Ярослав Зуев.

Будни рэкетиров или Кристина

(страница 3 из 34)

скачать книгу бесплатно

– Т-ты о-откуда про Пузыря узнал? – зашептал в ухо Валерке Армеец. Отлившая было кровь только-только нащупывала капилляры, чтобы вернуться к нему на щеки.

– Я с Пузырем на одном потоке учился. В ИнФизе. Кстати, блин, нормальный пацан. Я с ним недели две назад в городе случайно стыкнулся. Ну, то, се. Он мне: «Ты где?». Я говорю: «Там-то». А он: «А я там-то». Про Сырец базара не было. Пузырь в центре кантуется. И потом, блин, у Пузыря борцы одни, а эти рахиты сильно на студентов смахивают. И потом, Эдик, нет у Пузыря таких голимых колымаг. Не держат они шарпаков, е-мое. Пузыри люди серьезные…

– Р-раньше не мог сказать? – зашипел Армеец. Кровь, наконец, нашла путь к его лицу. Более того, вылилась на него с перебором. На щеках и скулах Эдика вспыхнули пунцовые пятна.

– О чем сказать?

– Ты что, ду-дурак? О том, что ты Пу-пузыря знаешь?

Протасов засунул в рот зубочистку.

– Ну, забыл, – Валерий невинно улыбнулся. – И потом, Армеец, ты о Пузыре не спрашивал. Бандурий сказал – стрелка, вот я, блин, и тут. Какие, твою мать, предъявы? Скажи ему, Вовчик.

– По-любому.

– Слышь, Саня, я пожалуй поеду? – сказал Андрей Атасову. – Сами справитесь, хорошо? – Дожидаться головорезов Пузыря и присутствовать на экзекуции, ожидавшей сопляков из «Гранады», не было ни малейшего желания.

– Ты куда, братан? – удивился Протасов. – Самое интересное пропустишь.

– Так я поеду?

– Езжай, типа.

* * *

Андрей заранее договорился с Кристиной, что результатов бандитской «стрелки» с повесткой дня: «Чья дойная корова сауна некоего барыги Бонасюка, господа?», она будет дожидаться в квартире Андрея на Отрадном. Летя домой на крыльях успеха, он планировал немедленно рассказать обо всем. В мигом сложившейся у него в голове заманчиво сладкой картине Кристина поджидала своего рыцаря на кровати, изогнувшись в одной из тех поз, какие сводили молодого человека с ума. Принимать такие она была великая мастерица. Но, грезы редко отвечают действительности, чем, собственно, и ценны, когда сбываются. Бандуру ждало разочарование. Кристина о результатах разборки не догадывалась, и потому, ей было не до позирования. Ничего такого ей и в голову не приходило. Влетев в квартиру, Андрей застал любовницу в старом вязаном свитере до колен и не менее старых, изрядно потертых джинсах. Воздух в кухне был прокуренным, лицо Кристины бледным, напряженным и без малейших следов косметики. Она достаточно напугалась летом, чтобы до глубины души проникнуться одной весьма незамысловатой истиной: в том месте, где гуляют шальные деньги, льется рекой не одно шампанское. Как в старом советском анекдоте: Вовочка, передай своему папе, что у нас сажают не только деревья, и не все лагеря пионерские. Можно сказать и так, что судьба кумы Анны, падение такого колосса, каким представлялся Виктор Иванович Ледовой, поездка в Крым и прочие потрясения пошли Кристине на пользу. Череда драматических событий, участником которых довелось стать зеленоглазой супруге банщика, послужила, в определенном смысле, прививкой против «болезни нового русского», внешние симптомы которой – пальцы веером, и растягивание гласных при разговоре на манер перенесшего болезнь Дауна человека, одно время проявились у нее в полной красе.

Так что, перед Андреем предстала насмерть перепуганная женщина, причем явно старше своих и без того не девичьих лет.

Все еще пребывая в эйфории от молниеносной и бескровной победы, Андрей ворвался в квартиру вихрем, и натолкнулся на Кристину, показавшуюся ему глубокой старухой. Андрей, по инерции, все же сжал любовницу в объятиях. Она нервно отстранилась.

