. Они ей особенно нравились.
   Вот я думаю – почему до сих пор Снифити не узнала, что Тэсса вздыхает по мне? И что будет, если узнает?
   Мимо меня проплыло могучее бедро, затянутое в малиновую материю. Тэсса ничего не сказала. При дяде она была неразговорчивой. Я потушил окурок сигары. Ворчун подождал, пока за племянницей закроется дверь.
   – Разве вы лично будете платить за самолеты? – спросил я. – Какая вам забота?
   – Правление мне всю плешь проело, – сказал огр, – что я, видите ли, много требую. Ремонт дорогой… Завышаю требования якобы!
   – Правда?
   – Я и так хожу по самому краю. Ниже просто нереально, – проворчал Ворчун. – Не могу же я ставить на истребители детали от деревянной телеги! А им, поди, этого и хочется! Теперь вот новые машины нужны… Проклятый Мясник! А наши парни летают на развалюхах, не мне тебе говорить. Половину их них не заставишь пересесть на более совершенные модели, это ясно. Но ведь можно внутренности сменить, подправить, раскачать, разогнать! А вот на это правление как раз не отстегнет ни одного лишнего гульдена. Сколько они из меня крови выпили, Джуль, ты не представляешь! Ты бы не отказался от кое-чего, что заставит твою «Бабенку» быть побыстрее да пошустрее?
   – Нет, конечно, – сказал я.
   – И никто бы из парней не отказался. – Огр взялся на колеса своего массивного инвалидного кресла и развернулся в сторону окна. Гавань Огненного гудела. Корабли входили и выходили. Пирс был полон самого разного народа.
   – Разве правление не знает, где мы добываем запчасти и сколько они стоят? – спросил я.
   – Знает. Каждое свое требование я снабжаю подробной сметой и аналитической запиской о ценах, – ответил Старый Ворчун. – Но правление и так все знает лучше меня. Им просто хочется поиздеваться над таким старым пнем, как я.
   Хм, издеваться над огром – опасное для здоровья занятие. Это он фигурально выражается?
   – Говорят, Компания в нынешние времена стеснена в средствах, – добавил Ворчун и фыркнул так, что звякнуло стекло в оконной раме. – Это они-то стеснены? Ни в жизнь не поверю такому бреду. Просто хотят сэкономить на спичках… – Огр развернулся ко мне. – Как думаешь, если мы составив профессиональный отчет о том, что именно техническая недооснащенность истребителей явилась одной из причин сегодняшней катастрофы, ребята подпишут его?
   – Думаю, я точно подпишу, – ответил ваш покорный слуга.
   Огр скривился.
   – Ты не очень оптимистичен.
   – Вообще, да… Не очень. Сегодня мне чуть башку не оторвали, я потерял двоих пилотов.
   – Так я об этом и говорю.
   Я кивнул. Старый Ворчун – крохобор из крохоборов. То, что он сейчас говорит о правлении, для меня большая новость. Я не знал, как реагировать. Чего огр пытается добиться? Чтобы я перестал считать его виновником нашего небогатого существования?..
   – Гномы финансируют Воздушный Патруль, там все в порядке, – сказал Ворчун, – но патрульным просто нечего делать! Пилоты от безделья маются. При этом их зарплаты, не в пример нашим, высокие да и риска минимум. А наши ребята – каждый рейс теперь как последний. Миючинцы как сидели у нас на шее, так и сидят, приберегая свои ВВС для торжественных королевских парадов!.. – Огр сжал кулаки. – Мой отряд только и воюет со всякими засранцами, а ведь даже не имеет официального статуса боевого подразделения… Мы несем потери. Для правления это лишь отметки в рапортах, а для нас!?. Вот теперь Чуонг с Щупфортом!
   – Да, – сказал я. Огр повторил многое из того, что я говорил ему раньше, требуя как-то изменить ситуацию. Чудеса да и только. Неужели старик решил пошевелить, наконец, мозгами? – Впору нам организовать собственный профсоюз и начать отстаивать свои права…
   – Вот именно! – Кулак огра чуть не обрушился на столешницу. Думаю, даже дуб бы не выдержал. Ворчун остановился зеленую ручищу. – Нам нужно надавить на правление и заставить их пойти нам на уступки!