– Андрей, мне больно! Ты мне ребра переломаешь.

– А я думал, ты в постельке, – проговорил Бандура, настроенный на другую волну. Последнее прозвучало нелепо, не к месту и не впопад.

– Какая постелька?! – Кристина резко высвободилась. – Ты что, очумел?! – заметив, как потемнело его лицо, она добавила несколько мягче:

– Ну, как там?

Естественно, имелась в виду «стрелка», и, главным образом, ее последствия для четы Бонасюков.

И вот только тут Андрею пришла мысль, которой бы появиться раньше: «Дружище, а ведь тебя бессовестно используют».

«Да нет…»

«Глазки-то разуй».

Андрей внимательно поглядел на Кристину. Первоначальное намерение рассказать ей все, как на духу, что гроза, мол, прошла стороной, бояться больше нечего и некого, выпалить все это на одном дыхании, а потом любить ее долго и неистово, испарилось мгновенно, оставив после себя накипь жестокого разочарования и желания поквитаться.

– Дела поганые, – помрачнев безо всякого притворства, сообщил Бандура, и взял паузу.

– Что? – нервно переспросила Кристина, и Андрей уловил первую каплю гадливого удовлетворения. – Что!? Ну, не молчи же ты!

– Дело дрянь, – повторил Андрей, импровизируя на ходу, и чувствуя, как становится легче, и скоро он поймает кураж. – Пузырь очень крупный авторитет. Как Виктора Ивановича не стало, так Пузырь Сырец подмял. Взял под контроль. Это не наша территория.

Кристина сжала губы.

– Если Пузырь за кого берется, то… – Бандура присвистнул, – пиши пропало, детка. Он обыкновенно добивается своего. Это все говорят. А тут дело такое, что на Васька он глаз положил. По всем понятиям Василек – его клиент.

– Что же мне делать? – проговорила Кристина, бледнея.

– У них концы в шестом управлении МВД, – подлил масла в костер Андрей. – В службе безопасности схвачено. Так что – плохие дела.

– Есть какие-то мысли? – на Кристине лица не было.

Андрей прочистил нос:

– Пока что мы вас отмазали. Чуть до стрельбы не дошло, но потом они врубили задний. Атасов на них надавил. Ты же его знаешь…

– Саша, – с благодарностью пробормотала Кристина.

– Вот так, – добавил Андрей, почувствовав укол ревности.

– Значит, все в порядке? – спросила сквозь слезы Кристина, и ее глаза сверкнули вновь обретенной надеждой. – Все нормально?…

Андрей сразу решил придавить новорожденные надежды камнем:

– Я бы не сказал, детка… я бы не сказал. Отмазали – да, но… на время… всего на пару недель. Пока они с силами не соберутся.

Кристина вытаращила глаза.

– А как соберутся – не видать вам сауны, как собственных ушей.

У Кристины сделалось такое лицо, будто ей залепили пощечину.

– Что же делать?!

– Не знаю, – он развел руками. – Сейчас Пузыря в городе нет. Вот они слабину и дали. А как появится? Не удивлюсь, что и мне с Атасовым достанется на орехи, а о Васе так даже думать страшно. – Андрей в упор поглядел на Кристину: – Кстати, Кристя, квартира ваша на Вась-Вася записана?

– На меня, – пискнула она.

Андрей взялся за голову:

– А сауна? Фирма, то есть?

– Договор о долгосрочной аренде Василек подписывал. Он директор. Моих подписей нигде нет.

– Аренда с правом выкупа? – прищурившись, спросил Бандура.

– Да, а что?

– А фирма на ком числится?

– Я же тебе говорю – Вася директор.

– А ты?

– Учредитель, – упавшим голосом призналась она.

Андрей физически ощутил волны страха, пульсарами излучаемые Кристиной, и ему стало даже весело. И нисколько ее не жаль. В конце концов, она-то ничем не рисковала. А он многим. Утром на «стрелке».

– Ну, – мрачно сказал Бандура, – кто настоящий владелец, Пузырь в два счета вычислит. Через исполком районного совета. Веришь?

Кристина верила. Без единой оговорки.

– Нужно обратиться к Правилову, – внезапно дошло до Кристины. – Я сама Олегу Петровичу позвоню. Он мне не откажет…

Андрей немного растерялся, впрочем, ненадолго:

– Ты когда у Анны в последний раз была? – поинтересовался он, озаренный внезапной догадкой.

– Ты это о чем? – посерела Кристина.

– Об Анне, детка. О твоей куме Анне, племяннице Олега Петровича.

Кристина утратила дар речи, а потом ответила глухо:

– Что с того? Ее Поришайло в психушке держит. А твой Правилов Артему Павловичу служит. Как ручная макака дрессировщику.

– Когда будешь просить помощи у Правилова, так ему и скажи, – холодно посоветовал Андрей.

– Я здесь причем?! – взвизгнула Кристина, заливаясь пунцом. – Я каким боком к их разборкам?

– Ни причем, – проговорил Бандура. – К разборкам совершенно ни причем. – Он понял, что у кумы Анны кума Кристина не была ни разу.

– Я от Правилова слышал, – доверительно продолжал Андрей, – он к Анне тайком раз в месяц ездит. Анна часто о тебе спрашивает. Так что, – Андрей собрался поставить точку, – звони Олегу, если слова подберешь. Давай, записывай номер.

– Я к ней поеду, – пообещала Кристина.

«Ага. А я вышлю бате пресловутые „Лаки Страйк“.

– Записывай номер…

Кристина окончательно сникла.

– Что же делать, Андрюша?! – спросила она в отчаянии.

Андрей покачал головой.

– Ты мне не поможешь? – из глаз Кристины покатились первые слезы.

– Сделаю, что смогу, – пообещал Андрей, прижимая ее к груди. – Все, что смогу. А много ли я смогу один – время покажет…

– А ребята?

– Ты же знаешь, какие у нас расклады. Третий месяц без копейки сидим. Протасов мог бы кое-что утрясти, со спортсменами. У Атасова в УБОПе корефан. Я тебе, кажется, рассказывал. – Он не рассказывал ничего такого, но сейчас Кристина все принимала за чистую монету, глотая, как голодный окунь наживку. – Но, посуди сама. Время такое, что на дурняк и чирей на жопе не выскочит. Я бы свои заложил, – Андрей обезоруживающе улыбнулся, – так нечего. Даже «колес» ни у кого нет, кроме Атасова. Так и те не на ходу.

– Я деньги найду, – пообещала Кристина, – сколько потребуется…

И тут, на ее беду, Андрей вспомнил о деньгах Артема Павловича, беспардонно зажиленных Кристиной летом. Как спрятала в сумочку пятнадцать тысяч «убитых енотов», так Андрей их и видел. Он тогда так страдал от разлуки, что не задумывался об ее финансовой составляющей. Два дня назад, во время их первой встречи, о тех деньгах не было сказано ни слова. К чести Андрея, он наслаждался Кристиной, и об утраченных долларах не вспоминал. Затем она попросила помощи, а он заглотил крючок. И, только теперь они всплыли, словно пузырь со дна болота.

– Кусков пять надо будет, – сказал Бандура после минуты размышлений. – По самым скромным подсчетам. У Пузыря группировка серьезная. Дай Бог, чтобы хватило.

– Сколько?! – подавилась Кристина.

– Пять штук баксов, – отрубил Андрей. – Для начала.

«Ничего себе, начало…» – у Кристины заломило виски.

– Знаешь? – сказала она с внезапным отчуждением, резанувшим Андрея, как по живому, ведь он ее все-таки любил (глупо, странно, но любил), – знаешь, Андрей? Может, нам с Васей дешевле будет крышу поменять? Если такие сложности.

Это был ответный выпад, и, к слову сказать, Кристина попала в десятку. Лицо Андрея вытянулось.

– Нет, правда!.. – заспешила Кристина, оседлав удачную мысленную волну, как серфингист крутой штормовой гребень, – Если такие проблемы, если столько денег требуется, «для начала и по самым скромным подсчетам», – тут она оскорбительно дословно скопировала слова любовника, – если так, то пожалуй, мне проще под этого самого Пузыря пойти?! Что скажешь, зайчик?

Лицо «зайчика» потемнело:

– Ты, часом, не разорилась, Правиловскую крышу оплачивая?

Как известно, бандитское прикрытие сауны было организовано Кристиной через куму Анну, и чете Бонасюков не стоило ни копейки. Разве что париться заезжали рэкетиры на дурняк. Так и то, не особенно часто.

– Или вы с толстым каждый раз после нас воду меняли и хлоркой кафель драили?

– Не называй Василия Васильевича толстым! – не сдержалась Кристина.

– А каким? Худым?

– Некрасиво попрекать человека его физическими недостатками, – сбавила тон Кристина. Ссориться она не собиралась. А, если и хотела (ну совсем чуточку), то полагала, что еще рано. – Просто, если так дорого обходится «отмазка», как ты говоришь, может, мне проще договориться с Пузырем? Сколько он захочет? Двести-триста долларов в месяц?

Андрей опешил, не зная, что сказать.

– Ты пойми, Андрюша, у меня нет такой большой суммы. И, где взять, неизвестно. В сауне ведь не печатные станки стоят… Понимаешь?… Если бы мы коноплю выращивали, и дурь продавали, тогда другое дело. Но, у нас люди купаются.

«Поразительное нахальство, – подумал Андрей и, собираясь с мыслями, потер переносицу. – Закрысила пятнадцать тонн, и ни в одном глазу. Ну и наглость».

– Наверное, я начну платить Пузырю, – сказала Кристина, подымаясь.

Андрей пожал плечами:

– Своя рука владыка, детка.

– Ты мне поможешь?

– В чем?

– Ну, договориться с Пузырем? – Кристина заломила руки. – Понимаешь? Василий Васильевич от одной подобной клички сразу в обморок свалится. Он на встречу не поедет. Я его знаю. У него гипертонический криз начнется. Или предынсультное состояние.

– Я сейчас заплачу.

– Но, не мне же ехать! – взмолилась Кристина.

– А почему бы и нет?

– Мне казалось, что я могу на тебя рассчитывать. – Кристина изобразила крайнюю степень разочарования.

– Да они меня четвертуют! – воскликнул Андрей, представив картину, в которой он шел на встречу с Пузырем после воображаемой перестрелки. «Тыже меня на погибель толкаешь…». Ему стало не по себе.

– Значит, мне самой идти?

– Ага, – Андрей угрюмо кивнул. – Иди. Тем более, что насколько я понял сегодня утром, встреча один хрен ничего не даст.

– Почему это? – напряглась Кристина.

Андрей почувствовал вдохновение, в голову пришли свежие мысли:

– Потому, детка, что у Пузыря на вашу сауну вполне определенные планы имеются. Пузырь из нее целый развлекательный комплекс задурачить хочет. С массажем, кабаком, татуировками на гениталиях и прочими приколами для мажоров. Народ двигается, а Пузырю лаве капает. Он, говорят, уже и проект в Главархитектуре пробил. – Это была ложь чистой воды, удачная, как значительная часть экспромтов.

– У него ничего не выйдет, – с мужеством отчаяния возразила Кристина. – У нас долгосрочная аренда. С правом выкупа, между прочим. У меня в райсовете связи.

– Плакали твои связи. Ты, детка, Пузыря не знаешь. Вот у кого концы – мама не горюй…

Кристина зашаталась, как пьяная. Андрей помог ей добраться к креслу, сбегал на кухню, набрав водопроводной воды в граненый «дореволюционный» стакан. Пока Кристина очухивалась, Андрей быстро переоделся, застегнув на груди наплечную кобуру.

– Ладно детка, мне двигать пора, – сказал Андрей голосом комсомольца, уходящего на гражданскую войну. Прямо, как в песне поется: Он сказал, ему на Запад, ей, в другую сторону…

– Куда? – обалдело переспросила Кристина.

– К Атасову. Будем решать, как нам из капкана вывернуться… В который ты нас, кстати, и втравила… Дело-то нешуточное.

– А я?

– Ты посиди, отдохни. Можешь даже поспать, если хочешь. Надумаешь уходить – захлопни дверь. Воровать у меня все равно нечего.

Кристина даже не обиделась.

– А как же моя сауна?!

Андрей принял откровенно похоронный вид.

– Я найду деньги! – выпалила Кристина с решимостью женщины, отправляющейся на суд Соломона. – Изыщу. Если без них никак нельзя. – В последней фразе прозвучал такой неприкрытый укор, что Андрей поспешил откреститься.

– Ты так говоришь, будто я их собираюсь присвоить. – «Еще как присвою», – Или Атасов, Протасов и Армеец, – «этим, в самом деле, ни копейки не светит». – Деньги пойдут, кому следует. В органы там, туда-сюда… Легавым. Госам разным. Мне от тебя ничего не надо.

Глядя в честные голубые глаза Андрея, Кристина потихоньку успокоилась:

– Так-таки ничего?

– Ну… – Андрей замялся.

– Иди ко мне.

Как только он опустился на кровать, ее ладошки легли ему на плечи. Не долго думая, Андрей потянул с Кристины свитер. Через голову. В ее волосах затрещали крохотные электрические разряды.

– Чертова синтетика, – рассеянно обронила Кристина.

– Ты моя самая любимая электрическая женщина, – пробормотал Андрей, и повалил ее на подушки.

* * *

Когда Кристина, ближе к вечеру, покидала квартиру Андрея, он уклонился от провожания, напирая на сильную боль в животе:

– Болит, Криська. Мрак…

– Тебе аппендикс не вырезали? – ни тени тревоги.

– Нет, а что?

– Справа внизу болит? Над самым лобком?

– Сверху и посередине.

– А… – протянула Кристина. – Значит, желудок.

– Вот-вот. С утра маковой росинки во рту не было.

– Бедненький… – она перешагнула порог. – Придумаешь что-нибудь…

Прислушиваясь к ее каблучкам, застучавшим по лестничному пролету, Андрей подумал о пропасти, что пролегла между ними противоестественно быстро.

«Побежала толстого кормить».

Бесцельно послонявшись по квартире, и посмотрев парочку забойных американских боевиков (благо, отечественные телеканалы заморское авторское право в те времена кидали через колено), Андрей отправился спать. Лежа с закрытыми глазами, он принялся думать о роли личности в истории. В случае с Андреем роль личности Вась-Вася, к примеру, представлялась негативной, деструктивной, и вообще лишней в спектакле. «Устранить быего на хрен», – подумал Бандура, и на этой ноте заснул.

Глава 3
ЮРИК ПЛАНШЕТОВ или БУДНИ ВЫМАГАТЕЛЕЙ

По прошествии нескольких дней, так и не дождавшись звонка любовницы, Андрей, скрепя сердце, взялся за вызревший в голове план. От замысла основательно тянуло гнильцой. Значительная часть Андрея категорически противилась этому плану, но, другая, не менее влиятельная, настаивала, причем настаивала властно. Как случается сплошь и рядом, победила Темная Сторона.

Замысел был таковым, что подключать к его исполнению старых друзей Андрею показалось не с руки. А, поскольку, воплощать задуманное в одиночку не представлялось возможным, Андрей обратился к Юрику Планшетову, молодому пареньку, недавно поступившему на службу к Правилову. В глазах Планшетова Андрей был ветераном, и смотрел он на него соответственно. В точности так, как сам Андрей совсем недавно глядел на Атасова, Протасова и Армейца.

Планшетов, которого головорезы Правилова окрестили Планочником, Планшетом и даже Планктоном, без колебаний согласился помочь. Андрей подробно растолковал, что надлежит сделать.

– Когда? – Планшетов и бровью не повел.

– Как только, так сразу… – Андрей решился выждать еще несколько суток, вдруг Кристина одумается да объявится. Но, только даром потратил время, которого никогда не бывает достаточно.

– Ну, все. Сама напросилась. – вздохнул Бандура, когда срок истек. – Приступаем к первому этапу. – С этими словами он спустил Планшетова с поводка. – Все, Планшет, пора!

Юрик блестяще справился с поручением, Кристина объявилась на следующий же день.

– Андрюша! – захлебывалась из трубки Кристина. – Андрюшенька!?

Андрей, спросонья, бубнил что-то невнятное.

– Ты что, спишь?! – взбеленилась она.

Негодование в голосе любовницы вывело Бандуру из себя:

– Ты что, моя мама, чтоб указывать мне, когда вставать?!

Кристина предпочла не ссориться. Не то у нее было положение, чтобы разбрасываться боевыми единицами.

– Андрюша! В сауне неприятности! Ночью какая-то сволочь половину окон выбила.

– Да ты что?!

– Ты что, смеешься?!

– С чего ты взяла?

– Я по голосу чувствую!

А я думал, у тебя труба с экраном. Как в «Чужих» у Сигурни Вивер.[6]6
  Фильм режиссера Джеймса Кэмерона, (1986), с Сигурни Вивер в роли Эллен Рипли и Майклом Бином в роли капрала Хикса


[Закрыть]

– Андрей! Мне не смешно! – в истерике завопила Кристина.

– Слушай, детка, ты так орешь, будто твоего Васька зарезали. Или квартиру сожгли. Тоже мне, неприятности. Окна вынесли…

– Сегодня стекла, а завтра и подожгут.

– Могут, – согласился Андрей. – С Пузырем шутки плохи.

– Спасибо на добром слове, Андрей.

– А чего ты хотела?

– Чтобы нас оставили в покое! – выпалила Кристина с вызовом.

– Ты волшебница? – поинтересовался Андрей. – Фея, что ли?

– Нет. – Кристина осеклась. – Ты это о чем?

– Ни о чем. Хочешь, хоти в трубочку. Мне-то какая разница?

– Не думала, что ты такой черствый!

– Да при чем здесь я?! – удивился Андрей, подумав, что Планшетов, видать, постарался на совесть. – Идет разборка. На тебя наехали. Считай свои битые стекла обыкновенным актом устрашения. Довольно невинным, как по мне. Бывает и похуже.

– Ты умеешь успокоить.

– Я не хотел тебе этого говорить, – начал Андрей, проснувшись уже достаточно, чтобы вновь импровизировать на ходу, – но, насколько я понял, у Пузыря твой домашний адрес в кармане.

Кристина на другом конце провода, то есть на Оболони, утратила дар речи.

– А значит, и телефон имеется. Как ты понимаешь, не для того, чтобы вам с Вась-Васем поздравительные телеграммы слать.

Молчание в трубке.

– Кристина?

Молчание.

– Кри-сти-на?!!

– Почему ты меня не предупредил?!

Андрей поморщился, отодвинув трубку подальше от уха.

– Не хотел пугать.

– Хорошенькое дельце! Не хотел пугать?! Что же делать?!

«Деньги собирать, и чем быстрее, тем лучше». – Пореже выходить из дому.

– А как я деньги соберу?!

– Ну, – Андрей запнулся, – возможно, наблюдение за квартирой не круглосуточное. И потом, ты можешь переехать ко мне. – Повисла долгая пауза, и Андрей понял, что она мучительно размышляет.

– А Вася?

Бандура прочистил горло.

– Да кому он нужен? Я боюсь за тебя…

– Андрюша? – Кристина тяжело задышала.

– Да, родная…

– Они могут решиться на убийство?

– Всякое может статься, – ответил Бандура уклончиво. – У тебя парадное с охраной?

Ты Оболонь с Липками[7]7
  Элитный район в историческом центре города


[Закрыть]
не перепутал?

– А хотя бы кодовый замок есть?

– Оборванные почтовые ящики и разбитые плафоны в коридорах…

– Плохие дела, Кристя.

– Я деньги соберу! – пообещала Кристина. Как показалось Андрею, на этот раз искренне. – Ты попроси ребят, чтобы начинали… Начинали хоть что-то делать…

– Уже делают, – поклялся Андрей, подумав: «Ох, не перегнуть бы палку. Как бы она со страху в милицию не побежала».

– Андрюша? Может, мне в милицию обратиться?…

– Ну, если ты себе еще хуже сделать хочешь, то валяй, обращайся.

– Деньги будут через два дня, – сказала она, и Андрей понял, что дело в шляпе.

– Двери никому не открывай. А, чуть что – немедленно звони мне.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Поделиться ссылкой на выделенное