   Я вспомнил о коллекции древностей и книгах Старого Ворчуна. Все это существует помимо счетов в гномских банках и ценных бумаг, приносящих неплохой доход. Не только огр, но даже его родственники у дракона на рогах не живут под страхом голодной смерти. Так в чем же дело? Неужели в старике взыграла совесть? Невзирая на славное авиационное прошлое, Ворчун не был замечен в альтруизме по отношению к собратьям-пилотам. Его стиль управления был твердым. Мягко стелет, да жестко спать – вот что говорят о таких типах. А тут, поглядите на доброго дедушку огра! Дошло до него, наконец, что парни, выполняющие грязную, в общем, работенку, должны получать взамен хоть какие-то послабления.
   Хотелось бы не обмануться в догадках…
   – Отчет помог бы нам! – сказал огр.
   – Похоже, вы собираетесь предъявить правлению ультиматум, – заметил я.
   Огр посмотрел на меня чуть не с презрением. Он не любил, когда ставили под сомнение его слова, а тем более, не доверяли с первого раза.
   Старый Ворчун покатился вдоль окна, пока не оказался возле стены слева от меня. В углу был небольшой бар с некоторым количеством спиртного. Огр открыл дверцу, запустил внутрь лапищу и вынул бутылку крепкого «Алого Чувырлинского». На Чувырле роскошные виноградники и тамошний продукт самый качественный во всем регионе. В одном мы с Ворчуном были схожи – я тоже любил эту марку.
   Огр подозвал меня жестом и вручил полный бокал. Себе он налил, конечно, серебряный кубок, почти в литр объемом.
   – Ультиматум? Да, ты прав, капитан. Я хочу встряхнуть этих заплесневевших мухоморов. Если правильно встряхнуть, монеты из них так и посыплются… Ну, за парней. Теперь их дом – Небеса!
   Мы выпили.
   – И нам нужно подписать бумагу? – спросил я.
   – Да.
   – А другие звенья?
   – Ну разумеется! – Огр сделал большой глоток. Подержал вино во рту, потом отправил в желудок. Его глазки загорелись. – Ты мне не веришь, Джуль?
   – Извините, но с трудом, – сказал я. – Не будем друг перед другом выкаблучиваться. Я много раз ходил к вам с подобными требованиями и предложениями. Повышение зарплаты, премиальные, новые детали для машин, магическая раскрутка. Что я слышал от вас в ответ? Нет денег! Нет денег и не будет! Потом решим! Мне некогда, не сейчас! И так далее. Память мне не изменяет?
   – Нет, – процедил огр. Его глаза стали как две узкие замочные скважины.
   – А еще к вам ходили с таким же точно просьба, ходили и писали, ребята из других звеньев, Лопар, Угрюмый, Лунатик… Некоторые тут прямо завсегдатаи! И всегда одно и то же…
   – Положим, не всегда, – проворчал старик.
   – Да, бывали исключения, – сказал я, – но правила они не меняют. Вы правы – у нас нет прав, правление считает пилотов Отряда кем-то вроде каторжников, которые должны вкалывать за миску похлебки из креветок!
   – Ну, не то что бы…
   – Теперь я слышу от вас, Ворчун, совсем другую песню! Она ласкает мне слух и обещает восстановление справедливости, но за годы карьеры пилота я стал порядочным циником. Не верится мне, что кто-то, особенно огр, может враз измениться. Обижайтесь, Ворчун, даже увольте меня, но я сказал правду. И раньше говорил!
   Я вернулся на стул и приложился к вину. Подобные стычки между нами не были редкостью в прошлом. Обычно после такой вот атаки огр принимался вопить и указывать мне на дверь. В вопросах, касающихся его личности, терпение – наислабейшая его благодетель.
   Я не собирался уходить просто так. На этот раз.
   Огр не выгнал меня. Его плечи поникли. Ворчун уставился в свой кубок и вздохнул.
   – Чтоб меня черви могильные живьем сожрали, Джуль. Ты лупишь в десятку.
   Я прислушался. Не собирается ли обвалиться здание? Не планируют ли разверзнуться хляби небесные из-за того, что Старый Ворчун признал свои ошибки?
   Здание устояло под напором яростного шквала судьбы, и хляби небесные решили подождать.
   – Я десять лет не садился за штурвал, – произнес Ворчун. Сейчас он выглядел утомленным стариком. И его устрашающая нечеловеческая внешность не могла скрыть этого. – Я превратился в студень. В ничто. По ночам мне снится, что я летаю, что у меня есть ноги. Смейся, Джуль… – Он посмотрел на меня, а потом отвернулся и стал смотреть на Гавань. Слишком мелодраматичное движение…
   Чтоб тебя, Джуль, имей уважение к сединам!
   – Тебе не понять. Ты человек. Ограм приходится хуже. Много ли ты встречал пилотов моего племени? Я имею в виду истребителей?
   – Нет.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное